Популярные статьи

Ситуация вокруг соглашения об иранской ядерной программе остается напряженной.  В интервью «Ядерному Контролю» член Экспертного совета ПИР-Центра, советник главы Организации по атомной энергии Ирана посол Али Асгар Солтание обрисовал свое видение международного режима нераспространения и места в нем...

По итогам второй сессии Подготовительного комитета Конференции 2020 года по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) ее председатель посол Республики Польша Адам Бугайский дал эксклюзивное интервью бюллетеню Ядерный Контроль и поделился своими взглядами на прошедшую ...

«Этичный искусственный интеллект» становится инструментом политики image

Европейский подход к ИИ

Более 30 стран и государственных объединений в той или иной форме уже определили свои национальные стратегии в области ИИ[i]. Однако у большинства

из них работа пока ведется в рамках теоретических проработок или оформления начальных организационных решений. К этой группе след...

Все Статьи

Опрос




 
Вам нравится статья?
 

Запрещение химического оружия: укрепление международной безопасности

Рохелио Пфиртер

Вопросы Безопасности # 8 (152), июль 2004

В статье генерального директора Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) рассматриваются различные аспекты деятельности Организации, современные вызовы, связанные с химическим оружием. Автор уделяет особое внимание сотрудничеству ОЗХО и химической промышленности, которое дает неплохой результат в предотвращении распространения ХО.

Применение химических веществ для того, чтобы преднамеренно отравлять, сжигать, удушать, ослеплять людей и наносить им увечья, справедливо считается действием, достойным морального осуждения. Применение химического оружия - это осуждаемый всем человечеством способ ведения военных действий. Медики считают смерть в результате отравления одной из наиболее известных болезненных форм смерти, и вследствие этого намеренное отравление традиционно находится под запретом. Впервые возможность применения смертоносных химических веществ в массовых масштабах возникла в конце XIX века - с наступлением эры промышленного химического производства. Полностью осознавая потенциальную угрозу, еще более столетия назад международное сообщество занялось поиском юридических средств в рамках между народного законодательства для обеспечения запрета на использование данного вида оружия в боевых действиях. Первый запрет на применение химического оружия на поле боя был принят до разрушительного использования отравляющего газа в качестве оружия во время Первой мировой войны, но этот запрет не был соблюден. Более миллиона солдат получили необратимые увечья в результате воздействия токсичных химикатов во время Первой мировой. Более того, этими беспощадными ядами были убиты 90 000 солдат, исповедовавших все религии мира. В течение ХХ столетия жертвами химического оружия во всем мире стали многие тысячи человек, причем нередко это были беззащитные мирные жители. В последнее время в мире возникла угроза химического терроризма, что заставило правительства разных стран использовать все имеющиеся в их распоряжении средства для полного предотвращения возможности применения данного вида оружия.

 

Одновременно готовилось более строгое и всеобъемлющее законодательство для запрещения разработки, производства, накопления, использования или передачи химического оружия в какое бы то ни было время и для какой угодно цели. Однако только в последнее десятилетие многосторонние совместные усилия по всеобщему запрещению химического оружия привели к созданию юридического инструмента - Конвенции о запрещении химического оружия, которая обеспечивает контролируемое уничтожение целой категории оружия массового уничтожения в строго определенные сроки при наличии постоянного механизма для мониторинга и предотвращения повторного появления этого страшного оружия.

Конвенция о запрещении химического оружия (КХО), которая стала международным законом 29 апреля 1997 г., среди всех, когда-либо задуманных человечеством международных соглашений является одним из наиболее комплексных и всеобъемлющих договоров по разоружению и контролю над вооружениями. Добровольное решение государства выполнять свои обязательства по данному договору является серьезным обязательством: соблюдение договора связано с постоянными усилиями и в некоторых случаях с расходованием значительных ресурсов. Государства-участники КХО сотрудничают с международными органами, проверяющими соблюдение ими договора, включая предоставление подробных первоначальных и ежегодных объявлений и проверок при полном выполнении ими обязанностей по обнаружению, проведению расследования и преследованию в судебном порядке любых нарушений запрета на химическое оружие со стороны их граждан в любой точке мира. Несмотря на то, что такая перспектива может показаться пугающей, исключительные возможности, предоставляемые КХО, привели также к беспрецедентно быстрому росту числа участников КХО - в среднем за последние семь лет действия Конвенции почти каждый месяц суверенное решение о присоединении к КХО принимало новое государство-участник. Запрет на химическое оружие может дать реальные гарантии укрепления безопасности только в том случае, если государства-участники будут в достаточной степени уверены, что все страны соблюдают запрет с равной степенью строгости и бдительности. В рамках КХО предусмотрена тщательно сплетенная и охватывающая все регионы мира правовая сеть, которая применима ко всем юридическим системам, обеспечивая при этом необходимые административные и законодательные меры для привязки запрета к национальному законодательству.

Широкое географическое представительство государств-участников Конвенции является свидетельством гибкости и надежности применения договора: 98% мировой химической промышленности находится в сфере действия договора, и более 95% населения мира находится под юрисдикцией КХО. В настоящее время Конвенция является законом, действующим на территории стран с широким спектром экономической среды - от государств-участников, в которых расположены крупные игроки сферы химической промышленности, до государств-участников с развивающимся химическим сектором экономики. В некоторых государствах-участниках инспекционные мероприятия проводятся на гораздо более высоком уровне, чем в других, - вследствие более обширной заявленной работы химической промышленности на их территории и/или в связи с их добровольными объявлениями о местах, связанных с химическим оружием, и/или о его запасах.

И наоборот, для некоторых государств-участников первая международная инспекция контроля над вооружениями, когда-либо предпринятая на их территории, проводилась только после ратификации КХО или присоединения к ней. Во всех случаях в рамках Конвенции о запрещении химического оружия действует всеобъемлющий и подробный протокол верификации, обеспечивающий справедливое и открытое применение данного механизма по всему миру. Строгий механизм верификации соблюдения Конвенции служит простой цели, которую разделяют и регулярно подтверждают все государства-участники, что особенно ярко подтверждается в Политической резолюции и Рекомендациях состоявшейся в мае 2003 г. Первой конференции по рассмотрению действия Конвенции о запрещении химического оружия: «Объявить и ликвидировать все имеющиеся запасы химического оружия не позже чем к 2012 г. и не допустить распространения или повторного появления химического оружия». Конвенция также в рамках соответствующей процедуры предусматривает систематическое решение любых вопросов, вызывающих сомнение в соблюдении договора со стороны любого из государств-участников. Государства-участники обязаны сначала предпринять все усилия для разъяснения и разрешения таких сомнений или неясных ситуаций путем взаимных консультаций. Данный процесс может включать двусторонние или многосторонние усилия по решению подобных вопросов. Это, например, вопросы взаимно согласованных инспекций или других процедур. Разрешение любых сомнений или неясных ситуаций, связанных с соблюдением договора, может быть дополнено инспекцией по запросу, в проведении которой не может отказать ни одно государство-участник и которая проводится «в любом месте, в любое время».

Надо отметить, что до сих пор ни одно государство-участник не обращалось с просьбой о проведении инспекции по запросу. После вступления КХО в силу Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) приступила к осуществлению режима контроля над соблюдением Конвенции. За последние семь лет международные инспекторы ОЗХО провели свыше 1700 инспекций на более чем 700 объектах на территории более 60 государств-участников. Примерно 60% миссий, осуществленных по всему миру, заключались в инспекции на местах объектов, связанных с химическим оружием. Это, например, места хранения, объекты по уничтожению и инактивированные производственные объекты. Остальные инспекции организуются для контроля над тем, чтобы определенные токсичные химикаты не применялись в незаконных целях, а также для проверки, соответствуют ли действительности предоставляемые государствами-участниками заявления о законности коммерческого химического промышленного производства.

Своими скоординированными коллективными действиями мы можем значительно сократить риск применения химического оружия. Тем не менее, широко распространена технология производства «самодельных» вооружений, применение которых может привести к массовым жертвам. КХО предусматривает дополнение коллективных мер по разоружению мероприятиями по обеспечению защиты гражданского населения и содействию государствам-участникам в усилении их защитного потенциала. В качестве одного из своих ключевых обязательств государства-участники обязуются предоставлять помощь и защиту любому государству-участнику, в отношении которого либо существует угроза применения химического оружия, либо оно было применено. Кроме того, государства-участники обязуются в рамках международного сотрудничества способствовать использованию химии в мирных целях. Так как со временем существующие запасы химического оружия будут полностью ликвидированы, задача предотвращения распространения химических вооружений или возобновления производства химического оружия - как государством, так и негосударственными организациями или частными лицами - приобретет большую значимость и актуальность.

КХО была тщательно продумана экспертами по всем аспектам разработки и производства токсичных химикатов для выработки принятых путем консенсуса процедур, которые способствуют выявлению любых противозаконных действий. Прогресс в химической промышленности и технологии химического производства идет все более быстрыми темпами, в результате чего любой протокол верификации быстро устаревает и становится бесполезным. КХО предусматривает механизм систематического надзора и пересмотра, обеспечивающий его постоянную эффективность: деятельность Научно  консультативного совета, а также регулярное проведение очередных конференций по рассмотрению действия Конвенции дают возможность контролировать действенность КХО и исправлять все потенциальные недостатки в механизме верификации по выявлению попыток обхода запрета на химическое оружие.

Статья II КХО предусматривает наличие механизма фильтрации, с помощью которого от законной коммерческой деятельности можно отличить запрещаемые виды деятельности, связанные с химическим оружием. Этот механизм применяется во исполнение мандата на преследование в судебном порядке и наказание за любые нарушения КХО без создания при этом помех для развития коммерческого химического производства в рамках закона. Так называемые «критерии общего назначения» четко очерчивают область действия запрета на химическое оружие, запрещая любое применение токсичных химикатов, кроме строго ограниченных случаев, на которые конкретный запрет не распространяется. Более того, предусмотрена дополнительная проверка использования токсичных химикатов - существует положение, согласно которому простое заявление о намерении разрабатывать, производить, использовать или передавать токсичные химические вещества считается действием, не нарушающим запрет на химическое оружие, если в рамках КХО подобные действия признаются законными. И кроме того, только в том случае, если будет доказано, что все виды и объемы рассматриваемых токсичных химикатов используются способом, соответствующим данным законным целям.

Наконец, по всему миру необходимо создать единую правовую сеть, с помощью которой можно было бы пресекать противозаконные действия или намерения. В КХО предложен детально проработанный комплекс административных и законодательных мер, добросовестное применение которых приведет к снижению риска распространения и применения данного вида вооружений. Усилена система мер поощрения в виде запрета на передачу некоторых химикатов государствам, не присоединившимся к Конвенции, а также в виде оказания содействия государствам-участникам со стороны ОЗХО в выполнении Конвенции. Это является серьезным стимулом для того, чтобы любое государство, рассматривающее возможность полного отказа от химического оружия путем ратификации или присоединения к КХО, осознало преимущества членства в ОЗХО и очевидные потери от неучастия в договоре. Такую «правовую сеть» еще предстоит применить в полном объеме, и это задача, которую государства-участники Конвенции и все члены ООН должны решить в кратчайшие сроки. Действенность КХО зависит от ее добросовестного и эффективного выполнения. За последние пятьдесят лет химическая промышленность стала важнейшей ключевой отраслью, которая поддерживает и стимулирует хозяйственное развитие как стран с развитой экономикой, так и стран с развивающейся экономикой.

Несомненно, четко работающая коммерческая химическая промышленность необходима для функционирования инфраструктуры любой экономики переходного периода или развивающейся экономики. Государства-участники неоднократно подчеркивали свою приверженность идее поддержки использования химической отрасли в мирных целях и считают данный аспект осуществления КХО важным фактором в обеспечении всеобщего соблюдения КХО. Без обеспечения строгого соблюдения всеобщего запрета на химическое оружие государства-участники могут быстро потерять чувство уверенности, к чему они стремились при присоединении или ратификации данного международного договора. В случае если доверие к системе гарантий, созданных в рамках режима нераспространения и контроля КХО, со временем будет снижаться, может начаться и ослабление значимости всеобщего запрета на химическое оружие и его действенности в области предотвращения повторного появления данного вида вооружений.

Полностью осознавая потенциальный риск, заложенный в неполном соблюдении Конвенции, все государства-участники Первой конференции по рассмотрению действия Конвенции приняли два Плана действий. Эти Планы направлены на достижение следующих целей:

1) обеспечение участия всех государств в КХО к десятой годовщине ее вступления в силу (то есть к 29 апреля 2007 года) и

2) обеспечение необходимых средств, а также оказание содействия всем государствам-участникам в осуществлении на практике соблюдения предусмотренного КХО режима нераспространения на национальном уровне (в соответствии со Статьей VII КХО). Цель Планов действий по обеспечению универсального характера договора и усилению мер по осуществлению КХО на национальном уровне состоит в создании потенциала всех государств по обнаружению, расследованию и преследованию в судебном порядке любых нарушений запрета на химическое оружие со стороны любой группы или отдельных лиц в любой точке мира. Тем самым становится возможным обеспечение гарантий, к которым стремятся государства-участники, а также достижение высокой степени уверенности в невозможности разработки, производства, накопления, применения или передачи другим лицам химического оружия, поскольку национальные органы власти с помощью своих собственных ресурсов и инфраструктуры смогут предотвращать угрозу применения данного вида вооружений против своего населения в будущем.

Для достижения этого «идеального состояния» - окончательного и полного химического разоружения - уже проделана большая серьезная работа. Но и в дальнейшем международное сообщество должно приложить значительные совместные усилия для достижения цели КХО в полном объеме.

В целом в течение 2003 г. и в начале 2004 г. на территории пяти государств-участников действовали одиннадцать объектов для уничтожения химического оружия. Ожидается, что в ближайшем будущем в США начнут работать еще три крупномасштабных объекта. Кроме того, планируется, что в текущем году в США начнут работать два небольших объекта, действующих на непостоянной основе и предназначенных в основном для уничтожения ограниченных количеств переработанных изделий. Объявленные глобальные запасы химического оружия составляют 70000 т и представляют собой самые смертоносные вещества, известные в мире. Часто они хранятся в снаряженных, но стареющих средствах доставки. Для сравнения можно отметить, что масса этих объявленных химических веществ равна водоизмещению атомного авианосца. Внушительной массе накопленных веществ соответствуют и огромные инвентарные запасы изделий - всего более восьми миллионов единиц, которые нужно в индивидуальном порядке обозначить, подсчитать, обезопасить, транспортировать и сделать не пригодными к использованию. Неудивительно, что из-за финансовых и оперативных трудностей случались задержки в выполнении программ уничтожения, которые осуществляются в пяти из шести государств-участников, объявивших о наличии у них химического оружия: Албании, Ливии, Российской Федерации, Соединенных Штатах Америки и еще в одном государстве-участнике. Некоторые государства-участники направили просьбы в полном соответствии с КХО о продлении соответствующих промежуточных сроков выполнения обязательств. На Восьмой Конференции государств-участников, проведенной в октябре 2003 г. в Гааге, были рассмотрены и одобрены просьбы о продлении промежуточных сроков уничтожения объявленных запасов химического оружия, хранящегося в Российской Федерации, Соединенных Штатах Америки и еще в одном государстве-участнике. В качестве пересмотренного промежуточного срока уничтожения 20% химического оружия, объявленного Российской Федерацией, была установлена дата 29 апреля 2007 г. Более того, Российская Федерация, Соедине нные Штаты Америки и еще одно государство-участник получили разрешение на продление окончательного срока уничтожения 45% их собственных запасов.

Кроме того, на Конференции было принято решение считать 31 декабря 2007 г. последним днем ликвидации 45% запасов химического оружия США. В соответствии с положениями Конвенции об окончательной ликвидации срок ликвидации 100% запасов химического оружия, хранящегося в Российской Федерации и США, ранее определенный на 29 апреля 2007 г., также был продлен. Албания и Ливия - государства-участники Конвенции, совсем недавно выступившие с заявлениями о наличии у них химического оружия, обратились с просьбами о продлении для них промежуточных сроков ликвидации соответствующих запасов химического оружия. Первоначальное рассмотрение вопроса предполагается провести на 37-м заседании Исполнительного совета, которое состоится в конце июня 2004 г. в Гааге. Таким образом, насколько известно ко времени написания этого материала, в КХО предполагается, что по меньшей мере 45% глобальных запасов химического оружия должны быть уже ликвидированы. Однако за исключением достойного подражания выполнения обязательств Индией, все другие государства-участники не выдерживают установленных сроков.

В итоге государства-участники, обладающие химическим оружием, добились уровня ликвидации объявленных химических реагентов в 12,5% и 24% объявленных боеприпасов и контейнеров. С учетом бремени, которое связано с трудностями технического, снабженческого и финансового порядка, которые приходится преодолевать государствам-участникам, обладающим химическим оружием, такие задержки понятны, хотя это не должно вызывать и не вызывает чувства самоуспокоенности или пораженчества.

В будущем Организация столкнется с потребностью в более масштабной ликвидации химического оружия. Кроме того, объемы объявленных реагентов и снаряжения также будут возрастать по мере расширения членства в Организации. Предваряя такое развитие событий, оптимизация даст возможность сохранить качество «продукта», который поставляет ОЗХО, даст уверенность в отсутствии отклонений и необратимости ликвидации химического оружия, одновременно давая возможность использовать наличные ресурсы на большем числе объектов. В связи с этим технический мониторинг, например мониторинг с помощью замкнутой телевизионной системы, выявление и устранение процедурных накладок, последующие инспекции и сокращения размеров групп инспекторов позолят высвободить ресурсы для их дополнительного использования. Укрепление мер на национальном уровне По состоянию на 17 февраля 2004 г. около 60% государств-участников применяли законодательство, предусматривающее преследование за нарушение положений КХО гражданами данной страны. Однако в действительности из числа этих стран только в некоторых выполняются все требования, предусмотренные в договоре для обеспечения эффективного применения процедуры верификации, действия механизмов нераспространения и судебного преследования. Этот разрыв в юридической сети представляет собой латентную угрозу, на которую следует немедленно реагировать, чтобы предотвратить саму возможность незаконной деятельности и создать надежный заслон вероятным злоупотреблениям.

Переговоры по КХО проходили в эпоху конфронтации сверхдержав, в связи с чем усиливались опасения относительно возможного нанесения ответного удара, который мог быть применен в качестве средства сдерживания. Количество реагентов для ведения войны с применением химического оружия, накопленное в ту эпоху, свидетельствует о наличии такого стратегического подхода. Запрещение, уничтожение и ликвидация этого «наследия» - запасов химического оружия - это ключевые цели, которые в последней четверти прошлого столетия поставили разработчики КХО. C наступлением эпохи «апокалиптического» терроризма или терроризма с использованием ОМУ, приобретение и использование химического оружия и его прекурсоров со стороны негосударственных игроков было признано намного более опасной и непосредственной угрозой для безопасности международного сообщества, чем первоначально вызывавшие страх угрозы массированного применения химического оружия на поле боя.

В настоящее время считавшиеся ранее незначительными в военном отношении количества химикатов могут оказаться безжалостно эффективными средствами уничтожения в случае их применения в местах массового скопления людей. Первое применение химического оружия в террористических целях имело место в 1995 г. в городах Мацумото и Токио. С того времени, когда «культ судного дня» - секта «Аум Синрикё» произвела и применила зарин в населенном пункте и в метро, ранив сотни людей и убив двенадцать пассажиров метро, повторения подобной атаки, к счастью, не было. Тем не менее, вызывают тревогу частые аресты и сообщения о попытках произвести либо накопить отравляющие вещества, которые могут быть использованы отдельными лицами или группами лиц в террористических целях.

Конвенция о запрещении химического оружия и ОЗХО появились до этих событий. Однако, хотя ОЗХО не задумывалась в качестве антитеррористического учреждения, КХО ясно запрещает любое применение химического оружия как физическими, так и юридическими лицами. Неукоснительное соблюдение государствами-участниками положений Конвенции о нераспространении может послужить средством контроля над материалами, использование которых вероятно в целях нападения, чтобы такие материалы не попали в руки террористов.

В то же время ОЗХО обеспечивает государствам-участникам подготовку персонала и передачу экспертных знаний, необходимых для того, чтобы противостоять таким угрозам, создать национальную инфраструктуру, способную быстро реагировать на появление признаков уязвимости той или иной страны и поддерживать возможность эффективного ответа на угрозы в случае появления необходимости в этом. Совет Безопасности ООН, приняв Резолюцию 1540 от 28 апреля 2004 г., признал полезность КХО, а также других многосторонних конвенций по контролю над вооружениями и разоружению. В качестве правовых документов, в которых содержится стремление предотвратить или ограничить доступ к оружию и средствам массового уничтожения, эти конвенции могут эффективно применяться для снижения угрозы делу нераспространения со стороны террористов.

Планы действий ОЗХО по достижению универсальности и Меры по применению на национальном уровне вместе с положениями Резолюции Совета Безопасности представляют собой новое измерение в многостороннем разоружении, которое опирается на обязательство разоружаться. В международном праве такое обязательство содержится в виде требования принятия обязательных мер всеми ответственными государствами с целью эффективной защиты своего населения. Что касается мер и механизмов, необходимых для выполнения обязательств по ликвидации оружия массового уничтожения, то они постоянно развивались: от стратегических расчетов с нулевой суммой времен холодной войны (в эту деятельность была вовлечена небольшая группа государств, обладавших химическим оружием) и до безусловного обязательства, которое должны соблюдать все государства.

Эта эволюция отражает реалистический и своевременный ответ на угрозу коварного удара, подвергнуться которому может любое государство и в любое время. Технология и материалы, необходимые для планирования и осуществления химического нападения, все еще более доступны, чем составляющие для разработки самодельного устройства с использованием радиологических или биологических материалов. И только осознание существующего риска и постоянная бдительность со стороны всех государств могут обеспечить адекватные гарантии выявления случаев незаконной деятельности и ликвидации малейших возможностей проведения такой деятельности. Меры по защите гражданского населения и меры по нераспространению должны быть скоординированы на международном уровне с учетом широкой распространенности угрозы терроризма. Ни одно государство не сможет в одиночку эффективно воспрепятствовать осуществлению подобных преступлений. КХО представляет собой выдающееся достижение в многостороннем разоружении, и особая ценность Конвенции заключается в ее способности адаптироваться к новым угрозам, бросающим вызов ее сути и целям. КХО - это мощное средство эффективного воспрепятствования доступу государств и террористов к таким опасным видам оружия, как химическое.

  • О БЮЛЛЕТЕНЕ

Бюллетень выходит ежемесячно (кроме января и августа). В бюллетене публикуются комментарии российских экспертов, посвященные проблемам распространения ОМУ, терроризма с использованием оружия массового уничтожения, экспортного контроля, ядерной энергетики, военно-технического сотрудничества, глобальной безопасности. Мнение авторов бюллетеня может не совпадать с мнением ПИР-Центра. Все права на публикацию данного бюллетеня и информации, в нем содержащейся, принадлежат ПИР-Центру. Полное или частичное воспроизведение данного бюллетеня возможно только с письменного согласия ПИР-Центра. Выпуск издания осуществляется при поддержке Фонда Плаушер.

Рохелио Пфиртер - генеральный директор Организации по запрещению химического оружия.


Выходные данные cтатьи:

Вопросы Безопасности # 8 (152), июль 2004

Обсуждение

 
 
loading