Популярные статьи

По данным Международного энергетического агентства (МЭА), наибольшая доля потребления ископаемого топлива в мире приходится на электроэнергетический сектор и теплоэнергетику. По оценкам МЭА, эти сектора в 2013 г. были ответственны за 42% объемов эмиссии парниковых газов, связанных с использованием и...

Ситуация вокруг соглашения об иранской ядерной программе остается напряженной.  В интервью «Ядерному Контролю» член Экспертного совета ПИР-Центра, советник главы Организации по атомной энергии Ирана посол Али Асгар Солтание обрисовал свое видение международного режима нераспространения и места в нем...

По итогам второй сессии Подготовительного комитета Конференции 2020 года по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) ее председатель посол Республики Польша Адам Бугайский дал эксклюзивное интервью бюллетеню Ядерный Контроль и поделился своими взглядами на прошедшую ...

Все Статьи

Опрос




 
Вам нравится статья?
 

«Наш новый подход к гарантиям демонстрирует, что Иран решительно настроен на сотрудничество с МАГАТЭ»

Али Асгар Солтанийе

Ситуацию вокруг иранского ядерного досье можно охарактеризовать как устойчиво острую. 9 июня 2010 г. Совет Безопасности ООН принял четвертую по счету резолюцию в отношении Тегерана. Она предполагает введение новых санкций в связи с отказом Исламской Республики Иран (ИРИ) прекратить работы по обогащению урана. Нарушает ли иранская ядерная программа международные резолюции? Носит ли она исключительно мирный характер?

Постоянный представитель Ирана при Международном агентстве по атомной энергии (МАГАТЭ) Али Асгар Солтанийе отвечает на наши вопросы[1].

ИНДЕКС БЕЗОПАСНОСТИ: Какие меры следует предпринять, чтобы восстановить доверие между Ираном и международным сообществом в области иранской ядерной программы?

СОЛТАНИЙЕ: Чтобы укреплять доверие, обе стороны должны четко понимать причины его отсутствия. Это позволит реализовать меры, направленные на улучшение ситуации в будущем. Со своей стороны, Иран уже предпринял значительные шаги в сторону разрешения противоречий.

Иран остается активным участником Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Мы целиком и полностью сотрудничаем с МАГАТЭ, несмотря на резолюции Совета Безопасности ООН о введении санкций. Западные страны втянули в обсуждение иранской ядерной программы Совет Безопасности. Этот вопрос должен рассматриваться исключительно в Вене. Факты показывают, что Иран стремится разрешить проблемы и противоречия.

Что сделала другая сторона? Абсолютно ничего. Они работают на разрушение доверия путем принятия резолюций и обсуждения данного вопроса в Нью-Йорке. Во время конференции по рассмотрению действия ДНЯО мы занимались поиском взаимоприемлемого решения. Другие государства продолжали разговоры о резолюциях. Это доказывает, что США и ряд европейских стран стремятся разрушить конструктивную атмосферу диалога. Именно так сейчас обстоят дела. Это достойно глубокого сожаления.

ИНДЕКС БЕЗОПАСНОСТИ: Какова основная цель заключения трехстороннего соглашения между Ираном, Турцией и Бразилией?

СОЛТАНИЙЕ: Данное соглашение четко демонстрирует готовность Ирана к сотрудничеству. Обычно формат подобных соглашений предполагает, что страны-поставщики ядерного топлива сначала получают предоплату, а затем отправляют материалы на дообогащение. Иран готов передать топливо уже сейчас. Этот факт подтверждает нашу добрую политическую волю.

Иран действительно стремится к налаживанию переговорного процесса. Мы благодарны Бразилии и Турции за предпринятые усилия. Эти страны хотят показать всему миру, что Иран имеет право на мирное использование ядерной энергии. Бразилия и Турция обратились к Ирану с предложением о сотрудничестве, и мы на это предложение согласились. Мы не видим никакой необходимости в отправке ядерного топлива для дообогащения за границу, но Иран готов пойти на это, чтобы продемонстрировать конструктивный подход.

ИНДЕКС БЕЗОПАСНОСТИ: Как бы Вы оценили современное состояние отношений между Ираном и МАГАТЭ?

СОЛТАНИЙЕ: В целом у нас продолжается полное сотрудничество с МАГАТЭ. Недавно в должность вступил новый генеральный директор данной организации. Первый сделанный им отчет был неуместным. Документ представлял собой обзор прошедших событий, в нем содержалось много критики. В подобном походе не было никакой необходимости.

Мы надеемся, что следующий отчет будет уже более сбалансированным. Мы прилагаем все усилия для работы в конструктивном ключе. Даже после того, как Иран начал обогащение урана до уровня 20%, мы продолжали проводить встречи со специалистами МАГАТЭ. Наш новый подход к гарантиям демонстрирует, что Иран решительно настроен на сотрудничество с МАГАТЭ, чтобы обеспечить постановку всей ядерной деятельности под наблюдение этой организации.

ИНДЕКС БЕЗОПАСНОСТИ: Каковы перспективы отношений Ирана и МАГАТЭ? Какие цели ставит перед собой Иран?

СОЛТАНИЙЕ: Перспектива очень четкая. Курс на сотрудничество с МАГАТЭ будет продолжен. Мы ожидаем от нового генерального директора агентства немедленной реализации рабочего плана, который был согласован между Ираном и МАГАТЭ. В соответствии с данным документом МАГАТЭ должно объявить о получении регулярного и эффективного доступа к ядерным объектам Ирана и положить конец политическому обсуждению данного вопроса на международной арене. Если это произойдет, то в сотрудничестве Ирана и МАГАТЭ будет открыта новая страница.

ИНДЕКС БЕЗОПАСНОСТИ: Иранская программа по обогащению урана развивается очень быстро. В чем причины подобной спешки? Как бы Вы прокомментировали возможность объявления Ираном моратория на производство высокообогащенного урана?

СОЛТАНИЙЕ: Мы не собираемся производить высокообогащенный уран даже для тегеранского научно-исследовательского реактора. Уровень обогащения урана составляет 20%. По классификации МАГАТЭ вещества с обогащением до 20% не считаются высокообогащенными.

Данный уровень обогащения необходим для тегеранского научно-исследовательского реактора. Низкая степень обогащения – для атомной электростанции в Бушере. Программа обогащения будет продолжена, так как нет никакой уверенности в гарантированных поставках ядерного топлива извне. На сегодняшний день не существует ни одного юридического механизма, который бы на сто процентов гарантировал поставки ядерных материалов.

ИНДЕКС БЕЗОПАСНОСТИ: Иран увязывает свою позицию по предложению о создании на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия, с позицией Израиля по вопросу о присоединении к ДНЯО. Видит ли Иран какие-либо другие пути реализации идеи о безъядерном Ближнем Востоке?

СОЛТАНИЙЕ: Мы поддерживаем идею о создании зоны, свободной от ядерного оружия. В долгосрочной перспективе Иран хотел бы, чтобы это была зона, свободная от любого оружия массового поражения. Однако пока следует сконцентрироваться на ядерном оружии, и мы поддерживаем такой подход. Единственный способ воплотить эту идею - добиться присоединения Израиля к ДНЯО. Международное сообщество хорошо понимает, что мы крайне разочарованы ситуацией, при которой Израиль имеет ядерное оружие и не является членом ДНЯО. Все 116 стран Движения неприсоединения осудили создание Израилем ядерного оружия. Они ожидают от Израиля немедленного вступления в ДНЯО и постановки всей ядерной деятельности, объектов и материалов под систему гарантий МАГАТЭ. Израилю следует дать максимум два года на присоединение к ДНЯО. Это должно быть сделано до начала работы следующего подготовительного комитета конференции по рассмотрению действия ДНЯО.

ИНДЕКС БЕЗОПАСНОСТИ: В своих интервью Вы часто говорите о новой иранской политике полной прозрачности. Как в дальнейшем будет развиваться эта политика? Какие шаги предпримет Иран?

СОЛТАНИЙЕ: Для начала следует определить, что такое прозрачность. Согласованного на международном уровне определения понятия прозрачность не существует. Например, если сказать, что России недостаетпрозрачности, что это означает на практике? Обязана ли Россия открыть нараспашку двери каждого здания в стране перед международными инспекторами, чтобы считаться прозрачной? Предполагает ли политика прозрачности, что должен быть проверен каждый квадратный сантиметр ее территории? В чем состоитпрозрачность?

Если такая страна, как Иран, полностью привержена принципу прозрачности, международные инспекторы могут провести проверку в любое время суток в соответствии с соглашением о всеобъемлющих гарантиях. Я считаю, что это настоящая прозрачность.

Мы соблюдаем все требования ДНЯО, и именно это является критерием оценки прозрачности. Еслипрозрачность измеряется с данной точки зрения, то Иран полностью поддерживает эту политику.

 

Примечание


[1] Предлагаемое интервью было взято у Али Асгар Солтанийе корреспондентом Индекса Безопасности Еленой Гелескул в ходе VIII конференции по рассмотрению действия ДНЯО, проходившей  с 3 по 28 мая 2010 г. в Нью-Йорке.

«Наш новый подход к гарантиям демонстрирует, что Иран решительно настроен на сотрудничество с МАГАТЭ» (полный текст)


Выходные данные cтатьи:

ИНДЕКС БЕЗОПАСНОСТИ № 3 (94), 2010

Обсуждение

 
 
loading