Популярные статьи

Ситуация вокруг соглашения об иранской ядерной программе остается напряженной.  В интервью «Ядерному Контролю» член Экспертного совета ПИР-Центра, советник главы Организации по атомной энергии Ирана посол Али Асгар Солтание обрисовал свое видение международного режима нераспространения и места в нем...

3 сентября 2017 г. КНДР провела свое шестое ядерное испытание. О том, с какой целью могут проводиться ядерные испытания, в интервью «Ядерному Контролю» рассказал член Совета ПИР-Центра, начальник 12 Главного управления министерства обороны России (1992–1997 гг.) генерал-полковник Евгений Маслин.

– З...

Ноль. Согласно Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) этой цифре должно равняться количество ракет наземного базирования с дальностью от 500 до 5500 км. Будучи подписанным СССР и США в 1987 году, договор стал многосторонним из-за распада Советского Союза, и в него входят так...

Все Статьи

Опрос




 
Вам нравится статья?
 

Авторы

  • Место работы : Генеральный директор, Group-IB
Все эксперты

«Общество не совсем верит в реальность высокотехнологичных правонарушений»

Илья Сачков

Илья Сачков — генеральный директор и основатель компании «Group-IB», член Экспертного совета ПИР-Центра — выступил на круглом столе «Высокотехнологичная преступность: новые вызовы для общества, государства и бизнеса», проведенном на площадке Комитета гражданских инициатив, и рассказал о масштабах финансовых киберпреступлений: по данным компании, годовой оборот высокотехнологичной преступности в России и СНГ оценивается более чем в 3 трлн рублей.

«Пульс Кибермира» публикует полный текст выступления эксперта. Другие материалы круглого стола выйдут в следующем номере журнала «Индекс Безопасности».


Постараюсь очень кратко рассказать о трендах развития высокотехнологичной преступности, которые мы видим на территории Российской Федерации, потому что часть нашей работы в Group IB — это экспертно-криминалистическая деятельность по сопровождению особо сложных и резонансных уголовных дел против компьютерной преступности. Важно понимать, кто стоит по ту сторону закона, как они работают, и сделать так, чтобы закон их мог наказать.

Самая большая проблема компьютерной преступности состоит в том, что общество в целом не совсем понимает, о чем идет речь, и не совсем верит в реальность высокотехнологичных правонарушений. Потрясающий пример: у нас есть список зараженных вредоносным ПО бухгалтерских компьютеров различных российских юридических лиц с указанием похищенных у них денежных средств. В их числе управление делами президента Российской Федерации, Тройка Венчур Кэпитал и многие другие серьезные организации.

Говоря о компьютерной преступности, важно понимать, что общество знает лишь о верхушке айсберга. Возьмем пример кардинга — воровства денег с кредитных карточек — это несложное и очень популярное преступление. Преступники пользуются специализированными магазинами, в которых продаются дампы кредитных карточек — копии магнитной полосы и PIN-код, то есть то, что необходимо, чтобы снимать деньги с карточки. Набор дампов стоит порядка 10 долл. В одном магазине продается около 5 млн валидных кредитных карточек. Принято думать, что теневой интернет — это что-то очень технически сложное, но на самом деле — ничего подобного. У таких магазинов очень удобный интерфейс, они мало чем отличаются от обычных интернет-магазинов кроме товара. Когда правоохранительные органы видят подобные сайты в интернете, они пытаются их блокировать.

Проблема в том, что, закрывая что-то в интернете без понимания существующих тенденций и того, как с ними бороться, правоохранители просто запускают гонку вооружений. Ведь люди, которые создают кардинговые магазины, из-за того, что закрыли их веб-сайт, ликвидировали домен, который стоит 20 долл., не расстроятся и не скажут: «Пора, наверное, отходить от дел». Напротив, они станут умнее, хитрее, будут использовать новые средства анонимного доступа. Так, кстати, произошло с торговлей наркотикам. Изначально сайты, на которых их продавали, находились в обычных доменных зонах, а продавцов было достаточно легко идентифицировать. После принятия закона о блокировке эти сайты начали тысячами закрывать, а наркоторговцы ушли в теневой интернет. Проблема никуда не делась, но преступники стали изобретательнее, и теперь есть случаи (ФСКН, естественно, в курсе), когда наркотики заказывают с доставкой на дом через Почту России

Полный текст



Выходные данные cтатьи:

Электронный журнал "Пульс Кибермира". Выпуск № 6 (18), ноябрь-декабрь 2015 г.

loading