Популярные статьи

Международному центру по обогащению урана (МЦОУ) исполнилось 10 лет. Генеральный директор МЦОУ Глеб Ефремов в эксклюзивном интервью Ядерному Контролю рассказывает основателю и советнику ПИР-Центра Владимиру Орлову о достижениях Центра и планах на будущее.

- Какие, на Ваш взгляд, можно подвести основ...

Томский государственный университет давно зарекомендовал себя в российских и международных кругах как «кузница кадров» в области нераспространения ядерного оружия, причем кузница качественная и авторитетная. Поэтому особенно отрадно, что, напряду с подготовкой молодых специалистов в данной сфере, ТГ...

В первые годы после окончания холодной войны Россия не уделяла должного внимания тому факту, что американское ядерное оружие (ЯО) расположено на территории государств, не обладающих ядерным оружием (НЯОГ), так как пыталась выстроить партнерские отношения с США и НАТО. Лишь в последние пять – шесть л...

Все Статьи

Опрос



 
Вам нравится статья?
 

Авторы

  • Должность : Председатель Совета ПИР-Центра
  • Место работы : ПИР-Центр
  • Должность : Советник директора
  • Место работы : ПИР-Центр
  • Должность : Консультант
  • Место работы : ПИР-Центр
  • Место работы : Преподаватель, кафедра общей физики, Московский физико-технический институт
  • Место работы : Независимый эксперт
  • Место работы : Приглашенный преподаватель магистратуры «Нераспространение ОМУ» в МГИМО МИД РФ
Все эксперты

Рекомендации ПИР-Центра по укреплению международного режима ядерного нераспространения в 2016–2020 гг.

Обзорная конференция ДНЯО 2015 г., завершившаяся без принятия Заклю- чительного документа, ярко продемонстрировала основные вызовы, стоящие перед режимом ядерного нераспространения. В целом, их можно подразделить на четыре основные категории:

Во‑первых, сохраняющиеся сложности с выполнением и универсализацией договора. Существование неофициальных ядерных государств стало нормой международной политики, а призывы к универсализации договора все больше воспринимаются как ритуал. Это ведет к де-факто признанию ядерного статуса государств вне ДНЯО и может стимулировать неядерные государства к созданию ядерного оружия.

Во‑вторых, нарушение стратегической стабильности, вызванное действиями ряда государств, направленными на установление или сохранение своего преимущества в стратегических сферах. Данные вызовы не только представляют угрозу национальной безопасности ядерных государств, но и тем самым делают невозможным переговоры о дальнейшем ядерном разоружении, что ведет к усилению противоречий внутри ДНЯО.

В‑третьих, снижение эффективности механизмов многосторонней дипломатии и принятия решений с учетом интересов всех сторон, вызванное неготовностью отдельных стран договариваться в рамках процедур, основанных на консенсусе. Отказ от поисков компромисса привел к многолетнему блокированию работы Конференции по разоружению, а в недавнем прошлом и к отсутствию Заключительного документа ОК ДНЯО 2015 г. В результате важные многосторонние инициативы остаются нереализованными.

В‑четвертых, отсутствие прогресса по созданию ЗСОМУ на Ближнем Востоке, обусловленное сохраняющимися региональными противоречиями. В связи с увязкой вопроса зоны и бессрочного продления ДНЯО в 1995 г. ближневосточный вопрос приобрел значение, выходящее за границы региона, и оказывает значительное влияние на ход обзорного процесса ДНЯО. В рамках обзорного цикла ДНЯО 2016–2020 гг. международному сообществу предстоит выработать ответы на обозначенные вызовы.

Полный текст


Выходные данные cтатьи:

Индекс Безопасности, №1 (116), Весна-лето 2016 г.

Обсуждение

 
 
loading