Популярные статьи

Регулирование гражданской ответственности за ядерный ущерб — серьезный и чрезвычайно актуальный вопрос. Фукусимская трагедия 2011 г., на возмещение ущерба от которой уже затрачено 52 млн долл. США, в полной мере продемонстрировала необходимость создания в этой сфере единого правового режима, при кот...

По мнению Председателя Совета ПИР-Центра Евгения Бужинского, в прошлом начальника Международно-договорного управления Министерства обороны РФ, состоявшийся в начале июля в Варшаве саммит НАТО стал важным рубежом, зафиксировавшим новую военно-политическую реальность: Россия превратилась в основного в...

Насколько обоснованы страхи потери мирного космоса, опасен ли уже сегодня космический мусор, что является оружием в космосе, перспективы соперничества и сотрудничества в космосе, подходы России к отношениям с другими комическими игроками — эти и другие вопросы обсудил директор программы ПИР-Центра «...

Все Статьи

Опрос



 

Авторы

  • Должность : Вице-президент по взаимодействию с заинтересованными сторонами в Восточной Европе и Центральной Азии
  • Место работы : Корпорация Интернета по присвоению имен и номеров (ICANN)
Все эксперты

«Что удалось сделать по проекту IANA, может сработать и в других ситуациях, связанных с международной политикой и международной безопасностью»

Михаил Якушев

Вице-президент ICANN по по взаимодействию с заинтересованными сторонами в Восточной Европе и Центральной Азии Михаил Якушев рассказал о промежуточных результатах процесса передачи ответственного управления функциями IANA и будущей структуре глобального управления Интернетом. 

 

Как Вы оцениваете промежуточный итог работы по передаче координирующей роли в исполнении функций IANA на данный момент, в преддверии окончания контракта между ICANN и NTIA?  

Вы задаёте мне этот вопрос сегодня, 2 сентября, и пока мы до конца не уверены в том, что проект IANA Transition произойдёт в том формате и в те сроки, о которых была достигнута договорённость. Мы не знаем, завершится ли вся работа, которая была начата в марте 2014 года, тем результатом, которого мы все ожидали и ради которого обсуждали различные варианты. Оценивать можно то, что было сделано и то, как было сделано. То, что было сделано, является компромиссным решением, недостатки которого, тем не менее, некоторые люди с удовольствием подчеркивают. Да и будут подчеркивать. Разумеется, чем больше людей, тем больше мнений. Есть те, кто не удовлетворён якобы значительной непредсказуемостью выбранной модели - им хотелось чего-то другого, например, приблизить модель к межправительственной организации. Есть вопросы у тех, кто предпочёл бы какую-то иную юрисдикцию для той организации, которую мы сейчас знаем как Public Technical Identifiers (PTI), и так далее. 

Я наблюдал этот проект уже изнутри ICANN, но в то же время оценивал его как эксперт задолго до того, как стал сотрудником Корпорации. В итоге достигнут неплохой результат. Самое главное — он обеспечивает некую историческую преемственность того, как управление глобальными идентификаторами Интернета было построено много десятилетий назад и как это работает сейчас. Конечно, о предлагаемой модели мы всегда будем думать, что она не вечна и что её быстро могут подправить, но в то же время она сможет существовать десятилетиями. 

Структура новой организации, состоящая из параметров протоколов и номеров портов Интернета, доменных имен и ресурсов нумерации, представляется наиболее эффективной для осуществления функций, которые и так осуществлялись, однако теперь все будет решаться в непосредственном контакте с теми, кого мы называем стейкхолдерами. Это и Региональные регистратуры Интернет (РРИ), это и объединения, связанные с доменной индустрией интернет-пространства — внутри ICANN такая связь была для многих не так неочевидна. Было бы правильнее говорить о большей эффективности предлагаемой модели. 

Наконец, вопрос, связанный с отказом американского правительства от какого-либо контроля — пусть этот контроль и был достаточно условным — всё-таки означает очень большой геополитический шаг вперёд, что требует серьёзного изучения с точки зрения международного права. Возможно, открывается достаточно интересная перспектива заключения международного соглашения, которое бы легитимизовало уже заявленные изменения. 

Хочу отметить, что в процессе обсуждения была продемонстрирована высочайшая эффективность модели заинтересованных сторон, которая позволила сделать это решение таким, каким мы его видим (ответ на вопрос как?). Это был не быстрый процесс, это было сложно, заинтересованные стороны долго дискутировали, но все получилось, и это означает, что мультистейкхолдерная модель работает. То, что удалось сделать по проекту IANA, может получиться во многих других ситуациях, связанных с международной политикой и международной безопасностью, поэтому я очень оптимистично смотрю на этот процесс.  

Как Вы оцениваете участие представителей сообщества из государств Восточной Европы и Центральной Азии в подготовке, в дискуссиях вокруг передачи функций IANA? 

Здесь я уже был бы менее оптимистичен. Бóльшую часть работы по подготовке документов, необходимых для IANA Stewardship Transition, готовили представители Европы и англоговорящих стран за пределами Европы — таких, как США, Канада, Австралия, меньше представители Латинской Америки и других континентов, включая регион Восточной Европы и Центральной Азии. Это связано с многими факторами, которые вполне объяснимы - в том числе, к сожалению, и с нехваткой экспертов, которым эта тема была бы не только интересна, но и которые могли бы принять участие в дискуссиях. Мы должны извлечь для себя определенные выводы и более активно подходить к привлечению наших соотечественников, представителей экспертного сообщества стран региона к такого рода проектам, потому что они: а) интересные и б) полезные и, с) если представители сообщества или страны не принимают участия в обсуждении изменений, они теряют моральное право на вопрос „почему случилось так, как случилось‟ – именно потому что это делали без вас. Это, к сожалению, именно тот урок, который нужно здесь вынести.  

Некоторым представителям сообщества кажется принципиальным упущением и недоработкой новой организационной схемы, созданной для пост-переходной IANA, тот факт, что все вновь создаваемые юридические лица остаются в юрисдикции США. Например, в проекте договора о выполнении функций имен для PTI прямо записано, что все стороны договора остаются в американской юрисдикции — и, например, всё оборудование, которое используется для управления корневой зоной DNS в рамках договора, находится на территории США. То же самое относится и к структуре Постоянного комитета потребителей (Customer Standing Committee, CSC), и к многостороннему процессу проверки исполнения функций IANA (IANA Function Review, IFR). Насколько оправданы тревоги и опасения насчет того, что пока участники процесса ограничены американской юрисдикцией, о глобализации и интернационализации управления уникальными идентификаторами всерьез говорить не приходится? 

У меня на этот счёт есть три мысли, они напрямую не связаны с политикой ICANN, потому что эти вопросы решаются не внутри ICANN, а обсуждаются заинтересованными сообществами. Я могу скорее озвучить свои соображения в личном экспертном качестве. Первое: необходимо определить, в чем проблема, и есть ли она вообще. До сих пор я ни разу не видел официальных документов и заявлений от представителей сообщества, в которых бы четко указывалось, в чём именно вопрос юрисдикции «постпереходной конструкции» PTI может являться проблемой. В этой связи затруднительно формулировать поиск решений для проблемы, которая не сформулирована и внятно не обозначена.  

Второе. Насколько известно, вопросы о юрисдикции структур, осуществляющих управление глобальными идентификаторами Интернета, периодически высказывали представители российского государства. Но представители государства — это же не всё сообщество, это представители лишь одной из групп заинтересованных сторон, каждая из которых имеет свою позицию. В целом же вопрос юрисдикции PTI не является частью тех проблем, которые волнуют российское интернет-сообщество в контексте IANA Transition. Российская Федерация, как и другие страны, представленные в Правительственном консультационном комитете (GAC), поддержали предложенный план IANA Transition. Соответственно, не совсем понятно, что именно тут обсуждать в данный момент. 

Третье. Видимо, правильнее вернуться и к вопросу о том, какие цели могут решаться переносом юрисдикции в принципе. Например, многие страны – включая Российскую Федерацию - хранят в юрисдикции США значительную часть своих валютных резервов. Это означает, что, несмотря на все внешнеполитические «повороты», степень доверия к американской юрисдикции у руководства РФ достаточно высока, и это нормально. Или ещё один пример. В какой юрисдикции находятся ООН — ключевая межправительственная организация — её основная штаб-квартира (Секретариат) и площадка, на которой ведутся международные переговоры и принимаются ключевые решения по международным вопросам (Генассамблея и Совет безопасности)? Предложения по переносу штаб-квартиры ООН в другую страну перестали обсуждаться еще в 1960-х годах. Все понимают, что несмотря на «нью-йоркскую» юрисдикцию, на глобальном уровне ООН работает нормально, и никто не акцентирует внимания на вопросах юрисдикции. Возвращаясь к вопросу о юрисдикции PTI и других структур, создаваемых в рамках реализации плана IANA Transition, стоит еще раз подчеркнуть, что пока проблема явно не обозначена как требующая срочного политического решения, нет особого смысла спекулировать на этот счет. Тем более, что в указанных рамках проблема обсуждалась и продолжает обсуждаться.  

Насколько полон процесс IANA Transition с учетом того, что пока не принято окончательное решение по поводу передачи функций технического менеджера корневой зоны DNS? Успешен ли выбранный вариант действий, подразумевающий перезаключение контракта на исполнение функций технического менеджера корневой зоны между Verisign и ICANN (вместо NTIA)? 

Главным критерием оценки принятых решений служит тот факт, что всё работает нормально. Исходя из этого, выработанное на данный момент решение достаточно удачно. Если есть какой-то накопленный негатив заинтересованных сторон, который бы потребовал постановки вопроса о немедленной замене технического менеджера и создания процедур, по которым это бы произошло, то думаю, это бы было сделано. Здесь нет никаких «священных коров». Суть работы ICANN основана на принципах многостороннего управления, причём это делается не сотрудниками ICANN, а глобальным сообществом. Если такого рода вопросы будут поставлены, и сообщество предпочтёт их решать как можно быстрее, то совершенно очевидно, что это будет сделано исходя из пожеланий сообщества. Это не то, что ни в коем случае нельзя изменять и корректировать.

Версия для печати


Выходные данные cтатьи:

Пульс Кибермира, Номер № 3 (21), Сентябрь 2016 г.

Обсуждение

 
 
loading