Популярные статьи

Современную систему гарантий МАГАТЭ можно охарактеризовать как международную систему контроля выполнения государствами своих обязательств по мирному использованию ядерной энергии. С момента ее установления в 1961 г. система находится в развитии, отвечая на вызовы времени и ожидания государств. В 199...

По данным Международного энергетического агентства (МЭА), наибольшая доля потребления ископаемого топлива в мире приходится на электроэнергетический сектор и теплоэнергетику. По оценкам МЭА, эти сектора в 2013 г. были ответственны за 42% объемов эмиссии парниковых газов, связанных с использованием и...

Киберпространство быстро становится сферой соперничества между великими державами, что ставит перед международным сообществом вопросы о характере кибервойны, взаимоотношения ядерного оружия и кибероружия и возможности киберсдерживания. В интервью для Ядерного Контроля сэр Дэвид Оманд, приглашенный п...

Все Статьи

Опрос




 
Вам нравится статья?
 

"Если главной угрозой считать обмен ядерными ударами, российско-американские отношения вряд ли будут первоочередным источником риска"

Паоло Котта-Рамусино

4 марта 2017 г. в Москве прошла встреча с профессором Паоло Котта-Рамусино, Генеральным секретарем Пагуошского движения ученых, одной из старейших и ведущих международных научных организаций в области проблем безопасности, разоружения и научного сотрудничества. По итогам встречи Российский Пагуошский комитет при Президиуме Российской академии наук подготовил интервью с профессором Котта-Рамусино. Ядерный Контроль публикует перевод сокращенной версии интервью, полная версия на английском языке доступна на официальном сайте Российского Пагуошского комитета.

 

– Как вы оцениваете кризис в российско-американских отношениях относительно других вызовов и угроз, с которыми сегодня сталкивается мир? С точки зрения России, основной линией в международных отношениях по-прежнему остается линия взаимоотношений между Москвой и Вашингтоном. Однако, подчас кажется, что наиболее важными вопросами в международных отношениях сегодня являются вопросы, связанные с Индией, Пакистаном, Сирией и Ливией. Итак, на какое место по уровню важности вы поместили бы сегодня российско-американские отношения? Остались ли они по-прежнему на центральном месте международной повестки дня, или на фоне других проблем они стали выглядеть менее актуальными?

Я не готов сказать, что российско-американские отношения отодвинулись на второй план. Разумеется, они по-прежнему являются важным сегментом международной повестки дня, однако, сегодня в международных отношениях существуют более актуальные вопросы. Если главной угрозой считать обмен ядерными ударами, российско-американские отношения или конфликт интересов между данными государствами вряд ли будут здесь первоочередными источниками риска. Сегодня мы обсуждали ядерные риски в странах Южной Азии. Мы также можем говорить об опасной ситуации на Корейском полуострове. Я думаю, что в политике могут случаться совершенно неожиданные вещи. Вы, конечно, помните, что произошло между Россией и Турцией, когда российский самолет был атакован турецкой стороной. На тот момент это могло бы означать, что у России есть законное право принять ответные меры в отношении Турции, что в свою очередь, могло спровоцировать конфликт между Россией и НАТО. Я думаю, что описанные мной события не произошли вследствие осознания высокого уровня ответственности со стороны России. Риск распространения ядерного оружия в странах Ближнего Востока также является серьезной проблемой. На сегодняшний момент Израиль является единственной страной на Ближнем Востоке, обладающей ядерным оружием. Но надолго ли это? К сожалению, политика Израиля объективно играет негативную роль с точки зрения ядерного распространения.

– Следующий вопрос связан с соглашением по иранской ядерной программе. Россия в целом приветствовала его подписание, но в то же время мы постоянно слышим о том, что новая администрация США настроена отрицательно в отношении политики Ирана и может нарушить существующее соглашение. Как вы считаете, насколько реальны попытки администрации Трампа выйти из соглашения с Ираном?

Прежде всего, я хотел бы отметить положительную и эффективную роль России во время обсуждения иранского ядерного соглашения. Мы ценим это. Нам кажется, что помощь России оказалась особенно важной для заключения Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Я также считаю, что принятие СВПД было серьезной политической ставкой для нынешнего руководства Ирана. В случае, если иранские власти не получат соответствующие преимущества в доступе к международному бизнесу, торговле и обмену денежных средств, столь необходимых для нынешнего умеренного руководства Ирана, тогда соглашение может вернуться «бумерангом». Надеемся, что этого не случится. Я считаю, что сохранение этого соглашения в целостности является ключевой задачей. И мы бы также хотели внести свой вклад в сохранение договоренностей. Мы убеждены, что и российская сторона может внести свой эффективный и положительный вклад. Мы хотели бы проработать этот вопрос внутри Соединенных Штатов, и надеемся также провести консультации с представителями нынешней администрации США для более точного понимания текущего положения вещей.

– Пагуошское движение ученых также занимается продвижением мирных инициатив в Афганистане. Каким образом, по вашему мнению, действия России и стран Центральной Азии могут содействовать стабилизации ситуации в Афганистане?

Россия и страны Центральной Азии могут помочь в достижении мирных инициатив Пагуошского движения ученых, участвуя в мероприятиях по расширению научного и международного сотрудничества, а также выдвигая собственные предложения. Я думаю, что Россия особенно заинтересована в разрешении конфликта в Афганистане. Китай также проявляет интерес к урегулированию этой проблемы. Вопрос, вызывающий особую озабоченность – это вопрос о радикальных группировках типа ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация). Такие группы могут проникнуть в страны Центральной Азии, а также в Китай, и, в особенности, в Индию и Пакистан, что представляет угрозу региональной безопасности. Более того, не стоит также забывать и о ядерной угрозе. По сути, распространение деятельности радикальных и террористических группировок в упомянутом регионе, в частности, в такие страны, как Индия и Пакистан, может спровоцировать военные столкновения между Дели и Исламабадом. Оба этих государства обладают ядерным оружием. Возвращаясь к обсуждению проблемы Афганистана, я хотел бы сказать, что нам необходимо избежать повторения сирийского сценария в этой стране (когда значительную часть территории возьмет под контроль ИГИЛ), который может дестабилизировать ситуацию в регионе. Глубокий гуманитарный кризис в целом регионе может спровоцировать намного худшую ситуацию, чем то, что сейчас происходит в Сирии. Мы можем столкнуться с огромным количеством беженцев, что в результате серьезно повлияет на жизни и тех, кто находится за пределами данного региона. Если есть место, которое с точки зрения глобальной стабильности представляет угрозу, то это именно Южная Азия.

 

Вопросы – Александр Никитин, интервью подготовили Наталья Самойловская, Екатерина Шанченко, Диана Новикова


Выходные данные cтатьи:

Ядерный Контроль, Выпуск #3 (485), Апрель 2017

Обсуждение

 
 
loading