Популярные статьи

Насколько обоснованы страхи потери мирного космоса, опасен ли уже сегодня космический мусор, что является оружием в космосе, перспективы соперничества и сотрудничества в космосе, подходы России к отношениям с другими комическими игроками — эти и другие вопросы обсудил директор программы ПИР-Центра «...

В условиях трансформации глобальной системы безопасности на карте мира появляется все большее количество так называемых «серых зон», т.е. квазигосударственных образований, претендующих на обретение независимости, суверенитета и международного признания de jure. Поэтому неизбежно напрашивается вопрос...

3 сентября 2017 г. КНДР провела свое шестое ядерное испытание. О том, с какой целью могут проводиться ядерные испытания, в интервью «Ядерному Контролю» рассказал член Совета ПИР-Центра, начальник 12 Главного управления министерства обороны России (1992–1997 гг.) генерал-полковник Евгений Маслин.

– З...

Все Статьи

Опрос



 
Вам нравится статья?
 

«Если Россия захочет принять участие в гонке вооружений, США хорошо к ней подготовлены»

Мэтью Крёниг

В конце апреля 2017 г. Пентагон официально приступил к подготовке нового Обзора ядерной политики США (Nuclear Posture Review), определяющего структуру и задачи ядерного арсенала страны. Бюджетное управление Конгресса оценило затраты на модернизацию ядерных сил США в 400 миллиардов долларов до 2026 г. В интервью Ядерному Контролю профессор Джорджтаунского университета Мэтью Крёниг рассказал о вызовах модернизации и возможности ядерного конфликта между Россией и США.

 

Также читайте по теме интервью научного сотрудника Института Кеннана Центра Вудро Вильсона Майкла Кофмана «Россия опережает США в модернизации ядерных арсеналов».

 

На Ваш взгляд, текущая модернизация ядерных арсеналов США может ограничиться существующими видами вооружений или в ходе нее вооруженные силы должны получить новые возможности?

– Я думаю, что некоторые виды оружия, которые находились на вооружении США раньше, или планировались в годы холодной войны, в современной обстановке пришлись бы кстати, особенно если учесть, что Россия ими обладает. Так, например, крылатые ракеты морского базирования с ядерными боеголовками находились на вооружении США до 2010 года, а затем были списаны. Но в российском арсенале крылатые ракеты морского базирования, которые могут нести ядерный заряд, до сих пор есть, поэтому я считаю, что для США было бы разумным вернуть что-то подобное в свой арсенал.

В период холодной войны США также разрабатывали крылатые ракеты с ядерной боеголовкой – тактические ракеты малого радиуса действия – доставляемые при помощи тактической авиации. Я думаю, что данный вид вооружений также мог бы вернуться в арсенал США.

Но если в ходе модернизации вооруженные силы одной страны получат новые возможности, это приведет к новой гонке вооружений?

– Я не считаю, что это приведет к гонке вооружений. Во-первых, Россия уже владеет некоторыми из этих систем. Я думаю, что она не будет рассматривать подобные действия как провокацию. И на мой взгляд, ни одна из сторон не захочет выступать в гонку вооружений.

Во-вторых, я, как американец, считаю, что даже если Россия захочет принять участие в подобной гонке, США, благодаря размеру своей экономики и другим факторам, хорошо к ней подготовлены. В тоже время, готовность Москвы начать гонку вооружений непременно вызовет обеспокоенность на Западе. Она будет воспринята как сигнал того, что, возможно, у России действительно есть агрессивные намерения, и ей необходимо превосходство в вооружениях, чтобы эти намерения осуществить. Я думаю, международные отношения таковы, что иногда, как это ни печально, странам приходится идти на гонку вооружений, чтобы избежать возможного конфликта.

– Прорывные технологии усложняют ситуацию?

– Я считаю, что они действительно все усложняют. Некоторые люди обеспокоены тем, что новые технологии могут сделать невозможным нанесение ответного ядерного удара, таким образом подрывая стабильность, и я думаю, что это резонный вопрос. Но меня больше всего беспокоит вопрос о том, могут ли эти технологии быть скомбинированы таким образом, что это приведет к революции в области применения военной техники и внезапно резко изменит устоявшийся баланс сил.

Например, до Второй мировой войны использовались танки, применялась авиация, но только немцы сумели скомбинировать их таким образом, что получили решающее преимущество на поле боя. Сегодня очень много новых технологий с возможным военным применением: автономные системы, гиперзвуковое оружие, кибероружие. И страна, которая первой объединит их, получит решающее преимущество на поле боя. Я опасаюсь, что если это будут не Соединенные Штаты, то противник может получить преимущество, которое станет дестабилизирующим фактором, даже если оно напрямую не будет влиять на ядерные силы.

Из этой ситуации есть два выхода. Первый – новые переговоры по контролю над вооружениями, и, на мой взгляд, этот вариант является наиболее предпочтительным. Однако, этого непросто добиться. В случае, если этот вариант не реализуется, США следует сосредоточиться на том, чтобы не допустить, чтобы наши противники заметно опередили нас в использовании этих технологий.

– Считаете ли Вы возможной ситуацию, в которой возникнет реальная угроза ядерного конфликта между Россией и США?

– Ядерная война – очень маловероятное событие, поэтому, на мой взгляд, возможность применения ядерного оружия является невысокой. Тем не менее, я считаю, что сегодня эта вероятность выше, чем лет шесть назад. Сегодня мы можем обсуждать сценарии применения ядерного оружия, которые шесть лет назад даже не могли себе представить.  

Я считаю, что большинству людей, и даже большинству экспертов не стоит беспокоиться на данный счет. Но людям, занимающимся военным планированием и стратегиями в области безопасности, по крайней мере в США и странах НАТО, стоит уделять этому внимание.

– Каков самый опасный сценарий российско-американского конфликта, связанный с ядерным оружием?

– Наибольшие опасения у меня вызывает возможность начала конфликта в Восточной Европе, подобного тому, что происходит на Украине, но напрямую затрагивающего одного из членов НАТО. В случае такого развития событий, ставки для США были бы намного выше, потому что дело касалось бы не только отдельно взятой страны, но и надежности международных обязательств Соединенных Штатов. В этом случае президенту США пришлось бы начать военные действия, а в ответ на военные действия на российской границе, особенно если Россия почувствует, что может проиграть эту войну, я бы понял желание президента Путина применить ядерное оружие, чтобы избежать поражения.

Реакцию США на ограниченный ядерный удар сложно предугадать. Я полагаю, что кто-то на Западе в такой ситуации предпочел бы пойти на попятную, а кто-то – нанести ответный удар ядерным оружием. А в случае, если состоится обмен ядерными ударами, возникнет классический вопрос времен холодной войны: возможен ли ограниченный ядерный конфликт или он продолжит расширяться и выйдет из-под контроля?  Вот такого варианта развития событий я опасаюсь больше всего. Я не думаю, что он вероятен, но как минимум здесь есть что обсуждать.

– Считаете ли Вы, что президенты России и США должны уделять особое внимание этим вопросам?

– Я думаю, что они должны быть в курсе происходящего. Хотя, конечно, у них есть много других дел. У меня есть ощущение, что президент Путин следит за этой темой, он участвовал в военных учениях с ядерной составляющей. И Трамп часто говорил о ядерном оружии в ходе своей предвыборной кампании. У него, конечно, нет такого опыта в этой сфере, как у Путина, но это направление, за которым ему стоит следить. 


Выходные данные cтатьи:

Ядерный Контроль, выпуск № 5 (487), Июнь 2017

Обсуждение

 
 
loading