Популярные статьи

По данным Международного энергетического агентства (МЭА), наибольшая доля потребления ископаемого топлива в мире приходится на электроэнергетический сектор и теплоэнергетику. По оценкам МЭА, эти сектора в 2013 г. были ответственны за 42% объемов эмиссии парниковых газов, связанных с использованием и...

Ситуация вокруг соглашения об иранской ядерной программе остается напряженной.  В интервью «Ядерному Контролю» член Экспертного совета ПИР-Центра, советник главы Организации по атомной энергии Ирана посол Али Асгар Солтание обрисовал свое видение международного режима нераспространения и места в нем...

По итогам второй сессии Подготовительного комитета Конференции 2020 года по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) ее председатель посол Республики Польша Адам Бугайский дал эксклюзивное интервью бюллетеню Ядерный Контроль и поделился своими взглядами на прошедшую ...

Все Статьи

Опрос




 

Авторы

  • Должность : Научный сотрудник
  • Место работы : Одесский центр по вопросам нераспространения
  • Должность : Консультант
  • Место работы : Comprehensive Nuclear-Test-Ban Treaty Organization
  • Место работы : Советник генерального директора, Государственная корпорация по атомной энергии Росатом
Все эксперты

О роли МЦОУ в контексте многосторонних подходов к ЯТЦ. Блиц-интервью с российскими и зарубежными экспертами. Часть 2

Какова роль МЦОУ в контексте многосторонних подходов к ядерному топливному циклу? Будет ли интерес к МЦОУ расти со временем или страны-новички в области атомной энергии будут стремиться к национальным обогатительным программам, как в свое время принял решение Иран?

 

Владимир Кучинов, советник генерального директора ГК «Росатом»:

МЦОУ своим образованием и практическими действиями демонстрирует жизненность концепции многосторонних подходов в обеспечении стран-участниц Центра услугами по обогащению урана на недискриминационной и взаимовыгодной основе. Это избавляет страны-участницы, в которых нет установок по обогащению урана от весьма затратного их создания, а также снимает вопросы, связанные с потенциальной опасностью распространения чувствительных, с точки зрения распространения ядерного оружия, технологий. В этой связи, как представляется, странам-новичкам есть смысл присоединяться к МЦОУ. Реализация стремления создать национальные мощности по обогащению урана, как показывает современная история, связаны с существенными технологическими сложностями, весьма затратны и могут вызвать осложнения в отношениях таких стран с международным сообществом.

 

Валерий Бычков, независимый эксперт, сотрудник департамента гарантий МАГАТЭ (1981-1985, 1987-2007):

Дело в том, что идея создания как международных центров, подобных МЦОУ, так и банков низкообогащённого урана, подобных банку в Казахстане, выдвинута именно для того, чтобы «страны-новички» не стремились к национальным обогатительным программам. Эта идея имеет своей целью укрепление режима нераспространения ядерного оружия. Установка по обогащению урана является чувствительной установкой ядерного топливного цикла (ЯТЦ) с точки зрения возможностей для производства ядерного оружия. Приобретя такую установку для целей обогащения урана на уровне 3-5% по изотопу 235, необходимого для изготовления топлива для реакторов АЭС, страна может использовать эту установку и для производства высокообогащённого урана, пригодного для создания ядерного оружия. Задача международного сообщества состоит в том, чтобы уменьшить риски, связанные с этим сценарием распространения ядерного оружия.

Рассмотрим эту проблему на примере Ирана. Иран является членом ДНЯО и имеет полноохватное соглашение о гарантиях с МАГАТЭ. В рамках ДНЯО и в рамках гарантийного соглашения с МАГАТЭ, Иран взял обязательство использовать ядерную энергию только в мирных целях. Он также имеет обязательство декларировать МАГАТЭ всю свою мирную ядерную деятельность в рамках гарантийного соглашения. Здесь ключевым является термин: мирная ядерная деятельность, - другой деятельности у Ирана не должно быть согласно его обязательствам. Если же МАГАТЭ обнаруживает в стране незаявленную ядерную деятельность, то эта деятельность, соответственно, может считаться немирной по определению. В Иране незаявленная деятельность включала строительство подземных заводов по обогащению урана. Факт строительства подземных заводов указывал на секретный характер программы, то есть на стремление скрыть её от МАГАТЭ и от международного сообщества. Объяснение Ирана состояло в том, что он развивает мирную ядерную энергетику на основе атомных электростанций, и для обеспечения устойчивого развития ему необходимы гарантированные поставки ядерного топлива. Учитывая недружественное отношение к нему отдельных государств, а также имеющийся в прошлом факт бомбардировки Израилем ядерного объекта в Ираке, было решено развивать свой собственный ядерный топливный цикл и обезопасить его ключевые объекты от бомбардировки с воздуха. Это объяснение Ирана не было принято международным сообществом прежде всего из-за нарушения Ираном обязательств по соглашению с МАГАТЭ, а также из-за существования и других признаков возможного движения Ирана к обладанию ядерным оружием (например, строительство ядерного реактора мощностью 40 мегаватт на тяжёлой воде).

Тем не менее, такая аргументация была принята во внимание, и цель создания международных центров по обогащению урана и банков ядерного топлива состоит в обеспечении гарантированных поставок ядерного топлива всем странам, выполняющим свои обязательства по мирному использованию ядерной энергии. Обеспечение гарантированных поставок освобождает от необходимости создавать национальные обогатительные программы. Такие поставки должны быть экономически целесообразными, то есть цена топлива должна быть приемлемой для страны получателя. То есть международный центр не должен быть монополистом по производству топлива.

 

Александр Чебан, научный сотрудник Одесского центра по вопросам нераспространения:

МЦОУ играет положительную роль в укреплении режима нераспространения, но, как представляется, эта роль все равно будет оставаться довольно ограниченной. Многие развитые страны, формально не обладая ядерным оружием, имеют настолько развитую ядерную промышленность, что в случае принятия соответствующего решения могут довольно быстро создать ядерное оружие. По-видимому, Иран тоже близко подошел к этому ядерному порогу. Поэтому сохранение в режиме ядерного нераспространения таких стран, как Иран или Япония, например, больше зависит от доброй воли этих государств, а не от их участия или неучастия в МЦОУ.

МЦОУ могли бы более эффективно предотвращать риски распространения на ранних этапах развития ядерных программ, особенно это касается стран-новичков в ядерной энергетике. Как представляется, эти страны не будут делать упор на национальные обогатительные программы, потому что интерес к ядерному оружию среди неядерных стран невысок, по крайней мере пока. До недавних пор Иран был единственной неядерной страной, которая по-видимому, всерьез рассматривала вероятность получения ядерного оружия, но после подписания ядерного соглашения и Иран, скорее всего, уже не стремится к ядерному статусу (опять же, по крайней мере, пока).

 

Тарик Рауф, координатор МАГАТЭ по вопросам, касающихся многосторонних подходов к ядерному топливному циклу, гарантийного запаса низкообогащенного урана под управлением МАГАТЭ в Ангарске, Банка низкообогащенного урана под управлением МАГАТЭ в Казахстане, а также гарантий в отношении поставок ядерного топлива (2003-2012):

Роль МЦОУ в контексте многосторонних подходов к ядерному топливному циклу (ЯТЦ) или его интернационализации (МПЯО) заключается в том, чтобы предоставлять гарантии поставок услуг ЯТЦ государствам-участникам, тем самым исключив необходимость создания новых национальных предприятий по обогащению урана и/или производству плутония. Эти две технологии – обогащение и переработка [отработавшего ядерного топлива] – могут быть также использованы для производства оружейного делящегося материала, что способствует возможному распространению ядерного оружия. Анализ и отчеты МАГАТЭ показывают, что потребность в ядерном топливе, которую испытывают как нынешние, так и новые потребители, можно лучше всего удовлетворить через международный коммерческий рынок в сочетании с системой гарантий в отношении поставок ядерного топлива при подключении МАГАТЭ. МЦОУ как таковой был первым многосторонним механизмом в области ЯТЦ с 2007 года, за которым последовали гарантийный запас низкообогащенного урана в Ангарске (2010), гарантии в отношении поставок ядерного топлива со стороны Великобритании (2011) и, наконец, Банк НОУ в Казахстане, который еще находится в процессе создания. По условиям Совместного всеобъемлющего плана действий, согласованного в июле 2015 года между Ираном и Евросоюзом, Великобританией, Германией, Францией (Евротройка), а также Китаем, Россией и США (+3), иранский обогатительный комплекс в Фордо перепрофилируется в международный центр по исследованию обогащения, а комплекс в Натанзе работает на значительно сниженных мощностях под строжайшими гарантиями МАГАТЭ. Политика Объединенных Арабских Эмиратов заключается в том, чтобы закупать топливо для АЭС исключительно на рынке без собственной программы по обогащению урана. Другие новички, такие как Турция, будут полагаться на ядерное топливо, поставленное производителем их атомной электростанции (Российская Федерация). Вышел крайне тревожный материал о том, что Саудовская Аравия стремится создать национальную программу по обогащению урана при поддержке Соединенных Штатов Америки. Такое развитие ситуации оказало бы серьезный дестабилизирующий эффект на Ближний Восток и оказало бы существенный ущерб концепции МПЯО.[1]

 


[1] Оригинальный текст:

Tariq Rauf: Coordinator at the IAEA, Multilateral Approaches to the Nuclear Fuel Cycle; IAEA LEU Reserve at Angarsk; IAEA LEU Bank in Kazakhstan; Nuclear Fuel Assurance (2003-2012):

The role of the IUEC in the context of multilateral approaches to the nuclear fuel cycle or its internationalization (MNA) is to provide assurances of supply of nuclear fuel cycle services to member States to obviate the need to set up new national uranium enrichment and/or plutonium separation facilities. These two technologies – enrichment and reprocessing – can also be used to produce weapon-usable nuclear material thus contributing to possible further proliferation of nuclear weapons. IAEA reports and analyses have shown that the nuclear fuel requirements for power plants in existing and newcomer users of nuclear energy can best be met through the international commercial market in nuclear fuels backed up by a system of assurances of supply with the involvement of the IAEA. As such, the IUEC was the first MNA mechanism put in place in 2007, followed by the IAEA Low Enriched Uranium Reserve at Angarsk in 2010, followed by the United Kingdom’s Nuclear Fuel Assurance in 2011, and finally the IAEA Low Enriched Uranium Bank in Kazakhstan (that is in the process of being established). Under the July 2015, Joint Comprehensive Plan of Action (JCPOA), agreed between Iran and the European Union (EU) plus France, Germany and the UK (E3) and China, Russian Federation and the US (+3), Iran’s uranium enrichment plant at Fordow is being converted into an international enrichment research centre; while Iran’s main enrichment plant at Natanz will operate at a greatly reduced capacity under very strict IAEA safeguards. The United Arab Emirates has implemented a policy to buy nuclear fuel for its nuclear power plants exclusively from the market and not to enrich uranium. Other newcomers to nuclear energy such as Turkey will rely on nuclear fuel from their NPP supplier (Russian Federation). There is a highly disturbing report that Saudi Arabia is looking to acquire a national uranium enrichment capability with the assistance of the United States? Such a development would be greatly destabilizing for the Middle East and render significant damage to the concept of MNAs.


Выходные данные cтатьи:

Ядерный Контроль, выпуск №11-12 (493-494), Ноябрь-Декабрь 2017

Обсуждение

 
 
loading