Популярные статьи

Современную систему гарантий МАГАТЭ можно охарактеризовать как международную систему контроля выполнения государствами своих обязательств по мирному использованию ядерной энергии. С момента ее установления в 1961 г. система находится в развитии, отвечая на вызовы времени и ожидания государств. В 199...

По данным Международного энергетического агентства (МЭА), наибольшая доля потребления ископаемого топлива в мире приходится на электроэнергетический сектор и теплоэнергетику. По оценкам МЭА, эти сектора в 2013 г. были ответственны за 42% объемов эмиссии парниковых газов, связанных с использованием и...

В преддверии саммита президентов Дональда Трампа и Владимира Путина, который пройдет 16 июля в Хельсинки, председатель совета ПИР-Центра и Международного клуба Триалог, генерал-лейтенант в отставке Евгений Бужинский отвечает на вопросы о перспективах развития российско-американского диалога в област...

Все Статьи

Опрос




 
Вам нравится статья?
 

«ДЗЯО не под силу разрушить основы ДНЯО»: глава российской делегации об итогах женевского препкома ДНЯО 2018 года

Владимир Ермаков

По итогам второй сессии Подготовительного комитета Конференции 2020 года по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), прошедшей в Женеве с 23 апреля по 4 мая 2018 года, глава российской делегации, директор Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России Владимир Ермаков дал эксклюзивное интервью бюллетеню Ядерный Контроль, в котором поделился российскими оценками прошедшего Препкома и ожиданиями от нынешнего обзорного цикла ДНЯО.

– На протяжении двух недель в Женеве проходила вторая сессия Подготовительного комитета Обзорной конференции ДНЯО 2020 года, так называемый Препком. Каковы с российской точки зрения главные успехи и неудачи женевского Препкома?

– Главное, что Препком состоялся и был относительно эффективен, конструктивен и продуктивен. Хотя бы поэтому никаких «неудач» здесь, в Женеве, не было. Разумеется, не обошлось без острого обмена мнениями, в котором фигурировали всем хорошо известные противоречия между различными группами стран. Особо разочаровали попытки привнести в традиционную дискуссию политизированные темы, не имеющие отношения к Договору.

Это был второй и предпоследний Препком в обзорном цикле. По традиции он не должен быть и не был обострённым. На наш взгляд, вполне адекватным было польское председательство, которое, судя по всему, подвергалось колоссальному давлению со стороны своих партнёров по НАТО. Было видно, как им тяжело противостоять этому давлению, когда от них требовали, по сути, невозможного. Сложность состояла в том, что председательство столь представительного международного форума, собравшего делегации 112 государств со всех уголков планеты, уж точно не должно было выступать с позиции НАТО, и тем более Вашингтона. Надо отдать должное польскому председательству – ему всё-таки удалось сохранить более-менее нейтральную позицию.

– С самого начала Препкома многие страны почти в координации друг с другом поднимали нерелевантные для ДНЯО темы, включая вопросы химического оружия. Насколько такая отравленная атмосфера в начале повлияла на кулуарное взаимодействие нашей делегации, в том числе в рамках пятёрки?

– Мы к столь неадекватным шагам наших западных коллег уже привыкли, считаем это проявлением слабости их позиций и потому реагируем спокойно и снисходительно. Нас уже давно не смущает, что западная дипломатия порой просто не способна найти в себе силы, чтобы хотя бы на крупных международных форумах удерживать себя в рамках элементарного приличия. Такие действия могли бы нас шокировать лет пять-десять назад, но сейчас мы уже понимаем, что это у них уже вошедшая в привычку «нетрадиционная» манера поведения. К сожалению, она далеко не всегда безобидна и порой выливается в варварские бомбардировки других государств. К тому же всё абсолютно цинично преподносится так, будто это «не является нарушением международного права».

В любом случае все мы живём на одной планете, и взаимодействие надо продолжать. У России есть давние и очень богатые традиции общения со всеми странами. Мы убеждены, что разговор в любом случае выгоднее, чем конфронтация. Поэтому, если есть возможность решать вопросы путём диалога, то мы это приветствуем.

Так мы поступили и на этот раз, собрав «пятёрку» ядерных государств на традиционную встречу в период проведения нынешней сессии Препкома. Мы очень плотно поговорили, обсудили многие важные вопросы и разошлись, условившись поддерживать такой формат общения, даже несмотря на крайне обострившиеся противоречия.

Я считаю, что проведение такой встречи было воспринято позитивно всеми, потому что ни Франция, ни Великобритания, ни, тем более, США с политической арены, разумеется, не исчезнут, и с ними в любом случае нужно не просто общаться, а выстраивать конструктивные отношения и выводить их хоть на какую-то позитивную повестку. Пока у них такой повестки нет. И это для всех очевидно. Собираются делегации государств со всех уголков нашей планеты и видят, насколько конструктивны, логичны и последовательны подходы России, Китая, Индии, ЮАР, Пакистана, Бразилии, Кубы, Венесуэлы, Ирана, Сирии и многих других стран. Все они открыто выступают с абсолютно понятных и во многом приемлемых для всех позиций. На этом фоне неадекватные выходки наших западных коллег смотрятся просто ущербно. Так, когда некоторые представители западных стран почему-то здесь, на «площадке» ДНЯО, вновь крайне бурно принимаются рассказывать о каких-то ими же надуманных, постановочных и давно опровергнутых «химинцидентах» на территории Сирии, становится в какой-то мере неловко и даже обидно за наших западных коллег. Казалось бы, приличные и интеллигентные люди, а позволяют себе так бездарно «терять лицо» в присутствии многих десятков уважаемых делегаций государств-участников ДНЯО.

– Один из сложных вопросов этого Препкома возник в связи с публикацией рабочего документа США по созданию зоны, свободной от ОМУ, на Ближнем Востоке: возможен ли прогресс к 2020 году, если американцы дезавуируют свою поддержку мандата 2010 года по созыву конференции по ЗСОМУ? Каковы российские оценки этого документа?

– Прогресс в любом случае возможен, и именно на это нацелены усилия российской делегации. Что касается рабочего документа США, то в нём вряд ли можно отыскать хоть что-то конструктивное. Он сильно отличается от тех высокопрофессиональных документов, которыми в былые времена по праву гордилась американская дипломатия. Он больше похож на слабо выполненный политический заказ. Вряд ли экспертам, которые реально понимают, что происходит, – а таких много и в самих Соединённых Штатах, – такой документ понравится. Создается впечатление, что на этом направлении дипломатия США сама себя загнала в глухой тупик. Но это не значит, что все остальные слепо пойдут за американцами, согласившись с их посылами. По-прежнему видим здесь, на нынешнем Препкоме, серьёзную поддержку именно российской конструктивной позиции и всему тому, что мы говорили на первом Препкоме.

Всем заинтересованным странам региона, включая трёх коспонсоров резолюции 1995 года и Генсека ООН, нужно спокойно садиться за стол переговоров и договариваться о проведении конференции. Никто ведь сейчас не говорит о каких-то кардинальных вещах. Все прекрасно понимают, что создание ЗСОМУ – долгоиграющий процесс и позицию нужно выстраивать на долгие годы, а может, и на долгие десятилетия вперёд. А для этого нужно сесть за стол переговоров и договариваться для начала просто о проведении конференции. Конференция не предполагает принятия каких-то юридически обязывающих решений, это начало процесса, в котором заинтересованы все участники.

Прорывных успехов удалось достичь Михаилу Ульянову – моему предшественнику на этом посту. Благодаря своему уникальному дипломатическому искусству он сделал практически невозможное. Он посетил почти все страны региона, вдумчиво поговорил со всеми, выслушал все мнения и пришёл к выводу, что проблемы есть, они весьма серьёзны, но в то же время все страны региона заинтересованы в их конструктивном разрешении. Михаил Иванович добился того, что свёл всех вместе, и многое уже тогда получилось – будем и далее на этом базироваться.

– Есть вероятность, что к 2020 году Договор о запрещении ядерного оружия (ДЗЯО) ратифицируют 50 стран, и он вступит в силу. Повлияет ли принятие этого договора на обзорный процесс ДНЯО, в том числе Обзорную конференцию 2020 года?

– Вес этого договора и риторика вокруг него уже сходят на нет. Сначала у тех, кто его создавал, была эйфория, что этот документ «устремлён в будущее» и действительно может что-то решить. Ядерные же державы были серьёзно озабочены тем, что новый запретительный договор окажет деструктивное влияние на ДНЯО. Сейчас всё сводится к более скромному знаменателю: на дискуссию по поводу движения в сторону безъядерного мира ДЗЯО никакого положительного эффекта оказать не сможет, но и разрушить основы ДНЯО такому документу вряд ли под силу, тем более что все его участники заверяют, что предпримут всё от них зависящее для сохранения целостности ДНЯО.

Россия в целом с пониманием относится к мотивам тех государств, которые разработали ДЗЯО. Многие десятилетия, еще с советских времён, мы и сами выступали с далеко идущими инициативами. Построение безъядерного мира – это благородное стремление всех здравомыслящих людей на нашей планете. Но «дьявол», как всегда, в деталях – как это сделать и возможно ли это сделать прямо сейчас? Конечно же, прямо сейчас это сделать невозможно. Построение безъядерного мира – это очень непростая задача, весьма длительный и поэтапный процесс и, в конце концов, крайне затратное дело для всех без исключения государств.

ДЗЯО, конечно, будет оказывать какое-то влияние на обзорный процесс ДНЯО. Естественно, мы будем всё это обсуждать с нашими ближайшими партнерами, в том числе с теми государствами, которые уже подписали этот договор. Нам многие открыто говорят, что ДЗЯО не направлен против России, что его подписанты прекрасно понимают, кто первый применил ядерное оружие, развязал гонку ядерных вооружений, до сих пор обучает своих неядерных союзников навыкам применения ядерного оружия, сейчас у себя формирует новые доктринальные установки, которые даже допускают применение ядерного оружия в «немасштабных» боевых действиях. В этом плане мы, конечно же, с пониманием относимся к тем мотивам, на которые опираются государства, написавшие текст ДЗЯО.

Россия не участвовала в разработке этого документа и не присоединится к нему. Наша позиция состоит в том, что говорить о запрете ядерного оружия можно будет тогда, когда мы договоримся о ядерном разоружении. А ядерное разоружение может продолжаться, только если будет укрепляться стратегическая стабильность, если все государства будут участвовать в создании условий для дальнейших шагов на этом направлении. Для начала необходимо хотя бы договориться о том, как развивать противоракетную оборону, найти взаимопонимание по стратегическим вооружениям в неядерном оснащении и, в конце концов, вернуть Вашингтон на путь ратификации ДВЗЯИ.

Почему-то наши европейские коллеги могут взахлёб выдумывать какие‑то небылицы типа «применения боевого отравляющего вещества» в британском Солсбери или разыгрывать спектакли по «применению химоружия» правительством Сирии, а вот о том реальном и весьма шокирующем факте сегодняшнего дня, что США отказались работать над ратификацией ДВЗЯИ, они почему-то говорить стесняются. О каком безъядерном мире можно вести речь, если Соединённые Штаты теперь могут с лёгкостью в течение полугода начать ядерные испытания? Почему-то притихли по этому поводу наши европейские и некоторые неевропейские партнёры. Американцев они особо не критикуют. Видимо, очень сильное на них давление оказывает новая администрация Соединённых Штатов. Над этим тоже придётся работать.

– Позиции России в рамках обзорного процесса ДНЯО поддерживают многие страны, однако далеко не каждый решается озвучить свою поддержку. А кого можно назвать союзником России, который открыто выступает в нашу поддержку?

– Мы не стремимся к подсчётам союзников и противников. Зачем? Большинство государств, солидаризируется с Россией. Просто с некоторыми из них у нас более близкие и откровенные отношения, а с другими – чуть менее близкие, менее откровенные. Естественно, наш традиционный и стратегический партнёр – это Китай. Мы друг друга поддерживаем практически по всем направлениям мировой политики. И, конечно, это очень нервирует страны Запада. Но это новая реальность международных отношений, и на Западе уже прекрасно осознают, что ни один вопрос не может быть решён без участия России и Китая. Вес России и Китая в мировых делах постоянно растёт, а стран Запада – постоянно снижается. Нравится это кому-то или, наоборот, не нравится, это – эмоции, но в любом случае с объективными тенденциями современного развития особо не поспоришь. Если западные политики не найдут в себе сил для отхода от конфронтации в пользу поиска приемлемых для всех решений, то нельзя исключать возникновения ещё более печальной для них ситуации, когда всё большее число серьёзных вопросов мирового развития просто будет решаться без их участия. Мы стремимся к поиску конструктивных и приемлемых для всех решений. Кое-что уже удаётся.

– Какова позиция России по вопросам мирного использования атомной энергии?

– Россия стоит на передовых позициях в области развития мирного атома. Мы развиваем мирный атом не только в интересах нашего государства, но и в интересах всего человечества. Мы предоставляем технологии практически всем государствам, которые желают эти технологии приобрести. Атомная энергия – перспективная отрасль, которая решает очень многие экономические проблемы и открывает новые горизонты для экономического роста.

Мы поставляем нашим партнёрам безопасные и устойчивые с точки зрения распространения легководные атомные реакторы. Активно развиваем технологии замкнутого ядерного топливного цикла. Являемся крупнейшим производителем обогащённого уранового продукта и крупным поставщиком радиоактивных изотопов. Теперь у нас есть и транспортабельные атомные реакторы, которые предоставляют беспрецедентные возможности использования энергии атома в мирных хозяйственных целях. В обзорном процессе ДНЯО всё взаимосвязано, и для абсолютного большинства государств-участников Договора именно развитие кооперации в использовании мирного атома (включая техническое сотрудничество) является первостепенной задачей.

– В своём заключительном выступлении Вы отметили профессионализм польского председателя при подготовке Фактологического резюме, но в целях экономии общего времени не выразили конкретных замечаний по нему. Могли бы Вы поделиться некоторыми из них?

– Надо сказать, что мы с польским председательством в ходе консультаций поделились нашими замечаниями. Мы высказали Адаму Бугайскому абсолютно всё, что думали по поводу его первых проектов, и он отреагировал на наши замечания. Очевидно, что аналогичный диалог у него был и с его партнёрами по НАТО. Нужно отдать должное председателю – он выполнил свои функции и постарался максимально учесть мнение всех, насколько это было для него возможно.

Одним из важных элементов дискуссии на этом Препкоме, который не был отражён в документе Председателя, является неприятие подавляющим большинством государств совместных ядерных миссий НАТО (nuclear sharing), в рамках которых представители неядерных государств подключаются к отработке навыков применения ядерного оружия. На фоне того, как большинство государств говорит о построении безъядерного мира, наши доблестные «безъядерные» европейские коллеги продолжают во главе с Соединёнными Штатами тренировать свои навыки применения ядерного оружия против России. Это происходит с использованием реальных средств доставки ядерного оружия – и всё это происходит в конце второго десятилетия ХХI века. Есть ведь статьи I и II ДНЯО, в которых написано «не передавать» и «не принимать» ядерное оружие. Это одна из основ ДНЯО. Все государства ООН говорят странам НАТО, что этого делать нельзя, а они отвечают, что «им это можно». О каком тогда ядерном разоружении вообще может идти речь? Будем и дальше с ними работать по этому поводу.

– Следующий Препком пройдёт под руководством малайзийского председателя, который также является представителем Движения неприсоединения. Это как-то повлияет на дискурс итоговых документов? Каковы Ваши ожидания от следующего года?

– Ждём дальнейшего конструктивного развития всех состоявшихся дискуссий. Сможет ли малайзийский представитель подготовить по итогам третьего Препкома приемлемый для всех итоговый документ или ограничится резюме председателя, покажет время. Обсуждения на третьем Препкоме будут более острыми, поскольку он пройдёт в преддверии Обзорной конференции. Именно поэтому я несколько раз в своих выступлениях делал особый акцент на недопустимости столь безответственных действий наших западных коллег, как затягивание на площадку ДНЯО политизированных вопросов, которые не имеют никакого отношения к обзорному процессу ДНЯО. У нас достаточно проблем в рамках Договора, которые требуют самого пристального внимания. В ДНЯО есть чем и без этого предметно заняться, поэтому не надо отвлекать внимание на вопросы, которые может быть и имеют для Лондона, Парижа или Вашингтона какую-то внутриполитическую значимость, но не имеют никакого отношения к серьёзному и ответственному диалогу государств на этой площадке. Призываем наших западных коллег проявить благоразумие и вернуться на путь совместной конструктивной работы в интересах Договора, являющегося одной из основ современной системы международной безопасности и стратегической стабильности.


Выходные данные cтатьи:

Ядерный Контроль. Выпуск № 6 (500), Июнь 2018

Обсуждение

 
 
loading