Популярные статьи

Ситуация вокруг соглашения об иранской ядерной программе остается напряженной.  В интервью «Ядерному Контролю» член Экспертного совета ПИР-Центра, советник главы Организации по атомной энергии Ирана посол Али Асгар Солтание обрисовал свое видение международного режима нераспространения и места в нем...

3 сентября 2017 г. КНДР провела свое шестое ядерное испытание. О том, с какой целью могут проводиться ядерные испытания, в интервью «Ядерному Контролю» рассказал член Совета ПИР-Центра, начальник 12 Главного управления министерства обороны России (1992–1997 гг.) генерал-полковник Евгений Маслин.

– З...

В эксклюзивном интервью «Ядерному Контролю» директор по исследованиям организации European Leadership Network (ELN) Лукаш Кулеса рассказывает о том, каким образом европейцы видят свою роль в решении актуальных проблем нераспространения и контроля над вооружениями.

1. Совместный всеобъемлющий план де...

Все Статьи

Опрос



 
Вам нравится статья?
 

Почему стоит возобновить сотрудничество между безъядерными зонами?

Екатерина Широбокова

Вопрос сотрудничества между зонами, свободными от ядерного оружия, (ЗСЯО) нечасто поднимается в рамках обзорного процесса Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и других тематических международных площадок. Государства уделяют больше внимания вопросам, которые могут оказать критическое влияние на режим ядерного нераспространения, будь то ракетно-ядерные программы КНДР и Ирана или ядерное разоружение. Более того, сотрудничество ЗСЯО в прошлом не продемонстрировало ощутимых результатов и прекратилось в 2015 году. Однако потенциальная польза и перспективы такого взаимодействия требуют более тщательного рассмотрения.

Как безъядерные зоны взаимодействовали раньше?

Сотрудничество между ЗСЯО началось в 2005 году по инициативе Организации по запрещению ядерного оружия в Латинской Америке (ОПАНАЛ), которая организовала первую конференцию государств-членов ЗСЯО и Монголии. По итогам конференции участники подписали совместную декларацию, в которой были определены общие цели ЗСЯО:

  • ликвидация ядерного оружия,
  • создание ЗСЯО в других регионах мира,
  • убеждение ядерных государств (ЯОГ) подписать и ратифицировать все протоколы к договорам о создании ЗСЯО,
  • всеобъемлющее запрещение ядерных испытаний,
  • достижение универсальности ДНЯО,
  • развитие образования в области ядерного нераспространения и разоружения[1].

Конференция также поручила Генеральному Секретарю ОПАНАЛ способствовать обмену информацией и опытом между ЗСЯО в разных регионах мира. Предполагалось, что такая координация будет осуществляться представителями ЗСЯО в ротационном порядке[2].

Несмотря на то, что первая конференция государств-членов ЗСЯО и Монголии заложила основу для развития дальнейшего сотрудничества, две последующие конференции и подготовительные встречи к ним не принесли практических результатов. Идеи, зафиксированные в итоговом документе[3] второй конференции 2010 года, не получили дальнейшей реализации, а третья конференция закончилась неудачей, поскольку участники были вынуждены прервать конференцию из-за разногласий по процедуре и не смогли перейти к обсуждению вопросов по существу[4]. Конференции государств-членов ЗСЯО оказались неэффективными механизмами взаимодействия: их работа была осложнена отсутствием заранее согласованных процедурных правил, недостатком подготовительной работы и ограниченным взаимодействием участников между сессиями.

Тем не менее, есть и успешные примеры совместной работы представителей ЗСЯО. В рамках второй Рабочей группы открытого состава по ядерному разоружению в 2016 году был разработан документ «Рассмотрение вопроса о ядерном разоружении: рекомендации с точки зрения ЗСЯО»[5]. Эти рекомендации были включены в итоговый отчет Рабочей группы, который лег в основу резолюций Первого комитета Генеральной Ассамблеи ООН и самой Генассамблеи о созыве конференции ООН для согласования Договора о запрещении ядерного оружия (ДЗЯО). Еще одним продуктом такого сотрудничества стал документ «Пробел в законодательстве: рекомендации Рабочей группе открытого состава по ядерному разоружению»[6]. Результат был возможен благодаря тому, что в обсуждениях принимали участие наиболее заинтересованные государства-члены ЗСЯО, к тому же не связанные формальными процедурами и необходимостью согласования позиций с остальными участниками соответствующих безъядерных зон.

Какие трудности необходимо преодолеть?

Некоторые обстоятельства все же препятствуют развитию сотрудничества между безъядерными зонами. Во-первых, за исключением латиноамериканской и, в меньшей степени, ЗСЯО в южной части Тихого океана, другие безъядерные зоны не проявляют особой заинтересованности в развитии межрегионального сотрудничества. Государства-члены этих зон не всегда реагируют на инициативы о сотрудничестве, исходящие от других безъядерных зон, поскольку они сконцентрированы на региональных и внутриполитических вопросах. Исключением можно считать ОПАНАЛ, а также некоторых неядерных государств – Индонезию, Новую Зеландию и Монголию[7]. Движение неприсоединения также признает значимость развития сотрудничества между ЗСЯО[8].

Во-вторых, в силу разных внешнеполитических приоритетов государств-членов каждой ЗСЯО достаточно сложно сформулировать общую позицию стран региона по определенным вопросам ядерного разоружения и нераспространения. В-третьих, у различных ЗСЯО разный уровень институционального развития. В связи с этим ОПАНАЛ – главный инициатор сотрудничества между безъядерными зонами – не может найти в других регионах мира полноценных партнеров для налаживания регулярного взаимодействия. Кроме того, некоторым ЗСЯО сложно назначить координатора, который мог бы отвечать за сотрудничество с другими ЗСЯО. Отсутствие институтов ЗСЯО или нерегулярный характер их функционирования осложняет обмен актуальной информацией по вопросам взаимной заинтересованности как внутри каждой из зон, так и между ними.

Тем не менее, развитие сотрудничества между ЗСЯО может оказать положительное влияние как на глобальный режим нераспространения ядерного оружия, так и на сами безъядерные зоны. Учитывая отсутствие прогресса в создании зоны, свободной от ОМУ, на Ближнем Востоке, сотрудничество между ЗСЯО может быть полезным с точки зрения обмена опытом и выработки практических рекомендаций по созданию ЗСЯО или зон, свободных от ОМУ, в других регионах мира. Представители разных ЗСЯО уже работали вместе на этапе формирования центрально-азиатской ЗСЯО: в ходе Ташкентской конференции 1997 года они собрались, чтобы обменяться опытом и выдвинуть рекомендации по созданию новой ЗСЯО[9].

Поддержка государств, не обладающих ядерным оружием, имеет большое значение для сохранения режима ядерного нераспространения. Накопившееся разочарование безъядерных стран привело к заключению ДЗЯО, что стало примером консолидации неядерных государств и продемонстрировало потенциал их сотрудничества. Потенциал такого сотрудничества может использоваться и в более конструктивном для ядерных государств ключе, чтобы добиться практического прогресса в области ядерного разоружения.

Как развивать сотрудничество между безъядерными зонами?

Существует несколько направлений развития взаимовыгодного сотрудничества между безъядерными зонами:

  • Использование совокупного влияния государств-участников ЗСЯО на международной арене для убеждения ядерных государств или оказания давления на них с целью достижения прогресса в области ядерного разоружения;
  • Выработка совместных заявлений и предложений, касающихся вопросов ядерного разоружения;
  • Выработка совместных предложений, направленных на реализацию планов по созданию ЗСЯО или ЗСОМУ в других регионах, с учетом собственного опыта;
  • Развитие образования в области ядерного нераспространения и разоружения;
  • Обмен опытом ведения переговоров с ядерными государствами по вопросам подписания и ратификации дополнительных протоколов к договорам о создании ЗСЯО или снятия существующих оговорок[10];
  • Обмен опытом в области функционирования ЗСЯО, развития институциональных структур, совершенствования механизмов обмена информацией и реализации мер доверия.

Сотрудничество в указанных направлениях может быть реализовано несколькими способами, которые можно условно разделить на формальные, неформальные и дистанционные. Наиболее перспективными из них можно назвать формирование рабочей группы из заинтересованных государств-представителей ЗСЯО и дистанционное сотрудничество. Наличие рабочей группы, которая функционирует непрерывно, будет обеспечивать постоянное взаимодействие и обмен информацией между ЗСЯО. Добровольное участие заинтересованных государств снимает необходимость назначения официальных представителей ЗСЯО. Государства-члены рабочей группы смогут проявить гибкость в обсуждении различных вопросов, рассматривая их с позиций ЗСЯО, но не будучи официальными представителями безъядерных зон, в которых они состоят. Наконец, ограниченный круг участников рабочей группы будет способствовать упрощению и ускорению процедуры принятия решений и нахождения компромиссов. Преимущество развития дистанционных форматов сотрудничества – путем создания общего веб-сайта, блога, онлайн-курсов, общей коммуникационной системы[11] – заключается в относительно незначительных финансовых затратах и в совершенствовании механизмов обмена информацией между ЗСЯО.

Разумеется, ожидать больших прорывов в сотрудничестве безъядерных зон не стоит, ведь решение большинства проблем требует не только материальных, институциональных и временных ресурсов, но и политической воли. Даже если стремление государств-членов ЗСЯО к развитию сотрудничества находит отражение скорее в официальных выступлениях и документах, чем на практике, осознание необходимости такого сотрудничества и наличие положительного опыта в этой сфере создают предпосылки для поиска новых, более эффективных форматов взаимодействия по наиболее трудным вопросам ядерного нераспространения.


[1] Declaration for the Conference of Nuclear-Weapon-Free Zones, CZLAN/CONF/5, 2005, <http://www.nti.org/media/pdfs/NWFZ_Conference_Declaration.pdf?_=1316542949>.

[2] Consolidation of the regime established in the Treaty of Tlatelolco, Report presented to the Committee on Hemispheric Security of the OAS, March 15, 2007.

[3] Outcome Document of the Second Conference of Nuclear-Weapon-Free Zones and Mongolia, April 30, 2010, <http://www.opanal.org/Docs/seminars/2010NWFZConf/NWFZ-CONF.2010-1_english.pdf>.

[4] Informe del Secretario General, Conferencia General del OPANAL, XXIV Sesion Extraordinaria, 10 de noviembre 2016, p. 9, , <http://www.opanal.org/wp-content/uploads/2016/11/CG_E_04_2016_Informe-del-SG.pdf>.

[5] Addressing nuclear disarmament: Recommendations from the perspective of nuclear-weapon-free zones Submitted by Argentina, Brazil, Costa Rica, Ecuador, Guatemala, Indonesia, Malaysia, Mexico and Zambia to the Open-ended Working Group taking forward multilateral nuclear disarmament negotiations, April 28, 2016.

[6] The “Legal Gap”: Recommendations to the Open-ended Working Group on taking forward nuclear disarmament negotiations, May 4, 2016.

[7] Statement by Ambassador Desra Percaya at the General Debate of the 2015 NPT Review Conference, April 29, 2015,<http://www.un.org/en/conf/npt/2015/statements/pdf/ID_en.pdf>; “Nuclear Non-Proliferation Treaty,” National report submitted by New Zealand, Preparatory Committee for the 2020 Review Conference of the States-Parties to the NPT, May 1, 2017, <http://undocs.org/NPT/CONF.2020/PC.I/8>; Informe del Secretario General…; Memorandum from Mongolia regarding the consolidation of its international security and nuclear-weapon-free status, 2015 Review Conference of the States-Parties to the NPT, February 25, 2015, <http://www.un.org/en/ga/search/view_doc.asp?symbol=NPT/CONF.2015/8>.

[8] См., например, “Nuclear-Weapon-Free Zones,” Working Papers submitted by the members of the Group of Non-Aligned States-Parties to the Treaty on the Non-Proliferation of Nuclear Weapons, April 24, 2012; March 21, 2013; April 3, 2013; April 1, 2014; March 9, 2015; April 20, 2017.

[9] S. Parrish, “Prospects for a Central Asian Nuclear-Weapon-Free Zone,” The Nonproliferation Review 8:1 (2001), p. 143.

[10] “Cooperation Among Nuclear-Weapon-Free Zones: History, Challenges and Recommendations,” VCDNP Task Force Report (Vienna: VCDNP, March 2018), p. 7.

[11] Ibid., p. 28.


Выходные данные cтатьи:

Ядерный Контроль, Выпуск 6-7 (500-501), июнь-июль 2018

loading