Популярные статьи

Вызовы в сфере кибербезопасности стали одной из ключевых проблем для операторов критической инфраструктуры энергетики, транспорта, связи и других отраслей. Отдельное место занимает кибербезопасность гражданских ядерных объектов. В чем особенности ядерного сектора с точки зрения обеспечения кибербезо...

В преддверии саммита президентов Дональда Трампа и Владимира Путина, который пройдет 16 июля в Хельсинки, председатель совета ПИР-Центра и Международного клуба Триалог, генерал-лейтенант в отставке Евгений Бужинский отвечает на вопросы о перспективах развития российско-американского диалога в област...

В настоящее время можно выделить три группы угроз, связанных с автономными боевыми системами и военным искусственным интеллектом: 1) Meaningful Human Control – эта проблема сегодня единственная, которая замечена общественностью, и ее обсуждают в рамках Конвенции о запрещении или ограничении примене...

Все Статьи

Опрос




 
Вам нравится статья?
 

Почему стоит возобновить сотрудничество между безъядерными зонами?

Екатерина Широбокова

Вопрос сотрудничества между зонами, свободными от ядерного оружия, (ЗСЯО) нечасто поднимается в рамках обзорного процесса Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и других тематических международных площадок. Государства уделяют больше внимания вопросам, которые могут оказать критическое влияние на режим ядерного нераспространения, будь то ракетно-ядерные программы КНДР и Ирана или ядерное разоружение. Более того, сотрудничество ЗСЯО в прошлом не продемонстрировало ощутимых результатов и прекратилось в 2015 году. Однако потенциальная польза и перспективы такого взаимодействия требуют более тщательного рассмотрения.

Как безъядерные зоны взаимодействовали раньше?

Сотрудничество между ЗСЯО началось в 2005 году по инициативе Организации по запрещению ядерного оружия в Латинской Америке (ОПАНАЛ), которая организовала первую конференцию государств-членов ЗСЯО и Монголии. По итогам конференции участники подписали совместную декларацию, в которой были определены общие цели ЗСЯО:

  • ликвидация ядерного оружия,
  • создание ЗСЯО в других регионах мира,
  • убеждение ядерных государств (ЯОГ) подписать и ратифицировать все протоколы к договорам о создании ЗСЯО,
  • всеобъемлющее запрещение ядерных испытаний,
  • достижение универсальности ДНЯО,
  • развитие образования в области ядерного нераспространения и разоружения[1].

Конференция также поручила Генеральному Секретарю ОПАНАЛ способствовать обмену информацией и опытом между ЗСЯО в разных регионах мира. Предполагалось, что такая координация будет осуществляться представителями ЗСЯО в ротационном порядке[2].

Несмотря на то, что первая конференция государств-членов ЗСЯО и Монголии заложила основу для развития дальнейшего сотрудничества, две последующие конференции и подготовительные встречи к ним не принесли практических результатов. Идеи, зафиксированные в итоговом документе[3] второй конференции 2010 года, не получили дальнейшей реализации, а третья конференция закончилась неудачей, поскольку участники были вынуждены прервать конференцию из-за разногласий по процедуре и не смогли перейти к обсуждению вопросов по существу[4]. Конференции государств-членов ЗСЯО оказались неэффективными механизмами взаимодействия: их работа была осложнена отсутствием заранее согласованных процедурных правил, недостатком подготовительной работы и ограниченным взаимодействием участников между сессиями.

Тем не менее, есть и успешные примеры совместной работы представителей ЗСЯО. В рамках второй Рабочей группы открытого состава по ядерному разоружению в 2016 году был разработан документ «Рассмотрение вопроса о ядерном разоружении: рекомендации с точки зрения ЗСЯО»[5]. Эти рекомендации были включены в итоговый отчет Рабочей группы, который лег в основу резолюций Первого комитета Генеральной Ассамблеи ООН и самой Генассамблеи о созыве конференции ООН для согласования Договора о запрещении ядерного оружия (ДЗЯО). Еще одним продуктом такого сотрудничества стал документ «Пробел в законодательстве: рекомендации Рабочей группе открытого состава по ядерному разоружению»[6]. Результат был возможен благодаря тому, что в обсуждениях принимали участие наиболее заинтересованные государства-члены ЗСЯО, к тому же не связанные формальными процедурами и необходимостью согласования позиций с остальными участниками соответствующих безъядерных зон.

Какие трудности необходимо преодолеть?

Некоторые обстоятельства все же препятствуют развитию сотрудничества между безъядерными зонами. Во-первых, за исключением латиноамериканской и, в меньшей степени, ЗСЯО в южной части Тихого океана, другие безъядерные зоны не проявляют особой заинтересованности в развитии межрегионального сотрудничества. Государства-члены этих зон не всегда реагируют на инициативы о сотрудничестве, исходящие от других безъядерных зон, поскольку они сконцентрированы на региональных и внутриполитических вопросах. Исключением можно считать ОПАНАЛ, а также некоторых неядерных государств – Индонезию, Новую Зеландию и Монголию[7]. Движение неприсоединения также признает значимость развития сотрудничества между ЗСЯО[8].

Во-вторых, в силу разных внешнеполитических приоритетов государств-членов каждой ЗСЯО достаточно сложно сформулировать общую позицию стран региона по определенным вопросам ядерного разоружения и нераспространения. В-третьих, у различных ЗСЯО разный уровень институционального развития. В связи с этим ОПАНАЛ – главный инициатор сотрудничества между безъядерными зонами – не может найти в других регионах мира полноценных партнеров для налаживания регулярного взаимодействия. Кроме того, некоторым ЗСЯО сложно назначить координатора, который мог бы отвечать за сотрудничество с другими ЗСЯО. Отсутствие институтов ЗСЯО или нерегулярный характер их функционирования осложняет обмен актуальной информацией по вопросам взаимной заинтересованности как внутри каждой из зон, так и между ними.

Тем не менее, развитие сотрудничества между ЗСЯО может оказать положительное влияние как на глобальный режим нераспространения ядерного оружия, так и на сами безъядерные зоны. Учитывая отсутствие прогресса в создании зоны, свободной от ОМУ, на Ближнем Востоке, сотрудничество между ЗСЯО может быть полезным с точки зрения обмена опытом и выработки практических рекомендаций по созданию ЗСЯО или зон, свободных от ОМУ, в других регионах мира. Представители разных ЗСЯО уже работали вместе на этапе формирования центрально-азиатской ЗСЯО: в ходе Ташкентской конференции 1997 года они собрались, чтобы обменяться опытом и выдвинуть рекомендации по созданию новой ЗСЯО[9].

Поддержка государств, не обладающих ядерным оружием, имеет большое значение для сохранения режима ядерного нераспространения. Накопившееся разочарование безъядерных стран привело к заключению ДЗЯО, что стало примером консолидации неядерных государств и продемонстрировало потенциал их сотрудничества. Потенциал такого сотрудничества может использоваться и в более конструктивном для ядерных государств ключе, чтобы добиться практического прогресса в области ядерного разоружения.

Как развивать сотрудничество между безъядерными зонами?

Существует несколько направлений развития взаимовыгодного сотрудничества между безъядерными зонами:

  • Использование совокупного влияния государств-участников ЗСЯО на международной арене для убеждения ядерных государств или оказания давления на них с целью достижения прогресса в области ядерного разоружения;
  • Выработка совместных заявлений и предложений, касающихся вопросов ядерного разоружения;
  • Выработка совместных предложений, направленных на реализацию планов по созданию ЗСЯО или ЗСОМУ в других регионах, с учетом собственного опыта;
  • Развитие образования в области ядерного нераспространения и разоружения;
  • Обмен опытом ведения переговоров с ядерными государствами по вопросам подписания и ратификации дополнительных протоколов к договорам о создании ЗСЯО или снятия существующих оговорок[10];
  • Обмен опытом в области функционирования ЗСЯО, развития институциональных структур, совершенствования механизмов обмена информацией и реализации мер доверия.

Сотрудничество в указанных направлениях может быть реализовано несколькими способами, которые можно условно разделить на формальные, неформальные и дистанционные. Наиболее перспективными из них можно назвать формирование рабочей группы из заинтересованных государств-представителей ЗСЯО и дистанционное сотрудничество. Наличие рабочей группы, которая функционирует непрерывно, будет обеспечивать постоянное взаимодействие и обмен информацией между ЗСЯО. Добровольное участие заинтересованных государств снимает необходимость назначения официальных представителей ЗСЯО. Государства-члены рабочей группы смогут проявить гибкость в обсуждении различных вопросов, рассматривая их с позиций ЗСЯО, но не будучи официальными представителями безъядерных зон, в которых они состоят. Наконец, ограниченный круг участников рабочей группы будет способствовать упрощению и ускорению процедуры принятия решений и нахождения компромиссов. Преимущество развития дистанционных форматов сотрудничества – путем создания общего веб-сайта, блога, онлайн-курсов, общей коммуникационной системы[11] – заключается в относительно незначительных финансовых затратах и в совершенствовании механизмов обмена информацией между ЗСЯО.

Разумеется, ожидать больших прорывов в сотрудничестве безъядерных зон не стоит, ведь решение большинства проблем требует не только материальных, институциональных и временных ресурсов, но и политической воли. Даже если стремление государств-членов ЗСЯО к развитию сотрудничества находит отражение скорее в официальных выступлениях и документах, чем на практике, осознание необходимости такого сотрудничества и наличие положительного опыта в этой сфере создают предпосылки для поиска новых, более эффективных форматов взаимодействия по наиболее трудным вопросам ядерного нераспространения.


[1] Declaration for the Conference of Nuclear-Weapon-Free Zones, CZLAN/CONF/5, 2005, <http://www.nti.org/media/pdfs/NWFZ_Conference_Declaration.pdf?_=1316542949>.

[2] Consolidation of the regime established in the Treaty of Tlatelolco, Report presented to the Committee on Hemispheric Security of the OAS, March 15, 2007.

[3] Outcome Document of the Second Conference of Nuclear-Weapon-Free Zones and Mongolia, April 30, 2010, <http://www.opanal.org/Docs/seminars/2010NWFZConf/NWFZ-CONF.2010-1_english.pdf>.

[4] Informe del Secretario General, Conferencia General del OPANAL, XXIV Sesion Extraordinaria, 10 de noviembre 2016, p. 9, , <http://www.opanal.org/wp-content/uploads/2016/11/CG_E_04_2016_Informe-del-SG.pdf>.

[5] Addressing nuclear disarmament: Recommendations from the perspective of nuclear-weapon-free zones Submitted by Argentina, Brazil, Costa Rica, Ecuador, Guatemala, Indonesia, Malaysia, Mexico and Zambia to the Open-ended Working Group taking forward multilateral nuclear disarmament negotiations, April 28, 2016.

[6] The “Legal Gap”: Recommendations to the Open-ended Working Group on taking forward nuclear disarmament negotiations, May 4, 2016.

[7] Statement by Ambassador Desra Percaya at the General Debate of the 2015 NPT Review Conference, April 29, 2015,<http://www.un.org/en/conf/npt/2015/statements/pdf/ID_en.pdf>; “Nuclear Non-Proliferation Treaty,” National report submitted by New Zealand, Preparatory Committee for the 2020 Review Conference of the States-Parties to the NPT, May 1, 2017, <http://undocs.org/NPT/CONF.2020/PC.I/8>; Informe del Secretario General…; Memorandum from Mongolia regarding the consolidation of its international security and nuclear-weapon-free status, 2015 Review Conference of the States-Parties to the NPT, February 25, 2015, <http://www.un.org/en/ga/search/view_doc.asp?symbol=NPT/CONF.2015/8>.

[8] См., например, “Nuclear-Weapon-Free Zones,” Working Papers submitted by the members of the Group of Non-Aligned States-Parties to the Treaty on the Non-Proliferation of Nuclear Weapons, April 24, 2012; March 21, 2013; April 3, 2013; April 1, 2014; March 9, 2015; April 20, 2017.

[9] S. Parrish, “Prospects for a Central Asian Nuclear-Weapon-Free Zone,” The Nonproliferation Review 8:1 (2001), p. 143.

[10] “Cooperation Among Nuclear-Weapon-Free Zones: History, Challenges and Recommendations,” VCDNP Task Force Report (Vienna: VCDNP, March 2018), p. 7.

[11] Ibid., p. 28.


Выходные данные cтатьи:

Ядерный Контроль, Выпуск 6-7 (500-501), июнь-июль 2018

loading