Популярные статьи

Ситуация вокруг соглашения об иранской ядерной программе остается напряженной.  В интервью «Ядерному Контролю» член Экспертного совета ПИР-Центра, советник главы Организации по атомной энергии Ирана посол Али Асгар Солтание обрисовал свое видение международного режима нераспространения и места в нем...

3 сентября 2017 г. КНДР провела свое шестое ядерное испытание. О том, с какой целью могут проводиться ядерные испытания, в интервью «Ядерному Контролю» рассказал член Совета ПИР-Центра, начальник 12 Главного управления министерства обороны России (1992–1997 гг.) генерал-полковник Евгений Маслин.

– З...

В эксклюзивном интервью «Ядерному Контролю» директор по исследованиям организации European Leadership Network (ELN) Лукаш Кулеса рассказывает о том, каким образом европейцы видят свою роль в решении актуальных проблем нераспространения и контроля над вооружениями.

1. Совместный всеобъемлющий план де...

Все Статьи

Опрос



 
Вам нравится статья?
 

«Чем короче ракеты, тем мертвее немцы»: что ДРСМД значил для Европы?

Евгений Кухарев

Ноль. Согласно Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) этой цифре должно равняться количество ракет наземного базирования с дальностью от 500 до 5500 км. Будучи подписанным СССР и США в 1987 году, договор стал многосторонним из-за распада Советского Союза, и в него входят также Белоруссия, Казахстан и Украина. Впервые запретив целый класс ракет и установив обширный комплекс проверочных механизмов, ДРСМД стал ключевым элементом безопасности в Европе и ознаменовал поворотный момент в истории контроля над вооружениями и снижения ядерной угрозы.

Однако спустя 31 год после подписания договора вера в его жизнеспособность иссякла. Президент США объявил о своем решении выйти из ДРСМД, ссылаясь на то, что ограничения по договору не распространяются на Китай, а Россия их нарушает. Российская сторона отрицает все обвинения и указывает, что размещением системы ПРО в Европе нарушают договор сами американцы. Как на эту ситуацию смотрели страны Европы до того, как Дональд Трамп решил покинуть договор? Осознавали ли европейцы ценность ДРСМД так же, как и 31 год назад? Ответ на эти вопросы – в официальных позициях и экспертных мнениях из Европы.

 

Что произошло с договором?

По неофициальным данным, США стало известно о разработке, тестировании и размещении Россией запрещенных по ДРСМД систем еще в 2008 году, пишет глава совместной расследовательской группы немецкой газеты Süddeutsche Zeitung Георг Масколо, однако впервые президент США Барак Обама предъявил России претензии о несоблюдении обязательств по ДРСМД только в 2014 году. Обвинения же Москвы в том, что американские системы ПРО в Европе (размещены в Румынии и Польше) имеют возможность запускать ракеты средней дальности, тем самым нарушая ДРСМД, в Вашингтоне отрицают. Называя все обвинения в нарушении ДРСМД безосновательными, в МИД Румынии также заявили об исключительно оборонительном характере систем ПРО, добавив, что данные системы могут поражать только воздушные цели и не направлены против России.

Как пишут в своей статье о России, НАТО и ДРСМД старший научный сотрудник Венского центра по разоружению и нераспространению (VCDNP) Ульрих Кюн и сотрудник Центра стратегических и оборонных исследований Национального университета государственной службы в Будапеште Анна Пицели, дипломатические усилия до сих пор не смогли прояснить, действительно ли Москва разрабатывает или планирует разрабатывать запрещенные системы. Не помогла разъяснить ситуацию и созванная по запросу США Специальная верификационная комиссия, итогом которой, по словам оборонного эксперта из Германии Кристиана Тильса, стала очень «сухая» пресс-конференция. По мнению эксперта, это может свидетельствовать об отсутствии веры в ДРСМД и в самой Комиссии.

 

Кто и зачем нарушал договор?

Позиции европейских стран и экспертов в отношении России и США в контексте ДРСМД расходятся. По заявлению правящей коалиции немецкого Бундестага – партий CDU/CSU и SPD, события последних лет дают причину волноваться, что Россия нарушила ДРСМД. Георг Масколо также утверждает, что желание России выйти из договора известно уже давно - стоит вспомнить предложение России выйти из договора совместно с США, сделанное в 2004 году. Помимо этого, в совместной статье Ульрих Кюн и Анна Пицели заявляют, что последние действия России в сфере контроля вооружений заставляют волноваться, что близится конец «истории контроля над ядерными вооружениями».

Тем не менее, Кюн и Пицели оговариваются, что неизвестно, какая именно система вооружения якобы нарушает договор. Также неизвестно, ведется ли речь о ядерной ракетной системе или же конвенциональной. В обнародованном докладе США данной информации не содержится, замечают эксперты. Рассуждая о заявленной разработке российской ракеты средней дальности, директор Программы европейской безопасности СИПРИ Иан Энтони выражает мнение, что даже если Россия действительно разрабатывает ракеты, попадающие по радиусу под ограничения ДРСМД, это вовсе не означает, что они укомплектованы ядерными боеголовками. По мнению эксперта, неядерные тактические ракеты подобного радиуса могут быть эффективно использованы против систем ПРО в Европе, против которых Россия и выступает. Так или иначе, испытание и размещение подобных ракет все равно запрещено условиями договора.

Эксперты других стран занимают более критичную и однозначную позицию. Сотрудник французского центра IFRI Корентин Брустляйн выражает уверенность в российском нарушении ДРСМД и развертывании запрещенных ракет SSC-8. Эксперт Польского института международных дел Яцек Дуркалец также заявляет об испытании и развертывании Россией систем Искандер-К с ядерными боеголовками в Калининграде. Эксперт отмечает, что российское нарушение ДРСМД носит прежде всего психологический характер: Россия может использовать это как фактор шантажа в случае кризиса. Дуркалец уверен, что действия России лишний раз подтверждают, что планы Польши по модернизации своей армии и системы ПРО идут в правильном направлении.

Будучи уверенными в нарушении Россией ДРСМД, эксперты из стран Прибалтики призывают к более жестким ответным мерам. Эксперт по вопросам оборонной политики из Литвы Вайдас Салджунас приводит слова президента страны Даля Грибаускайте о том, что для Литвы неважно, где размещены комплексы Искандер – в Калининграде или на границе Белорусии – вся территория Литвы находится в радиусе действия этой системы, и это большая угроза для половины европейских стран. По мнению экспертов, острая реакция Грибаускайте имела целью еще раз напомнить НАТО о том, что Литва нуждается в дополнительных войсках и системе ПРО. Такая позиция дополняет слова Дуркалеца о необходимости модернизировать армию и систему ПРО Польши.

Говоря о заявленных нарушениях ДРСМД со стороны России, бывший командующий ВВС ФРГ в Берлине, а ныне старший советник и эксперт Женевского центра политики безопасности Штефан Хинц отмечает, что испытания баллистической ракеты РС-26 Рубеж в диапазоне средней дальности хорошо задокументированы. Хотя развертывание Рубежа не состоялось, Хинц придерживается мнения, что «Москва будет и впредь предпринимать попытки завуалировать факты нарушения условий Договора РСМД». США должны принять решение, как поступить с этим договором, и настрой сохранить его в Вашингтоне стремительно уменьшается. Цель Москвы ясна – обвинить Вашингтон в выходе из ДРСМД, как и в случае с выходом США из Договора по ПРО в 2002 году, считает эксперт Женевского центра политики безопасности.

Тем не менее, некоторые эксперты отмечают, что и Соединенные Штаты могут извлечь выгоду в случае распада договора. Например, Хинц придерживается мнения, что нарушение Россией условий ДРСМД имеет существенный вес лишь с политической точки зрения. Эксперт поясняет, что в военном смысле два батальона, оснащенные запрещенной договором ракетой, не несут большого стратегического значения – здесь он ссылается на заместителя командующего генерального штаба США генерала Сильву. Иан Энтони также замечает, что в отсутствии ДРСМД США не будут ограничены в разработке различных новых видов вооружения, что советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон уже предлагал использовать в качестве причины отказа от ДРСМД независимо от России.

Помимо этого, европейские экперты не сходятся во мнении по поводу возможностей американской системы ПРО в Европе запускать ракеты средней дальности. Süddeutsche Zeitung приводит слова бывшего посла США в Украине и эксперта Брукингского института Стивена Пайфера, который указывает на сходства американских систем ПРО в Европе с пусковыми установками на американских боевых короблях, с которых, по мнению эксперта, могут запускаться как ракеты-перехватчики, так и наступательные ракеты средней дальности. Кюн и Пицели также видят сходства в американских системах морского базирования и системах ПРО в Европе; различия, по их мнению, кроются лишь в электронном оборудовании. Таким образом, возможность комплектования американских сестем ПРО в Европе наступательными вооружениями видится экспертам реальной.

По мнению некоторых экспертов, у России и США может быть общий интерес в развале ДРСМД – сдерживание Китая. Хинц отмечает, что как Россия, так и США могли бы разработать новую ракету средней дальности в течении одного года. Эксперт считает, что с учетом китайского фактора данные ракеты имели бы стратегическую выгоду для обеих стран. Обозреватели Süddeutsche соглашаются, что с момента подписания договора в 1987 году технологии серьезно изменились: ударные дроны и ракеты малой дальности могут серьезно пошатнуть стратегическое равновесие, тем самым побуждая Россию, которая соседствует с Китаем на Востоке, и США, которые соперничают с Китаем в Юго-Восточной Азии, выйти из ДРСМД.

Ульрих Кюн и Анна Пицели не исключают, что Россия может стремиться к выходу из договора, опасаясь возможной угрозы со стороны других ядерных держав. Эксперты обращают внимание на то, что Россия может расценивать в качестве прямой угрозы распространение ракетных технологий средней дальности среди таких стран, как Индия, Израиль, Пакистан, Северная Корея и, конечно же, Китай.

Насколько существенна для России угроза со стороны третьих стран? Кюн и Пицели уверены, что распространение ракетных технологий не является достаточным оправданием отказа от ДРСМД: Китай является стратегическим партнером России, а потенциал других вышеупомянутых стран направлен не на Россию, а скорее на сдерживание региональных соперников. Но даже при значительном ухудшении отношений между Россией и региональными державами российский военный потенциал – достаточный для сдерживания США – будет также достаточен для сдерживания сразу нескольких региональных стран и без систем средней дальности наземного базирования, заявляют Кюн и Пицели. Эксперты добавляют, что если существующий российский потенциал сдерживания недостаточен сейчас, то выход из ДРСМД и развертывание запрещенных систем не улучшит положение дел.

Желание России отказаться от ДРСМД может быть обосновано политическими мотивами. Кюн и Пицели рассматривают развертывание Россией запрещенных систем как демонстрацию желания иметь серьезные военные возможности в Европе. Эксперты замечают, что такие действия могут спровоцировать внутренний раскол в НАТО: какие ответные меры будут разумными? Готовы ли США подтвердить свое обещание защитить союзников? Готовы ли западноевропейские страны встать на защиту стран Восточной Европы? По мнению экспертов, такой сценарий очень выгоден для России. Дуркалец также согласен с этой позицией и добавляет, что Россия пытается добиться понижения предсказуемости военной обстановки в Европе и тем самым склоняет США к выходу из ДРСМД.

 

Почему ДРСМД важен для Европы?

Несмотря на различные точки зрения в отношении интересов России и США по ДРСМД, почти все европейские эксперты разделяют представление о важности самого договора. Правящая коалиция Германии видит ДРСМД главным элементом архитектуры европейской и ядерной безопасности. По мнению членов коалиции, в интересах Европы сохранить устоявшийся режим нераспространения и укрепить его. Несмотря на критику правительства и правящей коалиции из-за их подходов к проблематике ДРСМД, в Союзе 90/Партии Зеленых Германии также отмечают, что этот договор не  зря считается одной из важнейших опор режима контроля над вооружениями. Прекратит действие договор договор – не исключено и развертывание новых ракетных систем в Европе, заявляет в своем обращении Партия Зеленых. Зеленые уверяют, что такое развитие событий несомненно затронет и уже начавшуюся модернизацию немецких систем доставки ядерного оружия, используемых США на деньги немецких налогоплательщиков.

Эксперт Женевского центра политики безопасности Штефан Хинц предостерегает о негативных последствиях развала договора и возможных ответных мерах США. Хинц пишет, что США распространили среди стран НАТО 39 документов, чтобы представить к рассмотрению союзниками возможные варианты реакции на нарушение Россией договора. Хинц утверждает, что распространенные бумаги включают в себя как дипломатические, так и военные меры, которые могут послужить поводом для эскалации. Например, некоторые меры предусматривают усиленную ротацию самолетов Б-2 и Б-52 между Европой и США, строительство новой системы раннего предупреждения и укрепление подводных сил. Впрочем, какой бы сценарий США и страны НАТО не реализовали в случае развала ДРСМД, Хинц уверен: «...возможный провал Договора РСМД и новый виток (ядерной) гонки вооружений не улучшит нетто-безопасность Европы».

Говоря о важности сохранения ДРСМД, ранее упомянутый эксперт VCDNP Ульрих Кюн совместно с бывшим заместителем Генерального секретаря ООН по вопросам разоружения, и также сотрудницей VCDNP Анджелой Кейн заявляют, что если обе стороны – США и Россия – не смогут договориться по ДРСМД, европейцы первыми почувствуют негативные последствия распада договора. Эксперт шведского СИПРИ Иан Энтони тоже считает, что развал договора представляет собой прямую угрозу европейской безопасности, так как производство и развертывыние ракет средней дальности подводит все европейские страны под радиус действия этих  ракет.

Ульрих Кюн и Анджела Кейн повторяют слова Горбачева о ДРСМД и утверждают, что из-за короткого времени подлета подобные ракеты будут для Европы «как дуло пистолета у головы». Более того, Кейн и Кюн уверены, что если преодолеть разногласия по ДРСМД окажется невозможным, вероятность договориться  о продлении Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ) также станет гораздо меньше.

Интересно также отметить мнения экспертов о возможных последствиях развала ДРСМД не только для общей европейской безопасности, но и для национальной безопасности отдельных стран. Георг Масколо приводит в пример массовые протесты против размещения ракет США в Германии в 80-х годах и популярный лозунг одного из социальных движений того времени: «Чем короче ракеты, тем мертвее немцы». Масколо отмечает, что ни в одной стране не оспаривали решение НАТО о размещении ракет этого класса так, как в Германии, и ни одна страна не извлекла такую огромную выгоду от ДРСМД, как Германия. Подобно Масколо, немецкое издание Шпигель замечает, что размещение ракет США на территории Германии в 1980-х годах стоило федеральному канцлеру Шмидту его поста. Повторное размещение ракет на территории Германии в случае распада ДРСМД расколет современное немецкое общество еще больше, уверены в редакции.

 

Что делать Европе?

Несмотря на очевидный консенсус о важности ДРСМД для европейской безопасности, у европейских политиков и экспертов нет единого понимания того, что нужно сделать для сохранения договора. Правящая коалиция Германии заявила, что долгосрочной целью должен остаться мир без ядерного оружия, и для этого ДРСМД должен быть укреплен в качестве ключевого элемента архитектуры ядерной безопасности и безопасности Европы. В связи с этим коалиция потребовала от федерального правительства Германии активно принять участие в предотвращении новой ядерной гонки вооружений на европейском континенте и приложить усилия на самом высоком уровне для сохранения договора. В то же время, партия Зеленых обвинила коалицию и правительство в бездействии и призвала правительство доказать свою приверженность ядерному нераспространению, начав с местного уровня: подписать Договор о запрещении ядерного оружия (ДЗЯО) и выступить против размещения любых ракет на территории ФРГ. Хотя и немецкое правительство, и оппозиция отмечают важность ДРСМД, дальше публичных дебатов дело не пошло.

Эксперты тоже предлагают различные меры. Говоря о российском нарушении ДРСМД и развертывании запрещенных ракет SSC-8, Корентин Брустляйн из французского IFRI отметил, что недавно представленный США обзор ядерной политики предусматривает разработку технологий, которые должны заставить Россию передумать о развертывании запрещенных ракет. Мнения о том, что силовые меры способны принудить Россию к соблюдению договора и большей прозрачности, придерживается и Яцек Дуркалец, который призывает к более жестким ответным действиям и принуждению России к диалогу. Польский эксперт отмечает, что, хотя развертывание новых систем средней дальности США и НАТО в Европе будет излишним и ненужным, ответ на российские нарушения может включать в себя меры в области обычных вооружений. Схожую позицию занимает и Вайдас Салджунас, который выступает за усиление контингента войск НАТО в Литве и размещение усиленной системы ПРО на территории страны.

Есть и те, кто призывает к менее радикальным методам. Ульрих Кюн, Анна Пицели и Анджела Кейн предлагают пропорциональные российским действиям меры и отмечают важность тщательной координации действий внутри НАТО. Эксперты призывают усилить дипломатическую работу и более активно поддерживать режим разоружения, контроля над вооружениями и нераспространения. Бывший чиновник НАТО Штефан Хинц обращает внимание на то, что предложенный США вариант «двойного решения 2.0», подразумевающего сначала довооружение, а затем переговоры, на данный момент не находит единогласной поддержки среди стран-союзников. В связи с этим, главная цель европейцев – тщательно обсудить несоблюдение Россией обязательств по ДРСМД и достичь консенсуса в этом вопросе, уверен Хинц. Дипломатия важна как для диалога с Россией, так и внутри альянса.

 

Ракетам в Европе не быть

Анализ позиции европейских стран и экспертов в отношении ДРСМД до возникновения кризиса показывает, что договор продолжал оставаться ключевым элементом ядерной безопасности Европы. Однако европейские политики и эксперты не могли достичь консенсуса относительно мер по нормализации ситуации: жесткие ответные меры находили особую поддержку у экспертов из Восточной Европы и стран Прибалтики, однако эксперты из стран Западной Европы склонялись к более дипломатичным методам. При этом ясно одно: повторное развертывание ракет средней и меньшей дальности на территории Европы не находило поддержки даже у более жестко настроенных экспертов, что делает такой сценарий развития событий маловероятным.


Выходные данные cтатьи:

Ядерный Контроль, Выпуск 9-10 (503-504), 2018

Обсуждение

 
 
loading