Популярные статьи

Ситуация вокруг соглашения об иранской ядерной программе остается напряженной.  В интервью «Ядерному Контролю» член Экспертного совета ПИР-Центра, советник главы Организации по атомной энергии Ирана посол Али Асгар Солтание обрисовал свое видение международного режима нераспространения и места в нем...

3 сентября 2017 г. КНДР провела свое шестое ядерное испытание. О том, с какой целью могут проводиться ядерные испытания, в интервью «Ядерному Контролю» рассказал член Совета ПИР-Центра, начальник 12 Главного управления министерства обороны России (1992–1997 гг.) генерал-полковник Евгений Маслин.

– З...

В эксклюзивном интервью «Ядерному Контролю» директор по исследованиям организации European Leadership Network (ELN) Лукаш Кулеса рассказывает о том, каким образом европейцы видят свою роль в решении актуальных проблем нераспространения и контроля над вооружениями.

1. Совместный всеобъемлющий план де...

Все Статьи

Опрос




 

Авторы

  • Должность : Руководитель Службы международных связей и контактов с прессой
  • Место работы : Горбачев — Фонд
Все эксперты

Гигантский скачок для человечества: как Россия и США сократили арсеналы тактического ядерного оружия

Павел Палажченко

Я не очень люблю «лирику», красивые фразы, но о том, что произошло 27 лет назад, осенью 1991 года, можно сказать словами Нила Армстронга, первого человека, ступившего на поверхность Луны: «Гигантский скачок для человечества». Мне довелось участвовать в достижении договоренности, избавившей человечество от огромных запасов тактического ядерного оружия. Договоренности, достигнутой без «перетягивания каната», многолетних переговоров, политических игр.

Хорошо помню, как это началось. Утром 27 сентября в аппарат президента СССР в Кремле позвонили из посольства США с сообщением, что временный поверенный Джим Коллинз хочет как можно скорее передать письмо президента Буша президенту Горбачеву. Коллинз добавил только, что письмо касается ядерного разоружения.

Через час руководитель отдела внешней политики аппарата президента А.С. Черняев принял Коллинза. Тот пришел с помощником, с Черняевым был я. Без предисловий и лишних слов Коллинз передал Черняеву текст письма. Беглого ознакомления с текстом было достаточно для того чтобы понять, что речь идет о беспрецедентном шаге.

Горбачев в этот день вел переговоры с египетским президентом Мубараком. Переведенное мною письмо Буша ему показали в перерыве между переговорами и официальным обедом. Он поручил Черняеву «срочно собрать военных и мидовцев и обсудить». Мы стали звонить в ведомства, министра обороны Шапошникова не было на месте, приехали недавно назначенный начальник генштаба Лобов и генерал Ладыгин, начальник договорно-правового управления. От МИДа приехал В. П. Карпов, заместитель министра, с которым я был хорошо знаком и вместе работал.

Минут десять-пятнадцать они читали и перечитывали текст, делали заметки. Масштаб инициативы Буша впечатлял. Если коротко, то речь шла о ликвидации всего арсенала американских тактических ядерных вооружений наземного базирования, в том числе развернутых за рубежом, снятии с вооружения тактических ядерных средств надводных кораблей и ударных подводных лодок (часть из них уничтожается, часть – централизуется в местах хранения), снятии с боевого дежурства стратегических бомбардировщиков и МБР, подлежащих уничтожению согласно подписанному за два месяца до этого договору СНВ, а также прекращении ряда программ модернизации американских СНВ. Впервые американский президент откликнулся на призыв СССР включить в процесс ядерного разоружения крылатые ракеты морского базирования «Томагавк». Буш также предложил взаимно отказаться от МБР с разделяющимися головными частями. Все остальные шаги предпринимались в одностороннем порядке, в то же время Буш писал, что рассчитывает на аналогичные шаги СССР.

- Что вы думаете? – спросил Черняев собравшихся. С военными и мидовцами Анатолий Сергеевич всегда говорил коротко и ожидал коротких и ясных ответов. Но собеседники молчали. В повисшей тишине Ладыгин наконец сказал:

- Если это будет осуществлено, то стратегический паритет как мы его знаем перестанет существовать.

Это заявление прозвучало странно. Инициатива Буша затрагивала прежде всего тактическое ядерное оружие; единственное предложение по СНВ, которое наши военные всегда считали неприемлемым, касалось ликвидации МБР с РГЧ ИН. Но оно не выдвигалось как условие, о чем я шепнул Черняеву.

Черняев был очевидно расстроен. Вздохнув, он спросил:

- Скажите мне, вы считаете, что американцы это предлагают, чтобы нанести нам ущерб, или потому, что хотят уменьшить ядерную опасность?

Опять повисла тишина. Наконец, Карпов сказал:

- Я думаю, что второе.

Я знал Виктора Павловича с разных сторон и в разные моменты. Но в этот момент я им гордился. Без лишних слов и ухищрений он сказал то, что надо было сказать.

Как потом рассказывали американцы, разработку этой инициативы они начали сразу после путча. По понятным причинам их очень тревожила проблема тактического ядерного оружия в республиках – насколько надежно оно контролируется и что будет, если оно окажется в руках независимых государств. Эта тревога пока еще не касалась стратегического ядерного оружия – американцы предполагали, что при любом сценарии будет решен вопрос о его «централизации» (как выяснилось потом, они ошибались – в Беловежской пуще этот вопрос решен не был). И едва ли не главным для них было то, что они рассчитывали на аналогичные ответные шаги СССР.

Тем временем Коллинз сообщил, что Буш хотел бы до своего выступления по телевидению, в котором он объявит об американских шагах, переговорить по телефону с Горбачевым. Сразу же начали готовить звонок. Потом Черняев рассказывал, что военные «набросали всяких придирок и вопросов». Но еще до разговора с Бушем Михаил Сергеевич принял решение о создании комиссии во главе с И.С. Силаевым, который тогда выполнял функции премьер-министра (кабинет министров был после путча распущен), для подготовки ответа на американские шаги. В комиссию кроме руководителей ведомств был включен также А.Н. Яковлев.

Телефонный разговор состоялся вечером по Москве (в Америке рабочий день только начинался). Горбачев начал, как мне показалось, несколько осторожно, приветствовал инициативу Буша, а затем начал задавать «набросанные» военными вопросы. Буш, как обычно, был к разговору готов и ответы у него были. Закончили на позитивной ноте. «Я вижу, - сказал Горбачев, - что речь идет о крупной инициативе президента США, и уже отдал распоряжение о создании комиссии для подготовки нашего ответа».

Ответ, согласованный со всеми ведомствами, был подготовлен за одну неделю – к 5 октября. Горбачев обнародовал его в выступлении по телевидению, предварительно сообщив содержание Бушу. Некоторые меры были зеркальными (ликвидация ядерных боезарядов тактических ракет, снятие с боевого дежурства подлежащих сокращению СНВ), другие – «специфически нашими» (ликвидация атомных мин, от которых американцы давно отказались), некоторые – приглашением к аналогичным шагам США (ускорение процесса сокращения СНВ, мораторий на ядерные испытания – с первым американцы согласились, со вторым – не сразу). Ответ сильный, очень достойный.

Сколько единиц ядерного оружия было ликвидировано в результате этих взаимных односторонних мер? По данным США с их стороны – более 4 тысяч. У нас этого добра было наштамповано больше, так что, надо полагать, и уничтожено больше. Россия официальных данных, насколько мне известно, не предоставляла, но военные заявляли в начале 2000-х годов, что все сокращения реализованы.

Взаимные односторонние меры время от времени подвергаются критике. Во-первых, из-за их неподконтрольности, во-вторых – возможной обратимости. Но с точки зрения того, что было достигнуто в результате этого прорыва, это, по-моему, придирки. Во всяком случае, начиная с 2007 года стороны не предъявляли друг другу претензий относительно реализации объявленных тогда мер. Хотя надо признать, что эти виды оружия не запрещены, и кто знает, что может произойти в нынешней накаленной атмосфере.

Но факт остается фактом. Без длительных, изматывающих переговоров (чтобы подготовить Договор СНВ-1, потребовалось девять лет) были достигнуты договоренности, избавившие человечество от нескольких тысяч «атомных бомб», накопленных за годы холодной войны. Действительно гигантский скачок. И хотя я не думаю, что нечто подобное возможно сейчас, в будущем этот опыт, несомненно, пригодится.

Материал впервые опубликован на странице автора в Facebook


Выходные данные cтатьи:

Обсуждение

 
 
loading