Популярные статьи

По данным Международного энергетического агентства (МЭА), наибольшая доля потребления ископаемого топлива в мире приходится на электроэнергетический сектор и теплоэнергетику. По оценкам МЭА, эти сектора в 2013 г. были ответственны за 42% объемов эмиссии парниковых газов, связанных с использованием и...

Ситуация вокруг соглашения об иранской ядерной программе остается напряженной.  В интервью «Ядерному Контролю» член Экспертного совета ПИР-Центра, советник главы Организации по атомной энергии Ирана посол Али Асгар Солтание обрисовал свое видение международного режима нераспространения и места в нем...

По итогам второй сессии Подготовительного комитета Конференции 2020 года по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) ее председатель посол Республики Польша Адам Бугайский дал эксклюзивное интервью бюллетеню Ядерный Контроль и поделился своими взглядами на прошедшую ...

Все Статьи

Опрос



 
Вам нравится статья?
 

Авторы

  • Должность : Член дирекции, почетный член Международного клуба "Триалог"
  • Место работы : Институт мировой экономики и международных отношений Российской академии наук
Все эксперты

Евразийская безопасность в глобальном контексте

Вячеслав Иванович Трубников

Тезисы Вячеслава Ивановича Трубникова

Международная Школа ПИР-Центра по проблемам глобальной безопасности 2019

 

Не замыкаться на проблемах военной безопасности. Будущее архитектуры безопасности следует рассматривать во всей многогранности и противоречивости сегодняшней ситуации. Самое главное – не замыкаться на проблемах военной безопасности. Критически мало внимания уделяется таким стратегическим угрозам, как загрязнение окружающей среды и изменение климата. Ничего страшнее экологической катастрофы быть не может. Решая сегодняшние проблемы безопасности, нужно думать о том, в каком мире мы живем сейчас, и в каком мире будут жить будущие поколения. Экологическая безопасность должна быть обязательной частью любой архитектуры безопасности. 

Архитектура безопасности в Евразии формируется на фоне общемирового контекста. Сейчас этот контекст характеризуется нестабильностью, непрозрачностью, разрушением устоявшихся союзов и объединений и отсутствием сложившихся норм еще только формирующегося полицентричного миропорядка. 

В Европе проявляются тенденции к тому, чтобы создать свою собственную систему европейской коллективной безопасности, а не евроатлантической. Сложно сказать, хватит ли у европейцев и воли, и финансов для того, чтобы создавать параллельную НАТО систему безопасности. 

Архитектура евразийской безопасности формируется сегодня на трех направлениях: «Один пояс – один путь» (продвигается Китаем), безопасность в Индо-Тихоокеанском регионе (американская идея, направлена на противодействие китайскому влиянию в Евразии) и российский проект ЕАЭС. 

Индия устоит. Индия – одна из ведущих держав Евразии. Сегодняшняя Россия, несмотря на то что у нас тесное стратегическое партнерство с Индией, должна учитывать, что американцы очень активно втягивают в то, что по сути является антикитайским блоком, четверку США, Австралии, Японии и Индии. И надо будет еще очень долго приглядываться к тому, насколько суверенная Индия сможет устоять против этого американского давления. У меня есть уверенность в том, что она устоит, но американцы давят все больше и больше. По всей вероятности, Индию будут задевать санкции, но Индия очень ловко их умеет обходить. 

Выборы в Индии. Нам выгоден тот кандидат, кто выгоден индийскому избирателю. Индийский избиратель еще ни разу не ошибался. Для нас ничего не изменится. Моди – это не человек, качнувшийся в сторону США. Наоборот, это США качнулись в сторону Индии. Они поняли, что вес Индии – единственное, что может сдерживать Китай. Они выбрали Индию, и сделали правильно. Индия как очень прагматичная нация получает от этого взаимодействия технологии. Соглашения, которые кажутся кабальными, она подписывает с одной целью – иметь доступ к современным технологиям. И я думаю, что эта позиция верная.

В Южной Азии два ядерных государства не могут решить проблему 70-летней давности – проблему Кашмира. Эти страны занимают диаметрально противоположные позиции. Индия, которая могла бы, в силу своей экономической и военной мощи, выступить инициатором решения этой проблемы, до сих пор упорствует, считая, что инициатором должен стать Пакистан. Однако Пакистан не в состоянии выступить в этом качестве, поскольку ростки демократии там крайне слабы, а все политики, выступавшие за нахождение общего языка с Индией, были осуждены или убиты.

Индийская ядерная программа. Не может международное сообщество, и прежде всего ядерные государства, занимать позицию страуса – прятать голову в песок и делать вид, что ничего вокруг не происходит, что индийцев можно ставить в один ряд с остальными государствами, пытающимися произвести ядерное оружие.

Индийская ядерная программа – самостоятельный продукт от А до Я. Индия не воровала ни у кого ядерных технологий, не нарушала ни одного международного закона. С этой точки зрения претензии к Индии как к государству, которое участвовало, содействовало, поощряло или пользовалось нарушениями режима нераспространения ядерного оружия, невозможны.

До тех пор, пока ядерное оружие находится в руках ответственных режимов – независимо от того, какой это режим, военный или демократический – военного конфликта с использованием ядерного оружия быть не может. У индийцев была блестящая возможность, и кое-какие элементы подталкивали Индию использовать это оружие в качестве возмездия за террористический акт ноября 2008 года в Мумбае. Тем не менее, несмотря на призывы со стороны радикалов, националистических, шовинистических элементов, Индия на это не пошла. Она мобилизовала международное общественное мнение против того, что сделал Пакистан. То есть, ответственные режимы не будут это оружие использовать.

Концепция Индо-Тихоокеанского региона себя утвердила, но в качестве американского проекта архитектуры безопасности в Евразии. Что касается транспортного коридора «Север-Юг», Россия мало сделала для его развития. Но с политической точки зрения, этот коридор нужно защищать, даже в рамках «Один пояс – один путь». Для Россия эта концепция не может быть заменой коридору «Север-Юг».

 

Strange Bedfellows. Сегодня продолжают создаваться союзы стран – в них всё чаще вступают те, кого американцы называют strange bedfellows. Это можно видеть на примере коалиции России, Ирана и Турции в Сирии – сложнейшем объединении, где противоречий больше, чем взаимодействия. Но тем не менее и Иран, и Турция для России выгодны в качестве «попутчиков», что не говорит о том, что сотрудничество с ними будет выгодно России до конца. 

Иран – страна с очень сложной внутренней обстановкой и сложными отношениями с США. Нельзя сказать, что Иран на сто процентов доверяет своему руководству. По факту, существует два Ирана: Иран духовников и светский Иран. Два общества уживаются, но верхушку все-таки держат муллы, аятоллы. Это не продлится долго, поскольку электорат Ирана становится моложе, и он не настроен на поддержку мечети. Ракетно-ядерная программа Ирана тоже не очень простая вещь – она как была не очень прозрачной, так такой и остается. От Ирана требуется большей открытости. 

Афганистан на протяжении многих лет не может обрести внутреннюю стабильность и не сможет до того момента, пока страну не покинут американские войска. Они, в свою очередь, не в состоянии этого сделать, поскольку не способны захватить с собой все завезенное в Афганистан оружие. Вывезти его без содействия России они не смогут. В данном контексте ухудшение российско-американских отношений не сулит радужных перспектив на ближайший и даже среднесрочный период. Американцы, договорившись с официальным Кабулом и талибами, останутся в стране еще как минимум на пять лет. Единственное, что они при этом смогут, – заботиться о своей собственной безопасности и о безопасности того оружия, которое они передали официальным властям. Если американцы покинут афганскую территорию, а талибы начнут резкое контрнаступление, участь афганской армии будет плачевной, потому что половина состава разбежится, захватив оружие, а половина перейдет на сторону талибов. Неслучайно, что Россия пошла на диалог в том числе и с талибами, стремясь прежде всего достичь политического урегулирования между талибами и властями Кабула, а уже потом решать вопрос о выводе американских войск.

Межафганские переговоры. Межафганские форматы разные в силу того, что разные государства хотят играть в них лидирующую роль. Не стоит забывать того периода, когда существовал Северный альянс, которому помогали США, Индия и Россия. Этим трем странам ситуация в Афганистане небезразлична, как и странам Центральной Азии, и Китаю. Афганская проблема непроста, поэтому я не вижу вреда от того, что существует несколько форматов: какой-то из них может оказаться успешным. Было бы хорошо, если бы успешным оказался именно российский формат. 

 

Контроль над процессом разоружения. Я большой скептик в отношении разоруженческих процессов. Я внутренне не принимаю, не осудите меня, призывов к разоружению. Ни одно уважающее себя государство не позволит контролировать свое собственное оружие и процесс его создания. Я интерпретирую контроль над вооружениями как контроль над процессом разоружения. Он касается только тех, кто занят разоружением. Посмотрите, мы не контролируем Китай – и Китай не поддается никакому контролю.

Обзорный процесс ДНЯО. Мы не в состоянии создать какой-то алгоритм проведения Обзорной конференции ДНЯО, который бы гарантировал нам успех. Неуспех в данном случае – это имманентная участь всего процесса. Помимо всего прочего, нужна политическая воля, чтобы какие-то рекомендации, представления о том, как выстраивать сегодняшний мир, реализовывались. Потребовать политической воли от своего партнера мы не состоянии. Нужно какое-то стечение обстоятельств, хороший климат – тогда и Обзорная конференция может сделать шаг вперед. А когда она проводится в условиях ухудшившегося политического климата, рассчитывать на успех очень сложно, практически невозможно. Поэтому смотреть на нынешний процесс надо достаточно реалистично, спокойно, и продолжать эту работу. Эта работа – и серьезный сдерживающий фактор в отношении безответственных режимов, и возможность привлечь внимание международной общественности к тому, что не удается выполнить, сделать кого-то публичным нарушителем международной договоренности.

Демократические принципы в разведке. Непременно среди качеств, которыми должен обладать руководитель, присутствует обязательная опора на людей, которые тебя окружают, стремление вырабатывать коллективные решения в сочетании со способностью и готовностью лично отвечать за результаты этих решений, поскольку ты руководитель, ни на минуту не забывать, что в такой организации военного уклада, как разведка, демократические принципы управления дают наиболее успешные результаты. Руководитель должен уметь опираться на то, что откровенно и жестко сопротивляется. Только тогда этот руководитель не провалится и не совершит ошибок, которые могут иметь своими корнями любовь к подхалимажу и почитание готовности подчиненных выполнять любое твое указание.  

Будущее разведки. Техника vs человек.  Будущее разведки я вижу все более и более сложным, поскольку задач перед ней будет возникать все больше. Вплоть до сегодняшнего дня в разведке борются две точки зрения. Первая – «технические средства решат все, что нужно», вторая – без human intelligence, то есть агентурной разведки, невозможно видеть мир так, как он развивается на самом деле. Я сторонник второй точки зрения. Мы можем сфотографировать из космоса всё, что угодно. Я сам видел фотографии, которые 30-40 лет назад делали американские спутники – на них были изображены следы валенок нашего часового на военно-морской базе в Мурманске. Только представьте, какое уникальное качество фотосъёмки! Но по этому снимку никто не может сказать, кто был в этих валенках, а также куда и зачем он пошел. Для того, чтобы знать зачем, надо проникать в самое главное – в кухню (сознание) руководства той страны, которая является вашим потенциальным противником. Нужно разбираться в мотивах, которыми они руководствуются. Суверенитет любого государства испокон веков держался на разведчиках. Поэтому разведка не умрет – она будет развиваться в соответствии с теми требованиями, которые ей будет предъявлять политическое руководство страны.

Читать материал в pdf


Выходные данные cтатьи:

ПИР-Центр, апрель 2019 года

Обсуждение

 
 
loading