Популярные статьи

Деятельность МАГАТЭ уже не одно десятилетие способствует поддержанию международного мира и безопасности — агентство поддерживает использование атомной энергии в мирных целях и снижает риск распространения ядерного оружия. Казалось бы, успешная деятельность организации окупает все финансовые затраты ...

Томский государственный университет давно зарекомендовал себя в российских и международных кругах как «кузница кадров» в области нераспространения ядерного оружия, причем кузница качественная и авторитетная. Поэтому особенно отрадно, что, напряду с подготовкой молодых специалистов в данной сфере, ТГ...

Союзники России по ОДКБ: оценка качества диалога и возможности выработки совместных позиций по ключевым вопросам ядерного нераспространения и разоружения image

В декабре 1991 года Советский Союз прекратил своё существование. Теперь уже для России особенно острым стал вопрос поиска союзников. Если во времена Холодной войны Советский Союз возглавлял Организацию Варшавского договора, то после его распада оказалось, что вокруг России нет ни одного союзника. По...

Все Статьи

Опрос



 

Авторы

  • Должность : Директор
  • Место работы : ПИР-Центр
  • Должность : Координатор Программы «Нераспространение и Россия», редактор бюллетеня «Ядерный контроль»
  • Место работы : ПИР-Центр
Все эксперты

Занозы диалога и попытка уравнения

Орлов В.А., Семенов С.Д.

Эксперты ПИР-Центра Владимир Орлов и Сергей Семенов — о перспективах российско-американского диалога по контролю над вооружениями.

Наследие президента США Дональда Трампа в области контроля над вооружениями будто пепелище. А над пепелищем еще и густой туман. Впервые после окончания Холодной войны Москва и Вашингтон подошли к черте, за которой развал всей договорно-правовой системы, обеспечивающей ясность и предсказуемость в отношении ядерных арсеналов России и США. Когда оказываешься у такой черты, мигом похмелье может выветриться. Если так, то две крупнейшие ядерные державы просто обречены на то, чтобы возобновить работу по спасению, а затем и по капитальному ремонту архитектуры стратегической стабильности…

А если не так? Ведь другой сценарий — это когда голова над самой пропастью закружится и тогда ты в нее, в эту пропасть, безнадежно скатишься…

Пять недель продолжался марафонский мозговой штурм ПИР-Центра и вашингтонского Центра стратегических и международных исследований. Что мы услышали от близких к будущей администрации Джо Байдена экспертов? Что контроль над вооружениями не разменная монета. Что он одинаково нужен и России, и США.

Конечно, критически важно, чтобы обещанное Байденом продление ДСНВ сопровождалось продолжением консультаций по вопросам стратегической стабильности. Видим мы и то, что готовность демократической администрации к диалогу не означает отхода от ряда прежних позиций. Так, США не откажутся от требований охватить всю номенклатуру ядерных боезарядов и подключить к процессу переговоров КНР. По этим вопросам намечается двухпартийный консенсус, на этом настаивают и американские военные. Однако, как нам кажется, есть шанс, что администрация Байдена подойдет к этим вопросам более реалистично и не будет ждать немедленных успехов. В частности, приближенные к новой администрации эксперты отдают себе отчет: Россия не будет оказывать давление на КНР, чтобы Пекин присоединился к контролю над вооружениями. Но и России не следует ожидать, что Вашингтон будет как-то побуждать Лондон и Париж к участию в многостороннем контроле над вооружениями.

Маловероятно, что Москве и Вашингтону удастся заключить некую всеобъемлющую договоренность.

Скорее вместо единого СНВ-4 стоит выстраивать систему «стратегических уравнений», элементы которой предусматривали бы возможность подключения третьих государств. При этом важны не столько конкретные цифры, сколько механизмы по обеспечению предсказуемости в отношении всех элементов «уравнения безопасности»: традиционных и новых систем стратегического назначения, противоракетной обороны, ракет средней и меньшей дальности.

Один из элементов такой системы мог бы включать общий потолок по всем ядерным боезарядам и отдельные подуровни для стратегических и нестратегических боезарядов (как развернутых, так и находящихся в резерве). Вкупе с ограничениями на количество развернутых и неразвернутых средств доставки это позволило бы, с одной стороны, решить проблему американского возвратного потенциала, а с другой — отчасти снять американские озабоченности относительно российского арсенала нестратегического ядерного оружия.

Кроме того, своевременным было бы договориться о запрете атак против объектов критической инфраструктуры, связанных с ядерным оружием: спутников связи, систем предупреждения о ракетном нападении, систем управления и контроля.

Не питаем иллюзий. В битвах за вытачивание взаимоприемлемого стратегического уравнения будет сломано немало копий. Никуда не денутся занозы российско-американского диалога. Арьергардные бои будут вести и те, кто по-прежнему считает курс Трампа в вопросах стратегической стабильности единственно верным.

Но какова альтернатива? Если Москва и Вашингтон не проявят гибкости и дальновидности сейчас, увязнут в спорах о мелочах, то скоро и разрушать-то будет нечего. Туман рассеется — и мы увидим одни руины, которым уже никакой ремонт не поможет.


Выходные данные cтатьи:

Газета "Коммерсантъ" №235 от 22.12.2020, стр. 6

Обсуждение

 
 
loading