Популярные статьи

Современную систему гарантий МАГАТЭ можно охарактеризовать как международную систему контроля выполнения государствами своих обязательств по мирному использованию ядерной энергии. С момента ее установления в 1961 г. система находится в развитии, отвечая на вызовы времени и ожидания государств. В 199...

По данным Международного энергетического агентства (МЭА), наибольшая доля потребления ископаемого топлива в мире приходится на электроэнергетический сектор и теплоэнергетику. По оценкам МЭА, эти сектора в 2013 г. были ответственны за 42% объемов эмиссии парниковых газов, связанных с использованием и...

– Два года назад в «Ядерном Контроле» вышло с Вами интервью. Что с тех пор изменилось? Подведите итоги 2019 года.

В прошлом интервью я сказал, что МЦОУ состоялся как структура, которая на практике доказала свою состоятельность. Опираясь на основы концепции, заложенные в инициативу президента России,...

Все Статьи

Опрос



 
Вам нравится статья?
 

Авторы

  • Должность : Директор
  • Место работы : ПИР-Центр
  • Должность : Координатор Программы «Нераспространение и Россия», редактор бюллетеня «Ядерный контроль»
  • Место работы : ПИР-Центр
Все эксперты

Будущее российско-американского контроля над вооружениями: принципы взаимодействия и новые подходы

Хэзер Конли, Владимир Орлов, Евгений Бужинский, Сайрус Ньюлин, Сергей Семенов, Роксана Габидуллина
Будущее российско-американского контроля над вооружениями: принципы взаимодействия и новые подходы image

Одним из первых решений администрации Байдена в области политики безопасности стало продление ДСНВ без каких-либо условий. ДСНВ представляет один из последних остающихся элементов международной архитектуры контроля над вооружениями и одну из немногих возможных областей продуктивного взаимодействия России и США, отношения которых в остальном “токсичны” и лишены доверия. Однако обстановка в сфере безопасности кардинально изменилась с 2010 года, когда был заключён ДСНВ.  Договор охватывает только часть “уравнения безопасности”, тогда как системы ПРО, новые системы безопасности, космические объекты не подпадают под сферу охвата формальных соглашений о контроле над вооружениями. И Москва, и Вашингтон – хотя и в разной степени – имеют основания быть обеспокоенными ядерными потенциалами третьих стран, которые не являются участниками существующих соглашений о контроле над вооружениями.

На этом фоне возникает вопрос, как в будущем переосмыслить российско-американский диалог по контролю над вооружениями? С чего начинать переговоры или обсуждение? С новых систем? С восстановления некоего подобия доверия, подкрепленного расширенными мерами транспарентности? С подтверждения и выработки принципов на международных площадках вместо заключения новых формальных соглашений? Что действительно может быть сделано за 5-летний срок продления договора? Поиску ответов на данные вопросы были посвящены четыре раунда обстоятельных обсуждений в рамках прошедшего в ноябре-декабре 2020 г. российско-американского экспертного диалога по стратегической стабильности. В качестве соорганизаторов выступили ПИР-Центр и Центр стратегических и международных исследований (CSIS). Этот двусторонний диалог был уникален тем, что в нем был представлен широкий спектр взглядов на контроль над вооружениями как с американской, так и с российской стороны. При этом организаторы стремились заложить основу для переговоров по контролю над вооружениями, которая выдержала бы политические колебания в обеих странах.

Читать доклад


Выходные данные cтатьи:

Индекс Безопасности №4 (18), 2021

Обсуждение

 
 
loading