У молодых нераспространенцев есть пример

26.09.2017

Роланд Михайлович – образец профессиональной и человеческой мудрости.  Роланду Михайловичу, этому патриарху, этому родоначальнику режима ядерного нераспространения все интересно, все любопытно. Секрет Роланда Михайловича прост. Он не играет в классики, не изображает из себя патриарха. Ему это все очень далеко. Да и скучно. Как далеко, непонятно и неприемлемо, когда рядом с ними псевдоэксперты, тужась, жонглируют громкими именами политиков и т.п., к которым они якобы приближены. Чинопочитания на дух не переносит. В общем, головокружение от знакомства с вип-персонами, — такого вируса он счастливо избежал. Завидный иммунитет.

Но вот сам Роланд Михайлович оказался для многих источником одного серьезного вируса: вируса нераспространения. Очень заразительным оказался его пример. Нынешней российской школы ядерного нераспространения никогда бы не было, ни прояви в самом начале 1990-х гг. посол Тимербаев поразительного энтузиазма, да и поразительной настойчивости. Он заражал нас (тех, кого можно было бы назвать молодыми специалистами, если бы не честное признание того факта, что до знакомства с Тимербаевым большинство из нас специалистами в этой области, конечно, не были) дискуссиями о том, куда должно идти нераспространение и разоружение, увлекал — иногда в буквальном смысле слова, — ведя за руку и щедро делясь своими знаниями (и, конечно, совсем не только о нераспространении): сначала в походах на калифорнийском Биг Сюре, потом в прогулках по так хорошо ему знакомому Манхэттену (проходя мимо 67-й улицы: «А вот дом, который я покупал для СССР»), в разгар конференции 1995 г. по продлению того краеугольного Договора о нераспространении ядерного оружия, который он частично писал, и наконец, — в Москве, Киеве, Ташкенте... Так что это не только российская школа: ученики Тимербаева по всему бывшему СССР, в США, в Европе...

Роланд Михайлович Тимербаев — настоящий учитель: доброжелательный и требовательный. Не позволяет ставить планку низко. Когда в 1994 г. на Пушкинской площади в здании «Московских новостей», я вместе с небольшим кружком товарищей и единомышленников (Вадим Козюлин, Дмитрий Евстафьев, Ильдар Ахтамзян) клепал, действительно, клепал, тогда еще очень кустарно, хотя уже и зараженный нераспространенческим вирусом, пилотный номер журнала «Ядерный Контроль», главным нашим «ОТК», самым строгим судьей был посол Тимербаев. Вспоминаю, с каким трепетом мы направляли ему гранки... Ведь мы знали, с какой высочайшей требовательностью он подходит к собственным текстам: педантично вычитывает, выверяет, не допуская и не пропуская ни сбившейся сноски, ни опечатки. Он и ученый, он и корректор.

Как бы сделать так, чтобы каждый начинающий ученый перенял у Роланда Михайловича хотя бы частичку такой скрупулезности и требовательности к себе, умения работать с архивными документами, культуры работы с текстами, умения слушать собеседника. Работать и просто общаться с Роландом Михайловичем – очень полезно для молодых. Кто-то уже вырос, но я рад, что подтягивается новое поколение, начинает идти по стопам Роланда Михайловича, следуя его примеру, продолжают дело нераспространения.

 

Владимир Орлов

Основатель, советник ПИР-Центра

Член Консультативного совета при Генеральном секретаре ООН по вопросам разоружения.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading