Letter: Ядерный контроль, Выпуск #6, 8-22 апреля, 2013

22.04.2013
Ядерный контроль, Выпуск #6, 8-22 апреля, 2013

ЯДЕРНЫЙ КОНТРОЛЬ

Выпуск # 450 (6), 2013

8 апреля – 22 апреля

ЦИТАТА НОМЕРА

«По вопросу Северной Кореи у нас нет расхождений с США – не надо никого пугать военными маневрами, и тогда есть шанс, что все успокоится».

Министр иностранных дел России Сергей Лавров


СОДЕРЖАНИЕ:

ЯДЕРНОЕ И РАКЕТНОЕ ДОСЬЕ

Иранское ядерное досье

Ядерная программа КНДР

Противоракетная оборона

Международное атомное сотрудничество

Ситуация в Японии после аварии на АЭС «Фукусима»

КОММЕНТАРИИ

  • Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы по ситуации вокруг КНДР.
  • Из итогового заявления встречи Министров иностранных дел стран «Группы восьми».

ИНТЕРВЬЮ

  • Начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны России Сергей Кошелев о московской конференции по европейской безопасности и проблеме ЕвроПРО.
  • Постпред России при НАТО Александр Грушко об основной повестке предстоящего заседания Совета Россия-НАТО.

ИНФОРМАЦИЯ ПИР–ЦЕНТРА

  • Об образовании в сфере нераспространения.
  • О проведении образовательного курса ПИР-Центра для преподавателей высших учебных заведений стран СНГ «Новая реальность глобальной безопасности: меняющаяся природа угроз в XXI веке».
  • О проведении первого заседания Рабочей группы по международной информационной безопасности и глобальному управлению интернетом при Экспертно-консультативном совете ПИР-Центра.

О БЮЛЛЕТЕНЕ

ПОДДЕРЖАТЬ БЮЛЛЕТЕНЬ


ЯДЕРНОЕ И РАКЕТНОЕ ДОСЬЕ

  • Иранское ядерное досье

ПИР–Центр проведет презентацию Белой книги по зоне, свободной от оружия массового уничтожения, на Ближнем Востоке на полях Второй сессии Подготовительного комитета ОК ДНЯО в Женеве. ПИР-ПРЕСС. 8 апреля 2013.

«Главной причиной, по которой арабские страны согласились на бессрочное продление ДНЯО, было стремление обеспечить себе безопасность от ядерного оружия. Теперь вы говорите им, что это невозможно, а официальные ядерные державы, члены ближневосточного квартета умывают руки. В ответ на это арабские страны могут сказать: «Тогда мы сами будем обеспечивать свою безопасность, и ДНЯО нам для этого не нужен», – Джаянта Дханапала, президент Пагуошского движения ученых.

В рамках проекта «Россия и государства Ближнего Востока: продвигая стратегические интересы» ПИР–Центр проведет на полях второй сессии Подготовительного комитета Обзорной конференции ДНЯО 2015 г. в Женеве презентацию неправительственной Белой книги «Десять шагов к созданию зоны, свободной от оружия массового уничтожения, на Ближнем Востоке».

После того, как запланированная на декабрь 2012 г. конференция по созданию зоны, свободной от оружия массового уничтожения (ЗСОМУ), на Ближнем Востоке не была созвана, важность новых и конструктивных подходов к вопросу резко возросла. Особую актуальность вопрос приобретает в связи с приближающейся Обзорной конференцией ДНЯО 2015 г., на которой государства–участники должны будут отчитаться по выполнению решений конференции 2010 г., среди которых было и проведение конференции по созданию ЗСОМУ. Белая книга ПИР-Центра призвана предложить пути для преодоления противоречий и создания зоны на Ближнем Востоке.

Презентация пройдет 25 апреля 2013 г. в Библиотеке ООН с 16:30 до 18:00 в формате круглого стола.

Иран открыл новые объекты по обработке и добыче урана. «Интерфакс». 9 апреля 2013.

Власти Ирана запустили работу двух урановых рудников и комплекса по обработке урана.

Работа началась на двух рудниках комплекса «Саганд» недалеко от города Эрдекана в центральной провинции Йезд. Добытую там урановую руду будут доставлять на расположенный неподалеку комплекс по ее обработке «Шахид Резанижад». Это второй в Иране объект, предназначенный для получения уранового концентрата.

В церемонии открытия объектов при помощи видеосвязи принял участие президент Ирана Махмуд Ахмадинежад.

«В прошлом другие страны снабжали нас урановым концентратом, однако теперь мы один за одним открываем свои рудники», – сказал он.

Открытие новых объектов приурочено к празднованию национального дня ядерной энергетики.

Иран способен самостоятельно строить новые АЭС. «Интрефакс». 9 апреля 2013.

Иранские инженеры способны строить новые АЭС и в настоящее время проектируют строительство одной из них, сообщает агентство ИРНА со ссылкой на бывшего управляющего АЭС в Бушере Насера Шарифлу.

По его словам, иранские эксперты проектируют новую АЭС мощностью 360 мегаватт в районе Дарховен на юге страны, наибольшая часть оборудования которой будет собрана в Иране.

Б. Шарифлу отметил, что способность строить АЭС является отличительной чертой обладающей ядерными технологиями страны.

Он сказал также, что большинство «из 30 членов мирового ядерного клуба лишь немногие обладают технологиями строительства АЭС».

Иран отказывается от приостановки обогащения урана до 20%. «Интерфакс». 9 апреля 2013.

Власти Ирана вновь подчеркнули, что не собираются приостанавливать обогащение урана до 20%.

«Мы продолжим обогащать уран до 20% до тех пор, пока у нас будет необходимость обеспечивать топливом Тегеранский исследовательский реактор», – заявил глава иранской Организации по атомной энергии Ферейдун Аббаси-Давани.

Кроме того, он добавил, что иранское руководство не пойдет ни на отгрузку запасов урана ни за пределы Ирана, ни на преобразование запасов 20% урана в оксид урана, пригодный только для медицинских целей.

МАГАТЭ не исключает, что Иран не останавливал работы по созданию ядерного оружия. «Интерфакс». 9 апреля 2013.

МАГАТЭ не исключает, что Иран до последнего времени проводил работы по созданию ядерного оружия, заявил глава агентства Юкио Амано.

«Мы располагаем заслуживающей доверия информацией, что Иран продолжает такую деятельность и после 2003 года», – сказал Ю.Амано, выступая в Вашингтоне.

«Эти работы, возможно, могли вестись до настоящего времени», – отметил Ю.Амано, сообщив, что «запросил от Ирана разъяснений на этот счет».

Ю.Амано подчеркнул важность того, чтобы Иран полностью прояснил свое ядерное прошлое и открыл доступ ко всем объектам и документам.

Официально мы не знаем, продолжаются ли работы в военно-ядерной сфере в Иране до настоящего времени, сказал глава МАГАТЭ.

Однако отсутствие транспарентности со стороны Ирана порождает сомнения, подчеркнул Ю.Амано.

«Ядерный моноцикл». Андрей Баклицкий. Блог ПИР-Центра. 9 апреля 2013.

Национальный день ядерных технологий Ирана был учрежден президентом Махмудом Ахмадинежадом в 2006 г. и с тех пор ежегодно отмечается 20 фарвардина (в 2013 г. он приходится на 9 апреля, но бывают исключения, поскольку в високосный год календарь Солнечной хиджры «сдвигается» относительно григорианского). Дата берет свое начало от дня, когда иранские физики объявили о том, что полностью овладели ядерным топливным циклом, и с тех пор день ядерных технологий с завидной регулярностью используется как площадка для громких отчетов об успехах персидских физиков–атомщиков. В 2009 г. в этот день президент Ахамадинежад торжественно перерезал ленточку на открытии завода по производству ядерного топлива в Исфахане. В 2013 г. было объявлено о том, что Тегеран начал добычу урана на двух рудниках возле города Саганд в провинции Йезд, а также запустил комплекс по производству уранового концентрата (он же «желтый кек», он же оксид урана U3O8) – базового сырья для ядерного топливного цикла.

Хотя день ядерных технологий (не являющийся, кстати, выходным в отличие от, скажем, дня национализации нефтяной промышленности) приходится на фиксированную дату, и ее совпадение с завершением очередного этапа переговоров Ирана и шестерки в Алма–Ате случайно, информационный посыл Тегерана понятен. Сближения позиций добиться не удалось – Иран продолжает с удвоенным энтузиазмом реализовывать свое законное право на атомную программу. Но попробуем заглянуть чуть глубже этого информационного посыла.

Природные запасы урановой руды в Иране, по мировым меркам, довольно незначительны, даже учитывая последние данные геологоразведки, речь идет, примерно, о 4400 тонах природного урана. Для сравнения Нигер экспортирует примерно такое же количество урана в год. Начинал Тегеран свою ядерную программу, используя 600 тонн уранового концентрата, приобретенного еще шахским режимом у Южной Африки в 1970е годы, в связи с чем в научной литературе время от времени поднимался вопрос, когда же у Ирана этот запас закончится.

Затем, в 2004 г. началась добыча урана на шахте Гачин, и дисбаланс теоретически начал выправляться. Впрочем, первая партия уранового концентрата, полученного из добытого там урана, поступила в Исфахан только в 2010 г. При этом, где именно он был произведен, остается загадкой, учитывая, что запущенный вчера комплекс – первый, о котором имеется официальная информация. Новые шахты, которые, ориентировочно, будут производить 60 тонн природного урана в год, также вряд ли окажутся имунны к иранским реалиям. Дела в Иране обычно ведутся неспешно, например центрифуги второго поколения IR–2 были установлены в промышленных масштабах только в 2013 г., притом, что их тестирование велось с 2008 г., а чертежи иранцы получил от пакистанского ученого А. К. Хана еще в конце 80х – начале 90х годов прошлого века.

Но, предположим, рудники будут давать заявленные объемы сырья. С одной стороны, 60 тонн в год это немного, например, чтобы запустить один реактор АЭС требуется в среднем 75–100 тонн природного урана (плюс около 25 тонн ежегодно в дальнейшем). С другой стороны, этих реакторов у Ирана нет, и не похоже, чтобы в ближайшее время что–то появилось (Бушер полностью снабжается Россией, Арак, похоже, окончательно перешел в разряд долгостроев, про Дарховин стали забывать даже иранисты, а 16 площадок, отобранных Ираном для строительства новых АЭС, как–то даже не хочется комментировать). Возникает закономерный вопрос – зачем тогда вообще Ирану обогащать уран. Ответ «чтобы создать бомбу» будет здесь, конечно, самым простым и, возможно, не самым логичным.

Уже на сегодняшний день у Ирана есть около 6 тонн урана обогащенного до 3,5% и 167 кг урана, обогащенного до 19.75%, дообогатив весь этот запас до 90% Тегеран уже мог бы получить достаточное для бомбы количество делящегося материала. Правда, сделать бы это получилось только выслав с объектов инспекторов МАГАТЭ, и в процессе Ирану пришлось бы столкнуться с силовой реакцией Израиля и, скорее всего, США. Новые запасы «желтого кека» эту проблему не решают. Тем не менее, процесс не прекращается.

Если говорить откровенно, то и Фордо, и Натанз – два гигантских конвейера, которые производят товар, которому в Иране фактически нет применения (Тегеранскому исследовательскому реактору он в таких объемах не нужен, а ядерное оружие пока делать, похоже, никто не собирается). Как только весь этот механизм остановится, сразу возникнет вопрос – что делать дальше и ради чего, собственно, весь процесс шел с самого начала. Не уверен, что ответы на этот вопрос есть и у самого Высшего руководителя страны. Очень похоже, что иранское руководство ведет игру с открытым финалом, где главное нарастить способности, а как их применять можно будет разобраться по обстоятельствам. В этом случае мировому сообществу даже повезло, что Иран сегодня презентовал рудники и «желтый кек».

Попробую объяснить почему. Сегодня Тегеран открыто ведет торг с мировым сообществом, где на кону стоит международное положение Ирана и региональная гегемония. Торг ведут в исконно персидском стиле, с заламыванием рук, закатыванием глаз, увеличением количества центрифуг и запасов низко обогащенного урана. Следя при этом за тем, чтобы оставаться в пределах норм свободного рынка и положений ДНЯО. Но, если вдуматься, делать все эти громкие, и, в целом, безопасные для себя ходы Иран может только пока у него есть исходный материал – природный уран и его производные.

Только пока колеса вращаются можно не обращать внимания на то, куда едешь. Если запасы природного урана у Тегерана закончатся, ему придется либо выпасть из информационного поля и постепенно оказаться на периферии внимания мировой общественности, либо начать повышать уровень обогащения или идти на другие откровенно провокационные меры. А это чревато риском того, что к следующему дню ядерных технологий вместо порицания от Совета управляющих МАГАТЭ Иран может получить ракеты Иерихон над своими ядерными объектами.

США обеспокоены открытием в Иране новых объектов по обработке и добыче урана. «Интерфакс». 10 апреля 2013.

Власти США выразили обеспокоенность введением в эксплуатацию двух иранских урановых рудников и комплекса по обработке урана, заявили в американском госдепартаменте.

«Иранцы продолжают разработку ядерной программы, и мы очень обеспокоены тем, что они делают», – заявил американский представитель в ходе встречи глав МИД стран «группы восьми» в Лондоне.

Вместе с тем, он добавил, что эта новость не застала руководство страны врасплох.

Госсекретарь США Джон Керри назвал это решение властей Ирана «провокационным».

Иран создал топливные стержни для АЭС в Бушере. «Росбизнесконсалтинг». 11 апреля 2013.

Специалисты иранского Фонда конверсии урана (UCF) в Исфахане создали топливные стержни для АЭС в Бушере.

По словам замглавы Организации по атомной энергии Ирана Мохаммада Джанада Мараги, Работа была выполнена без какой-либо помощи иностранных государств. Однако других подробностей он не уточнил.

После того, как Тегерану было отказано в поставке 20-процентного обогащенного урана для медицинских исследований, Иран сам приступил к процессу обогащения урана, успешно загрузив урановые стержни отечественного производства в Тегеранский исследовательский реактор в феврале 2012 г. Как отметил М. Мараги, Иран обогащает уран до 20%, чтобы иметь возможность производить топливо для ядерных реакторов.

«Загрузка ядерных топливных стержней в Тегеранский исследовательский реактор была одним из величайших достижений Ирана, и компания Surah, которая создала эти топливные стержни, в настоящее время работает на АЭС в Бушере», – отметил замглавы Организации по атомной энергии.

Также в Иране были открыты комплекс по добыче урана «Саганд» и комплекс по производству оксида урана «Резаи Нежад». По словам М.Мараги, Иран в настоящее время добывает уран с месторождений в Бендер-Аббасе и Саганде.

Тегеран не нуждается в ядерном оружии – Ахмадинежад. «Интерфакс». 15 апреля 2013.

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад считает, что его страна не испытывает необходимости в создании ядерного оружия.

«Нам не нужна атомная бомба. Кроме того, в настоящий момент главной угрозой для мира является не ядерное оружие, а деградирующие моральные и культурные ценности Запада», – заявил он в ходе визита в Бенин.

М.Ахмадинежад также подчеркнул, что иранская ядерная программа направлена исключительно на мирные цели, и назвал атомную энергию «божественным даром».

МАГАТЭ попросили проверить АЭС в Иране. «РИА Новости». 16 апреля 2013.

9 апреля 2013 г. на юго-западе Ирана, в провинции Бушер, произошло землетрясение магнитудой 6,3. 37 человек погибли, около 850 получили травмы различной степени тяжести. Более 800 жилых домов оказались разрушены. Впоследствии в регионе произошла череда афтершоков, за одну ночь было зафиксировано не менее 87 толчков.

В провинции Бушер, в окрестностях одноименного города, находится атомная электростанция. Власти Ирана заявили, что АЭС не пострадала, работа продолжается в штатном режиме, радиационная обстановка соответствует естественным природным показателям.

Представители Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива выразили глубокую озабоченность возможной утечкой радиации из реактора станции и призвали МАГАТЭ направить своих специалистов для осмотра станции, пишет «Олбани трибьюн».

Заместитель главы Организации по атомной энергии Ирана Мохаммад Ахмадьян утверждает, что станция способна выдерживать подземные толчки силой до 9 баллов. Кроме того, чиновник напомнил, что контроль над безопасностью на АЭС в любом случае осуществляется под надзором МАГАТЭ.

Иран в некоторых случаях нуждается в обогащенном до 56% уране – руководитель иранской ядерной программы. «Интерфакс». 16 апреля 2013.

Глава иранской Организации по атомной энергии Ферейдун Аббаси заявил, что Исламской республике необходимо получить небольшое количество урана, обогащенного до 56%.

«В некоторых особых случаях, например в кораблестроении и строительстве подводных лодок, где нам придется производить небольшие двигатели, необходим уран, обогащенный до 56%», – сказал Ф.Аббаси.

При этом он подчеркнул, что эти случаи являются исключением, и Иран не планирует обогащать уран до уровня выше 20%.

 

  • Ядерная программа КНДР

Минобороны Южной Кореи не подтверждает сообщения о том,  что КНДР готовит новое ядерное испытание. «Интерфакс». 8 апреля 2013.

Маловероятно, что Северная Корея намерена провести в ближайшее время четвертое ядерное испытание, сообщили в пресс-службе Минобороны Южной Кореи.

«Мы не зафиксировали никаких необычных перемещений, которые бы свидетельствовали о планах КНДР провести ядерное испытание», – заявили в министерстве.

При этом министр по делам объединения Южной Кореи Ре Киль Чже заявил, что Северная Корея, вероятно, готовится к проведению нового ядерного испытания.

На встрече с парламентариями он отметил, что в Сеуле озабочены появившимися свидетельствами того, что Северная Корея приступила к подготовке к новому ядерному взрыву. Министр, вместе с тем, не привел деталей того, на чем основано его заявление.

Южнокорейская газета «Чосон ильбо» также процитировала официального представителя, который на условиях анонимности сказал: «В последнее время наблюдается активизация персонала и автомашин в районе южного туннеля на ядерном полигоне в Пунгери».

Источник отметил: «Мы внимательно следим за ситуацией, поскольку она аналогична той, какая была перед проведением третьего ядерного испытания».

Южнокорейский министр опроверг свои слова о возможном ядерном испытании в КНДР. «Интерфакс». 8 апреля 2013.

Южнокорейский министр по делам объединения Ре Киль Чже заявил, что оговорился, заявив о возможном проведении нового ядерного испытания в КНДР, сообщает «Ассошиэйтед пресс».

По словам министра, сам он не помнит, как говорил о вероятном ядерном испытании в Северной Корее. При этом Ре Киль Чже добавил, что его напугала шумиха в прессе, которая поднялась после его комментариев.

Реплика Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ответ на вопрос СМИ относительно ситуации вокруг КНДР перед началом встречи с Госсекретарем США Дж.Керри. Сайт МИДа России. 10 апреля 2013.

Вопрос: Сергей Викторович, что Вы думаете по поводу ситуации вокруг Северной Кореи?

С.В.Лавров: По этому поводу у нас нет расхождений с США – не надо никого пугать военными маневрами, и тогда есть шанс, что все успокоится.

Затраты КНДР на ядерную и ракетную программы оцениваются в $3,24 млрд. «РИА Новости». 11 апреля 2013.

Затраты КНДР на развитие ядерной и ракетной программ уже превысили 3,24 миллиарда долларов, что хватило бы для обеспечения населения Северной Кореи запасами маиса на три года, сообщают южнокорейские и японские СМИ со ссылкой на экспертов.

Так, согласно оценке, проведенной специалистами южнокорейского министерства обороны, расходы Пхеньяна на разработку и усовершенствование ракетных технологий и соответствующей инфраструктуры составили примерно 1,74 миллиарда долларов. Еще около 1,5 миллиарда долларов было потрачено на развитие северокорейской ядерной программы и проведение третьего подземного испытания в феврале текущего года.

В частности, около 840 миллионов долларов затрачено на разработку баллистических ракет, а 600 миллионов долларов – на возведение стартовой площадки для ракет дальнего действия. Еще около 150 миллионов долларов ушло на строительство научно–исследовательских центров и учреждений. Как отмечают представители южнокорейского военного ведомства, средств, потраченных КНДР на ядерную и ракетную программы, хватило бы для закупки 10,66 миллиона тонн маиса, что сопоставимо с трехгодовым запасом данного злака.

В начале апреля появились предположения, что Северная Корея может осуществить тестовый пуск баллистической ракеты средней дальности типа «Мусудан». Считается, что дальность полета ракеты составляет около 3-4 тысяч километров. Кроме этого, высказывались предположения, что Пхеньян может осуществить пуск сразу нескольких ракет типа «Скад» и «Нодон» с различных площадок на территории страны в случае неудачного пуска баллистических ракет типа «Мусудан».

В свою очередь, министр иностранных дел Южной Кореи Юн Бен Се заявил, что Пхеньян готов к пуску баллистических ракет «в любую минуту».

Пентагон полагает, что у КНДР есть ядерная боеголовка для ракет. «РИА Новости». 11 апреля 2013.

Пентагон полагает, что КНДР обладает ядерным зарядом, который может быть использован как боеголовка баллистической ракеты, передает агентство Ассошиэйтед Пресс.

С таким мнением разведывательного управления министерства обороны США конгрессмен Дуг Ламборн ознакомил членов комиссии палаты представителей по делам вооруженных сил.

По словам Ламборна, речь идет об открытой части засекреченного доклада, который был подготовлен в марте.

В документе говорится, что разведывательное ведомство с «умеренной уверенностью полагает, что Северная Корея сейчас имеет ядерное оружие, которое может быть доставлено баллистической ракетой». Дальность действия и другие тактические характеристики такой ракеты в открытой части доклада не указываются.

Северная Корея уже три раза проводила ядерные испытания, но специалисты отмечали, что создание соответствующей боеголовки для баллистической ракеты требует особых технологий, которыми Пхеньян, вероятно, не располагает.

«Ким на пути Саддама». Александр Чебан. Блог ПИР-Центра. 11 апреля 2013.

«Ситуация на Корейском полуострове перерастает в глобальный кризис», – с таких фраз начинаются теперь сообщения о событиях в Северной Кореи. Готовящийся запуск межконтинентальной баллистической ракеты, предложение по эвакуации дипломатов других государств, воинственные заявления о готовности начать ядерную войну, намеки на возможность проведения очередного четвертого ядерного испытания – все эти шаги северокорейского руководства в освещении большинства СМИ подаются как очередные гвозди в крышку гроба международной стабильности. Фотографии северокорейского лидера буквально не сходят со страниц печатных и электронных изданий, и сегодня Ким Чон Ын, вероятно, стал более узнаваемой фигурой, чем большинство голливудских звезд. Такая большая шумиха вокруг маленькой страны невольно заставляет задать удивленные вопросы: неужели отсталая полуголодная страна может реально угрожать безопасности всего мира? Как так могло получиться? Неужели весь мир не может справиться с одной КНДР?

На последний вопрос многие эксперты отвечают убежденно: нет, не может. Приводятся аргументы, что экономические санкции и дипломатическое давление на КНДР не способны остановить северокорейскую военную ядерную программу, но наоборот, приводят к обратному эффекту. Предлагаются выводы о том, что остановить военную ядерную программу государства после того, как оно обзавелось ядерным оружием, уже невозможно. В записи блога ПИР–Центра Владимир Хрусталев проводит следующие параллели: «Каддафи сдал свою программу создания ОМП (оружие массового поражения – А.Ч.) – и умер насильственной смертью. Саддам Хусейн не располагал ядерным оружием и окончил свои дни на виселице. Ким Чен Ир пошел на обострение конфронтации с США, провел два ядерных испытания и…умер собственной смертью, оставив власть в стране своему сыну. Комментарии, как говорится, излишни». В том же духе рассуждают и много других экспертов. Для них Северная Корея является доказательством безнадежного кризиса режима ядерного нераспространения, который оказывается неспособным сдержать ядерные амбиции даже маленького и отсталого государства – что уж тогда говорить о странах помощнее, таких как Иран, например.

Отсюда возникает следующий вопрос: как так могло получиться, что на Северную Корею не может повлиять весь мир?

Известно, что Северная Корея всегда, даже в периоды самых сложных обострений вокруг своей ядерной программы, продолжала получать от разных стран довольно значительную финансовую и ресурсную подпитку в виде гуманитарной помощи. Достаточно ограничить размер этой помощи, чтобы существенно поколебать позиции правящего в Пхеньяне режима. Правда, такая мера может показаться негуманной, особенно если учесть, что в КНДР и так большинство населения недоедает. Но с другой стороны, когда напряженность вокруг северокорейской ядерной программы переходит допустимые пределы, ограничение размера гуманитарной помощи – это гуманнее и эффективнее, чем попытки запугать ядерную КНДР военными учениями вблизи ее границ. К тому же, есть сомнения, что предоставляемая гуманитарная помощь используется по назначению: в то время как большинство северокорейцев продолжает голодать, элита КНДР увеличивает потребление предметов роскоши. Сайт «Коммерсантъ–Online» приводит данные китайской таможенной службы, согласно которым КНДР по итогам 2012 года закупила в Китае черной икры на 519,4 тысячи долларов (рост импорта в 50 раз по сравнению с 2011 годом), ковровых изделий - на 448,7 тысяч (рост - в 33 раза), 662 кг изделий из серебра на сумму в 653,1 тысячи долларов (рост - почти в 10 раз).

Очевидно, что предпринятые против КНДР санкции носят менее жесткий характер, чем например, санкции против Ирана. Если бы такие же санкции были применены против Пхеньяна, то вряд ли Северная Корея сумела бы выстоять, это не Иран, обладающий энергоресурсами и поэтому находящий возможности иногда обходить санкции. Так почему же мировое сообщество не хочет додавить Северную Корею? Или оно действительно не может это сделать?

На данные вопросы сложно ответить даже признанным специалистам по Корее. Любой ответ можно подвергнуть критике. Но, по крайней мере, логически обоснованным, хотя и звучащим несколько провокационно, представляется такой вариант ответа: великие державы только делают вид, что не могут справиться северокорейским режимом. На самом деле они в любой момент, когда захотят, могут его свергнуть, но они этого не делают, потому что это им не выгодно. А не выгодно, поскольку если отобрать власть у северокорейского руководства, то это немедленно приведет к объединению двух Корей, точнее, к поглощению Северной Кореи Южной. По–видимому, такая перспектива не устраивает ни одну из великих держав, имеющих интересы в регионе Северо–Восточной Азии.

Южная Корея (или республика Корея – РК) и так является довольно мощной и экономически развитой страной. Это один из так называемых азиатских тигров. У Южной Кореи хорошие отношения с США, Японией, довольно неплохие – с Китаем и Россией. Но все эти страны, даже те, которые по логике должны быть южнокорейскими союзниками (например, Япония) крайне настороженно относятся к экономическим успехам РК, которая вольно или невольно воспринимается как опасный экономический конкурент. И возможности этого конкурента желательно ограничить.

Если же Южная Корея когда–нибудь сумеет присоединить Северную, то ее территория вырастет более чем в 2 раза и составит около 220 тыс. кв. км, что уже сопоставимо с площадью Японии (около 300 тыс. кв. км). Кроме того, в Северной Корее находится довольно много полезных ископаемых, которые в перспективе могут быть использованы в качестве дополнительного стимула экономического роста РК, а пока находятся в бездарном владении северокорейского режима. В случае объединения экономический, ресурсный и человеческий потенциал Республики Корея существенно возрастет, и это может укрепить корейские позиции в конкурентной борьбе на мировых рынках с Китаем, Японией, США и Россией. Южнокорейский «тигр» превратится в еще более мощного зверя. Правда, после объединения РК неизбежно столкнется с теми же проблемами, что и в свое время ФРГ после поглощения ГДР. Но учитывая тот факт, что корейская экономика развивается динамичнее, чем германская, а площадь КНДР почти в три раза меньше, чем ГДР (то есть меньше ресурсов придется вкладывать в северокорейскую инфраструктуру для выравнивания диспропорций между Северной и Южной Кореями), можно предположить, что процесс объединения Кореи будет менее болезненным, чем объединение Германии.

Объединение Кореи нежелательно для всех великих держав не только по причине опасений экономической конкуренции. Имеют место и соображения безопасности. Например, Китай и Россия могут ожидать, что после исчезновения КНДР исчезнет буфер, который до сих пор препятствовал тому, что расположенные в Южной Корее американские войска окажутся в непосредственной близости от китайских и российских границ. Между тем США могут в свою очередь опасаться, что после исчезновения северокорейской угрозы у Южной Кореи снизится потребность в поддерживании тесных отношений с США в военно–политической сфере, то есть Сеул станет менее зависимым от Вашингтона. К тому же необходимо учитывать, что после объединения южнокорейцы неизбежно получат наработанные в Северной Корее технологии по производству ядерного оружия. Даже если удастся осуществить под международным контролем демонтаж северокорейской военной ядерной программы, то все равно останутся специалисты, участвовавшие в ее создании. Южная Корея и так обладает развитой ядерной программой, а если к этому еще добавятся северокорейские разработки, то РК может оказаться довольно близкой обладанию ядерным оружием. Это не устраивает США, Китай, Россию и Японию. Для них, очевидно, комфортнее, когда военным ядерным потенциалом обладает слабая, зависимая от гуманитарной помощи и поэтому до определенной контролируемая КНДР, чем мощная и амбициозная единая Корея.

Одним словом, объединение Корей может нарушить сложившийся баланс сил в регионе Северо–Восточной Азии, и поэтому ключевым странам этого региона выгодно сохранение статус–кво, которое обеспечивается существованием северокорейского режима. Ради сохранения этого статус–кво великие державы готовы даже закрывать глаза на северокорейские ядерные амбиции.

Похоже, что в Пхеньяне это хорошо понимают, и поэтому позволяют себе время от времени попугать мир ядерными испытаниями или запусками ракет. Но, похоже, что в последнее время северокорейское руководство стало злоупотреблять своим неформальным статусом гаранта сохранения статус–кво.

Источник «Коммерсанта» в южнокорейском правительстве так охарактеризовал личность молодого северокорейского лидера: «Мальчики любят играть в игрушечные танки, аэропланы и пушки. Тем более что он насмотрелся голливудских боевиков и теперь играет в военные игры». Оценивая нынешнюю политику Ким Чон Ына, невольно приходишь к выводу, что, очевидно, правильным является введение многими конституциями мира возрастного ценза для претендентов на высший государственный пост. В некоторых государствах для занятия высшей должности необходимо быть не моложе 50 лет, в других – не моложе 40 или 35. 30–летний Ким Чон Ын пока не дотягивает ни до одной из этих возрастных планок.

Но с другой стороны, молодой возраст, может быть, здесь ни при чем. Нынешнее поведение Ким Чон Ына сильно напоминает действия уже зрелого на тот момент Саддама Хусейна в 1990–ом году. И хотя, как говорят историки, проведение параллелей между разными лидерами и разными эпохами – вещь неблагодарная, но все–таки трудно удержаться от соблазна указать на некоторые сходства между Хусейном и Ыном.

Как известно, в 1990–м году С.Хусейн решил аннексировать Кувейт, поскольку был уверен, что ни США, ни другие влиятельные державы не накажут за это Ирак. Последний рассматривался как государство, сдерживающее непредсказуемую Исламскую Республику Иран, в восьмилетней войне против которой Ираку дружно помогал весь мир. Даже на применение Ираком химического оружия против Ирана мировое сообщество фактически закрыло глаза. Хусейн понадеялся, что таким же образом оно закроет глаза и на аннексию Кувейта. Но он не учел того, что были пределы, за которые он не имел права переступать.

Ким Чон Ын сегодня вызывает в мире примерно такую же негативную реакцию, как в свое время Саддам Хусейн. Но с его режимом великие державы также готовы до поры–до времени мириться. Подобно тому, как Хусейн сдерживал Иран, режим Ына сегодня сдерживает потенциал Южной Кореи, предотвращая нежелательное для влиятельных государств поглощение ней КНДР. Но опять же подобно Хусейну, Ын сегодня утратил чувство того, что он может себе позволить, а от чего ему следует воздержаться. И кстати так же, как Хусейна, Ына толкает на необдуманные шаги желание поправить финансовые дела своего государства. После войны с Ираном Хусейн рассчитывал, что присоединение Кувейта, обладающего 10% мировых запасов нефти, поможет восстановлению Ирака. Ын, очевидно, не собирается никого аннексировать, его задача состоит в том, чтобы лишь попугать мир и заработать на этом. Такая тактика является уже традиционной для КНДР. В начале 1990–х годов Пхеньян угрожал выйти из ДНЯО, и благодаря этому получил масштабную финансовую и гуманитарную помощь со стороны США, которые к тому же поставили КНДР большие партии мазута для обеспечения энергетических потребностей страны и пообещали построить легководные реакторы. К 2000–м годам размер получаемой помощи перестал удовлетворять КНДР, и она вновь начала угрожать выходом из ДНЯО. Однако на этот раз США отнеслись к угрозам Северной Кореи менее серьезно. Поэтому (хотя очевидно, это не единственная причина) КНДР решила провести два ядерных испытания, чтобы заставить мир поверить в серьезность своих угроз. Тем не менее, и после этого размер получаемой помощи не удовлетворяет северокорейское руководство, которое очевидно, решило устроить торг, используя свои ядерные возможности. Например, согласно сообщениям ИТАР–ТАСС, на протяжении нескольких предшествующих лет северокорейцы пытались обменять на экономическую помощь 8 000 топливных стержней, находящихся в ядерном комплексе в Йонбене. Эти стержни содержат такое количество плутония, которого хватит для изготовления восьми ядерных боезарядов. КНДР проявляла готовность позволить вывезти эти стержни со своей территории и в качестве первого шага в 2007 году приостановила функционирование ядерного центра в Йонбене. Но, так и не дождавшись ожидаемого размера помощи взамен, в начале апреля текущего года КНДР объявила о том, что возобновит деятельность упомянутого ядерного комплекса.

Таким образом, складывается впечатление, что северокорейское руководство затевает такой шум вокруг своей ядерной программы только ради того, чтоб получить экономическую помощь. Международное сообщество не может идти на поводу у КНДР. Если предоставить Пхеньяну запрашиваемый ним размер помощи в обмен на топливные стержни или другие ограничения ядерной программы, то это может привести к тому, что Северная Корея привыкнет зарабатывать на этой программе. В таком случае вполне возможно, что ради получения очередного солидного транша КНДР будет постоянно шантажировать мировое сообщество угрозами проведения следующего ядерного испытания или нового запуска ракет. Это вряд ли будет способствовать укреплению режима ядерного нераспространения.

Очевидно, для влиятельных держав идеальной является ситуация, когда вместо единой Кореи существует два государства, одно из которых, находясь под воздействием не слишком жестких санкций, получает ограниченную гуманитарную помощь и фактически находится в полной зависимости от нее. Ради сохранения такой ситуации великие державы готовы даже смириться с северокорейским ядерным потенциалом, тем более, что его, скорее всего, никто всерьез не боится. Вице–президент ПИР–Центра и генерал–лейтенант запаса Евгений Бужинский приводит убедительные аргументы в пользу того, что, строго говоря, Северную Корею нельзя назвать полноценным ядерным государством. КНДР имеет примитивные ЯВУ, которые взрываются в искусственно созданных, по сути лабораторных условиях. В экстремальных боевых условиях эти ЯВУ вряд ли возможно применить. По словам авторитетного военного эксперта, КНДР не обладает настоящим ядерным арсеналом, который мог бы реально угрожать глобальной безопасности.

В связи с этим напрашивается еще одна параллель между Ким Чон Ыном и Саддамом Хусейном. Корейский лидер, также, как и иракский президент, верит, что никто не способен свергнуть его режим. У Ына эта уверенность подкрепляется хоть и неполноценными, но все же очевидными ядерными возможностями, которые, может быть, и не могут пригодиться в реальных боевых действиях, но зато имеют огромное психологическое воздействие, что в современном мире очень важно. Поэтому вряд ли судьба Ына станет зеркальным отражением заключительного этапа политической карьеры Хусейна: против КНДР, в отличие от Ирака, военных интервенций проводить, скорее всего, не будут. Но у великих держав есть другие возможности воздействовать на северокорейский режим – это ограничение гуманитарной помощи и диверсии. По–видимому, в силу молодости лет Ын недооценивает эти возможности, и за это он рискует поплатиться так же, как в свое время Хусейн. Великие державы готовы терпеть северокорейский режим и даже обладание ним ядерным оружием. Но продолжения провокаций, которые имеют место сейчас, они вряд ли будут долго терпеть. Если северокорейский режим не образумится, не начнет проводить более адекватную политику, то, вероятней всего, он будет уничтожен, хотя великим державам придется пойти на этот шаг скрепя сердце – все-таки почти неизбежное в таком случае объединение Корей для них не очень желательно.

Б. Обама призвал Пхеньян прекратить политику военных угроз. «Интерфакс». 12 апреля 2013.

Президент США Барак Обама заявил, что Серной Корее пора прекратить проводить политику угроз нанесения ударов и войны.

«Мы оба согласились, что для Северной Кореи настало время прекратить воинствующий подход, к которому она прибегает», – сказал президент после переговоров с генсеком ООН Пан Ги Муном в Белом Доме.

«Для Северной Кореи, как и любого другого государства, важно соблюдать основные правила и нормы», – добавил он.

Б.Обама также отметил, что «никто не хочет конфликта» с КНДР, и подчеркнул, что США готовы предпринять «все необходимые шаги для защиты» своего народа и своих союзников.

США и КНР договорились сотрудничать по денуклеаризации Корейского полуострова. «РИА Новости». 13 апреля 2013.

Власти США и Китая договорились тесно сотрудничать по разрешению конфликтной ситуации с КНДР и имеют единое мнение, что Корейский полуостров должен быть без ядерного арсенала, сообщает агентство Рейтер. Об этом заявили в Пекине прибывший туда с визитом госсекретарь США Джон Керри и его китайский коллега министр иностранных дел Ян Цзечи.

По итогам переговоров Керри сообщил, что США и Китай готовы тесно сотрудничать по разрешению напряженной ситуации вокруг КНДР. В свою очередь Ян Цзечи выразил мнение, что проблему «лучше разрешить мирным диалогом, чем конфронтацией», и Китай готов предпринимать дальнейшие шаги для денуклеаризации Корейского полуострова, отмечает агентство Ассошиэйтед Пресс.

Расползшийся атом. «Эксперт». 13 апреля 2013.

КНДР объявила, что первой целью ее ядерной атаки может стать Токио. Если это, не дай бог, случится – вторая в истории атомная бомбардировка опять придется на Японию. Наблюдатели гадают, насколько это реально. В основном обсуждаются темы адекватности корейского лидера, интересы больших геополитических игроков и перспективы объединения двух Корей. Судя по всему, в возможность ядерного конфликта мало кто верит.

Недостоверный атом.

Говоря о современной северокорейской ядерной программе (ЯП), необходимо отметить, что знания о ее оружейной части опираются в значительной мере на непроверенные сведения (за исключением некоторых исторических фактов) и предположения различных экспертов, чьи количественные оценки разнятся порой в разы и в большинстве своем имеют приблизительный характер. В целом канва событий вокруг этой программы вырисовывается такая.

ЯП КНДР начинает развиваться в 1950-е. В это время в стране активно работают советские геологические экспедиции, они находят здесь богатые запасы урансодержащих руд, которые тысячами тонн вывозятся в СССР. В 1952 году руководство КНДР принимает решение об организации НИИ атомной энергии при Академии наук. Позже создается НИИ радиохимии и идет подготовка к организации НИИ ядерной физики. Очевидно, что для развертывания полномасштабных исследований в то время не было ни материальных, ни ресурсных возможностей и, главное, не было сколько-нибудь подготовленных для работы в этой сфере людей. В 1956 году СССР и КНДР подписывают соглашение о подготовке в нашей стране северокорейских специалистов. Студенты из КНДР учатся в МИФИ, МВТУ имени Баумана и МАИ, стажируются в дубнинском Объединенном институте ядерных исследований. Всего в СССР в 1950-1960–х годах прошли обучение около 300 студентов и специалистов из КНДР.

Следующее соглашение между нашими странами, направленное на мирное использование ядерной энергии, подписывается в 1959–м. Аналогичный договор корейцы заключают и с китайцами. Советские специалисты подбирают место недалеко от города Ненбене, в сотне километров от столицы КНДР Пхеньяна для строительства Центра ядерных исследований. В 1964 году Центр открывается, принимая на работу первых специалистов, подготовленных в Советском Союзе. В 1965 году здесь запускают поставленный из нашей страны водо-водяной исследовательский реактор ИРТ-2000 тепловой мощностью 2 МВт (этот реактор поставлялся в Болгарию, Китай, Ирак, Чехию, а разработанное для него топливо использовалось еще почти в десятке стран). Позже мощность корейского реактора увеличивают до 8 МВт. По оценкам специалистов, производство сколько-нибудь значимого объема плутония на таком реакторе невозможно. В 1960–е же годы наша страна поставляет в Северную Корею для исследовательских работ различное оборудование: лабораторию по производству изотопов, бетатрон (для изучения структуры материалов с помощью ускоренных электронов), кобальтовую гамма–установку и другую технику. Считается, что с тех пор участие наших специалистов в ядерной программе КНДР сводится только к авторскому надзору за этим оборудованием и поставкам топлива для ИР-2000.

В 1970-х годах КНДР переходит к созданию технологий собственного ядерного топливного цикла, тогда же по приказу Ким Чен Ира в стране приступают к изучению возможности разработки собственного ядерного оружия. Есть сведения об обращении к Китаю за помощью в этой области, по крайней мере известно об участии корейцев в испытаниях китайского ядерного оружия в 1977 году. Важным шагом в развитии ядерной программы КНДР становится вступление страны в 1974 году в МАГАТЭ: страна получает доступ к открытым для членов организации материалам по технологиям ядерной энергетики. Благодаря такому доступу из страны, ведущей в основном научные изыскания, КНДР начинает превращаться в полноценную ядерную державу. В Центре ядерных исследований в Ненбене строится предприятие по производству ядерного топлива, способное производить не менее 100 тонн продукции в год. Это топливо необходимо для газографитового ядерного реактора (на графитовых реакторах нарабатывался оружейный плутоний всех ядерных держав) электрической мощностью 5 МВт, запущенного здесь же, в Центре, в 1986 году. Этот реактор возводился по рассекреченной для членов МАГАТЭ конструкции образца британской Колдер-Холл.

Специалисты считают, что за время работы реактора в облученном в его активной зоне ядерном топливе могло накопиться от 42 до 68 кг плутония. Учитывая заявления властей КНДР о переработке всего объема ОЯТ в созданной для этого радиохимической лаборатории, эксперты подозревают наличие у этой страны от 38 до 60 кг выделенного плутония оружейного качества. По более прагматичным оценкам, в Северной Корее 30–50 кг оружейного плутония, достаточного для производства от 10 до 20 зарядов мощностью 1 килотонна, что примерно соответствует мощности, полученной во время первого испытания в Северной Корее ядерного заряда в октябре 2006 года. Этого же объема плутония достаточно для производства 12–14 боеголовок этого же класса мощности для баллистических ракет, стоящих на вооружении КНДР.

Очередные ядерные испытания, проведенные КНДР в мае 2009-го и в феврале 2013 года, показывают, что северокорейские ядерщики наращивают мощность своих изделий. Так, по расчетам российских военных, мощность ядерного заряда, взорванного в 2006 году, составила от 10 до 20 килотонн в тротиловом эквиваленте (западные эксперты придерживаются мнения, что мощность взрыва не превысила 12–15 килотонн). Энерговыделение заряда, испытанного два месяца назад, также подсчитывается по косвенным данным. Так, магнитуда землетрясения, вызванного последним взрывом, составила 5,0 балла (против 4,1 и 4,5 в 2006 и в 2009 годах соответственно), что, по убеждению специалистов, говорит об умении северных корейцев изготавливать ядерные заряды, аналогичные по мощности хиросимскому –около 20 килотонн в тротиловом эквиваленте. Таких зарядов в КНДР, утверждают авторитетные российские источники, может быть восемь.

Находка ВМС США доказывает, что КНДР разрабатывает средства доставки ядерного оружия. «РИА Новости». 15 апреля 2013.

Специалистам ВМС США удалось поднять из воды головную часть запущенной в декабре прошлого года северокорейской ракеты «Ынха-3», на которой, предположительно, отрабатывалась технология размещения ядерного боезаряда, сообщает со ссылкой на неназванные источники американский новостной портал Daily Beast. «Доступ к головной части ракеты позволяет получить важнейшую информацию, которой не располагали ранее. Мы изучили обломки ракеты, сопоставили с другими данными разведки и пришли к выводу, что они (КНДР) разработали боеголовку», – приводит Daily Beast слова источника, который не уточнил, когда и где были извлечены обломки ракеты.

«Война нервов» продолжается. «Красная звезда». 17 апреля 2013.

Недалеко от границы с КНДР на территории Южной Кореи потерпел крушение американский военный вертолёт UH-60 «Блэкхок». Инцидент произошёл около полигона в городе Чхорвон провинции Канвондо в ходе совместных учений американских и южнокорейских войск «Фоул игл». По сообщениям информационных агентств, все находившиеся на борту вертолёта 14 военнослужащих выжили. Расследование инцидента взяло под контроль американское военное командование. Причины катастрофы уточняются.

Нельзя не отметить, что крушение «Чёрного ястреба» случилось на фоне критической напряжённости на Корейском полуострове, вызванной в том числе и проведением учений «Фоул игл», которые Пхеньян называет репетицией вторжения американских и южнокорейских войск на Север. Нынешняя «война нервов» между противостоящими сторонами, длящаяся уже более двух недель, в понедельник получила дальнейшее обострение, когда Пхеньян в ультимативной форме потребовал от Сеула отказаться от враждебной деятельности, нацеленной против КНДР. «Если южнокорейские власти хотят наладить диалог, то Сеулу необходимо принести извинения за действия, оскорбляющие достоинство КНДР», – подчёркивается в заявлении верховного командования Корейской народной армии.

Пхеньян предупредил, что в случае продолжения «враждебной политики» со стороны Юга и США революционные вооружённые силы «без предупреждения нанесут справедливый ответный удар в ответ на преступные действия, оскорбляющие достоинство высшего руководства страны». Целями «удара возмездия станут все те, кто прямо или косвенно имеет отношение к нацеленной против руководства страны провокационной деятельности, включая соответствующие южнокорейские органы власти». В ультиматуме также подчёркивается, что Север приступает к немедленной демонстрации своей «военной мощи».

Утром во вторник 16 апреля Южная Корея отвергла выдвинутый ей ультиматум. «Это прискорбно, что Север использует сообщения наших СМИ для угроз в нашу сторону», – заявил в этой связи представитель министерства обороны Южной Кореи Ким Мин Сок. При этом он отметил, что Южная Корея готова к жёсткому ответу на любые провокации со стороны КНДР.

Одновременно южнокорейское военное ведомство объявило, что намерено запросить у национального собрания (парламента) страны увеличения бюджетных расходов на оборонные нужды. «Речь идёт о дополнительных бюджетных ассигнованиях на сумму 217, 4 млрд. вон, или 194, 3 млн. долларов, необходимых для укрепления межкорейской границы и прибрежных островов в связи с ростом северокорейской угрозы», – говорится в сообщении министерства обороны. В частности, эти средства планируется потратить на приобретение самоходных гаубиц K-9 и строительство дополнительных укрытий на территории приграничных островов в Жёлтом море, на расширение разведывательных возможностей войск, размещённых в районе межкорейской границы, в том числе с помощью разработки новых беспилотных летательных аппаратов, работающих на средних высотах.

Между тем американские специалисты сумели поднять со дна океана и изучить части северокорейской ракеты «Ынха-3», которая, по версии властей КНДР, в декабре 2012 года вывела на орбиту спутник «Кванменсон-3». По сообщению газеты The Daily Beast, инженеры в общих чертах воссоздали ракету, а также обозначили примерный список возможных сфер её применения. Полученные данные, совмещённые с информацией, добытой американской разведкой, позволили сделать вывод, что ракета годится для отправки боевого ядерного заряда. Кроме того, форма, прочность материалов и другие технические параметры обтекателя ракеты свидетельствуют о том, что она, по–видимому, изначально задумывалась именно для доставки ядерного оружия к цели, а не для запусков космических аппаратов.

В КНДР будет создано министерство ядерной энергетической промышленности. «Nuclear.ru». 17 апреля 2013.

Президиум Верховного народного собрания КНДР обнародовал директиву о создании в стране Министерства ядерно-энергетической промышленности. Главными задачами нового ведомства названы «модернизация национальной ядерно-энергетической промышленности и вывод ее на твердый фундамент последних достижений науки и техники для увеличения производства и повышения качества ядерных материалов, а также дальнейшего развития независимой ядерно-энергетической промышленности».

Выступая на пленуме ЦК Трудовой партии Кореи, лидер КНДР Ким Чен Ын заявил, что для решения насущной проблемы энергообеспечения он считает необходимым «развивать атомную промышленность с опорой на собственные силы». Пленум поставил перед страной задачу «ликвидировать хронический дефицит электричества путем создания атомной промышленности и одновременно укреплять ядерные силы сдерживания». Тогда же было принято решение о возобновлении работы всех ядерных объектов, расположенных на площадке в Йонбене.

КНДР никогда не признают в качестве ядерной державы – генсек ООН. «ИТАР-ТАСС». 17 апреля 2013.

Международное сообщество не признает КНДР в качестве ядерной державы. Об этом заявил генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун.

«Северную Корею никогда не признают в качестве ядерной державы», – сказал он. По его словам, последние события вокруг Корейского полуострова доказали, что страны-члены ООН едины в этом вопросе.

Генсек ООН подчеркнул, что на данном этапе главное – снизить напряженность в регионе. В этой связи он вновь призвал Пхеньян воздержаться от воинственной риторики, а другие страны – подействовать на него.

КНДР представила список условий для диалога с Сеулом и США. «РИА Новости». 18 апреля 2013.

Госкомитет обороны КНДР представил список условий для ведения диалога с Южной Кореей и США, среди которых значатся отмена санкций ООН, обещание не угрожать суверенитету страны и обязательные извинения за враждебные действия по отношению к Пхеньяну, говорится в сообщении Центрального телеграфного агентства Кореи (ЦТАК).

«Если Южная Корея и США... действительно желают переговоров и диалога, они должны предпринять следующие шаги», – говорится в сообщении.

Среди основных требований КНДР – «вывод всех ядерных средств из региона» Корейского полуострова и отмена «сфабрикованных и несправедливых санкций ООН».

«Южная Корея должна немедленно прекратить все действия, враждебные Северной Корее, включая распространение сфабрикованных заявлений про гибель корвета «Чхонан» и кибератаки от 20 марта», – подчеркивается также в сообщении ЦТАК.

В последнее время наблюдается заметный рост напряженности отношений на Корейском полуострове, вызванный жесткой реакцией КНДР на проведение США и Южной Кореей широкомасштабных военных учений.

В конце прошлой недели за начало диалога с КНДР выступила президент Южной Кореи, однако Пхеньян счел подобные действия Сеула «коварной уловкой» и заявил о «бессмысленности диалога в данных условиях». Президент Южной Кореи Пак Кын Хе вновь призвала Пхеньян «сделать правильный выбор» и отказаться от своей ядерной программы, сев за стол переговоров, но уже в ночь на вторник верховное командование Корейской народной армии выступило с ультиматумом к Южной Корее, в котором призвало Сеул принести извинения за «все враждебные действия», направленные против Севера.

«Некоторые размышления о ядерных амбициях КНДР». Владимир Хрусталев.  Блог ПИР-Центра. 19 апреля 2013.

Новый виток новостей с Корейского полуострова как обычно сопровождается широким потоком разного рода домыслов и спекуляций. Что известно сегодня достаточно четко?

Во-первых, КНДР располагает способностью обеспечивать высокую степень скрытности своей ядерной программы!

Во–вторых, КНДР располагает достаточно разнообразным пакетом технологий, связанных с производством ядерных материалов.

В–третьих, в настоящее время ядерная деятельность в стране стабильно наращивает обороты.

Что это значит в практической плоскости?

С одной стороны, арсеналы явно будут наращиваться и количественно и качественно. Для этого у Пхеньяна есть несколько опций. Этой задаче может послужить старый газографитовый реактор (если его конечно восстановят). Этой задаче может послужить и новый легководный реактор.

По крайней мере в принципе может. Ну и не забываем о том, что так или иначе, но Северная Корея обладает и технологиями обогащения урана. Так что «начинки» для производства бомб (плутония или урана) постепенно будет все больше.

Учитывая что под ядерным оружием следует понимать не только сами заряды, но и средства их доставки. То несомненно одно – испытания носителей будут продолжены. И не столь важно когда будут новые циклы испытаний: завтра или через год. Новые ракеты разработаны, и их придется проверять.

КНДР перевела две установки с ракетами «Скад» к восточному побережью. «РИА Новости». 21 апреля 2013.

КНДР переместила две мобильные пусковые установки с баллистическими ракетами типа «Скад» к восточному побережью, сообщает агентство Ренхап со ссылкой на военный источник Южной Кореи.

 

  • Противоракетная оборона

Договор СНВ перевели на летнее время. Госдеп и эксперты подвели итоги его трехлетнего выполнения. «Коммерсантъ Daily». 10 апреля 2013.

Госсекретарь США Джон Керри объявил, что подписанный три года назад российско-американский Договор о мерах по дальнейшему ограничению и сокращению стратегических наступательных вооружений (СНВ) «работает как часы» и может стать основой для дальнейшего сокращения ядерного оружия. Американские же эксперты оценили итоги выполнения договора с меньшим энтузиазмом: обе страны вместе сократили лишь 203 боеголовки, Россия продолжает увеличивать общее количество средств доставки, но США сохраняют заметное преимущество по числу развернутых носителей.

«Несмотря на панические заявления противников договора, он работает как часы»,– объявил в своей статье в журнале Foreign Policy Джон Керри. Он пояснил, что две страны провели 78 инспекций ядерных объектов и обменялись 4 тыс. уведомлений о количестве, местонахождении и передвижении боеприпасов.

Договор СНВ был подписан президентами России и США в Праге 8 апреля 2010 года. Сенат ратифицировал документ лишь в декабре – после продолжавшихся почти восемь месяцев дебатов, а вступил в силу он в 2011 году. По требованию республиканцев была принята и дополнительная резолюция, согласно которой новый договор не будет ограничивать планы создания системы ЕвроПРО. По соглашению к 2018 году обе страны должны сократить количество ядерных боезарядов до 1550 единиц, а число развернутых носителей (ракет в шахтах и на подлодках, а также стратегических бомбардировщиках) ограничить 700 единицами.

По мнению главы Госдепа, «безусловный успех в выполнении соглашения» позволяет приступить к следующему этапу переговоров – дальнейшему сокращению арсеналов, включая запасы тактического ядерного оружия. «Мы продолжим движение к этой цели, консультируясь с Конгрессом, советуясь с нашими союзниками и активно вовлекая Россию в будущие переговоры»,– заявил Джон Керри.

Однако независимые эксперты оценили итоги трехлетней работы двух стран с куда меньшим энтузиазмом. Они обращают внимание на то, что в обнародованных на прошлой неделе Госдепом данных о ядерных арсеналах двух стран не учитывается количество боеголовок, находящихся в хранилищах, а речь идет только о тех, что развернуты вместе с носителями. Сегодня США располагают такими 1654 боеголовками и 792 средствами доставки. Россия же находится ниже предусмотренных договором порогов: 1480 боеголовок и 492 развернутых носителя.

«Сокращения, проведенные за последние годы, не слишком впечатляют,– заявил эксперт Федерации американских ученых Ханс Кристенсен.– Начиная с февраля 2011 года две ведущие ядерные державы мира, общий арсенал которых насчитывает (по оценкам экспертов.– «Ъ») почти 10 тыс. боезарядов, смогли сократить лишь 203 боеголовки». США сняли с боевых позиций всего 14 баллистических ракет и 68 боеголовок. При этом как минимум 14 из этих боеголовок – «условные», входящие в боевой арсенал бомбардировщиков B–52G, которые в последние годы ВВС США и так уже не используются в качестве носителя ядерного оружия. Тем не менее эти бомбардировщики входят в перечень вооружений, оговоренных соглашением СНВ.

С сентября 2012 года Россия сократила число боеголовок лишь на 19 единиц. Как считают американские эксперты, столь малое число не позволяет судить, связано ли сокращение с обычным выводом устаревшего оружия, или речь идет о зарядах, размещенных на подводных лодках, которые периодически ставятся в ремонт. Одновременно Россия увеличила общее число средств доставки: по сравнению с февралем 2011 года оно возросло на 35 единиц. Правда, большая их часть (308) находится в хранилищах.

Беспокойство экспертов вызывает заметное преимущество США по числу развернутых носителей. «Разница составляет 300 единиц,– напоминает Ханс Кристенсен.– И это неравенство заставляет Россию размещать все большее число боеголовок на каждой ракете и выступать с параноидальными заявлениями о возможном выходе из договора СНВ».

Пентагон: Отмена четвертого этапа ПРО не связана с возражениями России. «Взгляд». 18 апреля 2013.

Решение об отмене четвертого этапа развертывания системы противоракетной обороны (ПРО) США не было вызвано возражениями России, с таким заверением выступил на слушаниях в комитете по иностранным делам сената Конгресса США шеф Пентагона Чак Хейгел.

Он прокомментировал этот вопрос в связи с тем, что пара консервативно настроенных законодателей интересовалась, в какой степени решение администрации Обамы отказаться от четвертой фазы создания системы ПРО объяснялось решительными протестами России.

С вопросами на эту тему к Хейгелу обратились сенаторы Майк Ли и Джеймс Инхоф. Ли, в частности, спросил, консультировалось ли правительство США с Россией в преддверии выработки решения о внесении недавно оглашенных корректив в планы создания системы ПРО.

«Насколько мне известно, нет. С российским правительством на эту тему никоим образом не консультировались», – ответил на это Хейгел. По его словам, скорректированная «политика не определялась соображениями Москвы».

Представитель Пентагона Джордж Литтл в свою очередь отметил, что позиция Москвы не повлияла на отмену планов по четвертому этапу ПРО.

Постоянный представитель России при НАТО Александр Грушко заявил, что, несмотря на заявления США об отказе размещать элементы ПРО в Польше, фундаментальная проблема угрозы безопасности для России не решена.

С предложением возобновить переговоры по вопросам ПРО выступил министр обороны России Сергей Шойгу. В частности, он предложил своему американскому коллеге Чаку Хейгелу 24 мая провести в Москве заседание Совета РФ-НАТО на уровне глав военных ведомств.

Глава российского МИДа Сергей Лавров считает, что разногласия по ПРО мешают построению единого евроатлантического пространства безопасности.

Россия и США планируют возобновить консультации по ПРО 30 апреля. «Голос Америки». 18 апреля 2013.

Представители российских и американских властей намерены вскоре возобновить консультации по противоракетной обороне. Как сообщили в Министерстве обороны России, первая встреча запланирована на 30 апреля в Брюсселе.

По словам замминистра обороны Анатолия Антонова, он проведет переговоры со своим американским коллегой Джимом Миллером, который приедет на встречу вместе с представителями Госдепартамента и Белого дома.

Министерство обороны США пока не подтвердило информацию о встрече, однако ранее глава Пентагона Чак Хейгел и его российский коллега Сергей Шойгу договорились о проведении регулярных консультаций по противоракетной обороне в ходе телефонного разговора.

При этом российские власти заявили, что США недостаточно внимательно отнеслись к опасениям России по поводу создания системы ПРО в Европе. Таким образом, Москва дала понять, что решение США о сворачивании одной из ключевых стадий этой программы не принесет скорого прорыва в переговорах.

По словам представителей российской стороны, в ходе недавнего визита в Москву советника президента США по национальной безопасности Томаса Донилона значительного прогресса достигнуто не было.

Переговоры Донилона с президентом Путиным стали первой встречей на столь высоком уровне с тех пор, как в январе этого года  начался второй президентский срок Барака Обамы. В свою очередь, заместитель главы МИД России Сергей Рябков добавил, что время для решения вопроса о противоракетной обороне в Европе еще есть. «Но для этого нужна политическая воля. В достаточной степени с американской стороны она пока не наблюдается», – сказал он.

Рябков вновь повторил, что России нужны твердые юридические гарантии того, что система перехватчиков и радаров в Европе, создание которой должно завершиться к 2020 году, не будет направлена против российских ракет.

Замминистра обороны Анатолий Антонов, выступая после Рябкова, также отметил, что Россия ждет от США гарантий «ненаправленности американской ПРО против российских ядерных сил сдерживания», поскольку есть риск, что в будущем планы американских властей изменятся.

«Ключевой момент здесь: такие гарантии должны носить юридически обязывающий характер и содержать военно-технические критерии противоракетной системы США, из которых становилось бы ясно, что американские противоракеты не догоняют российские межконтинентальные баллистические ракеты», – заявил он.

«Просто сказать: «отменили четвертый этап, все вопросы решены, надо сотрудничать», – нельзя – по сути дела, это американская позиция», – добавил Антонов.

 

  • Международное атомное сотрудничество

Министерство энергетики и минеральных ресурсов Танзании выдало лицензию на добычу урана на руднике Mkuju River. Сайт Госкорпорации «Росатом». 8 апреля 2013.

Mantra Tanzania (дочерняя компания Mantra Resources Pty Limited) получила от Министерства энергетики и минеральных ресурсов Объединенной республики Танзания лицензию на добычу урана в рамках проекта Mkuju River.

«Получение специальной лицензии на добычу – первой лицензии на добычу урана на территории Объединенной Республики Танзания – является реальным прорывом и прямым результатом слаженной двухлетней работы на всех уровнях. Mkuju River – первый проект, необходимая разрешительная документация для реализации которого оформляется в соответствии с новым законодательством Танзании в области добычи полезных ископаемых. Завершение этого процесса и начало строительства предприятия станут важным событием и для Росатома, и для властей страны», – отметил председатель совета директоров Уранового холдинга «АРМЗ» (уранодобывающий дивизион Госкорпорации «Росатом»), президент Uranium One Inc. Вадим Живов.

Россия передаст Ирану АЭС «Бушер» в конце апреля, заявляют в Тегеране. «Интерфакс». 9 апреля 2013.

Сдача в эксплуатацию АЭС «Бушер» российской стороной произойдет в конце апреля, заявил глава Организации по атомной энергии Ирана Ферейдун Аббаси.

По его словам, предварительный этап передачи иранской стороне объекта «Бушер» завершен.

На церемонии, приуроченной к празднованию национального дня ядерных технологий, он также сказал, что все проблемы, связанные с отключением электричества на АЭС, были устранены.

Госкорпорация «Росатом» может принять участие в достройке АЭС «Богунице». «Голос России». 12 апреля 2013.

Словакия в ближайшее время начнет переговоры с Госкорпорацией «Росатомом» о возможном вхождении российского инвестора в проект по достройке АЭС «Богунице»

Госкорпорация «Росатом» может выкупить долю чешской компании CEZ (49% акций) в совместном предприятии по строительству нового энергоблока, но хочет получить гарантии окупаемости АЭС, например, в виде фиксации цен на электроэнергию.

У Словакии доля ядерной энергии в общем энергобалансе страны – более 50 процентов. Там работают четыре энергоблока: два – на АЭС «Богунице» и два блока атомной станции «Моховце». Все блоки выполнены по российскому проекту. В Словакии хорошо знают, насколько качественны российские атомные технологии, так что России есть прямой смысл участвовать в проекте, отмечает физик-атомщик Булат Нигматулин: «Для нас «Богунице» – особенно важный объект, потому что мы туда поставляем топливо. Там, как и в «Моховце», реакторы ВВЭР–440. Это наша сфера влияния. Это вопрос коммерческий. В принципе, мы должны пойти на такие условия, потому что это отношения на период в 60 лет, это наше влияние. Поэтому здесь мы можем показать класс и пойти на низкую рентабельность, чтобы победить».

«Все будет сделано в соответствии с рыночными правилами, которые действуют в Словакии и ЕС. Строительство крупных энергетических объектов и соответствующий энергетический рынок – это звенья одной цепи, одна система. Поэтому вполне логично, что крупные поставщики электроэнергии, мощные атомные электростанции всегда участвуют в коммерческом производстве электрической энергии и, соответственно, в получении прибыли».

Как заявил министр экономики Словакии Томаш Малатинский, «российский инвестор хотел бы получить гарантии долгосрочного сохранения уровня цен на электроэнергию». При этом он не уточнил, какой уровень цен был бы желателен для Росатома. В настоящее время в Словакии такого механизма нет, а предыдущие атомные проекты в стране не подкреплялись долгосрочными гарантиями по ценам. Поэтому предстоят непростые переговоры, подчеркивает Булат Нигматулин: и фиксация цен должна быть такая, чтобы была окупаемость. Но о какой фиксированной стоимости говорится? Если она будет процентов на 30 выше, чем сегодня в Словакии, то пойдут ли они на это? Это вопрос переговоров со словацкой стороной. При этом Словакия должна подтвердить, что она будет покупать электроэнергию с достроенной станции «Богунице».

Эксперты уверены, что консенсус будет найден. Поскольку такая модель взаимовыгодна, ведь цены устанавливаются заранее, а партнер будет стараться сбыть электричество и, соответственно, платить.

Египет предложил РФ строительство АЭС и разработку месторождений урана. РИА Новости. 19 апреля

Египет предложил России принять участие в строительстве АЭС и разработке египетских урановых месторождений, сообщил глава Минэнерго РФ Александр Новак по итогам переговоров президентов двух стран.

"Они (Египет — ред.) вышли с предложением, чтобы Росатом направил делегацию, для того чтобы возобновить сотрудничество по планам, которые есть у Египта в реализации своей программы развития мирного атома, строительстве атомной генерации",

— сказал Новак в пятницу журналистам. Он сообщил, что у Египта есть планы по строительству 4 ГВт мощностей до 2025 года.

По словам министра, Египет также предложил России поучаствовать в разработке своих урановых месторождений.

Россия будет среди претендентов на строительство очередных АЭС вТурции. РИА Новости. 20 апреля

Турция рассчитывает иметь 3-4 претендентов на строительство двух очередных АЭС, одним из которых обязательно будет Россия, заявил РИА Новости министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз.

Ранее Минэнерго Турции заявляло, что собирается запустить две атомные электростанции к 2023 году, третья в это время должна быть в стадии строительства. Строительство первой в Турции АЭС (проект Аккую) ведет российская компания Росатом.

"Мы ждем окончания переговоров относительно второй АЭС в Синопе с Японией и Китаем. Надеемся завершить их в пределах месяца, после чего мы еще раз оценим результаты этих переговоров и, как я уже говорил Владимиру Путину, все взвесим и обсудим",

- сказал министр после 12-го заседания Смешанной межправительственной российско-турецкой комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, которое прошло в Анталье в субботу.

Танер Йылдыз добавил, что Россия обязательно будет участвовать и в тендере на строительство третьей АЭС, расположение которой пока не определено.

"Насчет третьей АЭС — конечно, Россия обязательно там будет. Но к 2023 году мы собираемся не запускать ее, а только строить. Нам нужно будет еще года два на проведение необходимых геологических изысканий. Думаю, у нас будет 3-4 альтернативы, на основе которых мы будем принимать решение о подрядчике", — отметил глава турецкого энергетического ведомства.

Женевская встреча делегаций «ядерной пятерки». Наша Газета. 22 апреля

22 апреля в Женеве началась Вторая сессия Подготовительного комитета к Обзорной конференции Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). А в субботу в ее рамках состоялось мероприятие с участием общественности. Впервые российская неправительственная организация выступила в качестве организатора мероприятия, на котором главы делегаций пяти официальных ядерных государств отчитались о деятельности своих стран в области ядерного нераспространения и разоружения.

Идея официальным ядерным государствам (Россия, Великобритания, Китай, США и Франция) собираться вместе и обсуждать самые важные вопросы международной безопасности была предложена Лондоном в 2009 году. С тех пор встречи государств ядерной пятерки стали ежегодными, вошли в привычку брифинги для прессы по итогам заседаний, а в 2012 году (в председательство США) к официальным представителям присоединились неправительственные эксперты – ведущие НКО в области международной безопасности из стран пятерки провели собственную встречу, скоординированную с правительственной.

Встреча 2013 года оказалась не менее новаторской. Председательствующая в этом году Россия не побоялась нарушить традиции: в отличие от всех предыдущих лет, мероприятие было организовано не в стране-председателе, а в нейтральной Швейцарии. Причин для этого было несколько, но одной из главных стала логистика. Сегодня, 22 апреля, начинается Вторая сессия Подготовительного комитета (ПрепКома) к Обзорной конференции Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Главное событие в области ядерного нераспространения и разоружения в этом году проходит в Женеве, и делегациям пятерки, как и многочисленным неправительственным экспертам достаточно было приехать на несколько дней раньше, чтобы одним выстрелом убить двух зайцев. Кроме того, встреча ведущих держав, проходящая накануне начала второго ПрепКома, могла стать площадкой согласования подходов с тем, чтобы выступать на площадке ООН с единых позиций.

Другим новшеством стало беспрецедентное сотрудничество между государством-организатором и экспертным сообществом. Если в Вашингтоне неправительственный сектор был только приглашен к диалогу, то на женевской встрече российская неправительственная организация – ПИР-Центр – выступила со-организатором мероприятия. 18 апреля делегации России, Великобритании, Китая, США и Франции как обычно собрались за закрытыми дверьми, но на следующий день главы этих делегаций выступили на первой сессии проводимого ПИР-Центром семинара «На пути к Обзорной конференции ДНЯО 2015». Несмотря на то, что мероприятие проходило в режиме Chatham House и не для записи, женевское экспертное и дипломатическое сообщество получило редкую возможность услышать отчет представителей ядерных держав о деятельности их государств в ядерной сфере и задать прямые вопросы представителям всей пятерки.
На второй сессии представители ведущих исследовательских центров России, Великобритании, Китая, США и Франции (ПИР-Центр, Институт Акроним, Китайская ассоциация разоружения и контроля над вооружениями, Центр изучения проблем нераспространения им. Дж. Мартина и Фонд стратегических исследований) обрисовали задачи, стоящие перед ядерной пятеркой в связи с приближающейся Обзорной конференцией ДНЯО, и их возможные решения. Всего в семинаре приняли участие представители тридцати восьми стран.

Особое место (PIR Center)в программе семинара занял вопрос зоны, свободной от оружия массового уничтожения, на Ближнем Востоке. Конференция, решение о проведении которой в прошлом декабре было принято еще в 2010 году, так и не состоялась в связи с неготовностью Израиля принять в ней участие. Выступая на семинаре, президент ПИР-Центра Владимир Орлов напомнил о негативных последствиях, которые может иметь отсутствие прогресса по данному вопросу, в частности, отказ арабских стран от международного сотрудничества в области ядерного нераспространения. 

Директор американского Центра изучения проблем нераспространения им. Дж. Мартина Вильям Поттер в своей достаточно критической речи отметил, что пока сами государства ядерной пятерки не соблюдают некоторые положения относительно уже созданных зон, свободных от ядерного оружия, сложно ожидать, что их призывы к созданию зоны на Ближнем Востоке будут восприниматься положительно. 
 
Выступивший с заключительным словом Корнел Феруцэ, председатель Второй сессии Подготовительного комитета ОК ДНЯО, поблагодарил организаторов и участников семинара за мероприятие, задающее тон и направленность работе на ПрепКоме.

В целом, встреча представителей ядерной пятерки – 2013 показала, что взаимодействие государственных органов и неправительственных организаций в области международной безопасности необходимо - об этом как в официальной обстановке, так и в личных беседах говорили представители всех пяти делегаций. Причем понимание этого в российских реалиях, похоже, появилось и со стороны МИДа, и среди неправительственных организаций.

Исследовательские центры не связаны ни официальной позицией государства, ни должностными инструкциями, они могут рассматривать и прорабатывать самые различные и противоречивые идеи и варианты развития событий. А это помогает находить нестандартные подходы к решению давно стоявших проблем. В тоже время, без каналов прямой связи с органами, определяющими политику государства, предложения НКО так и останутся набором благих пожеланий. Приятно осознавать, что хотя бы в области внешней политики сотрудничество государственного и негосударственного секторов начинает становиться нормой и приносит свои плоды на международной арене.

Следующим председателем клуба ядерных держав станет Китай. Так что в 2014 году мы увидим, пойдет ли официальный Пекин по пути, проложенному МИД России и ПИР-Центром.

Андрей Баклицкий - директор интернет-проекта российской неправительственной организации ПИР-Центр.

  • Cитуация в Японии после аварии на АЭС «Фукусима»

На «Фукусиме-1» вновь проблемы. «Интерфакс». 9 апреля 2013.

Утечка радиоактивной воды произошла в подземном бассейне N1 японской АЭС «Фукусима-1», сообщили в компании-операторе АЭС TEPCO.

В этом бассейне хранилась вода из другого бассейна, на котором ранее также была зафиксирована утечка. В связи с этим TEPCO объявила о временном прекращении подачи радиоактивной воды в первый бассейн.

Эксперты пока не установили причины утечек радиоактивной воды на АЭС «Фукусима-1». «Интерфакс». 9 апреля 2013.

Специалистам пока не удалось выявить причины утечек радиоактивной воды из подземных бассейнов японской АЭС «Фукусима-1», сообщили в компании-операторе АЭС TEPCO.

«На данный момент мы не можем сказать, в чем именно причина утечек», – говорится в заявлении представителя компании Масаюки Оно, отметившего, что проверки на АЭС продолжаются.

По оценкам TEPCO, в общей сложности из резервуаров утекло 120 тонн жидкости. По мнению экспертов, маловероятно, что радиоактивные элементы попадут в окружающую среду.

В связи с этим TEPCO объявила о временном прекращении подачи радиоактивной воды в бассейн номер один.

Г.Онищенко надеется, что японцам удастся остановить утечку радиоактивной воды на «Фукусиме». «Интерфакс». 9 апреля 2013.

Руководитель Роспотребнадзора, главный государственный санитарный врач Геннадий Онищенко заявил, что России, возможно, придется принять дополнительные защитные меры в связи с проблемами на японской АЭС «Фукусима-1».

«Пока в этом нет необходимости, но все будет зависеть от дальнейшего развития событий», – сказал он.

Г.Онищенко заявил, что очередная утечка радиоактивной воды на «Фукусиме» свидетельствует, что ситуация на станции не контролируется.

«Это очень серьезное основание для тревоги. Прежде всего, это свидетельствует о том, что они не могут исправить процесс. Хотелось бы надеяться, что ситуация будет преодолена. Происходящее нас беспокоит», – сказал Г.Онищенко.

«Ситуация нас не может не тревожить, учитывая, что мы рядом. Слишком часто за период поле катастрофы мы видим, что там происходит. Учитывая, что японская сторона ведет политику на отказ допустить туда иностранных специалистов, мы воспринимаем ситуацию достаточно болезненно», – сказал Г.Онищенко.

TEPCO хотят обязать установить стальные хранилища для воды на АЭС. «РИА Новости». 10 апреля 2013.

Министр экономики, торговли и промышленности Японии Тосимицу Мотэги заявил о намерении запретить компании-оператору аварийной АЭС «Фукусима-1» TEPCO использовать подземные резервуары для хранения радиоактивной воды и обязать ее построить дополнительные стальные наземные хранилища.

Вопрос об использовании подземных резервуаров на территории станции был поднят после того, как менее чем за неделю TEPCO сообщила сразу о трех утечках на разных хранилищах радиоактивной воды.

Информация о последней из утечек  с первого подземного резервуара  появилась утром во вторник. Именно в первый резервуар производилась откачка радиоактивной воды со второго резервуара, течь на котором подтвердилась в минувшую пятницу. По последним данным, в результате утечки из резервуара ушло около 120 тонн загрязненной воды с общим содержанием радиоактивных элементов 710 миллиардов беккерелей. Спустя сутки TEPCO подтвердила утечку воды и на третьем подземном резервуаре, но объем ее был невелик и составил всего около трех литров.

Для решения проблемы с хранением радиоактивной воды Мотэги намерен обязать компанию-оператора АЭС «Фукусима-1» до конца мая установить дополнительные наземные резервуары из стали и начать перекачку воды со всех подземных хранилищ.

МАГАТЭ проводит проверку на японской АЭС «Фукусима-1». «Интерфакс». 15 апреля 2013.

Группа экспертов МАГАТЭ приступила к проверке ремонтных работ на АЭС «Фукусима-1», сообщает агентство АП со ссылкой на главу группы Хуана Карлоса Лентихо.

«Мы имеем дело с крайне сложной проблемой. Очень важно безопасно вывести АЭС из эксплуатации», – отметил он.

Это – первая инспекция МАГАТЭ на «Фукусиме-1», отмечает АП.

Команда из 12 экспертов осмотрит вышедшие из строя реакторы, измерит уровень радиации, проследит за процессом удаления и переработки радиоактивных отходов. Представители МАГАТЭ также проведут ряд встреч с руководством компании-оператора АЭС TEPCO и правительственными чиновниками.

На следующей неделе эксперты должны представить доклад о своей работе японскому правительству, добавляет АП.

На АЭС «Фукусима-1» начата перекачка радиоактивной воды в стальные цистерны. «Интерфакс». 16 апреля 2013.

На аварийной АЭС «Фукусима-1» началась перекачка в стальные усиленные цистерны радиоактивной воды из временных подземных резервуаров, где недавно были зафиксированы утечки. Они вызвали тревогу у общественности, а правительство потребовало от оператора станции, энергетической корпорации «Токио электрик пауэр» (ТЭПКО), в кратчайшие сроки устранить эти неполадки.

На территории АЭС «Фукусима-1» сейчас находится семь временных подземных резервуаров. Туда перекачивается радиоактивная вода, которая выливается через щели в трех поврежденных реакторах, где в марте 2011 года произошло расплавление ядерного топлива. Однако эти подземные хранилища оказались ненадежными. Сейчас там находится в общей сложности 23 тыс тонн радиоактивной воды, и ее перекачку в стальные цистерны предполагается завершить к середине июня.

Сегодня ТЭПКО объявила, что замеры не показали заражения грунтовых вод даже в районе подземного резервуара номер 2, где была отмечена наибольшая утечка. Уровень радиации оказался настолько низким, что его, как сообщается, не смогли зафиксировать приборы.

Возобновлены поставки ядерного топлива в Японию. «РИА Новости». 18 апреля 2013.

Первая после аварии на АЭС «Фукусима11» партия радиоактивного топлива (МОКС) отправлена из Франции в Японию.

Поставки МОКС – смешанного урано-плутониевого топлива для реакторов на быстрых нейтронах, которое производится из отработанного ядерного топлива - были приостановлены после аварии на АЭС «Фукусима-1» в марте 2011 года.

Теперь же японская электроэнергетическая компания КЕРСО сочла ситуацию благоприятной для возобновления поставок топлива, которое может быть использовано на остановленной сейчас АЭС «Такахама» в префектуре Фукуи. МОКС по заказу КЕРСО вырабатывает французская AREVA.

МАГАТЭ начинает экспертизу планов вывода из эксплуатации АЭС «Фукусима-1». «Nuclear.ru». 18 апреля 2013.

Группа из 13 специалистов МАГАТЭ приступила к партнерской проверке среднесрочного и долгосрочного планов вывода из эксплуатации энергоблоков №№1-4 АЭС «Фукусима-1». Для получения исходных данных инспекторы посетили 17 апреля площадку аварийной атомной станции. Миссия МАГАТЭ начала свою работу в Японии 15 апреля. В течение первых двух дней международные эксперты провели ряд встреч с представителями Министерства экономики, торговли и промышленности Японии, энергокомпании «Tokyo Electric Power Co.» (TEPCO) и Управления по ядерному надзору Японии (NRA).

Инспекторы МАГАТЭ осуществляет свою деятельность по запросу японской стороны в рамках программы двух миссий по поддержке планов вывода из эксплуатации энергоблоков АЭС «Фукусима–I». Первая миссия должна завершиться 22 апреля, сообщили 17 апреля в МАГАТЭ. В начале месяца специальный комитет в составе представителей TEPCO и правительства Японии принял решение о площадке строительства исследовательского центра, который будет использован в качестве базы для разработки оборудования и подготовки персонала для вывода из эксплуатации АЭС «Фукусима–1».


  • КОММЕНТАРИИ

Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы телеканала RTVi по ситуации вокруг КНДР. Сайт МИДа России. 9 апреля 2013 года

Вопрос: Насколько нам известно, США отказались от испытания межконтинентальной баллистической ракеты. Мотивация – не раздражать Северную Корею. То есть на Западе более чем серьезно относятся к угрозе, исходящей от Пхеньяна. На Ваш взгляд, третий Ким блефует или все серьезно? Есть ли реальная опасность войны?

Ответ: К вопросу о том, что причиной того или иного шага является желание «не раздражать» Северную Корею, я бы сказал, что раздражителей там уже больше чем достаточно, причем со всех сторон.

Безусловно, неприемлемо, когда государство – в данном случае КНДР, член ООН – откровенно и вызывающе нарушает резолюцию СБ ООН. Мы не раз высказывались на эту тему вместе с другими членами Совета Безопасности. Последний такой случай был в ответ на ядерное испытание, которое Пхеньян осуществил в нарушение своих обязательств. Одновременно мы убеждены, что ситуация и так очень серьезная, потому что ядерные взрывы, запуски ракет – это не шутки. Но риторика играет не менее «вредную» роль, так как в какой-то момент взаимные обвинения, угрозы и предупреждения могут достичь критической точки, когда люди загонят сами себя в угол, и нужно будет действовать, что–то предъявить общественному мнению.

Поэтому последовательно добиваемся успокоения ситуации. В этой связи отмена любых мер, связанных с демонстрацией военной мощи, – позитивный шаг. Именно так мы расцениваем решение, принятое в США Пентагоном, как я понимаю, с одобрения Президента Б. Обамы. Это должно побудить нас всех к тому, чтобы не накручивать конфронтацию, не нагнетать эмоции, а постараться методом дипломатии, скорее всего «тихой» и непубличной, вывести ситуацию из «обочины», куда она свалилась, на дорогу, ведущую к возобновлению шестисторонних переговоров. Мы этим занимаемся. Работаем со всеми участниками шестисторонних переговоров – с КНДР, США, Японией, Республикой Корея, тесно координируем наши действия с китайскими соседями. Пока трудно сказать, чем это увенчается. Но мне бы не хотелось, чтобы, с одной стороны, цена самоутверждения проявлялась в нагнетании риторики, тем более в противоправных действиях. А с другой – чтобы ситуация загонялась в угол из–за стремления доказать, что мы всех можем призвать к порядку. Здесь нужно действовать не силовыми методами, не угрозами, а успокоением ситуации.

Повторю еще раз – меры принимаются. Чем они увенчаются, сейчас сказать не могу. Надеемся на лучшее.

Вопрос: Один из наших зрителей задает вопрос: «Не считаете ли Вы, что для предотвращения войны на Корейском полуострове Россия может более решительно выступить на стороне КНДР?» Многие представители нашей зрительной аудитории пишут о том, что им хотелось бы видеть более решительные действия Москвы. Есть ли ощущение, что достигнута грань: еще один шаг – и может произойти нечто непоправимое?

Ответ: Не думаю, что тут требуется делать выбор и принимать решение, на чьей стороне выступать. Мы хотим выступать на стороне разума и мирного урегулирования. Все остальное – от эмоций, если ваши зрители исходят из логики: «Бедная Северная Корея, ее окружают, проводят массированные военные учения, включая военно–морские, сухопутные и воздушные». Эти учения действительно не помогают. Мы говорим об этом и американцам, и южнокорейцам, и японцам. Но заявлять о том, что из–за этого мы будем проводить свои учения с Северной Кореей, – безрассудный путь. Думаю, что желание «отметиться», сорвать аплодисменты у какой–то части аудитории путем такой достаточно экзотической позиции должно уступить место поиску успокоения ситуации по всем фронтам.

Из итогового заявления встречи Министров иностранных дел стран «Группы восьми». Сайт МИДа России. 12 апреля 2013.

Нераспространение и разоружение

Министры иностранных дел государств «Группы восьми» выразили единое мнение, что распространение оружия массового уничтожения и средств его доставки по–прежнему представляет собой крупную угрозу международному миру и безопасности. Противодействие этому является одним из основных приоритетов «Группы восьми». Все страны «Группы восьми» привержены цели создания более безопасного мира для всех, а также формированию условий для мира, свободного от ядерного оружия, таким образом, чтобы укреплялись международная безопасность и мир и обеспечивалась равная безопасность для всех в соответствии с целями Договора о нераспространении ядерного оружия. Незаконная торговля обычными вооружениями также представляет собой серьезный вызов. Такая торговля имеет трагические последствия и ведет к возникновению угроз региональной стабильности.

Министры приветствовали принятие Генеральной Ассамблеей ООН 2 апреля Международного договора о торговле оружием. Эффективное выполнение этого Договора будет способствовать спасению жизней, сокращению человеческих страданий, защите прав человека, предотвращению попадания оружия в нелегальный оборот и борьбе с терроризмом. При этом будет обеспечиваться законная торговля оружием, которое необходимо для национальной обороны и безопасности.

Министры иностранных дел стран «Группы восьми», как и ранее, привержены усилиям по укреплению и расширению долгосрочной устойчивости, стабильности, надежности и безопасности в космосе. Министры приветствовали заявление, согласованное Группой директоров по нераспространению и опубликованное сегодня.

Министры напомнили о решении обзорной Конференции ДНЯО 2010 г. относительно проведения Конференция по созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия, а также других видов оружия массового уничтожения и средств его доставки. Они выразили сожаление, что она не была созвана в 2012 г., выразили твердую поддержку продолжающимся усилиям спецкоординатора по созыву данной Конференции и приветствовали твердость соавторов Резолюции 1995 г. Министры призвали все вовлеченные в этот процесс государства приложить все усилия, необходимые для подготовки и созыва Конференции в ближайшем будущем.

Иран

Министры иностранных дел государств «Группы восьми» выразили глубокую озабоченность в связи с продолжением Ираном деятельности в ядерной области и в сфере создания баллистических ракет в нарушение многочисленных резолюций СБ ООН и Совета Управляющих МАГАТЭ.

Основываясь на итогах состоявшегося 5–6 апреля с.г. в Алма-Ате (Казахстан) содержательного раунда переговоров Иран-«шестерка», министры подтвердили стремление к мирному урегулированию ядерной проблемы дипломатическим путем, отметив, что переговорный процесс не может продолжаться бесконечно. Было также отмечено, что позиции «шестерки» и Ирана остаются далекими друг от друга. В этой связи министры призвали Иран включиться в дипломатический процесс с «шестеркой» срочным, активным и конструктивным образом, а также сотрудничать с МАГАТЭ для снятия серьезных озабоченностей международного сообщества и демонстрации того, что его ядерная программа носит исключительно мирный характер. Министры далее подтвердили, что в соответствии с одобренным Советом Безопасности ООН «двухтрековым» подходом Иран может избежать дальнейшей изоляции и улучшить свое положение, если быстро отреагирует на озабоченности международного сообщества.

Министры призвали Иран выполнять международные обязательства в сфере соблюдения прав человека и основных свобод, включая свободу вероисповедания, и положить конец давлению на СМИ, внесудебным казням, пыткам и другим ограничениям прав и свобод. Кроме того, они призвали Иран к конструктивному сотрудничеству со всеми соответствующими правозащитными механизмами ООН. Поездка в Иран Специального докладчика ООН по правам человека стала бы шагом в этом направлении.

Министры также призвали Иран играть более конструктивную роль в том, что касается поддержки региональной безопасности, и отмежеваться от всех террористических актов и террористических групп.

Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР)

Министры иностранных дел стран «Группы восьми» самым решительным образом осудили продолжающуюся в КНДР реализацию программ по созданию ядерного оружия и баллистических ракет, включая обогащение урана. Это является прямым нарушением резолюций Совета Безопасности ООН 1718, 1874, 2087 и 2094.

Министры отметили, что ядерное испытание, осуществленное в КНДР 12 февраля 2013 г. – третье испытание с 2006 г. – и запуски с использованием технологий баллистических ракет 13 апреля 2012 г. и 12 декабря 2012 г. серьезным образом подрывают региональную стабильность, ставят под угрозу перспективы прочного мира на Корейском полуострове и угрожают международному миру и безопасности. Министры приветствовали резолюцию Совета Безопасности ООН 2094, принятую единогласно 7 марта 2013 г. в ответ на ядерное испытание в КНДР, и подчеркнули важность полного выполнения данной резолюции международным сообществом. Министры поддержали содержащееся в этой резолюции обязательство усилить действующий санкционный режим и принять дополнительные существенные меры в случае очередного запуска или проведения КНДР ядерного испытания. Министры также выразили озабоченность в связи с объявлением КНДР о намерении вновь ввести в действие ядерный объект в Иенбене.

Министры подтвердили приверженность цели поддержания прочного мира и обеспечения проверяемой денуклеаризации Корейского полуострова мирным путем. Они осудили нынешнюю агрессивную риторику КНДР и подтвердили, что это приведет лишь к еще большей ее изоляции. Они призвали КНДР вступить в серьезные и реальные многосторонние переговоры по денуклеаризации, следовать своим обязательствам по всем соответствующим резолюциям СБ ООН и совместному заявлению от 19 сентября 2005 г. в рамках шестисторонних переговоров, а также полностью, необратимо и подлежащим верификации образом отказаться от всего ядерного оружия и имеющихся программ по созданию ядерного оружия и баллистических ракет и воздержаться от дальнейших провокационных действий.

Министры выразили озабоченность в связи с систематическими и широко распространенными нарушениями прав человека в КНДР, отметили важность улучшения межкорейских отношений и акцентировали необходимость решения гуманитарных проблем, включая похищения людей и воссоединение семей. Они подчеркнули, что КНДР должна работать над решением этих проблем и в полной мере сотрудничать со всеми соответствующими механизмами ООН.

 

  • ИНТЕРВЬЮ

Сергей Кошелев: «Вопрос противоракетной обороны стал культовым». «Голос России». 16 апреля 2012.

Начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны России Сергей Кошелев рассказал, какие вопросы будут обсуждаться на московской конференции по европейской безопасности, можно ли решить проблему ЕвроПРО дипломатическими методами и почему России будет интересно работать с новым министром обороны США.

Вопрос: Мы обсудим очень актуальную для всех жителей Европы и Азии, да и всего мира, тему европейской безопасности.

Сергей Михайлович, впереди май. Это не только День Победы, но и день встречи военных, дипломатов, работающих над укреплением безопасности, стабильности в мире и в частности на европейском континенте. Предстоящая конференция, посвященная европейской безопасности, это важный этап, или рутинная, обычная процедура, которую из года в год осуществляет Министерство обороны и другие структуры?

Ответ: Действительно, приближается май, и уже вырабатывается хорошая традиция, что в мае Министерство обороны проводит крупную международную конференцию.

Вопрос: То есть это мероприятие уже стало традиционным?

Ответ: Да, второй год. Говорят, что дважды – это уже система. В прошлом году у нас состоялась и, на наш взгляд, успешно прошла конференция по противоракетной обороне, которая собрала 150 экспертов из разных стран.

Вопрос: Внушительное число.

Ответ: Это была очень солидная конференция. Самое главное, разговор состоялся очень интересный, очень необычный. Как правило, Министерство обороны – это закрытое ведомство, которое неохотно делится своими оценками, взглядами, предпочитая делать это тайно.

Вопрос: А здесь –  публичный экспертный шаг навстречу коллегам?

Ответ: Совершенно верно. Когда мы в Министерстве обороны задумывали эту конференцию, то исходили прежде всего из необходимости поиска новых форм работы. В последние годы мы очень много говорим о придании нового облика Вооруженным силам Российской Федерации, они активно перестраиваются. Международная деятельность не должна отставать от этой общей тенденции.

Вопрос: То есть она была в общем русле, скажем так?

Ответ: Да, и мы решили честно, откровенно изложить нашу точку зрения по проблеме противоракетной обороны, рассказать, какие у нас есть озабоченности в связи с этой системой, которая строится Соединенными Штатами и НАТО, чего мы опасаемся, чего бы мы хотели добиться в диалоге с нашими партнерами. Продолжая эту хорошую тенденцию, мы решили в этом году продолжить почин и внести...

Вопрос: А на чем будет сделан акцент в этом году?

Ответ: Нам не удастся обойти тематику противоракетной обороны, но, разумеется, мы не хотели бы делать тему противоракетной обороны главной. Есть и другие не менее важные вопросы для обсуждения, один из наиболее актуальных – это состояние безопасности в Европе.

Вопрос: Именно состояние безопасности?

Ответ: Да, потому что не только Российская Федерация модернизирует свои вооруженные силы, большинство европейских стран находятся в процессе реформирования своих армий.

Вопрос: Там же кризис – Греция, Кипр, вроде бы денег нет, неужели все-таки европейские страны выделяют деньги на какую-то модернизацию?

Ответ: Вы совершено правильно сказали, действительно, кризис, денег нет. Но вопросы безопасности для любой страны приоритетны. Вооруженные силы должны быть готовы к отражению вызовов и угроз.

Особенностью нашей конференции, для чего мы ее задумывали, должно стать обсуждение тех вызовов и угроз, с которыми вооруженные силы европейских государств сталкиваются сейчас и будут сталкиваться в обозримой перспективе.

Вопрос: Это примерно 10, 20 лет? Обозримое будущее - это какой интервал?

Ответ: Есть разные этапы планирования, разные периоды. Например, я знаю, что существуют планы оценки перспектив безопасности государства на срок от 40 до 50 лет - долгосрочные. Есть среднесрочные – 15-20 лет, есть краткосрочные.

Нас сейчас интересует не такая отдаленная перспектива, трудно представить, что будет через 30, 40 лет. Но к тому, что нас ждет в области безопасности, скажем, через 10-15 лет, надо готовиться уже сейчас.

Вопрос: Готовь сани летом, так?

Ответ: Да, я считаю, что надо по крайней мере пытаться это делать.

Вопрос: А как наши западные коллеги, нейтральные страны отреагировали на саму идею конференции, на возможность открытого, публичного диалога? Они вообще готовы к нему?

Ответ: Реакция в целом заинтересованная. Почти из всех европейских столиц мы получили предварительные ответы, что тематика европейской безопасности актуальна. Тематика абсолютно своевременна и может быть обсуждена. Коллеги весьма положительно восприняли тот факт, что инициатором выступает именно Министерство обороны Российской Федерации.

Вопрос: Как основатель этого нового подхода?

Ответ: Да. Обсуждение европейской безопасности имеет очень богатую историю, начиная с 1960-1970-х годов.

Вопрос: Начиная с Шарля де Голля или даже раньше, как вы считаете?

Ответ: Я думаю, гораздо раньше, наверное, со времен Второй Мировой войны. Процессы в области безопасности в Европе всегда волновали военных. Когда дипломаты утрачивают возможность договариваться, приходить к консенсусу, к большому сожалению, наступает время военных.

Министерство обороны России пытается обсуждать проблемы, делиться своими оценками ситуации. Это говорит о том, что мы считаем, что проблемы европейской безопасности можно решить переговорным путем.

Вопрос: Получается, что Россия в лице Минобороны готова не военными, а политико-дипломатическими средствами и способами заниматься обеспечением безопасности. Таков ваш вывод?

Ответ: Да. Вы сейчас сформулировали основную идею китайских мудрецов, которые говорят, что в мирный период, когда нет непосредственной угрозы, нет необходимости задействовать вооруженные силы, безопасность государства должна обеспечиваться политико-дипломатическими, переговорными средствами, не дожидаясь ситуации, когда по тем или иным причинам придется задействовать вооруженные силы.

И, разумеется, в этом смысле вы совершено правильно сформулировали: мы в Министерстве обороны считаем, что российские военные играют важную роль в переговорном процессе, в поддержании стабильности и безопасности в Европе именно политико-дипломатическими средствами.

Вопрос: Но скептики скажут: Сергей Михайлович, вы, конечно, хорошо говорите, за 20 лет возникают новые концепции европейской безопасности, но движения нет. Скептики обвиняют не только Минобороны, но и МИД, и другие госструктуры. Что вы можете ответить таким скептически настроенным людям?

Ответ: Вы правы, скептики есть, и не только среди дипломатов, они есть и среди военных. Вряд ли будет справедливо с моей стороны сказать, что в Министерстве обороны все только и думают о том, как бы политико-дипломатическим способом решать проблемы.

Мы прекрасно понимаем, что многие проблемы вряд ли удастся решить в обозримой перспективе. Чего мы хотим? Главная задача, на наш взгляд, – попытаться понять, какие вызовы и угрозы европейской безопасности существуют сейчас. Вот почему мы в Министерстве обороны пытаемся эту тему вынести на широкое обсуждение.

Идут процессы модернизации вооруженных сил, большинство государств уходят от концепции создания тяжелых вооруженных сил, оснащенных танками, бронемашинами, ударными вертолетами. Очень часто приходится разговаривать с военными атташе, которые аккредитованы в Москве.

Вопрос: Кстати, при новом министре обороны встречи с военными атташе других стран стали системными: и начальник Генштаба, и министр обороны, и вы –  это такая линия?

Ответ: Вы абсолютно правы, это тот элемент нового облика российских вооруженных сил, который в том числе заключается в необходимости объяснения наших мотивов, действий, почему поступаем так, а не иначе. Вы совершенно правильно отметили, что к этой работе с большим желанием подключились и начальник Генерального штаба, и даже министр обороны. Один маленький пример: министр обороны посетил новогодний бал для военных атташе.

Вопрос: То есть это такой неформальный…

Ответ: Да, и обратился с очень теплыми приветствиями.

Вопрос: Как они отреагировали?

Ответ: Это было просто великолепно. Военные атташе были очень удивлены, потому что, к сожалению, за многие годы эта традиция у нас была утрачена. Был второй год, когда мы решили эту традицию возобновить, было очень интересно.

Вопрос: Но все-таки есть две проблемы, которые волнуют военных. Это договор об ограничении ядерных вооружений, и проблема ПРО – они ведь никуда не ушли, как мы их будем решать политико-дипломатическими методами?

Ответ: Действительно, вы назвали большую часть повестки нашей конференции, которая пройдет 23-24 мая в Москве – дата определена точно, есть еще небольшие сомнения по поводу места проведения. Это будет один из гостиничных комплексов в Москве. Мы пригласили порядка 200 гостей, более 150 уже подтвердили свое согласие прибыть.

Мы приглашали министров обороны, но, к сожалению, министры – занятые люди, не все смогут прибыть, особенно министры стран НАТО. Мы также пригласили министров обороны стран ОДКБ, СНГ, большинство из них согласились и с удовольствием подтвердили готовность побывать в Москве.

Вопрос: Новый формат, новое качество приглашаемых гостей – это же очень высокий статус: министры обороны, начальники генштабов, я так понимаю?

Ответ: Да, это так. Мы планируем, что российскую делегацию будет возглавлять министр обороны Российской Федерации, он откроет конференцию, предоставит слово начальнику Генерального штаба. Мы планируем, что начальник Генерального штаба изложит наши оценки ситуации в мире, перспектив развития вооруженных сил.

Вопрос: Разговор может быть достаточно откровенным?

Ответ: Будет сугубо военная оценка ситуации. Очень часто на международных конференциях бывает много политеса, которого мы постараемся избежать.

Вопрос: Тут – четкий военный деловой разговор.

Ответ: Да. В прошлом году на конференции по ПРО были представлены математические модели перехвата.

Вопрос: А сейчас готовы материалы, чтобы показать их участникам конференции?

Ответ: Мы сейчас готовим материалы, выступление. Самое главное – у нас нет желания доминировать, навязать свою точку зрения.

Вопрос: Вот это важно, что нет желания доминировать даже над странами СНГ. Некоторые пытаются упрекать в этом Россию и Минобороны.

Ответ: Честно говоря, меня это удивляет. Мы никогда и не стремились доминировать. Роль «старшего брата» – наверное, кто-то считает, что да, такая роль есть, все-таки Россия большая, богатая, сильная по сравнению с некоторыми другими странами. Но могу вам сказать, что идет очень взаимоуважительный, очень конструктивный диалог со странами ОДКБ по вопросам развития военного, военно-технического сотрудничества.

Вопрос: То есть это реально наши союзники?

Ответ: Да, это реально полноправные партнеры, которые имеют свой голос, отстаивают свои интересы, которые вместе с нами делают вклад в обеспечение взаимной безопасности.

Одной из тем станет Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) и противоракетная оборона. Мы хотели бы попытаться обсудить - к сожалению, пока у нас это не очень здорово получается, и у дипломатов, и у военных - рассмотреть возможности взаимодействия между ОДКБ и НАТО на пространстве Центральной Азии, где, как мы считаем, у НАТО и ОДКБ очень много точек соприкосновения, общих интересов в вопросах обеспечения безопасности. Я имею в виду и борьбу с терроризмом, сепаратизмом.

Вопрос: Это наркотики.

Ответ: Борьба с наркотрафиком, организованной преступностью. Мы очень рассчитываем, что нам удастся этот диалог завязать.

Вопрос: Это попытка начать компетентный, спокойный диалог о животрепещущих проблемах безопасности в новых, более комфортных условиях конференции?

Ответ: Конечно. Нам бы хотелось, чтобы разговор не ограничивался общими фразами о важности дружбы во имя каких-то общих целей. К сожалению, это звучит очень часто. Если возможно, мы хотели бы поговорить о совместных проектах, совместных действиях.

Вопрос: Вплоть до совместных мероприятий, вы хотите сказать?

Ответ: Да, если мы можем выйти на подобные мероприятия и они будут содействовать обеспечению стабильности, безопасности, предсказуемости в зоне ответственности ОДКБ и НАТО, то мы будем считать, что цель будет достигнута.

Вопрос: Сергей Михайлович, у вас есть богатый опыт использования политико-дипломатических методов, средств. Вы работали в МИД России, занимались переговорным процессом. Если сравнить то, чем вы занимались раньше, будучи дипломатом, чем отличается современный концептуальный подход к решению вопросов безопасности? Или 10-20 лет назад ситуация была иной?

Ответ: Интересный вопрос, наверное, можно было бы написать какую-то работу, диссертацию. По личному опыту – мне приходилось принимать участие в некоторых международных переговорах, в частности, в работе над договором о стратегических наступательных вооружениях.

Вопрос: Он все-таки был успешно принят?

Ответ: Да. Я могу сказать однозначно: успех был достигнут только потому, что МИДовская и военная части делегации работали как единое целое. Два столпа, которые обеспечили успех.

Преимущество Министерства иностранных дел в том, что там работают люди, которые ведут переговоры, дипломатическую работу, умеют общаться с партнерами, умеют объяснить свою позицию, продвигать свою точку зрения, свои интересы. Для этого необходимо переговорное искусство. Что касается Министерства обороны, здесь ведется более предметная, более конкретная работа.

Вопрос: Сущностная?

Ответ: Да. Здесь танки, бронемашины, вертолеты, их количество, технические характеристики.

Вопрос: Соотношение.

Ответ: Соотношение, анализ изменения этого соотношения, как оно влияет на безопасность Российской Федерации. Мы должны понимать, какие меры нужны, чтобы обезопасить себя от всевозможных непредвиденных обстоятельств.

Я считаю одним из успехов договора об СНВ команду, которая работала под руководством посла Антонова Анатолия Ивановича, заместителя министра обороны. Ему удалось создать правильный баланс, единую команду, где каждый работал в качестве эксперта, отвечая за свой конкретный вопрос.

Вопрос: Как этой слаженной команде перейти к решению существующих проблем и добиться положительного результата? Я понимаю, что конференция – это один из шагов в этом направлении. Баланс МИДа и военного компонента будет реализован в ближайшем будущем, чтобы нам удалось достичь успеха?

Ответ: Очень не хотелось бы обольщаться и говорить, что сейчас мы рукава закатаем и решим все проблемы. В Министерстве иностранных дел на направлении контроля за обычными вооружениями в Европе (КОВЕ - так мы называем эту тему) работают грамотные, преданные своему делу специалисты, которые эту тему знают досконально. Таких специалистов нет, пожалуй, больше ни в одной делегации.

Но здесь, на мой взгляд, вопрос не в глубине знания проблемы, а вопрос стратегического видения, что должно быть впереди. Вы упомянули Договор об обычных вооруженных силах в Европе. Действительно, договор заключался в 1990 году, он соответствовал тем реалиям, которые были в Европе, когда существовали две системы, два военных блока – НАТО и Варшавский договор.

После заключения договора было несколько попыток этот договор адаптировать. К сожалению, адаптация прошла не вполне удачно - ситуация в области обычных вооружений развивается очень динамично. Хотим мы того или не хотим, складывается новая ситуация, возникают новые вызовы и угрозы европейской безопасности. Они отличаются от тех, что были 20 лет назад.

Наше общение, разговоры с военными Германии, Франции, Италии, Бельгии показывают, что эти страны тоже строят новые вооруженные силы.

Вопрос: С учетом новых факторов?

Ответ: Конечно. Государства в силу экономических, финансовых проблем отказываются от закупок тяжелых вооружений. Некоторые европейские государства отказались от закупки танков. Мы знаем, что некоторые государства отказались от закупки ударных вертолетов, которые планировалось использовать против танковых колонн.

Вопрос: Клиньев?

Ответ: Сейчас идет совершенно новый процесс, связанный, я бы сказал, с сотрудничеством. У нас есть договоренности в области военно-технического сотрудничества с Францией.

Вопрос: С членом НАТО?

Ответ: Да. Мы закупили полигон в Германии. Мы ведем разговоры о бронированных машинах в Италии.

Вопрос: Это тоже совершенно новый подход.

Ответ: Это не просто новый подход, это новый принцип взаимоотношений. Никогда страна, которая планирует с кем-то воевать, не будет закупать системы вооружений у той страны, с которой она планирует воевать. В данном случае мы говорим о более тесных взаимоотношениях, о лучшем понимании стремлений европейских государств.

Вот и хотим мы эти проблемы откровенно обсудить на уровне военных. Какие угрозы видит, например, Италия? Какие угрозы видит для себя Испания? Главное – как воспринимают Россию страны НАТО - как попутчика, партнера, соперника?

Вопрос: Конкурента в военно-технической сфере.

Ответ: Да. Но самое главное, что видится нам из Министерства обороны, что сейчас у нас достаточно много общих вызовов и угроз, и мы могли бы сотрудничать там, где это нам выгодно. Я перечислю, какие у нас есть области взаимодействия: в области войск тыла, это совместная борьба с пиратством.

Вопрос: Да, успешное взаимодействие.

Ответ: Очень успешное. Это совместная борьба с терроризмом. У нас есть инициатива по сотрудничеству в области охраны воздушного пространства, где отрабатываются меры борьбы с угоном воздушных судов. Хорошо налаживается морское сотрудничество по спасению на море экипажей судов, терпящих бедствие. Есть интерес и у стран НАТО, и у Российской Федерации. Там, где наши интересы совпадают, мы предпочитаем сотрудничать.

Вопрос: Сергей Михайлович, кризис не только в Европе. Секвестр бюджета США больно ударил по вооруженным силам этой страны. Авианосцы на приколе, Соединенные Штаты принимают решение о некой коррекции планов ПРО.

С другой стороны, ряд аналитиков говорят, что эта коррекция связана не только с трудностями финансирования, но и с жесткой, умелой переговорной позицией России, которая постаралась убедить американских партнеров. Где истина, с вашей точки зрения?

Ответ: Про умелых переговорщиков –  это прямо бальзам на душу. Но, к сожалению, не все так просто. Часто приходится слышать, что вопрос противоракетной обороны стал культовым. Я думаю, что нужно потратить много сил для того, чтобы попытаться найти компромисс в этом вопросе. Приведу две-три оценки того, что 15 марта объявил новый министр обороны США господин Хейгел.

Вопрос: Кстати, он тяжело прошел в министры. Было бурное обсуждение его кандидатуры.

Ответ: Неординарный человек в том смысле, что он исключительно опытный, искушенный политик. Оценка Министерства обороны России, что с ним может быть интересно. Это интересный собеседник.

Вопрос: Правильное слово: Минобороны будет интересно с новым министром обороны США?

Ответ: Я думаю, да. Опыт министра Хейгела, его первые шаги на посту министра говорят о том, что…

Вопрос: Они достаточно выдержанные, четко спланированные.

Ответ: Это политик, который пришел выполнять конкретные задачи, и будет делать это компетентно.

Так вот, что было объявлено нашими американскими коллегами, как эти решения оцениваются в Министерстве обороны? Мы очень внимательно изучаем все, что было сказано господином Хейгелом. Пока что у нас только та информация, которую мы прочитали в средствах массовой информации.

Не думаю, что я раскрою большой секрет, наверное, те, кто следит за этой проблематикой, обратили внимание, что был телефонный разговор между министром Шойгу и господином Хейгелом. Они договорились, что в ближайшее время заместители министров обороны, это господин Джим Миллер и Анатолий Иванович Антонов, проведут встречу. Мы надеемся, что она состоится еще до конца апреля.

Вопрос: И произойдет детализация, так?

Ответ: Мы хотели бы подробно узнать, в чем суть нововведений, инноваций, которые озвучил министр обороны Соединенных Штатов. Пока есть наши предварительные оценки, что вряд ли решения, которые были приняты США, мотивировались, базировались на той умелой дипломатической работе, которую проводила российская сторона.

Скорее это внутренний расчет, какие-то сложности, которые возникли на этапе реализации сложнейшей технической проблемы по созданию перехватчиков. Скорее всего, это временная корректировка. Не секрет, и мы на конференции в прошлом году сказали, что наибольшую озабоченность российской стороны вызывает четвертый этап так называемого «фазированного адаптивного подхода» к созданию ПРО.

Вопрос: Да, это, по сути, угроза нашей национальной безопасности.

Ответ: Это угроза стратегическим ядерным силам сдерживания России. Перехватчик, который будет создан на четвертом этапе и поставлен на вооружение, способен перехватывать межконтинентальные баллистические ракеты. Мы это рассматриваем как непосредственную угрозу эффективности российских средств ядерного сдерживания. Поэтому говорить о том, что наши озабоченности сняты, на мой взгляд, до получения разъяснений от американской стороны рано.

Прежде, чем давать оценки, мы хотели бы выслушать наших американских коллег. Мы неоднократно беседовали, проводили брифинги с руководителем американского Агентства по противоракетной обороне, это детальные, подробные презентации, которые рассказывали, какие проблемы испытывают американские разработчики, что возможно, что невозможно. Мы с помощью военных специалистов анализировали адекватность подобных оценок и делали свои выводы. Должна быть какая-то этапность в работе.

Вопрос: Российский президент Владимир Путин, пролетая над Черным морем, возвращаясь с саммита БРИКС, отдал приказ, и вооруженные силы этот приказ в целом выполнили. Какова ваша оценка прошедших учений? Они показали боеспособность наших вооруженных сил?

Ответ: Это очень масштабное мероприятие, которое было проведено с целью оценки боеспособности российских вооруженных сил.

На селекторном совещании в Министерстве обороны министр Шойгу однозначно сказал, что это было полезно, была проведена оценка готовности Вооруженных сил Российской Федерации действовать, была подтверждена эта способность действовать. Это самое главное, то, ради чего существуют вооруженные силы – никто никогда не предупреждает, мол, готовьтесь, завтра у вас будут проблемы. Вооруженные силы должны быть готовы постоянно. Смысл реформы, которая проводилась в Российской Федерации, был в том, чтобы создать боеспособные силы.

Россия готовится к разговору с НАТО. «Интерфакс». 19 апреля 2013.

Постпред России при НАТО Александр Грушко рассказал об основной повестке предстоящего 23 апреля заседания Совета Россия-НАТО в Брюсселе. «Вопрос о гарантиях ненаправленности ПРО США – ключевой в нашем диалоге».

Вопрос: Александр Викторович, какие темы будут обсуждаться в ходе предстоящего заседания Совета Россия-НАТО на уровне министров иностранных дел в Брюсселе? Как российская сторона оценивает отношения с НАТО в целом?

Ответ: Повестка дня широкая, предполагающая обсуждение любых международных вопросов, связанных прямо или косвенно с безопасностью евроатлантического региона. Рассчитываем, что в первую очередь министры рассмотрят ход выполнения главного поручения Лиссабонского саммита Совета Россия-НАТО в 2010 г. о построении общего пространства мира, безопасности и стабильности в Евро-Атлантике. Эффективное противодействие общим для всех вызовам и угрозам безопасности требует выстраивания подлинно партнерских отношений на принципах взаимного доверия, транспарентности и предсказуемости. Планируется обзор хода осуществления проектов сотрудничества в СРН.

Мы взаимодействуем с альянсом в борьбе с терроризмом, пиратством. Реализуется целый ряд проектов по Афганистану, в т.ч. по подготовке антинаркотических кадров ИРА, Пакистана и стран Центральной Азии, а также наземного персонала афганских ВВС для обслуживания вертолетов российского производства, которые, кстати говоря, составляют основу вертолетного парка ВВС Афганистана. Эти проекты хорошо себя зарекомендовали, и у всех членов Совета Россия-НАТО есть готовность их продолжать. Не исключаем, что могут появиться новые области сотрудничества, но этот вопрос будет обсуждаться в привязке к задачам, которые будут поручены новой международной миссии в Афганистане после завершения операции МССБ в конце 2014 года.

Вопрос: Запросит ли российская делегация разъяснений от партнеров по НАТО по поводу новой конфигурации ПРО в Европе? Американская сторона утверждает, что это решение снимает озабоченности России и открывает новые возможности для поиска с ней компромисса по ПРО. Каково Ваше мнение?

Ответ: Разумеется, мы внимательно отслеживаем все, что касается проблематики ПРО, подробно обсуждаем эту тему с нашими партнерами в СРН. Благодаря этому мы обладаем достаточной на данном этапе информацией об изменениях в американских противоракетных планах. В настоящий момент она тщательным образом изучается с точки зрения влияния на нашу национальную безопасность. Предстоят также политические консультации по конкретным техническим аспектам. Но при всех объявленных изменениях в построении европейского сегмента ПРО, они не подводят черту под развертыванием глобальной ПРО. Мы видим, что происходит наращивание потенциала ПРО на территории самих США, а также в достаточно близких к России регионах, прежде всего в АТР.

Соответственно, сохраняется и наша основная озабоченность, связанная с непредсказуемостью эволюции противоракетных программ США и НАТО. Это касается и европейского сегмента. В рамках адаптивного подхода не исключено, что на основе собственных оценок ракетных рисков США могут вернуться к планам размещения в Европе «продвинутых» средств ПРО, обладающих способностями перехвата МБР, по мере вызревания технологий и улучшения бюджетной ситуации. Более того, по оценке наших военных специалистов, уже сейчас при заходе в определенные районы существующие американские противоракетные средства морского базирования способны создавать риски для наших сил ядерного сдерживания.

Поэтому вопрос о гарантиях ненаправленности ПРО США/НАТО продолжает оставаться ключевым в нашем диалоге с НАТО. Такие гарантии должны быть выражены в четких военно-технических критериях, подтверждающих соответствие создаваемой системы заявленной цели противодействия ограниченным ракетным угрозам, источники которых находятся вне Евро-Атлантики, и быть проверяемыми.

Вопрос: В некоторых государствах-членах НАТО продолжаются рассуждения о возможности силовой операции по ливийскому сценарию в Сирии и звучат призывы к поставкам оружия мятежникам в этой стране. Намерена ли Россия поднять эту тему на предстоящем заседании министерского СРН?

Ответ: В повестке дня министерского заседания отдельно эта тема не фигурирует. Однако с учетом остроты ситуации в Сирии этот вопрос, по всей видимости, все же будет затронут. На сегодняшний день НАТО ограничила свою роль защитой территории Турции от ракетных угроз, разместив там ЗРК «Пэтриот». Причем руководство альянса неоднократно заявляло о том, что это решение не преследует цели вооруженного вмешательства, установления беспилотных зон или введения гуманитарных коридоров в Сирии. Альтернативы политическому урегулированию в стране нет. Любые силовые сценарии чреваты катастрофой. Сегодня все усилия должны быть сосредоточены на создании условий для запуска политического процесса на Женевской платформе.

Вопрос: Будет ли на этом заседании обсуждаться вывод натовских сил из Афганистана и перспектива новой операции НАТО в этой стране? Российскую сторону беспокоит свертывание операции Международных сил содействия безопасности в Афганистане и последствия этого шага?

Ответ: Афганская тема – одна из главных в повестке дня работы Совета Россия-НАТО. Разговор носит прямой и открытый характер. Нас беспокоит, к чему приведет ускоренный вывод МССБ из страны. Не решены фундаментальные вопросы безопасности, во многих районах хозяйничают экстремисты. Существует опасность перетока терактивности из ИРА в центральноазиатские страны, которые являются нашими союзниками. Без международной поддержки афганские национальные силы безопасности пока по-прежнему не в состоянии эффективно обеспечивать защиту населения. Производство наркотиков не снижается, а площади посевов опиумного мака увеличиваются.

Очевидно, что требуется не свертывание международного содействия, в т.ч. в сфере безопасности, а его последовательное продолжение с фокусом на комплексное решение всех проблем, с которыми сталкивается Афганистан. И, разумеется, требуется координация действий между всеми организациями, которые могут внести вклад в дело стабилизации в Афганистане, в т.ч. по линии ОДКБ-НАТО.

Что касается новой миссии НАТО после 2014 г., то для нас важны два момента. Во-первых, обеспечение ее прочной правовой основы в виде мандата со стороны Совета Безопасности ООН. Полагаем, что такая международная легитимность новой операции - в интересах самого альянса.

И, во-вторых, эффективное взаимодействие с предполагаемой новой операцией НАТО после 2014 года будет возможным при условии абсолютной ясности в отношении целей и задач международного присутствия в Афганистане. Прежде всего, оно должно быть приемлемо для самих афганцев и ориентировано на укрепление суверенитета страны, обеспечение стабильности и устойчивого развития, содействие нейтрализации исходящих из этой страны угроз, и, что также важно, не преследовать целей, выходящих за рамки этих задач.

Вопрос: Недавно Вы говорили о том, что Россия хотела бы расширить возможности транзита из Афганистана по так называемому «северному коридору». Что Вы имели в виду? Заместитель генерального секретаря НАТО Александр Вершбоу дал понять, что альянс может и не использовать мультимодальный центр в Ульяновске, поскольку южный маршрут через Пакистан дешевле.

Ответ: На сегодня «северный маршрут» - наиболее безопасный и надежный. Вся необходимая нормативно-правовая база создана, отработаны административно-таможенные процедуры, соответствующие объекты инфраструктуры готовы к наращиванию объемов транзита. В плане расширения транзитных возможностей «северного маршрута» мы предлагаем использовать возможности терминалов российского порта Усть-Луга на Балтике.

Что касается комбинированного транзита через аэропорт «Восточный» в Ульяновске, то эта схема также признана оперативной. В декабре 2012 г. была осуществлена первая доставка грузов через Ульяновск на базу Кэмп-Бастион в Афганистане и обратно по заказу Минобороны Великобритании. Вопрос использования Ульяновска теперь находится в плоскости контрактных отношений между коммерческими перевозчиками, осуществляющими доставку грузов.

«Южный» маршрут действительно считается более дешевым, однако по нему вряд ли удастся перевезти весь объем грузов - а речь идет о порядка 100 тыс. контейнеров и 60 тыс. транспортных средств. Пик перевозок придется на период с осени этого года и до конца 2014 года. Очевидно, что будут задействоваться разные маршруты и виды транспортировки.

У этого вопроса есть и другой аспект - транзитные пути могут стать долгосрочной инвестицией, поскольку будут востребованы и для обычных коммерческих грузов в Афганистан и из него. Убежден, что отработанные схемы транспортного сотрудничества пригодятся и в будущем.

Вопрос: Россия и НАТО взаимодействуют по широкому спектру вопросов военно-технического сотрудничества. Что можно сказать о результатах этого направления партнерства на данный момент? Какие наиболее интересные практические совместные шаги можно ожидать в обозримом будущем?

Ответ: Сотрудничество в сфере ВТС осуществляется прежде всего по двусторонней линии, на основе межправительственных соглашений. Но НАТО, как организация, является своеобразной "лабораторией", где для союзников разрабатываются стандарты и требования к новым системам вооружения и военной техники. Сейчас, в период сокращения военных бюджетов, альянс становится более открытым для промышленной кооперации с партнерами в военно-технической области. Следовательно, открываются дополнительные возможности для продвижения российской продукции военного назначения на западные рынки и, в целом, наращивания взаимовыгодной кооперации в этой сфере.

Российская военная техника по-прежнему высоко ценится на мировых рынках. Так, вертолеты российского производства востребованы во многих странах, включая Афганистан. В СРН уже на протяжении двух лет действует целевой фонд по техническому обслуживанию вертолетов МИ-17/Ми-35 в Афганистане, в рамках которого российские предприятия осуществляют поставку запчастей и подготовку наземного персонала афганских ВВС.

Помимо вертолетной тематики, российские эксперты работают еще по целому ряду направлений: каталогизация продукции военного назначения, оружие нелетального действия, топливная совместимость, обезвреживание самодельных взрывных устройств и пр. Весьма перспективной темой для сотрудничества становится боевая экипировка военнослужащих. В октябре этого года в Москве состоится совместное заседание соответствующей рабочей группы, где наша оборонная промышленность будет иметь хорошую возможность не только обменяться опытом с коллегами, но и представить собственные наработки, включая средства индивидуальной защиты, энергоснабжения, а также компьютеризированные системы управления, связи и разведки.

Вопрос: В своей статье «Как сохранить НАТО сильной», опубликованной в журнале Foreign Policy, Фог Расмуссен с обеспокоенностью говорит о росте военных расходов в России, Бразилии, на Ближнем Востоке и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Это, по мнению Генсека НАТО, будет влиять на перераспределение влияния в мире, не обязательно в пользу альянса. Вы разделяете эту точку зрения?

Ответ: Думается, что разговоры о сферах влияния должны остаться в прошлом. Мир действительно стал многополюсным. Ни одно государство, ни группа государств не смогут защитить себя от глобальных угроз и вызовов. Обеспечение безопасности требует координации, максимального сложения усилий. И хотя некоторые пережитки и стереотипы «холодной войны» сохраняются, их необходимо преодолевать.

Что касается военных потенциалов, то НАТО и сегодня по совокупной военной мощи имеет преимущество перед всеми, примерно половина мировых расходов на оборону продолжает приходиться на долю стран НАТО.

Устойчивое экономическое развитие нашей страны позволяет сейчас заниматься давно назревшей модернизацией и адаптацией наших вооруженных сил к новым условиям. Этот процесс направлен на укрепление безопасности России, но также способствует укреплению безопасности на европейском континенте и в Евро-Атлантике в целом. Восточным рубежам НАТО ничто не угрожает.

Вопрос: Каковы перспективы взаимодействия с НАТО по утилизации устаревших боеприпасов в Российской Федерации?

Ответ: Проблема утилизации устаревших боеприпасов актуальна не только для нашей страны, но и для государств НАТО, поэтому появление данного направления в Программе работы СРН на 2013 г. неслучайно. В прошлом году уже состоялись первые встречи экспертов, на которых были определены возможности для обмена опытом в способах и технологиях решения этой проблемы. Значительным потенциалом, который представляет интерес и для нас, обладает Агентство НАТО по тыловому обеспечению. Теперь, когда уничтожение боеприпасов методом открытого подрыва остается в прошлом, мы ведем консультации с НАТО о возможном практическом взаимодействии в области промышленной утилизации устаревших боеприпасов на территории Российской Федерации. Однако совместные проекты требуют тщательной и длительной проработки, поэтому говорить о конкретных результатах или сроках пока преждевременно.

Вопрос: Как продвигается подготовка к майской конференции по вопросам безопасности в Москве?

Ответ: Сразу скажу, что организуемая Министерством обороны России конференция в Москве выходит за рамки формата СРН. По своей тематике и составу участников она представляет собой форум общеевропейского и евроатлантического масштаба. В Москву приедут многие политики, министры, эксперты международных аналитических центров, представители неправительственных организаций, специализирующихся на проблематике европейской безопасности. Главная цель, которую мы преследуем, - провести честный и открытый диалог по общим для всех нас вопросам обеспечения безопасности Евро-Атлантики. Это будет совместный «мозговой штурм», который даст возможность подумать о шагах, которые помогут сблизить европейские государства и двигаться в направлении формирования неделимого пространства безопасности в Европе.

Считаю особенно важным, что это мероприятие направлено на укрепление диалога по военной линии. Ведь одна из актуальных задач в сфере военного строительства - развитие потенциала для совместного реагирования на кризисные ситуации в условиях глубокой трансформации вооруженных сил.

Вопрос: Насколько сегодня актуальны рассуждения о натовской перспективе для Грузии и является ли это одной из тем дискуссий внутри СРН?

Ответ: Вопрос, видимо, надо задать тем, кто на эту тему рассуждает. Мне представляется, что по этому вопросу уже все было сказано, причем не сегодня. Уверен, что наши партнеры не могут не понимать совокупности последствий реализации такой перспективы для региональной, европейской безопасности, а также отношений Россия-НАТО.

Вопрос: В последнее время накалилась обстановка на Корейском полуострове. В боевую готовность приводятся нешуточные военные средства. Вы обсуждаете эту проблему с натовскими партнерами? Какова их позиция?

Ответ: Да, эта тема затрагивается. Все члены СРН разделяют позицию международного сообщества, выраженную в итоговом заявлении Министров иностранных дел «Группы восьми» от 11 апреля 2013 г. и резолюции Совета Безопасности ООН № 2094 от 7 марта 2013 года. Мы также считаем, что все страны на данном этапе должны проявлять максимальную осторожность и взвешенность и избегать действий, которые могли бы усугубить ситуацию, сделать развитие событий неконтролируемым.

ИНФОРМАЦИЯ ПИР-ЦЕНТРА

Вячеслав Никонов об образовании в сфере нераспространения. ПИР-ПРЕСС. 11 апреля 2013.

«Я большой энтузиаст международного сотрудничества в области образования. Я учился и преподавал в США. И особенно меня вдохновляет сейчас сотрудничество с нашей научной диаспорой за рубежом, которая по своему размеру сопоставима с корпусом ученых в РФ. Мы выяснили, что многие западные профессора, которые имеют или не имеют русские корни, готовы сюда приезжать для того, чтобы учить, создавать лаборатории, создавать временные научные коллективы и работать дистанционно. Это более перспективная площадка, чем ожидать массового притока сюда на постоянную основу профессуры из–за рубежа», – Вячеслав Никонов, председатель комитета Государственной Думы по образованию.

27 марта 2013 г. в Москве состоялось очередное заседание членов Международного клуба Триалог. С докладом на тему «Динамика и перспективы внешней политики России: взгляд законодателя и эксперта» выступил Вячеслав Никонов, председатель Комитета Государственной Думы России по образованию.

В своем выступлении г–н Никонов дал развернутую характеристику современному международному положению России, проанализировал отдельные направления российской внешней политики, и в нынешнем качестве председателя Комитета ГД по образованию, рассказал о своем видении перспектив участия России в международном сотрудничестве в сфере образования.

Отвечая на вопросы членов Клуба Триалог, касающиеся роли, которую может сыграть международное сотрудничество в области образования в интересах развития образования в России, Вячеслав Никонов отметил: «Я большой энтузиаст международного сотрудничества в области образования. Я учился и преподавал в США. И особенно меня вдохновляет сейчас сотрудничество с нашей научной диаспорой за рубежом, которая по своему размеру сопоставима с корпусом ученых в России. Ученым нужна среда, а среда не обеспечивается только деньгами, она обеспечивается огромным комплексом обстоятельств: от наличия или отсутствия пробок на дорогах до наличия или отсутствия необходимого оборудования. Но мы также выяснили, что многие западные профессора, которые имеют или не имеют русские корни, готовы сюда приезжать для того, чтобы учить, создавать лаборатории, создавать временные научные коллективы и работать дистанционно. Это более перспективная площадка, чем ожидать массового притока сюда на постоянную основу профессуры из-за рубежа».

Еще одной интересной и важной проблемой, по мнению г–на Никонова, является создание в России законодательной базы, соответствующей новым реалиям развития образования в сфере ядерного нераспространения. Один из членов Клуба, профессор Государственного технического университета атомной энергетики Виктор Мурогов в своем комментарии к выступлению Вячеслава Никонова обратил внимание на то, что Россия по состоянию на сегодняшний день подписала более двадцати международных соглашений о подготовке кадров в сфере развития атомной промышленности. По утверждению г–на Мурогова, «в этой связи профессора столкнулись с тем, что у нас нет границы, какие знания можно передавать для ядерных стран, а какие для новых, неядерных – Бангладеш, например. Тут нужна какая–то законодательная база, потому что сейчас каждый профессор сам решает, что говорить».

Отвечая на комментарий, г-н Никонов отметил: «Я не думаю, что можно принять какой–то закон, в котором будет написано, какие формулы студенты должны знать, а какие нет. Это все–таки должны подсказать специалисты в этой области. И это должно быть отражено в ведомственных актах в соответственных учебных заведениях и ГК Росатом. Законодатель должен предусмотреть ответственность за то, чтобы соответствующие нормы были реализованы, и ответственность за то, что будет, если они не будут реализованы. Ну а сама проблема, конечно, заставляет прилагать усилия для укрепления режима нераспространения и для того, чтобы Договор о нераспространении ядерного оружия работал. Укрепление режима нераспространения, действительно, является сейчас одной из самых важных задач, стоящих перед человечеством».

ПИР–Центр в своей работе уделяет традиционно большое внимание развитию образования в сфере ядерного нераспространения, реализуя широкую Образовательную программу, включающую стажировки, возможность прохождения студенческой практики в ПИР–Центре, публикацию учебных пособий в сфере нераспространения и повышение квалификации молодых специалистов из России и стран зарубежья в ходе ежегодной Международной Летней Школы по глобальной безопасности.

Очередная Летняя Школа пройдет в Москве с 30 июня по 13 июля 2013 г. Желающим принять участие в конкурсном отборе в слушатели Летней Школы необходимо направить организаторам заявку не позднее 10 мая 2013 г.

Организаторы несут расходы, связанные с проживанием и питанием участников программы, а также обеспечивают слушателей необходимыми раздаточными материалами и литературой. Расходы на проезд в Москву и обратно иногородних участников покрываются направляющей стороной. На основании отдельных заявок ПИР–Центр может рассмотреть вопрос об оплате проезда участникам из стран Центральной Азии и других регионов.

Подробную информацию о Летней Школе 2013 и предыдущих программах можно найти на сайте проекта http://summerschool2013.pircenter.org.

По всем вопросам, связанным с организацией Летней Школы, следует обращаться к директору Образовательной программы ПИР–Центра Альберту Зульхарнееву zulkharneev at pircenter.org и координатору Образовательной программы Лейле Шамуратовой edu at pircenter.org по тел. +7 (495) 987–1915, факсу +7 (495) 987–1914

Участники тренингового курса готовы к преподаванию изученного материала ПИР-ПРЕСС. 12 апреля 2013.

«Накопилась критическая массы опыта, которым хотелось бы поделиться с коллегами и единомышленниками», – Наталья Третьякова, Тюменский государственный университет.

28 марта 2013 г. в рамках образовательного курса ПИР–Центра для преподавателей высших учебных заведений стран СНГ «Новая реальность глобальной безопасности: меняющаяся природа угроз в XXI веке» прошел семинар по обмену опытом преподавания дисциплин, касающихся вопросов ключевых тенденций в сфере нераспространения, контроля над вооружениями, мирной атомной энергетики и ядерной безопасности, глобального управления интернетом и международной информационной безопасности. В семинаре приняли участие 15 университетских преподавателей, непосредственно занимающихся вопросами нераспространения и международной безопасности из России (Владивосток, Воронеж, Екатеринбург, Москва, Новосибирск, Тюмень), Азербайджана, Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана и Украины.

Обращаясь к участникам курса, доцент МГИМО(У) МИД РФ Ильдар Ахтамзян отметил: «Сегодня никто не читает, всем нужны спецэффекты. Поэтому чтобы донести информацию до аудитории, мы должны на нее ориентироваться и постоянно оттачивать навыки владения компьютером, осваивая все новые и новые возможности. Мы должны совершенствоваться вслед за развитием технологий, чтобы не отставать от студентов, а может быть и шагать впереди».

Перед слушателями также выступила Наталья Пискунова, эксперт Института экономических стратегий, поделившись опытом проведения деловой игры по ядерному нераспространению, прошедшей в рамках I Международной школы–семинара «Ядерная энергетика и нераспространение: ответ на вызовы современности» (2–4 февраля 2012 г.). В игре принимали участие студенты из России, Беларуси и Казахстана.

Участникам курса было чем поделиться друг с другом, применяемые методики и технологии включают конкурсы эссе, круглые столы, дебаты, телемосты с экспертами, онлайн лекции и многое другое. Но все же было замечено, что сообщество «нераспространителей» нуждается в более тесном взаимодействии между университетами и кругом экспертов в области международной безопасности.

От участников курса прозвучали предложения об организации и проведении гостевых лекций с выездом экспертов в университеты России и стран СНГ, видеоконференций с участием экспертов и специалистов в области нераспространения не только из России, но и из других стран, конкурсов эссе для стран Центрально–азиатского региона, а также расширении представительства ПИР–Центра в регионах России и за ее пределами.

«Семинар по обмену опытом оцениваю как исключительно полезный, появились новые идеи в отношении пересмотра содержания лекций и интерактивных занятий и форм и методик их проведения. Обмен опытом – весьма важная составляющая в вопросах повышения профессиональной квалификации», – прокомментировала итоги курса Гульнара Валиахметова, профессор кафедры востоковедения Уральского федерального университет им. Первого Президента России Б.Н. Ельцина.

Фотографии с курса доступны на сайте нашей программы, на нашей страничке в Facebook.

Напоминаем, что 30 июня – 13 июля 2013 г. состоится Международная Летняя Школа по проблемам глобальной безопасности для молодых специалистов 2013.

Летняя Школа ПИР–Центра – это уникальная площадка, где расширяют профессиональный кругозор и повышают квалификацию молодые политики, дипломаты, военные, госслужащие, журналисты, ученые, лучшие студенты – те, кто сегодня работают в сфере национальной и глобальной безопасности, а уже завтра будут принимать ответственные решения и формировать внешнюю и международную политику.

Участники программы из первых рук получат самую полную информацию о ключевых событиях и тенденциях в традиционных сферах международной безопасности, детально разберутся в новых вызовах и угрозах, рассмотрят особенности формирования подходов России, других стран, а также международных организаций к решению региональных и мировых проблем.

По вопросам получения дополнительной информации об Образовательной программе ПИР–Центра следует обращаться к директору программы Альберту Зульхарнееву по телефону +7 (495) 987–19–15, ф. +7 (495) 987–19–14, e–mail: zulkharneev at pircenter.org

Первое заседание Рабочей группы по международной информационной безопасности и глобальному управлению интернетом при ЭКС ПИР-Центра. ПИР-ПРЕСС. 18 апреля 2013.

«Кибератаки на объекты мирной атомной инфраструктуры уже стали реальной угрозой глобальной и национальной безопасности, в то время как международное сотрудничество по обеспечению безопасности киберпространства по–прежнему носит отрывочный характер и не охватывает эту проблему. Одним из средств ее решения может стать разработка и принятие международной Конвенции по кибербезопасности в ядерной сфере на площадке ООН. Экспертную проработку проекта такого документа следует считать одной из наиболее актуальных задач научного сообщества», – эксперт Института экономических стратегий Отделения общественных наук РАН Наталья Пискунова.

12 апреля 2013 г. состоялось первое заседание Рабочей группы по международной информационной безопасности и глобальному управлению интернетом (МИБ и ГУИ) при Экспертно–консультативном совете ПИР–Центра.

Во встрече участвовали следующие члены Рабочей группы: Елена Волчинская, программный директор Национального форума информационной безопасности «Инфофорум»; Олег Демидов, координатор программы «Международная информационная безопасность и глобальное управление интернетом» ПИР–Центра; Виталий Каберник, начальник отдела перспективных научно–образовательных разработок Управления инновационного развития МГИМО (У) МИД России; Мадина Касенова, заведующая кафедрой международного частного права Дипломатической академии МИД России; Ирина Левова, руководитель отдела стратегических разработок Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК); Михаил Якушев, председатель Совета ПИР–Центра.

Также в рамках заседания с докладом выступила Наталья Пискунова, эксперт Института экономических стратегий Отделения общественных наук РАН.

Заседание Рабочей группы было открыто выступлением председателя Совета ПИР–Центра Михаила Якушева, который изложил участникам повестку дня и планы деятельность Рабочей группы на 2013 г., ключевой составляющей которых является подготовка для публикации в 2014 г. неправительственных докладов – Белых книг ПИР–Центра по вопросам международной информационной безопасности, а также по проблемам глобального управления интернетом.

Развивая тезисы выступления Михаила Якушева, координатор программы МИБ и ГУИ ПИР–Центра Олег Демидов подчеркнул, что практическая работа участников Рабочей группы над подготовкой Белых книг должна способствовать решению новаторских для российского экспертного сообщества задач. В числе таких задач – выработка глоссария ключевых терминов в сфере международной информационной безопасности, а также осуществление исследования по стратегическому сценарному прогнозированию будущего глобальных киберугроз в перспективе 10–15 лет. Как отметил Олег Демидов, «задача стратегического прогнозирования киберугроз в рамках Белой книги ПИР–Центра не будет ограничиваться сугубо теоретическими рамками. Мы работаем над тем, чтобы обеспечить заинтересованные российские государственные органы целостным видением перспективных угроз как минимум до 2020 г., пониманием логики их трансграничной динамики и развития – а также практическими рекомендациями по предупреждению этих угроз и противодействию им. Несмотря на высокую сложность этой задачи, такое исследование попросту необходимо в силу нарастающей значимости киберпространства для национальной безопасности – и острой потребности государственных органов предвидеть угрозы, которые возникают и реализуются практически мгновенно и при этом анонимно».

Помимо прогнозирования глобальных киберугроз, участники заседания также обсудили задачу разработки в рамках Белой книги ПИР–Центра проекта международно-правового документа по предотвращению кибератак на объекты мирной атомной инфраструктуры. В рамках обсуждения этого вопроса с докладом на тему окладом на эту тему «Разработка международного соглашения по кибербезопасности в ядерной сфере» выступила эксперт Института экономических стратегий РАН Наталья Пискунова. Как отметила эксперт в своем выступлении, «кибератаки на объекты мирной атомной инфраструктуры уже стали реальной угрозой глобальной и национальной безопасности, в то время как международное сотрудничество по обеспечению безопасности киберпространства по–прежнему носит отрывочный характер и не охватывает эту проблему. Одним из средств ее решения может стать разработка и принятие международной Конвенции по кибербезопасности в ядерной сфере на площадке ООН. Экспертную проработку проекта такого документа, включая его конкретное наполнение, следует считать одной из наиболее актуальных задач научного сообщества в области международной безопасности».

ПИР–Центр активно уделяет внимание вопросам информационных технологий в контексте международной безопасности в рамках программы «Международная информационная безопасность и глобальное управление интернетом«.

31 октября 2012 г. из печати вышел тематический номер российского издания журнала Индекс Безопасности №1 (103) 2013 «Глобальная безопасность в цифровую эпоху«. Статьи тематического номера Индекса Безопасности получили высокие оценки российских экспертов, дипломатов и представителей иных российских государственных министерств и ведомств.

30 мая 2013 г. в Москве состоится международный семинар ПИР–Центра «Управление интернетом после ВКМЭ–2012 в Дубае: определяя ключевые глобальные тенденции и оценивая российские национальные интересы». Подробная информация о семинаре будет анонсирована на сайте ПИР–Центра в ближайшее время.

По всем вопросам, связанным c программой «Международная информационная безопасность и глобальное управление интернетом», а также деятельностью Рабочей группы по международной информационной безопасности и глобальному управлению интернетом (МИБ и ГУИ) Вы можете обращаться к Олегу Демидову по телефону +7–495–987–19–15, ф. +7–495–987–19–14, e–mail: demidov at pircenter.org.

  • О бюллетене

Электронный новостной бюллетень Ядерный Контроль представляет собой подборку материалов российских СМИ и собственных материалов ПИР–Центра по проблемам ядерной энергетики и нераспространения ядерного оружия и средств его доставки. В бюллетене публикуются аналитические и информационные статьи, посвященные вопросам контроля над вооружениями, ОМУ–терроризма, экспортного контроля, ядерной энергетики и другим актуальным проблемам международной безопасности, а также мнения известных политиков и ведущих российских экспертов по вопросам внешней политики и глобальной безопасности.

Бюллетень выходит дважды в месяц, кроме января и августа. Выпускающий редактор бюллетеня – руководитель Интернет–проекта ПИР–Центра Андрей Баклицкий. По вопросам или предложениям Вы можете обращаться по адресу [email protected].

Вы можете бесплатно подписаться на электронный бюллетень, зарегистрировавшись на сайте ПИР–Центра и перейдя по адресу http://subscribe.pircenter.org 

 

  • Поддержать бюллетень

Если Вам нравится бюллетень Ядерный Контроль, Вы можете помочь нам и дальше развивать этот проект. Перейдя по ссылке, можно перевести на наш счет любую сумму, которую Вы посчитаете нужной. Мы ценим Вашу поддержку.

loading