Эксперты

  • Должность : Председатель Совета; Председатель Международного клуба "Триалог"
  • Место работы : ПИР-Центр
  • Должность : Профессор
  • Место работы : Кафедра интегрированных коммуникаций, Высшая школа экономики
  • Должность : Консультант
  • Место работы : ПИР-Центр
Все эксперты

Связанные статьи

В мае 2019 года группа экспертов в сфере контроля над вооружениями провела встречу в рамках Проекта европейской инициативы по ДРСМД, чтобы обсудить позиции европейских стран по распаду Договора о ракетах средней и меньшей дальности. По итогам встречи Одесский центр по вопросам нераспространения выпу...

Ноль. Согласно Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) этой цифре должно равняться количество ракет наземного базирования с дальностью от 500 до 5500 км. Будучи подписанным СССР и США в 1987 году, договор стал многосторонним из-за распада Советского Союза, и в него входят так...

Эксперты ПИР-Центра об инициативе Германии по возобновлению диалога об обычных вооружениях в Европе

31.08.2016

МОСКВА. 31 АВГУСТА, 2016. ПИР-ПРЕСС – «Совершенствованию подлежит вся система обеспечения европейской безопасности, в том числе ее военного аспекта. И здесь, наверное, целесообразно вернуться к российскому предложению о разработке всеобъемлющего Договора о европейской безопасности, с которым в свое время выступил Президент РФ Дмитрий Медведев. Данный документ мог бы охватить все аспекты безопасности, включая военный, восстановить фактически утраченную ныне систему контроля над обычными вооруженными силами и кардинально усовершенствовать систему мер укрепления доверия и безопасности», – председатель Совета ПИР-Центра Евгений Бужинский.


26 августа 2016 г. в немецком издании Frankfurter Allgemeine Zeitung вышла статья министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера «Больше безопасности для всех в Европе: призыв перезапустить контроль над вооружениями», в которой он предлагает перезапуск контроля над обычными вооружениями в Европе. Учитывая, что господин Штайнмайер не ссылается на Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), речь может идти о новых договорённостях с Россией в области европейской безопасности, которые должны охватывать пять сфер: региональные ограничения, минимальные дистанции и меры транспарентности при проведении военных операций и учений; совместные разработки новых военных возможностей и стратегий; новые виды вооружений (например, дроны); эффективный верификационный механизм, быстро развертываемый, гибкий и независимый от кризисных явлений в международных отношениях (например, осуществляется ОБСЕ); также новые договоренности должны распространяться и на территории с оспариваемым статусом.

Своим видением будущего архитектуры европейской безопасности председатель Совета ПИР-Центра Евгений Бужинский поделился с членами Международного клуба «Триалог» в номере бюллетеня Russia Confidential.

По мнению Евгения Бужинского, «совершенствованию подлежит вся система обеспечения европейской безопасности, в том числе ее военного аспекта. И здесь, наверное, целесообразно вернуться к российскому предложению о разработке всеобъемлющего Договора о европейской безопасности, с которым в свое время выступил Президент РФ Дмитрий Медведев. Данный документ мог бы охватить все аспекты безопасности, включая военный, восстановить фактически утраченную ныне систему контроля над обычными вооруженными силами и кардинально усовершенствовать систему мер укрепления доверия и безопасности».


Евгений Бужинский также отмечает значительные усилия России по реформированию Венского документа в период 1997-2005 гг. и разработке мер укрепления доверия и безопасности в военно-морской области. Эксперт говорит о тщетности предпринимаемых попыток со стороны России: «Все российские инициативы в плане совершенствования системы мер укрепления доверия и безопасности в категорической форме отвергались Соединенными Штатами и их европейскими союзниками. Причина такой позиции НАТО, на мой взгляд, совершенно очевидна. В 90-е гг. прошлого века и в первой половине 2000-х гг. века нынешнего в военном отношении Россия была относительно слаба и учений проводила мало. Кроме того, действовал контрольный механизм ДОВСЕ, который полностью удовлетворял потребности альянса по отслеживанию состояния ВС России». По мнению Евгения Бужинского, с 2010 г. ситуация изменилась: «Российское руководство начало полномасштабную реформу своих вооруженных сил и резко увеличило количество мероприятий оперативной и боевой подготовки. Кроме того, в 2007 г. Россия приостановила свое участие в имплементации ДОВСЕ по причине отказа стран НАТО ратифицировать Соглашение о его адаптации, подписанное в 1999 г. В результате Альянс внезапно осознал, что ему не хватает механизмов отслеживания деятельности ВС России. Должен откровенно сказать, что объективно нынешнее положение дел устраивает российских военных».

Консультант ПИР-Центра Олег Шакиров в блоге «Об инициативе Германии по перезапуску контроля над обычными вооружениями» прокомментировал предложения немецкой стороны следующим образом: «С одной стороны, предложение установить региональные предельные уровни напоминает о фланговых ограничениях ДОВСЕ, которые не отвечали интересам России, и, следовательно, может привести к старой проблеме. С другой – Россия могла бы применить этот пункт для ограничения свободы действий НАТО вблизи своих границ. В целом, возвращение к обсуждению предельных уровней показательно – до нынешнего обострения отношений между Россией и Западом со стороны НАТО речь шла преимущественно о транспарентности». Глава МИД Германии также предлагает запустить «структурированный диалог» по контролю над вооружениями, в том числе и на площадке ОБСЕ. Олег Шакиров также напомнил о необходимости учета и рассмотрения позиций других потенциальных участников переговоров: «Поскольку Германия выдвинула инициативу по перезапуску контроля над обычными вооружениями в одностороннем порядке, сейчас важно, какой будет реакция других участников возможных будущих переговоров».


В статье «План Меркель» провалился? Что стоит за предложением Берлина о переговорах с Москвой» член Совета ПИР-Центра, профессор НИУ-ВШЭ Дмитрий Евстафьев говорит о необходимости постановки ряда принципиальных вопросов до начала переговорного процесса: «Насколько наши европейские партнеры считают возможным отделять политику от военной политики? […] Пока выглядит маловероятным, чтобы Россия согласилась на какие-то подвижки в военной области при сохранении даже не столько санкций, но таких опасных для европейской стабильности политических деклараций, как пресловутый «ультиматум Могерини» (требующий возврата Россией Крыма как условие нормализации отношений), который при определенных условиях может стать основой для серьезной дестабилизации на континенте. Насколько европейские элиты готовы (и насколько им будет позволено!) говорить не только о Европе и даже не только о НАТО, но и о действиях США, которые целый ряд шагов по обострению ситуации совершили вне формата НАТО?»

По вопросам комментариев экспертов ПИР-Центра для СМИ просьба обращаться по телефону 8 (495) 987 19 15.

Обсуждение

 
 
loading