Эксперты

  • Должность : Консультант
  • Место работы : ПИР-Центр
  • Должность : Директор
  • Место работы : ПИР-Центр
  • Должность : Председатель Совета; Председатель Международного клуба "Триалог"
  • Место работы : ПИР-Центр
  • Должность : Директор программы "Россия и ядерное нераспространение"
  • Место работы : ПИР-Центр
Все эксперты

Связанные статьи

Не так давно в Москве состоялось событие, собравшее ведущих военных специалистов и практиков в сфере международной безопасности из 86 стран мира – VI Московская конференция по международной безопасности. Если в прошлом году в аналогичной конференции приняли участие более 700 (в 2015-м - более 400) д...

Ученые прогнозируют: уже в предстоящее десятилетие накопленные человечеством технологии способны радикально изменить способы ведения войны. Боевая робототехника набирает критическую массу для большого качественного скачка.

По мнению старшего научного сотрудника ПИР-Центра Вадима Козюлина, США, Китай...

Перспективы контроля над обычными вооружениями в Европе

05.05.2017

МОСКВА, 5 МАЯ 2017. ПИР-ПРЕСС — “Начатый в рамках ОБСЕ структурированный диалог о нынешних и будущих вызовах и угрозах безопасности — пока не переговоры о режиме контроля над обычными вооружениями в Европе, но попытка прийти к общему пониманию, на каком основании он мог бы строиться в современных условиях. Россия поддержала этот процесс, однако уточнила, что прогресса вряд ли удастся достичь при продолжении политики сдерживания со стороны НАТО”, — консультант ПИР-Центра Олег Шакиров.

18 апреля 2017 г. В ПИР-Центре прошла встреча рамках цикла семинаров Научные среды по теме «Перспективы контроля над обычными вооружениями в Европе». С основным докладом выступил специалист по европейской безопасности, консультант ПИР-Центра Олег Шакиров.

В семинаре приняли участие директор программы «Россия и ядерное нераспространение” ПИР-Центра Андрей Баклицкий, старший научный сотрудник Центра глобальных проблем и международных организаций ИАМП Дипломатической академии МИД России Юрий Белобров, председатель Совета ПИР-Центра Евгений Бужинский, старший эксперт ЦСР Андрей Девятков, директор ПИР-Центра Альберт Зульхарнеев, заместитель директора Института США и Канады РАН Павел Золотарев, глава российской делегации на переговорах в Вене по вопросам военной безопасности и контроля над вооружениями Антон Мазур и другие представители МИД России, ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии Владимир Рыбаченков, соискатель при Центре международной безопасности ИМЭМО РАН Антон Тузин, член Международного клуба Триалог атташе по вопросам обороны Посольства Республики Польша в Москве Авджей Адам.

Олег Шакиров проанализировал современное состояние в области контроля над обычными вооружениями в Европе (КОВЕ), обратив внимание, что сегодня для большинства государств — участников Договора об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ) количество обычных вооружения и техники ниже потолков в соответствии с Договором. Однако ухудшение отношений между Россией и НАТО после начала конфликта на Украине привело к росту масштаба военной деятельности в Европе, развёртыванию дополнительных сил альянса и ответным действиям России и замораживанию сотрудничества в военно-политической сфере. На этом фоне выдвинутое в 2016 г. Германией предложение о перезапуске контроля над обычными вооружениями было поддержано как Россией, так и другими ключевыми игроками в области европейской безопасности, хотя пока все заняли выжидательную позицию. Результатом консультаций стало начало в ОБСЕ структурированного диалога о нынешних и будущих вызовах и угрозах безопасности в регионе ОБСЕ — не ограниченного по времени процесса, который, как предполагается, охватит широкий круг тем, связанных с военно-политическим измерением включая КОВЕ.

По мнению консультанта ПИР-Центра, диалог по обычным вооружениям осложняют два основных политических разногласия. Во-первых, это вопрос последовательности: НАТО считает, что диалог по КОВЕ может вестись параллельно со сдерживанием России, в Москве полагают, что сдерживание и полноценный диалог не совместимы, и сначала альянс должен отказаться от курса на конфронтацию. Во-вторых, нет единогласия по будущему ДОВСЕ: российские официальные лица неоднократно объявляли договор “мёртвым”, ряд стран, прежде всего США и Канада, считают обязательным условиям диалога приверженность ДОВСЕ, другие, например, Германия и Швейцария, не акцентируют внимание на этом и занимают более гибкую позицию.

В ходе дискуссии прозвучали следующие мнения:

- Инициатива Франка-Вальтера Штайнмайера по перезапуску КОВЕ закономерна, так как Германия сегодня в наибольшей степени заинтересована в режиме контроля самом по себе. При этом говорить о единстве подходов к этой теме внутри НАТО не приходится, а США ещё предстоит сформулировать свою позицию. Пока большинство стран включая Россию не торопятся выдвигать свои предложения, но и не торопят друг друга.

- Результативность структурированного диалога будет выше в том случае, если он будет сфокусирован на конкретных вопросах, и наоборот — расширение круга обсуждаемых тем может завести этот процесс в тупик.

- Для выстраивания современного режима контроля над вооружениями необходимо найти баланс между стремлением получать достаточный объём информации о вооружённых силах государств-участников и обеспечением того, чтобы механизмы контроля были минимально интрузивными и не обременительными.

- Включение новых категорий вооружения в режим КОВЕ возможно, однако это потребует серьёзной проработки. Так, беспилотные летательные аппараты (БПЛА), которые в своей статье упомянул Штайнмайер, формально охватываются ДОВСЕ, однако когда это вопрос поднимался, выяснилось, что такая трактовка договора не соответствует американским интересам. В современных конфликтах также активно используются крылатые ракеты морского базирования и палубная авиация, которые не охватываются режимами контроля над вооружениями. Предложения разработки мер доверия для военно-морских сил ранее наталкивались на сопротивление США, однако технически это можно сделать. Кроме того опыт Инициативы по безопасности в борьбе с распространением оружия массового уничтожения (ИБОР-ОМУ) показал, что при наличии соответствующей цели американцы в принципе могут пойти на ограничение свободы мореплавания.

- Интерес представляет обсуждение сочетания мер для всего региона ОБСЕ и дополнительных мер для субрегионов. Практика показывает, что универсальные меры оказываются неприменимы в зонах конфликтов. Ещё один вопрос — нужно ли в рамках КОВЕ вводить общее ограничение для НАТО как военного альянса.

- Если рассматривать ДОВСЕ не только в рамках отношений между Россией и Западом, то договор скорее жив, чем мёртв, учитывая интенсивную инспекционную деятельность других государств, а также соблюдение квот.

Участники также согласились, что решение проблемы КОВЕ могло бы быть вписано в более широкую договорённость по европейской безопасности, какой по задумке являлась российская инициатива договора о европейской безопасности (ДЕБ). При этом один участник семинара отметил, что движение в сторону ДЕБ более предпочтительно, так как возобновление процесса по КОВЕ будет закладывать разделительные линии между Россией и Европой. Фундамент российско-европейских отношений — это экономика, поэтому в военно-политической сфере необходимо сохранять приверженность идее о том, что мы не воспринимаем друг друга в качестве противников, что было зафиксировано в частности в Основополагающем акте Россия — НАТО. С Европой России необходимо выходить на вопросы общей безопасности, снимая проблемы, вызванные непониманием и информационным противоборством.

Обсуждение

 
 
loading