Эксперты

  • Должность : Директор программы "Россия и ядерное нераспространение"
  • Место работы : ПИР-Центр
  • Должность : Консультант
  • Место работы : ПИР-Центр
  • Должность : Директор
  • Место работы : ПИР-Центр
  • Должность : Председатель Совета; Председатель Международного клуба "Триалог"
  • Место работы : ПИР-Центр
Все эксперты

Связанные статьи

Ноль. Согласно Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) этой цифре должно равняться количество ракет наземного базирования с дальностью от 500 до 5500 км. Будучи подписанным СССР и США в 1987 году, договор стал многосторонним из-за распада Советского Союза, и в него входят так...

В преддверии саммита президентов Дональда Трампа и Владимира Путина, который пройдет 16 июля в Хельсинки, председатель совета ПИР-Центра и Международного клуба Триалог, генерал-лейтенант в отставке Евгений Бужинский отвечает на вопросы о перспективах развития российско-американского диалога в област...

Два минус один равно ноль. Чем грозит выход США из ДРСМД: эксперты ПИР-Центра

22.10.2018

МОСКВА, 22 ОКТЯБРЯ. ПИР-ПРЕСС. «Все идет к тому, что за ДРСМД последует ДСНВ, и вся система контроля над вооружениями прекратит свое существование. Но я думаю, что это ненадолго. Рано или поздно Штаты придут к тому, к чему они пришли в конце 60-х годов: в вопросах ядерного оружия фактор предсказуемости даже важнее, чем сокращение арсеналов. Учитывая, что у США и России уже есть опыт обеспечения предсказуемости в этой сфере, к нему необходимо будет вернуться», – Евгений Бужинский, председатель Совета ПИР-Центра. 

20 октября президент США Дональд Трамп объявил о выходе США из исторического Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Сегодня ДРСМД – один из двух действующих договоров в области контроля над вооружениями, заключенных между Россией и США. Второй – Договор о дальнейшем сокращении стратегических наступательных вооружений (ДСНВ), срок которого истекает в 2021 году. Если к этому времени ДСНВ не будет продлен на пять лет, предусмотренных договором, или не будет заключен новый договор, то система контроля над вооружениями перестанет существовать в том виде, в котором она формировалась с 1970-х годов. 

ПИР-Центр попросил членов своего Экспертного совета рассказать о том, действительно ли США могут выйти из ДРСМД, каковы последствия этого шага для российской и глобальной безопасности, и может ли российская сторона извлечь выгоду из складывающейся ситуации. 

Насколько серьезно стоит воспринимать намерения США о выходе из ДРСМД?

Выход США из ДРСМД и ДСНВ лоббирует Джон Болтон – помощник президента по национальной безопасности. Его основная функция – межведомственная координация. То есть он должен сглаживать углы между Пентагоном, Госдепом, разведкой, а он взялся за организацию внешней политики. Я думаю, что противников такого шага достаточно – и в Пентагоне, и в Госдепе. Так что заявление Трампа – еще не конец истории», – Евгений Бужинский, председатель Совета ПИР-Центра. 

Если угроза реальна, то сколько времени займет выход США из ДРСМД? 

Есть процедура выхода из ДРСМД – за полгода надо официально уведомить другие стороны в письменной форме. Даже если Болтон сообщит Владимиру Путину о выходе из договора, то президент даст понять, что ждет официального уведомления. Когда вслед за выходом из договора по ПРО США решили разместить ракеты-перехватчики в Польше и радары в Чехии, то всячески пытались убедить Россию в том, что инфраструктура ПРО в Европе направлена против Ирана, а не России. Тогдашние главы Госдепа и Пентагона Кондолиза Райс и Роберт Гейтс приезжали в Москву и на встрече с Владимиром Путиным сообщали, что США готовы обеспечить российское присутствие в Польше 24 часа в сутки 365 дней в году, чтобы российская сторона убедилась в том, что говорили американцы. Путин запросил конкретных предложений, но их так и не последовало. Посмотрим, как дело пойдет в этот раз, – Евгений Бужинский. 

Можно ли было избежать выхода США из ДРСМД? 

В ситуации, когда США утвердили себя мировыми лидерами по технологиям и науке, Россия для них уже не соперник. Для сохранения своих доминирующих позиций в мире Соединенным Штатам нет необходимости связывать себя договорами. Тем более, что они заинтересованы в ракетах средней дальности для сдерживания Китая. Но для этого им был нужен повод для выхода из ДРСМД. Россия этот повод дала. Дело не в том, справедливы ли обвинения России. Суть в том, что российской стороной не было предпринято достаточных мер, чтобы доказать свою правоту. Уверен, что все возможности не были использованы, – Павел Золотарев, руководитель научного направления исследований Института США и Канады РАН. 

Сохранятся ли обязательства для России, Белоруссии, Казахстана, Украины по ДРСМД после выхода США из договора? 

Сейчас договор многосторонний, но сложно представить ситуацию, что США из него выйдут, а Россия, Казахстан, Беларусь и Украина продолжат выполнять его условия, – Андрей Баклицкий, консультант ПИР-Центра. 

Можно ли ожидать от США разработки новых ракет после выхода из ДРСМД? 

На данный момент не очень понятно, что США намерены делать, потому что одно дело – выйти из договора, и другое – начать действия, которые он запрещал. США пока не озвучили никакого плана по тому, как дальше работать с ракетами средней и меньшей дальности. Сейчас у Соединенных Штатов есть программа разработки крылатых ракет средней дальности, но, судя по всему, ее не планировали доводить до конца – она, скорее, воспринималась как средство давления на Россию. Теперь, видимо, США придется разрабатывать эту ракету, но не понятно, сколько времени займет процесс: на разработку, испытания и постановку на вооружение новой ракеты нужны деньги и время; всё это задействует бюджетные процессы и бюджетные циклы Вашингтона. Пентагону также нужно будет придумать, как именно встроить новую ракету в свою концепцию применения силы, ведь в Обзоре ядерных сил (Nuclear Posture Review, опубликован в феврале 2018 года – прим.ред.) ничего не сказано про ракеты средней дальности. Про баллистические ракеты средней дальности в США также разговор не шёл. Конечно, нельзя исключать, что в Штатах могут захотеть получить и их, но, в основном, речь шла только про крылатые ракеты, – Андрей Баклицкий. 

Каковы последствия выхода США из ДРСМД для России? 

Последствия будут зависеть от того, станут ли США дополнительно размещать ракеты в Европе, и если будут, то где они их разместят. Сейчас американские представители говорят, что у них нет таких планов. Страны Западной и Центральной Европы вряд ли позволят разместить на своей территории ракеты, но Польша, Румыния и страны Прибалтики вполне могут. Если американцы начнут размещать ракеты средней дальности в этих странах, то сделают еще один шаг к углублению конфронтации, – Евгений Бужинский

С точки зрения региональной безопасности для России опасно также то, что разрушение ДРМСД «развяжет руки» Украине, сохранившей потенциал по созданию ракет, что может привести к очередному витку напряженности в отношениях России с европейскими странами и США, Евгений Мясников, член Экспертного совета ПИР-Центра.

Размещать дополнительные ракеты в Европе США не будут, им это не нужно. Но сама угроза того, что они могут это сделать, по мнению США, будет оказывать сдерживающую роль на Россию. Если еще дополнить эту ситуацию неопределенностью с натовским будущим Украины и Грузии, то хорошего для России в этом мало, – Павел Золотарев. 

Некоторые российские эксперты неоднократно говорили, что России ракеты наземного базирования нужны больше, чем США. Открываются ли для России новые возможности после распада ДРСМД? 

Думаю, что нет никаких новых возможностей. Ну разве что дальность Искандера можно увеличить с 500 до 1000 километров. Но вопрос создания новой ракеты наземного базирования упирается в деньги – Россия не может себе позволить производство таких ракет в количествах, сопоставимых с американскими. Это дорогое удовольствие. При этом у России уже есть потенциал в этой области, а у Соединенных Штатов его на данный момент нет, – Евгений Бужинский. 

Все задачи, которыми обосновывается необходимость обладания ракетами средней и малой дальности для России, могут решаться иными средствами. Наши действия в Сирии это иллюстрируют. Нам важнее было бы сохранение РСМД, – Павел Золотарев. 

Распад ДРСМД не позволит России получить какие-то качественно новые военно-технические возможности. Вряд ли сейчас существуют задачи, которые российские вооруженные силы не смогли бы решить без размещения ракет наземного базирования средней и меньшей дальности. Против кого их нужно России разворачивать? Против Европы? Европейские страны, зависящие от поставок российских энергоносителей, менее всего заинтересованы в военной конфронтации с Россией. Против стран на юге России? Крупнейшие из них – Китай, Индия, Турция, Иран – сегодня являются нашими партнерами и покупателями новейших российских вооружений, а порой и оборонных технологий, Евгений Мясников.

Есть ли последствия выхода США из ДРСМД для глобальной безопасности? 

Все идет к тому, что за ДРСМД последует ДСНВ, и вся система контроля над вооружениями прекратит свое существование. Но я думаю, что это ненадолго. Рано или поздно Штаты придут к тому, к чему они пришли в конце 60-х годов: в вопросах ядерного оружия фактор предсказуемости даже важнее, чем сокращение арсеналов. Учитывая, что у США и России уже есть опыт обеспечения предсказуемости в этой сфере, к нему необходимо будет вернуться, – Евгений Бужинский.

Самый ощутимый удар США нанесут по глобальной безопасности, а именно режимам нераспространения ядерного оружия и ракетных технологий. Не факт, что США вслед за производством ракет средней дальности начнут размещать их в Европе, но велик риск того, что их разместят в других регионах, и тем, кто не поддерживает союзнических отношений с США, придется перестраховаться. Выход из договора, ликвидировавшего целый класс вооружений, – это словно призыв к остальным: "Вооружайтесь!" Вместо того, чтобы продолжить усилия по разоружению, опираясь на статью VI ДНЯО, США обратят вектор контроля над вооружениями вспять и увеличат ядерную угрозу, – Альберт Зульхарнеев, директор ПИР-Центра. 

Уничтожение ДРСМД – лишь первый шаг. Далее последует отказ от продления ДСНВ. Под угрозой выполнение Договора о нераспространении ядерного оружия. И это в условиях, когда после окончания холодной войны мир получил три новых государства с ядерным оружием. Ответственность за хаос в системе контроля ядерных вооружений лежит на двух ведущих ядерных державах. Надо искать выход из складывающейся ситуации, – Павел Золотарев. 

Выход США из ДРСМД – это еще один шаг к разрушению системы контроля над вооружениями в широком смысле. Рассыплется не только система контроля над ядерными вооружениями, но и вся система контроля над вооружениями в целом будет деградировать, – Евгений Мясников.

Выход США из ДРСМД ударит не только по стратегической стабильности, но и по Договору о нераспространении ядерного оружия. Если в 2015 году предыдущая обзорная конференция договора провалилась из-за разногласий по вопросу создания безъядерной зоны на Ближнем Востоке, то в 2020 году к этому прибавится крайнее недовольство неядерных стран по поводу отсутствия прогресса в области разоружения. От США и России ждут подтверждения того, что контроль над вооружениями не только продолжит существование, но и обеспечит дальнейшее сокращение ядерных вооружений. Шансов на то, что к 2020 году удастся хоть как-то примирить ядерные и неядерные страны, становится критически мало, и это нанесет ущерб всему режиму нераспространения ядерного оружия, – Адлан Маргоев, директор программы ПИР-Центра «Россия и ядерное нераспространение». 

Может ли Россия попытаться спасти договор, выступив с новыми предложениями по ограничению ракет средней и меньшей дальности? 

Уже выдвигались предложения изменить договор и ограничить количество ракет средней дальности вместо того, чтобы полностью их запрещать. Были и инициативы о том, чтобы сделать ДРСМД «договором для Европы» и разрешить разворачивать ракеты в других частях земного шара. Но пока это только академические рассуждения, – Андрей Баклицкий. 

Некоторые эксперты считают, что проще развалить современную систему контроля над вооружениями, чтобы построить новую с учетом последних технологических изменений. Продуктивен ли такой подход?

Идея «Весь мир насилья мы разрушим до основания, а затем…» не нова, и как показывает историческая практика, не приводит к ожидаемым последствиям. «Всё заново» означает, что будет безвозвратно утерян огромный опыт, на накопление которого были затрачены значительные ресурсы. Будут утеряны школы, готовившие специалистов по контролю над вооружениями, связи между экспертами разных стран, которые нарабатывались годами и служили основой для подготовительной работы с целью достижения новых договоренностей. Существующий уровень доверия между политиками США и России можно охарактеризовать словами «хуже некуда», но экспертные сообщества обеих стран продолжают настойчивые совместные попытки все таки как-то улучшить ситуацию и спасти ДРСМД. Новую систему контроля над вооружениями придется создавать с «нуля», воспитывая новые кадры и постепенно нарабатывая опыт и, образно говоря, «наступая на те же грабли». За это время жизнь уйдет далеко вперед. Конечно, некоторые элементы ДРСМД устарели, но это означает лишь то, что российским и американским техническим экспертам нужно вместе сесть и договориться, как снять взаимные озабоченности. При наличии политической воли им удалось бы разрешить и вопросы, связанные с ударными беспилотными летательными аппаратами,  и с американскими противоракетами в Румынии, также как и, вопрос в отношении российских ракет, якобы нарушающих договор, Евгений Мясников.

Смотрите также подборку предыдущих материалов ПИР-Центра по ДРСМД и контролю над вооружениями на сайте ПИР-Центра.

По вопросам, связанным с программой «Россия и ядерное нераспространение», Вы можете обратиться к директору программы Адлану Маргоеву по телефону +7 (495) 987 19 15 или по электронной почте margoev at pircenter.org.

Обсуждение

 
 
loading