От конфронтационного тупика к простору для дипломатии: итоги заседания Совета управляющих МАГАТЭ

15.03.2021

 

«C 1 по 5 марта в Вене прошла сессия Совета управляющих МАГАТЭ, посвященная проблематике возврата США и ИРИ к СВПД и вопросам отхода Ирана от выполнения положений ядерной сделки. Ранее Иран заявил о прекращении выполнения добровольных обязательств, в том числе и по Дополнительному протоколу, с 23 февраля в соответствии с положениями принятого в декабре 2020 г. в ИРИ закона. Так, ИРИ приостановила некоторые инспекции МАГАТЭ, а также передачу организации записей с установленных на ядерных объектах видеокамер». Об итогах заседания Совета управляющих МАГАТЭ и позициях сторон в главной заметке 530-го номера бюллетеня Ядерный Контроль.

 

«Контроль над вооружениями одинаково нужен как России, так и США. Создание архитектуры безопасности нового поколения должно быть подкреплено верой обеих сторон в важность контроля над вооружениями. Необходимо как можно скорее возобновить неофициальные консультации по стратегической стабильности. В ходе неформальной дискуссии участники могли бы рассортировать все вопросы по “корзинам” и определить новую приоритетную повестку, подлежащую обсуждению в ходе официальных переговоров. Маловероятно, что Россия и США будут готовы или, в случае США, смогут подписать и ратифицировать юридически обязательный договор, охватывающий все эти типы вооружений». Российские и американские эксперты - о будущем российско-американского контроля над вооружениями в докладе, опубликованном по итогам серии совместных семинаров ПИР-Центра и Центра стратегических и международных исследований (CSIS, США).

 

«Существует много определений термина «контроль над вооружениями», но в самом широком виде его можно определить следующим образом: «концепция «контроля над вооружениями» включает в себя любые соглашения между несколькими государствами с целью регулирования определенного аспекта их военных возможностей или потенциала». Действительно, полный запрет на отдельные виды вооружений как минимум проще верифицировать, чем сокращение количества или ограничение параметров». Андрей Баклицкий анализирует возможности для трансформации механизмов контроля над вооружениями применительно к новым технологиям и видам вооружений.

 

«Саудовская Аравия считается ядерным “новичком”: несмотря на то, что ядерная программа королевства уходит корнями в 1960-е годы, значительный интерес к ядерной энергетике Саудовская Аравия стала проявлять лишь в последнее десятилетие. Планы королевства по развитию ядерной энергетики обусловлены несколькими причинами, среди которых как общие для всех ядерных “новичков” Ближнего Востока, так и характерные лишь для Саудовской Аравии. Согласно «Видению Королевства - 2030», ядерная энергетика является одним из ключевых компонентов успешного развития Саудовской Аравии». Инна Родина рассматривает развитие атомной энергетики в Саудовской Аравии в рамках программы «Видение Королевства - 2030» с точки зрения перспектив атомно-энергетического сотрудничества и рисков нераспространения.

 

«В современном виде разработка систем гиперзвукового оружия в неядерном оснащении была активизирована министерством обороны США в начале 2000-х гг. как один из элементов концепции Быстрого глобального удара (БГУ). Как считают американские военные, планы по дальнейшей модернизации противоракетной обороны не способны сократить отставание США от России и Китая. Так, в США было принято решение приступить к ускоренной разработке сразу нескольких гиперзвуковых систем». Гиперзвуковые системы США в разборе Константина Ларионова.

Выпуск доступен по ссылке. Форма подписки и архив номеров с 2000 года доступны на странице бюллетеня.

Обсуждение

 
 
loading