Вышел новый номер научной записки Индекс Безопасности с докладом Адлана Маргоева «Российско-американский диалог по иранской ядерной программе: извлеченные и проигнорированные уроки»

28.06.2021

МОСКВА. 28 ИЮНЯ 2021. ПИР-ПРЕСС. Вышел новый номер научной записки Индекс Безопасности с докладом Адлана Маргоева «Российско-американский диалог по иранской ядерной программе: извлеченные и проигнорированные уроки»

Ядерная программа Ирана широко обсуждается последние несколько десятилетий и вызывает большое количество споров между странами. Однако вряд ли найдутся такие страны, как Соединенные Штаты и Россия, в двусторонних повестках дня которых постоянно фигурировал бы этот вопрос. Данная научная записка ни в коей мере не принижает вклад других участников в урегулирование кризиса вокруг иранской ядерной программы, а лишь направлена на то, чтобы подчеркнуть ту особую роль, которую сыграли две страны в этом процессе. Это исследование охватывает период с 1992 года, подписания меморандума между Россией и Ираном о сотрудничестве в ядерной области, до 2020 года, когда Совместный всеобъемлющий план действий между P5+1 и Ираном 2015 года оказался под угрозой срыва.
Данная научная записка разделена на пять этапов развития иранской ядерной программы, подходах США и России к Ирану, а также характере взаимодействия между двумя странами. На каждом этапе рассматриваются результаты политики США и России в этом вопросе, а также уроки, которые руководства стран могли бы извлечь и учесть при разработке своих стратегий по иранской ядерной программе и другим вопросам.

         Главное:

  • Общее восприятие Ирана и различные представления об угрозе сильно повлияли на отношения США и России к ядерной программе Ирана.

  • США настаивали на жестких ограничениях иранской ядерной программы и интерпретировали любую неопределенность и отсутствие прозрачности в данном вопросе как предполагаемый сигнал создания ядерного оружия.

  • Россия также не приняла бы Иран с ядерным оружием, но отстаивала право этой страны на мирное использование ядерной энергии, поскольку Тегеран соблюдал условия ДНЯО, а США, по мнению Москвы, политизирует вопрос иранской ядерной программы для оказания дополнительного давления на эту страну.

  • В прошлом Москва не рассматривала возможность отказа от сотрудничества с Ираном, даже если это было бы компенсировано. Причиной этого являлось отсутствие уверенности в американской стороне и их обещаниях компенсировать убытки.

  • Когда жесткие санкции вводятся за политику, которую другая сторона не может изменить, например по веским внутриполитическим причинам, не следует рассчитывать на построение партнерства на этой основе, даже если они информируют находящуюся под санкциями страну о своих собственных намерениях и мотивах действовать таким образом.

  • События, касающиеся иранской ядерной программы, и разоблачения незаявленной ядерной деятельности не изменили общую стратегию России в отношении Ирана; однако они выявили красные линии и ограничения данной политики.

  • Требовать всего и сразу от партнера в российско-американском диалоге по ядерной программе Ирана контрпродуктивно. Вместо этого следует ставить выполнимые цели, сосредоточиться на основных из них и быть готовым вкладывать время и силы для их достижения.

  • Продуктивный российско-американский диалог по ядерной программе Ирана должен включать диалог без угроз и предварительных условий, заинтересованные стороны и тщательный обмен информацией, низкое давление, техническое сотрудничество для проверки, поэтапную и взаимную основу, последовательность и предсказуемость.

Читать на сайте ПИР-Центра (на английском)

Обсуждение

 
 
loading