Тэги

Календарь

Укажите период
20.01.2017

«От того, кто возьмет верх в администрации Трампа: реалисты, которые настроены на борьбу с терроризмом и улучшение отношений с Россией, или консерваторы, нацеленные на оттеснение Ирана и Китая, будет зависеть уровень турбулентности в мире. Открытым останется вопрос, сможет ли Россия сохранить свое стратегическое партнерство с Китаем как ядро евразийского стратегического противовеса тренду реалистов в США», – Даян Джаятиллека (Шри-Ланка), член Международной экспертной группы ПИР-Центра, ученый и дипломат.  

20.10.2016

«Чтобы нащупать возможные развязки, чтобы избежать проседания Договора, наш Совет уделил на своей летней сессии вопросам обзорного процесса ДНЯО и его перспективам на 2016–2020 гг. первостепенное внимание. Мы оказались солидарны в том, что беспокойство вызывает как провал попытки принять заключительный документ в 2015 г., так и отсутствие обсуждений по существу многих ключевых проблем ядерного нераспространения в ходе конференции. Государства сделали свои официальные заявления, обозначили позиции, а дальше началась лихорадочная кулуарная работа: кого — над сборкой пазла под названием заключительный документ, кого — над проталкиванием своих эгоистических интересов, кого — над перепиливанием рельса. Но слишком мало было попыток выстроить диалог по сложным вопросам-раздражителям, сократить дистанцию по ним, поставить диагноз — и начать лечение», – заведующий Центром глобальных проблем и международных организаций Дипломатической академии МИД России, советник ПИР-Центра Владимир Орлов.

11.07.2016

«Опасения тех, кто уверен, что в случае окончания гражданской войны между сирийскими группами начнется междоусобная война, далеко не беспочвенны», — Кямал Гасымов, эксперт Центра стратегических исследований при Президенте Азербайджанской Республики.

21.06.2016

«Сегодня перед режимом ядерного нераспространения стоит ряд острых вызовов. Их можно разделить на четыре основные категории: сохраняющиеся сложности с выполнением и универсализацией договора, нарушение стратегической стабильности, снижение эффективности механизмов многосторонней дипломатии и отсутствие прогресса по созданию ЗСОМУ на Ближнем Востоке», — «Меры по упрочению международного режима ядерного нераспространения в 2016 – 2020 гг.»

25.05.2016

«За два с половиной года пребывания на посту президента Хасан Роухани решил главную проблему, доставшуюся ему в наследство от Махмуда Ахмадинежада, — снял все вопросы, касающиеся ядерного досье Исламской Республики Иран, и наиболее болезненные санкции, введенные в отношении его страны. Из трех блоков предвыборных обещаний президента за этот промежуток времени наибольшие результаты достигнуты в области экономики», — Адлан Маргоев, консультант ПИР-Центра.

29.01.2016

«В Сирии мы наблюдали попытки как минимум двух новых центров силы — Турции и Саудовской Аравии — решить свои геополитические задачи с помощью силовых инструментов. Впоследствии свои геополитические амбиции на сирийской площадке стал проявлять и Иран. Активизация центров силы является феноменом, который выходит далеко за рамки большого Ближнего Востока. Подобную же политику — естественно, с учетом имеющихся возможностей и реальных условий — проводят и другие страны: Польша, Индия, Бразилия, Иран, а в недалекой перспективе при условии стабилизации экономической ситуации вероятно начнут проводить Индонезия и Египет», — Дмитрий Евстафьев, член Совета ПИР-Центра.

29.12.2015

«Есть надежда на то, что, если региональным и глобальным игрокам удастся договориться, можно попытаться остановить кровопролитие в Сирии. Уже есть некоторые успехи в достижении локальных перемирий. Я думаю, что мирный переговорный процесс начнется в 2016 г., но он вряд ли начнется на фоне национального перемирия. Мы знаем в истории примеры таких вооруженных конфликтов, когда мирные переговоры велись на фоне продолжения вооруженных действий», – научный руководитель Института востоковедения Российской академии наук Виталий Наумкин.

30.11.2015

«России нужно переосмысливать многое в отношениях с Турцией, в том числе с точки зрения обеспечения безопасности. Ибо надо быть исключительно наивным, чтобы предположить, что новый долгосрочный вектор развития Турции будет проявлять себя только в Сирии», — Дмитрий Евстафьев, член Совета ПИР-Центра, профессор НИУ ВШЭ.


23.09.2015

«В рамках обзорного процесса ДНЯО у нашей дипломатии и у экспертного сообщества есть возможности для того, чтобы мы говорили одним языком с нашими союзниками. Их у нас немного, но все-таки больше, чем армия и флот: у нас есть союзники по ОДКБ и партнеры по СНГ. Просто нам надо чаще работать с этими людьми, которые, в общем-то, открыты для участия в этих союзнических процессах», – заведующий Центром глобальных проблем и международных организаций Дипломатической академии МИД РФ, советник ПИР-Центра Владимир Орлов.

12.08.2015

«Хотя основные темы, вокруг которых ведутся дискуссии на Обзорной конференции ДНЯО, остаются неизменными, готовность сторон идти на компромисс и достигать консенсуса сходит на нет. Страны, недовольные положением дел в рамках обзорного процесса ДНЯО, ищут короткие пути для достижения своих целей, в первую очередь в области разоружения. Растет искушение перенести дискуссию по самым острым вопросам на площадку Генеральной Ассамблеи ООН или специально созданного органа, где решения принимались бы не консенсусом, а большинством голосов. Это позволило бы проводить повестку большинства, игнорируя мнение несогласных государств», - директор программы "Ядерное нераспространение и Россия" ПИР-Центра Андрей Баклицкий.

loading