Тэги

Календарь

Укажите период
22.03.2017

«Совместный всеобъемлющий план действий способствует сохранению мира как на региональном, так и на глобальном уровне, ему необходима поддержка всех участников соглашения. Все мы единогласно считаем, что, хотя нынешняя договоренность далека от совершенства, шансов на заключение лучшей сделки в настоящее время практически нет. Крайне маловероятно, что Иран или США пойдут на новые переговоры, которые были бы способны привести к какому-то другому результату. Поэтому на ближайшую перспективу выбор таков: либо мы придерживаемся нынешней договоренности, либо не будет вообще никакой договоренности. При этом второй вариант вернет нас к сценарию, который легко может привести к просчетам и новой катастрофе на Ближнем Востоке», – советник ПИР-Центра, член международной рабочей группы Форума по международным отношениям Владимир Орлов.

07.03.2017

«Призыв к «полному запрету и уничтожению ядерного оружия» всегда был частью официальной политики Китая в отношении ядерного разоружения. Не стоит удивляться тому, что председатель Китая озвучивает эту декларативную позицию. Кроме того, его речь была произнесена на фоне роста популярности в США и некоторых европейских странах консерваторов, в связи с чем Китай примеряет на себя роль нового международного лидера, выступающего за свободу и глобализацию», – научный сотрудник Центра глобальной политики Карнеги – Цинхуа Чжао Тун.

01.12.2016

«Улучшить перспективы ядерной энергетики может борьба с изменением климата, поскольку при эксплуатации АЭС не выделяются парниковые газы. По мнению экспертов МАГАТЭ и Международного энергетического агентства, для достижения целевых показателей, согласованных на переговорах по изменению климата, которые прошли в декабре прошлого года в Париже, общемировую установленную мощность АЭС потребуется увеличить более чем вдвое по сравнению с нынешним уровнем», – директор отдела общественной информации МАГАТЭ Серж Гас.

25.11.2016

«Не похоже, чтобы денонсация соглашения по ядерной программе Ирана была приоритетом нового президента США. От человека, заявлявшего о готовности при личной встрече отговорить от обладания ядерным оружием Ким Чен Ына, скорее, стоит ожидать попытки выторговать у Тегерана более выгодные условия соглашения. Проблема в том, что ни президент Ирана Хасан Роухани, готовящийся к переизбранию в мае 2017 г., ни Верховный лидер страны, уверенный, что США и так получили слишком много, ни на какие дополнительные уступки не пойдут», – директор программы ПИР-Центра «Россия и ядерное нераспространение» Андрей Баклицкий.


25.05.2016

«За два с половиной года пребывания на посту президента Хасан Роухани решил главную проблему, доставшуюся ему в наследство от Махмуда Ахмадинежада, — снял все вопросы, касающиеся ядерного досье Исламской Республики Иран, и наиболее болезненные санкции, введенные в отношении его страны. Из трех блоков предвыборных обещаний президента за этот промежуток времени наибольшие результаты достигнуты в области экономики», — Адлан Маргоев, консультант ПИР-Центра.

17.05.2016

«На данный момент реализация соглашения по иранской ядерной программе идет достаточно хорошо. Ключевым вопросом сейчас является выполнение соглашения в части снятия санкций. Поскольку доступ Ирана к финансовой системе США по-прежнему ограничен на основании неядерных санкций, сохраняется неопределенность в отношении иранских долларовых счетов «размороженных» в рамках соглашения», – директор программы ПИР-Центра «Россия и ядерное нераспространение» Андрей Баклицкий.

11.05.2016

«Разбавление плутония инертным разбавителем оставляет путь возврата его в оружейное состояние. Такой подход американской стороны поневоле вызывает вопрос, что же является главной целью Соглашения с американской точки зрения: Первый по-настоящему крупный шаг к ядерному разоружению в соответствии со статьёй VI ДНЯО? Или предотвращение угрозы ядерного терроризма, что активно обсуждается сторонниками «разбавления»? С российской точки зрения первая задача имеет более важное значение с точки зрения глобальной безопасности. Вторая задача, безусловно очень важна, но она требует другого подхода к её решению», – директор Аналитического центра по нераспространению Геннадий Пшакин.


14.03.2016

«Осуществляя ракетные запуски, Иран не нарушает никаких взятых на себя обязательств или норм международного права. Резолюция 1929, запрещавшая Тегерану ракетные пуски, перестала действовать в январе 2016 г., новая резолюция 2231 только "призывает" Иран воздержаться от пусков, что не является юридически обязывающим, в СВПД вопросы ракетных пусков вообще не рассматриваются», — Андрей Баклицкий, директор программы ПИР-Центра «Россия и ядерное нераспространение».

04.03.2016

«У каждого созыва иранского парламента – свои отличительные черты, но в том, что касается ключевых внешнеполитических вопросов, главным принципом является преемственность. Избрание нового парламента, как и любого нового руководства, откроет возможности для перемен, но в целом Иран продолжит двигаться текущим курсом. Население страны довольно проводимой внешней политикой, особенно ее региональным измерением, которое развивается достаточно успешно», – профессор Тегеранского университета Сайед Мухаммед Моранди.

29.01.2016

«В Сирии мы наблюдали попытки как минимум двух новых центров силы — Турции и Саудовской Аравии — решить свои геополитические задачи с помощью силовых инструментов. Впоследствии свои геополитические амбиции на сирийской площадке стал проявлять и Иран. Активизация центров силы является феноменом, который выходит далеко за рамки большого Ближнего Востока. Подобную же политику — естественно, с учетом имеющихся возможностей и реальных условий — проводят и другие страны: Польша, Индия, Бразилия, Иран, а в недалекой перспективе при условии стабилизации экономической ситуации вероятно начнут проводить Индонезия и Египет», — Дмитрий Евстафьев, член Совета ПИР-Центра.

loading