Тэги

Календарь

Укажите период
15.07.2018

«Третья сторона, будь то государство или неправительственный актор, может атаковать критическую инфраструктуру США или России, сделав это таким образом, что подозрения падут на одну из двух стран. Так, используя киберпространство, заинтересованная сторона может спровоцировать войну между двумя державами. И российская, и американская доктрины информационной безопасности позволяют им ответить всеми доступными военными средствами на масштабные кибератаки. Поэтому эффективная прямая коммуникация и каналы де-эскалации между двумя странами представляются абсолютным приоритетом», – член Совета ПИР-Центра, заместитель заведующего отделом внешней политики издательского дома Коммерсант Елена Черненко.

13.07.2018

“Путин и Трамп могут достичь принципиального согласия по Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Президенты могли бы поручить экспертам серьезно разобраться в проблеме имплементации ДРСМД, не основываясь на догадках или ложных выводах. Специалисты из США и России должны серьезно обсудить все аспекты проблемы, которые беспокоят обе стороны,” – Евгений Бужинский, генерал-лейтенант в отставке, председатель Совета ПИР-Центра и Международного клуба Триалог.

07.06.2018

«Нынешним главам России и США следует недвусмысленно и безоговорочно подтвердить убеждение своих предшественников 1970-х и 1980-х годов в том, что ядерную войну нельзя выиграть и ни в коем случае нельзя вести», — руководитель Центра международной безопасности Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН им. Е.М. Примакова академик Алексей Арбатов.

25.05.2018

«Повестка дня в области разоружения, которую я представляю сегодня, выходит за рамки вопросов ядерного оружия и оружия массового уничтожения. Разоружение касается всех стран и всех видов оружия – от ручных гранат до водородных бомб. Смертельное оружие угрожает нам всем, и главы государств несут ответственность за снижение рисков, связанных с этим оружием. Парадокс в том, что, если обеспечивать свою безопасность, игнорируя другие страны, мы все окажемся под угрозой. Поэтому разоружение, которое включает в себя контроль над вооружениями, нераспространение, запрещение и уничтожение вооружений, а также меры доверия, – основной инструмент обеспечения безопасности нашего мира», — Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш.

10.04.2018

«В начале 2000-х годов Соединенные Штаты проинформировали нас о своем желании выйти из Договора по ПРО. Мы предупредили, что нам придется принять ответные меры для укрепления своего потенциала сдерживания. Нам не хватало ресурсов для укрепления национальной обороны, поэтому мы были вынуждены разрабатывать новые типы боеголовок и вооружений. От лица Государственного департамента США Джон Болтон сказал нам: «Делайте, что хотите, для нас это не имеет значения». Несмотря на то, что президент Путин продемонстрировал новые вооружения, включая сверхзвуковые, я не думаю, что мы начнем производить их в больших количествах. Это было сигналом Соединенным Штатам: если они хотят, чтобы мы и дальше занимались работой над этим оружием, то мы можем на это пойти, однако для нас предпочтительнее остановиться и начать переговоры по ограничению наших систем вооружений, включая системы ПРО», – председатель Совета ПИР-Центра генерал Евгений Бужинский.

15.02.2018

«Состояние российско-американских отношений удручает и мотивирует. Удручают пессимизм и обеспокоенность экспертного сообщества по поводу того, что между нашими странами назревает конфликт. Такой вектор двусторонних отношений не нравится никому из нас, но мы не можем его избежать… Нынешняя ситуация обязывает нас предпринять ответственные шаги, и тот факт, что мы дискутировали без лишнего позерства, исходя из прагматичных соображений и глубоко анализируя различия между нашими позициями, можно считать достижением прошедшей встречи», — директор Центра исследования глобальной безопасности Ливерморской национальной лаборатории им. Э. Лоуренса Брэд Робертс.

02.12.2017

«Есть предложение начать разработку [ракеты, запрещенной Договором РСМД]. Это не запрещено Договором, но выглядит первым шагом к нарушению духа Договора. […] Для нас это показатель того, что ведется деятельность по созданию ракеты, нарушающей Договор. США занимаются подготовительной работой по выходу из Договора. Мы считаем это ошибкой. Мы предложили США сесть за стол переговоров и обсудить все вопросы, вызывающие взаимную озабоченность, найти решения этим вопросам, и избежать действий, которые провоцировали бы другую сторону на адекватный ответ», — Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Соединенных Штатах Америки Анатолий Антонов.

08.09.2017

«Когда готовился Договор о ракетах средней и меньшей дальности у нас уже была принята на вооружение система, которую американцы любовно называют «Мертвая рука», у нас она называется «Периметр». И, наверно, если бы мы заявили, что при размещении ракет Pershing II в Европе, вынуждены будем установить эту систему в режим готовности, условия по составу сокращаемых сил, по количеству сокращаемых сил и средств был бы иными, не создался бы тот дисбаланс, который закреплён в нынешнем договоре. На этом этапе вполне достаточно было бы использовать информацию о возможностях такой системы. Это вовсе не значит, что надо было раскрывать ее характеристики, это совершенно не обязательно, но сам факт ее наличия можно было использовать», – заместитель директора Института США и Канады РАН Павел Золотарев.

20.07.2017

«Мой вывод прямо противоположен выводу наших американских коллег: опасно не дальнейшее сокращение ядерных арсеналов, а отсутствие дальнейших соглашений. Неспособность или нежелание заключить следующий договор, в связи с которым нужно будет оговорить и системы ПРО, и высокоточные обычные вооружения, и гиперзвуковые системы – именно это покончит с ядерным сдерживанием и стратегической стабильностью в ходе грядущей многоканальной и многосторонней неограниченной гонки вооружений и их распространением, в том числе в руки террористов», – руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов.


26.06.2017

«Современные тенденции технологического развития добавляют веса сторонникам концепции обезоруживающего удара: развитие дистанционного мониторинга, противолодочной борьбы, инструментов для кибератак, а также совершенствование обычных вооружений будет продолжаться и представлять все большую угрозу для стратегических ядерных сил вне зависимости от того, будут ли США целенаправленно наращивать потенциал для нанесения обезоруживающего удара. В эту новую эпоху гонка вооружений в сфере технологий представляется неизбежной, а значит самоограничение может привести к сокращению доступных инструментов, не принеся особой выгоды», – Кейр Либер, доцент Школы дипломатической службы имени Эдмунда Уолша Джорджтаунского университета и Дэрил Пресс, доцент факультета управления Дартмутского колледжа.

loading