Тэги

Календарь

Укажите период
08.02.2019

«Венский документ является хорошим примером, когда политически обязывающее соглашение имеет механизм верификации. Но эта система работает только потому, что это многосторонняя договоренность, согласованная в рамках ОБСЕ. Двухсторонние политические документы в сфере контроля над вооружениями работают крайне плохо», — председатель совета ПИР-Центра Евгений Бужинский.

21.11.2018

«Стратегический баланс сейчас намного более стабилен, чем в начале 1990-х гг., согласно критериям, согласованным в 1990-х гг. Уровни боезарядов сокращены в шесть раз; по развернутым носителям – в три раза. Соотношение числа боезарядов к носителям изменилось с 5:1 на 2:1», – академик Алексей Арбатов, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН.

22.10.2018

«Все идет к тому, что за ДРСМД последует ДСНВ, и вся система контроля над вооружениями прекратит свое существование. Но я думаю, что это ненадолго. Рано или поздно Штаты придут к тому, к чему они пришли в конце 60-х годов: в вопросах ядерного оружия фактор предсказуемости даже важнее, чем сокращение арсеналов. Учитывая, что у США и России уже есть опыт обеспечения предсказуемости в этой сфере, к нему необходимо будет вернуться», – Евгений Бужинский, председатель Совета ПИР-Центра.

04.09.2018

«Во времена конфронтации между СССР и США в 1980-х два саммита – один в Женеве в 1985 году, а другой – в Рейкьявике в 1986 году – смогли изменить атмосферу. Ни на одном из них не были подписаны конкретные соглашения, но они поменяли ход развития событий в лучшую сторону. Хотя внутри страны Президент Трамп сталкивается с сильной оппозицией встречам с Путиным, этот канал коммуникаций следует поддерживать», – Юрий Назаркин, профессор Женевской школы дипломатии и международных отношений, член Centre russe d’etudes politiques

15.07.2018

«Третья сторона, будь то государство или неправительственный актор, может атаковать критическую инфраструктуру США или России, сделав это таким образом, что подозрения падут на одну из двух стран. Так, используя киберпространство, заинтересованная сторона может спровоцировать войну между двумя державами. И российская, и американская доктрины информационной безопасности позволяют им ответить всеми доступными военными средствами на масштабные кибератаки. Поэтому эффективная прямая коммуникация и каналы де-эскалации между двумя странами представляются абсолютным приоритетом», – член Совета ПИР-Центра, заместитель заведующего отделом внешней политики издательского дома Коммерсант Елена Черненко.

13.07.2018

“Путин и Трамп могут достичь принципиального согласия по Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Президенты могли бы поручить экспертам серьезно разобраться в проблеме имплементации ДРСМД, не основываясь на догадках или ложных выводах. Специалисты из США и России должны серьезно обсудить все аспекты проблемы, которые беспокоят обе стороны,” – Евгений Бужинский, генерал-лейтенант в отставке, председатель Совета ПИР-Центра и Международного клуба Триалог.

07.06.2018

«Нынешним главам России и США следует недвусмысленно и безоговорочно подтвердить убеждение своих предшественников 1970-х и 1980-х годов в том, что ядерную войну нельзя выиграть и ни в коем случае нельзя вести», — руководитель Центра международной безопасности Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН им. Е.М. Примакова академик Алексей Арбатов.

25.05.2018

«Повестка дня в области разоружения, которую я представляю сегодня, выходит за рамки вопросов ядерного оружия и оружия массового уничтожения. Разоружение касается всех стран и всех видов оружия – от ручных гранат до водородных бомб. Смертельное оружие угрожает нам всем, и главы государств несут ответственность за снижение рисков, связанных с этим оружием. Парадокс в том, что, если обеспечивать свою безопасность, игнорируя другие страны, мы все окажемся под угрозой. Поэтому разоружение, которое включает в себя контроль над вооружениями, нераспространение, запрещение и уничтожение вооружений, а также меры доверия, – основной инструмент обеспечения безопасности нашего мира», — Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш.

10.04.2018

«В начале 2000-х годов Соединенные Штаты проинформировали нас о своем желании выйти из Договора по ПРО. Мы предупредили, что нам придется принять ответные меры для укрепления своего потенциала сдерживания. Нам не хватало ресурсов для укрепления национальной обороны, поэтому мы были вынуждены разрабатывать новые типы боеголовок и вооружений. От лица Государственного департамента США Джон Болтон сказал нам: «Делайте, что хотите, для нас это не имеет значения». Несмотря на то, что президент Путин продемонстрировал новые вооружения, включая сверхзвуковые, я не думаю, что мы начнем производить их в больших количествах. Это было сигналом Соединенным Штатам: если они хотят, чтобы мы и дальше занимались работой над этим оружием, то мы можем на это пойти, однако для нас предпочтительнее остановиться и начать переговоры по ограничению наших систем вооружений, включая системы ПРО», – председатель Совета ПИР-Центра генерал Евгений Бужинский.

15.02.2018

«Состояние российско-американских отношений удручает и мотивирует. Удручают пессимизм и обеспокоенность экспертного сообщества по поводу того, что между нашими странами назревает конфликт. Такой вектор двусторонних отношений не нравится никому из нас, но мы не можем его избежать… Нынешняя ситуация обязывает нас предпринять ответственные шаги, и тот факт, что мы дискутировали без лишнего позерства, исходя из прагматичных соображений и глубоко анализируя различия между нашими позициями, можно считать достижением прошедшей встречи», — директор Центра исследования глобальной безопасности Ливерморской национальной лаборатории им. Э. Лоуренса Брэд Робертс.

loading