Тэги

Календарь

Укажите период
10.04.2018

«В начале 2000-х годов Соединенные Штаты проинформировали нас о своем желании выйти из Договора по ПРО. Мы предупредили, что нам придется принять ответные меры для укрепления своего потенциала сдерживания. Нам не хватало ресурсов для укрепления национальной обороны, поэтому мы были вынуждены разрабатывать новые типы боеголовок и вооружений. От лица Государственного департамента США Джон Болтон сказал нам: «Делайте, что хотите, для нас это не имеет значения». Несмотря на то, что президент Путин продемонстрировал новые вооружения, включая сверхзвуковые, я не думаю, что мы начнем производить их в больших количествах. Это было сигналом Соединенным Штатам: если они хотят, чтобы мы и дальше занимались работой над этим оружием, то мы можем на это пойти, однако для нас предпочтительнее остановиться и начать переговоры по ограничению наших систем вооружений, включая системы ПРО», – председатель Совета ПИР-Центра генерал Евгений Бужинский.

22.06.2017

«Проект Конвенции о запрещении ядерного оружия говорит о многом, но не о всеобъемлющем запрещении этого вида ОМУ. В этом его коренное отличие от действительно разоруженческих конвенций, запрещающих биологическое и химическое оружие. Что касается спешки, достаточно вспомнить, сколько времени и усилий потребовала выработка ДНЯО, да и тех же конвенций о запрещении биологического и химического оружия, а также о том, как тщательно, с использованием Генеральной Ассамблеи ООН в качестве площадки для опроса официального мирового общественного мнения, готовился Договор Тлателолко», – член Экспертного совета ПИР-Центра, заслуженный юрист Российской Федерации Бахтияр Тузмухамедов.

11.05.2016

«Разбавление плутония инертным разбавителем оставляет путь возврата его в оружейное состояние. Такой подход американской стороны поневоле вызывает вопрос, что же является главной целью Соглашения с американской точки зрения: Первый по-настоящему крупный шаг к ядерному разоружению в соответствии со статьёй VI ДНЯО? Или предотвращение угрозы ядерного терроризма, что активно обсуждается сторонниками «разбавления»? С российской точки зрения первая задача имеет более важное значение с точки зрения глобальной безопасности. Вторая задача, безусловно очень важна, но она требует другого подхода к её решению», – директор Аналитического центра по нераспространению Геннадий Пшакин.


04.04.2016

«Я лично считаю, что наиболее важен план действий по МАГАТЭ, потому что, судя по всему, все основные задачи в дальнейшем будут возложены на Агентство. И позиция России заключается в том, что задачи по укреплению физической ядерной безопасности надо решать так, как это и раньше делалось – в рамках МАГАТЭ», – ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии Владимир Рыбаченков.

27.03.2014

«Могу допустить, что, как и в самые холодные годы холодной войны – проблематика нераспространения будет вынесена в отдельную корзину российско-американского диалога. А что будет с вопросами контроля над вооружениями? Пойдут ли они также в отдельную корзину или как раз окажутся первыми из общей повестки, на которые упадет дамоклов меч. Надо искать ниточки и пути для выхода из сложившейся ситуации. Серьезный, насыщенный обмен мнениями помогает нам подготовиться к развитию ситуации по любым сценариям», – президент ПИР-Центра Владимир Орлов.

18.03.2013

«Четвертая фаза адаптивного подхода европейского сегмента ПРО США с самого начала вызывала озабоченность руководства России, так как в случае реализации представляла угрозу для российского потенциала сдерживания.  Заявление Чака Хейгела отчасти снимает эту обеспокоенность. Конечно, чтобы  скорректировать текущую позицию МИДу и Минобороны России понадобятся официальные данные о принятых и утвержденных американской стороной решениях. Но, если информация подтвердится,  это станет переломным моментом в отношениях между странами», – старший вице-президент ПИР-Центра Евгений Бужинский.

02.10.2012

«Я полагаю, что администрация Ромни будет более энергично работать над модернизацией американского ядерного арсенала и усовершенствованием промышленной ядерной инфраструктуры; что она с меньшим энтузиазмом отнесется к перспективе дальнейших сокращений; и что она будет более жестко сопротивляться любым попыткам наложить ограничения на американскую систему ПРО», - Кристофер Форд, старший научный сотрудник Института Хадсона.

28.11.2011

6-7 декабря 2011 г. в Вашингтоне пройдет очередное заседание СУПР (Совета по устойчивому партнерству с Россией) на тему «Будущее российско-американского стратегического диалога: оставляя концепцию сдерживания позади, формируя устойчивую повестку дня». Ожидается, что в работе заседания примут участие Чрезвычайный и Полномочный Посол России в США Сергей Кисляк и заместитель Госсекретаря США по вопросам контроля за вооружениями и международной безопасности Эллен Таушер.

25.05.2011

«Вопрос о ПРО» стал для США чем-то сродни теологическим дебатам. Тут не до голоса разума. Идея «глобального щита» кружит головы многим политикам. А вообще-то, если разобраться, сплошная фантасмагория: какие такие ракеты летят в сторону США? То, что нет у Ирана таких ракет и в ближайшее десятилетие не предвидится, для сторонников глобальной ПРО не аргумент. Они настолько заигрались в «оборону», что не хотят реально оценивать ракетные угрозы. Или это российские ракеты? А может, китайские?» - президент ПИР-Центра Владимир Орлов.

21.04.2011

«В ходе заседания Совета по устойчивому партнерству с Россией мы сформулировали несколько рекомендаций. Мы надеемся, что полученный документ даст повод для размышлений, а содержащиеся в нем идеи помогут придать новый импульс российско-американскому стратегическому диалогу на тему непрерывного процесса контроля над ядерными вооружениями, окончательная цель которого – полное ядерное разоружение», – президент ПИР-Центра Владимир Орлов.

loading