Хронометр

подписание Китаем Дополнительного протокола II к Договору о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке (Договор Тлателолко).
21.08.1973

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

27.06.2019

«Автономные системы постепенно вытесняют человека с поля боя, и во многом это можно считать благом для военных, которые подвергаются меньшему риску. Однако, при этом человек передает искусственному интеллекту (ИИ) часть своих полномочий, а с ними – часть ответственности. Специалисты говорят, что, вероятно, нейронные сети никогда не научатся объяснять человеку свои решения. Это может стать серьезной проблемой по мере привлечения ИИ в такие сферы, как разведка, анализ данных, связь и управление, разработка сценариев, а в перспективе – и принятие решений», – директор проекта ПИР-Центра по новым технологиям и международной безопасности Вадим Козюлин.

16.05.2019

«Уникальность формата «дорожки 2,5» состоит в том, что молодые специалисты не просто присутствуют на семинарах «полуторной дорожки» в качестве кадрового резерва с условной «третьей дорожки», а вместе с дипломатами и опытными экспертами осмысляют опыт взаимодействия России и США по вопросам обзорного процесса ДНЯО и вырабатывают рекомендации для налаживания такого сотрудничества. Для дипломатов и экспертов участие молодых специалистов в таких семинарах – возможность обсудить важную проблематику в неформальной обстановке, сохраняя при этом высокий уровень дискуссии, и «на полях» обзорного процесса ДНЯО этот формат остается единственным каналом открытого и конструктивного диалога между дипломатами двух стран», – директор программы ПИР-Центра «Россия и ядерное нераспространение» Адлан Маргоев. 

12.05.2019

«У прошедшего препкома два главных, противоположных по знаку результата: за две недели не удалось добиться консенсуса между членами ДНЯО и согласовать текст рекомендаций для Обзорной конференции 2020 года, зато принято решение назначить аргентинского дипломата Рафаэля Мариано Гросси председателем Обзорной конференции – его формальное утверждение пройдет в конце 2019 года», директор программы «Россия и ядерное нераспространение» Адлан Маргоев.

Заметки с 1ого дня препкома, 29.04.19

В середине февраля 2019 года было принято решение, что вместо Шахрула Икрама Яакоба председателем третьего препкома станет Сейед Мохаммад Хасрин. Это связано с тем, что новый председатель препкома заменил предыдущего кандидата в качестве постпреда Малайзии при ООН и посла в США.

Помимо председателей предыдущих препкомов и посла Шахрула, Хасрин поблагодарил представителя Нидерландов на Конференции по разоружению в Женеве Роберта Габриелсе. Председатель препкома призвал всех слушать друг друга, подчеркнул важность взаимопонимания, проявления чувствительности и уважения друг к другу.

Высокий представитель ООН по разоружению Изуми Накамицу отметила, что необходимо как можно раньше утвердить кандидатуру председателя Обзорной конференции, чтобы у него было больше времени на полноценную подготовку.

Общие прения открыли центральноазиатские государства-члены региональной ЗСЯО под председательством Казахстана – выступил замминистра иностранных дел Ержан Ашикбаев и призвал США подписать протокол к договору о безъядерной зоне. В национальном качестве сообщил о предстоящей встрече координаторов безъядерных зон, которая пройдет в столице Казахстана в августе 2019 года при поддержке Управления по разоружению ООН.

Иран обвинил США в нарушении СВПД и резолюции СБ ООН 2231 и заявил о том, что ему придется ответить на такую политику и предпринять меры для защиты высших национальных интересов.

От США выступал Крис Форд: призвал преградить Ирану любые пути к ядерному оружию и к выходу из ДНЯО. Не упомянул Россию и ДРСМД, старался выступать в позитивном ключе. Рассказал кратко о том, что на базе инициативы о создании условий для разоружения (на прошлом препкоме CCND, на этом CEND – creating an environment for nuclear disarmament) этим летом начнет деятельность рабочая группа (CEWG), которая исследует три области:

1) Меры, которые могли бы изменить обстановку в сфере безопасности и тем самым снизить мотивацию к сохранению, приобретению или наращиванию арсеналов ядерного оружия;

2) Институты и механизмы, которые могут укрепить режим нераспространения и повысить уверенность в ядерном разоружении;

3) Меры по сокращению ядерной угрозы.

Венесуэла выступила от Движения неприсоединения. Отметила заключение ДЗЯО и выразила надежду, что договор внесет вклад в разоружение, но выступила за заключение конвенции по ядерному оружию с поэтапным подходом к уничтожению ядерного оружия.

Китайский представитель обвинил (не называя) США в односторонних действиях, накачивании противоборства больших держав и стремлении к военному доминированию, что подрывает глобальную стратегическую стабильность. Назвал формулу недопустимости войны 1985 года красной чертой, которую нельзя трогать.

Российское выступление было строже в отношении США, в нем были упомянуты главные проблемы нераспространения и контроля над вооружениями – слом договоров и соглашений американской стороной, вывод из зачета по ДСНВ стратегических вооружений, ядерные миссии НАТО, отсутствие ратификации ДВЗЯИ и т.д. Россия призвала Великобританию и США принять участие в ноябрьской конференции по ЗСОМУ, которую организует ООН. Выступила за многосторонние подходы к урегулированию ситуации на Корейском полуострове.

Латвия обвинила Россию в нарушении Будапештского меморандума и ДРСМД. По их мнению, Россия не решила проблему с нарушением этого договора и не проявила транспарентности. Латвия не может поддержать ситуацию, в которой договор соблюдается лишь одной стороной. Латвия приветствует вывод МАГАТЭ о том, что Иран соблюдает СВПД, однако ракетная программа Ирана подрывает региональный мир и безопасность. Иран должен полностью выполнять резолюцию СБ ООН 2231.

Франция отметила крайнюю важность скорейшего избрания председателя Обзорной конференции. Призвала к продлению ДСНВ в 2021 году, поддержала заключение ДЗПРМ и вступления в силу ДВЗЯИ. Одним предложением выступила за сохранение СВПД – дабы не позволить Ирану получить ядерное оружие.

loading