Хронометр

подписание президентом России В.В.Путиным Указа «О Комиссии по экспортному контролю Российской Федерации».
26.04.2005
взрыв на Чернобыльской атомной электростанции близ Киева, повлекший человеческие жертвы
26.04.1986

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

20.04.2017

«Мы неоднократно заявляли о готовности к сотрудничеству с западными странами, с НАТО, и есть те вызовы, в решение которых мы могли бы внести совместный вклад – например, противодействие угрозам безопасности, исходящим из Афганистана. Уверен, что большой потенциал есть и у совместной борьбы с террористической угрозой, ИГИЛ», — Виктор Васильев, Полномочный представитель Российской Федерации при ОДКБ, посол по особым поручениям МИД России.

14.04.2017

«Так как быстрого и простого решения ситуации вокруг КНДР не просматривается, следует подумать о промежуточных решениях. О чем можно реально говорить и говорить прямо сейчас? О предотвращении непреднамеренных боевых действий и о «минимальных мерах доверия». Это первоочередная проблема: «войны по ошибке» однозначно не хочет никто. В перспективе следует отказаться от исключительно ядерного формата обсуждения проблемы. Обсуждение ядерного вопроса вне вопросов ПРО и наращивания неядерного ударного потенциала стран региона, вне проблемы неопределенности дипломатических отношений лишено смысла. И наоборот, в рамках контекстного обсуждения определяются конкретные вопросы для промежуточного торга», — специалист по военной программе КНДР Владимир Хрусталев.

14.04.2017

«Богословское отношение к тому, что происходит в технологическом мире таково: технологии необходимы для выживания человека. С классической богословской точки зрения любая технология нейтральна и обретает окраску уже в момент применения», – Владимир Легойда, руководитель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Московского Патриархата.

Программа встречи российско-американской рабочей группы высокого уровня по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы

Совместно с Centre russe d'etudes politiques

Гштаад, Швейцария

27-29 января, 2014

 

Версия от 23 января, 2014

27 января, понедельник

 

Прибытие участников

 

28 января, вторник

 

10.00 – 10.30

Открывающие выступления

* Владимир Орлов, Президент, ПИР-Центр
* Роджер Кангас, Декан по научной работе и профессор, Центр стратегических исследований Южной Азии и Ближнего Востока

 

10:30-12:30

Первая сессия: Реализация женевских договоренностей, роль России и США

МодераторЕлена Черненко,Обозреватель международного отдела, газета Коммерсант

* Владимир Воронков, Постоянный представитель Российской Федерации при ООН и других международных организациях в Вене
* Томас Пикеринг, Заместитель председателя, Hills & Company


12.30 – 14.00

Обед


14.00 – 15.30

Вторая сессия:  Оценка иранской ядерной программы и ее будущее

МодераторГавдат Бахгат, Профессор, Центр стратегических исследований Южной Азии и Ближнего Востока

* Андрей Баклицкий, Директор информационных проектов, ПИР-Центр
* Колин Кал, Старший научный сотрудник и директор программы по безопасности на Ближнем Востоке, Центр новой американской безопасности 


15.30 – 16.00

Кофе брейк

  

16.00 – 17.30

Третья сессия: Иран в региональном контексте

Модератор: Федор Лукьянов, Главный редактор, журнал Россия в глобальной политике

* Виталий Наумкин, Директор, Институт востоковедения Российской академии наук
* Джим Уолш, Глава программы исследований безопасности, Массачусетский технологический институт


18.30 – 22.30

Ужин

  

29 января, среда

 

10.00 – 12.30

Четвертая сессия: Россия и Соединенные Штаты - в поисках долгосрочного устойчивого решения иранской ядерной проблемы

Модератор: Роджер Кангас, Декан по научной работе и профессор, Центр стратегических исследований Южной Азии и Ближнего Востока

* Владимир Орлов, Президент, ПИР-Центр
* Чез Фриман, Почетный президент, Совет по ближневосточной политике

 

12.30 – 14.00

Обед


14.00 

Отъезд

 

Вопросы, обсуждаемые в рамках встречи:

Каковы перспективы сотрудничества России и США в решении проблемы иранской ядерной программы и укрепления безопасности в регионе на краткосрочный период: в первой половине 2014 г., когда идет выработка устойчивых договоренностей по Ирану.


А каковы более долгосрочные перспективы: на весь 2014 г.? и далее на трех- семилетнюю перспективу, имея в виду как период нынешних администраций в РФ и США, так и их преемников? Каковы основные движущие силы для совместной работы, и каковы основные препятствия?


Какова роль третьих стран (европейских, из регионов БСВ и АТР) в динамике российско-американского диалога по Ирану?


Каковы основные условия устойчивого американо-иранского диалога?


Что должна и что способна сделать Россия для придания устойчивости и необратимости ноябрьским (2013г.) женевским договоренностям по Ирану?


Что должны и что способны сделать Соединенные Штаты для придания устойчивости и необратимости ноябрьским (2013г.) женевским договоренностям по Ирану? Каковы здесь сейчас и могут быть в ближайшем будущем роли администрации и Конгресса?


Как должны быть решены вопросы по односторонним американским экономическим санкциям в отношении Ирана?


Как должны решаться вопросы российско-иранского сотрудничества в таких стратегических областях, как атомная энергетика, углеводородная энергетика, развитие критической инфраструктуры и  ВТС? 

 
Как Россия и США должны действовать в отношении списков ФАТФ в части касательно Ирана?


Какие из санкций по резолюциям СБ ООН следует снимать в первую очередь, какие – в последнюю и как выстроить эту последовательность, чтобы обеспечить восстановление взаимного доверия с Ираном?


Как должны формулироваться тезисы для обсуждения между российским и американским президентами по Ирану при их встречах в 2014 г, в частности, в формате двустороннего саммита, а также в ходе саммита «восьмерки» в Сочи в июне 2014 г. под председательством РФ? Какое место этот вопрос должен занять в повестках дня этих саммитов?


Следует ли приглашать Иран к участию в саммитах по ядерной безопасности?    


Как гарантировать демонстрацию Ираном транспарентности своей ядерной программы, включая постепенную ратификацию Дополнительного протокола к Соглашению о гарантиях МАГАТЭ, ратификацию ДВЗЯИ, применение модифицированного кода 3.1 Соглашения о гарантиях МАГАТЭ, но не ограничиваясь этими мерами?


Как мы должны относиться к будущему иранского ядерного топливного цикла (включая обогатительные комплексы и степень обогащения урана)?


Как мы должны относиться к перспективам проведения Ираном исследовательских работ в атомной сфере (включая строительство исследовательского реактора в Араке)?


Какую роль МАГАТЭ в отношении иранского досье мы хотели бы видеть в ближайшем будущем?


Какое место в диалогах с Ираном должен занимать вопрос его ракетной программы?


Как вообще мы можем совместно реалистично оценить степень ракетной угрозы со стороны Ирана для наших стран и наших союзников?


Есть ли практические перспективы для совместных российско-американских проектов по развитию в Иране мирной атомной энергетики после снятия санкционных механизмов и восстановления климата доверия?


Какую роль может сыграть Иран в процессе создания зоны, свободной от оружия массового уничтожения, на Ближнем Востоке, после проведения соответствующей конференции в 2014 г.?


Как нам следует оценить сегодняшнюю и будущую роль Ирана в архитектуре региональной безопасности на Ближнем и Среднем Востоке? (Меры доверия между Ираном и его соседями по Персидскому заливу, многостороннее сотрудничество с Ираном для завершения гражданской войны в Сирии, урегулирования ситуации в Ливане и Ираке, Афганистане). Следует ли нам поощрять возрастание этой роли или же, наоборот, эта тенденция была бы опасной? И стоит ли, на следующих этапах переговоров, увязывать вопросы закрытия ядерного досье Ирана с вопросами региональной архитектуры безопасности?

loading