Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

11.08.2017

«Я считаю, что международный опыт в виде стандартов и руководств востребован для решения проблемы кибербезопасности АЭС. Ключевыми организациями в продвижении норм кибербезопасности следует считать Международную электротехническую комиссию (МЭК) и МАГАТЭ. Для обеспечения конкурентоспособности решений по АСУ ТП АЭС необходимо не только применять международный опыт по кибербезопасности, но и активно участвовать в разработке документов в рамках этих организаций, продвигая   передовые отечественные решения на международный уровень, добиваясь лидирующих позиций», — ведущий научный сотрудник Института проблем управления имени В.А. Трапезникова РАН Виталий Промыслов.

20.07.2017

«Мой вывод прямо противоположен выводу наших американских коллег: опасно не дальнейшее сокращение ядерных арсеналов, а отсутствие дальнейших соглашений. Неспособность или нежелание заключить следующий договор, в связи с которым нужно будет оговорить и системы ПРО, и высокоточные обычные вооружения, и гиперзвуковые системы – именно это покончит с ядерным сдерживанием и стратегической стабильностью в ходе грядущей многоканальной и многосторонней неограниченной гонки вооружений и их распространением, в том числе в руки террористов», – руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов.


14.07.2017

«Инициаторы Конвенции о запрещении ядерного оружия считают, что ее принятие заставит ядерные государства ответственно относиться к своим обязательствам в отношении ядерного разоружения. Ядерная пятерка и их союзники обвиняют неядерные государства в подрыве существующего режима нераспространения. Но, помимо вопросов из сферы теории международных отношений, новый договор ставит перед большинством государств мира исключительно практические вызовы», —  директор программы ПИР-Центра «Россия и ядерное нераспространение» Андрей Баклицкий.


Программа встречи российско-американской рабочей группы высокого уровня по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы

Совместно с Centre russe d'etudes politiques

Гштаад, Швейцария

27-29 января, 2014

 

Версия от 23 января, 2014

27 января, понедельник

 

Прибытие участников

 

28 января, вторник

 

10.00 – 10.30

Открывающие выступления

* Владимир Орлов, Президент, ПИР-Центр
* Роджер Кангас, Декан по научной работе и профессор, Центр стратегических исследований Южной Азии и Ближнего Востока

 

10:30-12:30

Первая сессия: Реализация женевских договоренностей, роль России и США

МодераторЕлена Черненко,Обозреватель международного отдела, газета Коммерсант

* Владимир Воронков, Постоянный представитель Российской Федерации при ООН и других международных организациях в Вене
* Томас Пикеринг, Заместитель председателя, Hills & Company


12.30 – 14.00

Обед


14.00 – 15.30

Вторая сессия:  Оценка иранской ядерной программы и ее будущее

МодераторГавдат Бахгат, Профессор, Центр стратегических исследований Южной Азии и Ближнего Востока

* Андрей Баклицкий, Директор информационных проектов, ПИР-Центр
* Колин Кал, Старший научный сотрудник и директор программы по безопасности на Ближнем Востоке, Центр новой американской безопасности 


15.30 – 16.00

Кофе брейк

  

16.00 – 17.30

Третья сессия: Иран в региональном контексте

Модератор: Федор Лукьянов, Главный редактор, журнал Россия в глобальной политике

* Виталий Наумкин, Директор, Институт востоковедения Российской академии наук
* Джим Уолш, Глава программы исследований безопасности, Массачусетский технологический институт


18.30 – 22.30

Ужин

  

29 января, среда

 

10.00 – 12.30

Четвертая сессия: Россия и Соединенные Штаты - в поисках долгосрочного устойчивого решения иранской ядерной проблемы

Модератор: Роджер Кангас, Декан по научной работе и профессор, Центр стратегических исследований Южной Азии и Ближнего Востока

* Владимир Орлов, Президент, ПИР-Центр
* Чез Фриман, Почетный президент, Совет по ближневосточной политике

 

12.30 – 14.00

Обед


14.00 

Отъезд

 

Вопросы, обсуждаемые в рамках встречи:

Каковы перспективы сотрудничества России и США в решении проблемы иранской ядерной программы и укрепления безопасности в регионе на краткосрочный период: в первой половине 2014 г., когда идет выработка устойчивых договоренностей по Ирану.


А каковы более долгосрочные перспективы: на весь 2014 г.? и далее на трех- семилетнюю перспективу, имея в виду как период нынешних администраций в РФ и США, так и их преемников? Каковы основные движущие силы для совместной работы, и каковы основные препятствия?


Какова роль третьих стран (европейских, из регионов БСВ и АТР) в динамике российско-американского диалога по Ирану?


Каковы основные условия устойчивого американо-иранского диалога?


Что должна и что способна сделать Россия для придания устойчивости и необратимости ноябрьским (2013г.) женевским договоренностям по Ирану?


Что должны и что способны сделать Соединенные Штаты для придания устойчивости и необратимости ноябрьским (2013г.) женевским договоренностям по Ирану? Каковы здесь сейчас и могут быть в ближайшем будущем роли администрации и Конгресса?


Как должны быть решены вопросы по односторонним американским экономическим санкциям в отношении Ирана?


Как должны решаться вопросы российско-иранского сотрудничества в таких стратегических областях, как атомная энергетика, углеводородная энергетика, развитие критической инфраструктуры и  ВТС? 

 
Как Россия и США должны действовать в отношении списков ФАТФ в части касательно Ирана?


Какие из санкций по резолюциям СБ ООН следует снимать в первую очередь, какие – в последнюю и как выстроить эту последовательность, чтобы обеспечить восстановление взаимного доверия с Ираном?


Как должны формулироваться тезисы для обсуждения между российским и американским президентами по Ирану при их встречах в 2014 г, в частности, в формате двустороннего саммита, а также в ходе саммита «восьмерки» в Сочи в июне 2014 г. под председательством РФ? Какое место этот вопрос должен занять в повестках дня этих саммитов?


Следует ли приглашать Иран к участию в саммитах по ядерной безопасности?    


Как гарантировать демонстрацию Ираном транспарентности своей ядерной программы, включая постепенную ратификацию Дополнительного протокола к Соглашению о гарантиях МАГАТЭ, ратификацию ДВЗЯИ, применение модифицированного кода 3.1 Соглашения о гарантиях МАГАТЭ, но не ограничиваясь этими мерами?


Как мы должны относиться к будущему иранского ядерного топливного цикла (включая обогатительные комплексы и степень обогащения урана)?


Как мы должны относиться к перспективам проведения Ираном исследовательских работ в атомной сфере (включая строительство исследовательского реактора в Араке)?


Какую роль МАГАТЭ в отношении иранского досье мы хотели бы видеть в ближайшем будущем?


Какое место в диалогах с Ираном должен занимать вопрос его ракетной программы?


Как вообще мы можем совместно реалистично оценить степень ракетной угрозы со стороны Ирана для наших стран и наших союзников?


Есть ли практические перспективы для совместных российско-американских проектов по развитию в Иране мирной атомной энергетики после снятия санкционных механизмов и восстановления климата доверия?


Какую роль может сыграть Иран в процессе создания зоны, свободной от оружия массового уничтожения, на Ближнем Востоке, после проведения соответствующей конференции в 2014 г.?


Как нам следует оценить сегодняшнюю и будущую роль Ирана в архитектуре региональной безопасности на Ближнем и Среднем Востоке? (Меры доверия между Ираном и его соседями по Персидскому заливу, многостороннее сотрудничество с Ираном для завершения гражданской войны в Сирии, урегулирования ситуации в Ливане и Ираке, Афганистане). Следует ли нам поощрять возрастание этой роли или же, наоборот, эта тенденция была бы опасной? И стоит ли, на следующих этапах переговоров, увязывать вопросы закрытия ядерного досье Ирана с вопросами региональной архитектуры безопасности?

loading