Хронометр

ввод в действие в СССР первой в мире промышленной атомной электростанции (АЭС) в г. Обнинск Калужской обл
27.06.1954

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

22.06.2017

«Проект Конвенции о запрещении ядерного оружия говорит о многом, но не о всеобъемлющем запрещении этого вида ОМУ. В этом его коренное отличие от действительно разоруженческих конвенций, запрещающих биологическое и химическое оружие. Что касается спешки, достаточно вспомнить, сколько времени и усилий потребовала выработка ДНЯО, да и тех же конвенций о запрещении биологического и химического оружия, а также о том, как тщательно, с использованием Генеральной Ассамблеи ООН в качестве площадки для опроса официального мирового общественного мнения, готовился Договор Тлателолко», – член Экспертного совета ПИР-Центра, заслуженный юрист Российской Федерации Бахтияр Тузмухамедов.

29.05.2017

«Те, кто мечтают связать свою жизнь с международной безопасностью, обязательно должны попробовать поступить на эту программу, потому что лучшей программы в этой области даже во всем мире нет», — Адлан Маргоев, студент магистерской программы двойного диплома в области нераспространения.   

24.05.2017

«Патриотизм — это не столько восхваление, любование своей Родиной, сколько стремление сделать свое Отечество лучше, не столько правильные слова и рассуждения, сколько правильные дела. Правильные дела каждого на своем месте. Воспитать детей порядочными людьми, дать им образование, подготовить к самостоятельной жизни — это патриотизм», — Евгений Петрович Маслин, член Совета ПИР-Центра, член редколлегии журнала Индекс Безопасности.

Nota-Bene


Иногда случается так, что я не только пишу, но и читаю. Иногда случается так, что я читаю книги не о международной безопасности. И делаю пометки на полях, отмечая  – NB! – то, что близко. Или парадоксально. Или просто забавно.  

Потом эти пометки-цитаты выписываю, и они появляются на страницах нашего журнала Индекс Безопасности. На десятой странице, в разделе «В десятку». Или на внутренней, третьей обложке, когда читатель уже устал, и его надо развлечь разделом «Конец. Цитаты».

А иногда я так и не нахожу места в журнале для этих цитат. Вот они копятся, копятся, вполне бессистемно; но к каждой я по-своему неравнодушен. И даже если в журнале нельзя – то на сайте ведь можно. Просто чтобы поделиться с друзьями своим кругом чтения. И ни за чем больше.    

 

В. Орлов


О вере в лучшее 

(…) Этим Кольцом [опричнины] и стянул Государь больную, гнилую и разваливающуюся страну, словно медведя раненого, кровью-сукровицей исходящего. И окреп медведь костью и мясами, залечил раны, накопил жира, отрастил когти. Спустили мы ему кровь гнилую, врагами отравленную. Теперь рык медведя русского на весь мир слышен. Не токмо Китай с Европой, но и за океаном к рыку нашему прислушиваются.

Владимир Сорокин, День опричника, 2006.


О судьбе

С судьбой следует обходиться, как со здоровьем: когда она нам благоприятствует – наслаждаться ею, а когда начинает капризничать – терпеливо выжидать, не прибегая без особой необходимости к сильнодействующим средствам.

Ларошфуко, «Максимы и моральные размышления».

 

 


Об экспертах

Не терплю экспертов! Они наши тюремщики. Никого в жизни я не презираю так, как экспертов. Эксперты — наркоманы. Они ничего не решают! Они слуги нанявшей их системы. Они продлевают ее существование. Когда нас будут пытать, то пытать нас будут эксперты. Когда нас будут вешать, то вешать нас будут эксперты… Когда мир будет уничтожен, то уничтожат его не сумасшедшие, а здравый смысл экспертов и суперневежество бюрократов.

Джон Ле Карре, «Русский дом»


 

Об истине 

… и среди грома глупости, литавров скуки, рабьих великолепий, — маленький ярмарочный писк грошовой истины.

Владимир Набоков. Дар

 

 

О системе

Система пережила не только монголов, но и западный проект, с которым находилась в отношениях заискивающего противостояния. Уникальный в истории случай, когда самопорабощение народа оказалось невероятно живучим социальным конструктом. (…) элита умудрялась выполнять роль колониальной администрации даже в те годы, когда внешнего поработителя не было. Это называлось «правительство как единственный европеец».

Виктор Пелевин. S.N.U.F.F.


Он ясно сознавал невзгоду своей жизни… и глубоко, хотя и чисто исторически, уважал целесообразность татарского ига и разумно не хотел соваться в железный самотек истории, где ему непременно будет отхвачена голова.

Андрей Платонов. Ювенильное Море

 

 

О формуле разоружения

…Он вернулся из заключения, он учился в восьмом классе школы рабочей молодежи. И из алгебры, из литературы, русского языка, из синтаксиса составил Формулу разоружения. (…) Там алгебра была: «2 Х синус», что-то еще с делением всевозможным (…).  Пришел он сначала в Кремль и сказал, что вот, мол, придумал формулу и… Ему говорят: «Зачем? — говорят, — вы… Не надо… Вы пойдите в Комитет госбезопасности, там…» — и прочее. Он пошел. Но его оттуда, конечно, выгнали, сразу же выяснили, кто он такой и что, и за ним сразу же приехала «Скорая помощь». (…) Один амбал скрутил этого мужика. А он кричал: «Сволочи! За науку!..». И его унесли. Но когда он приехал в больницу, он очень быстро пришел в себя. (…)
Я его потом потерял из виду, он смешной человек был. [2013]

Владимир Высоцкий

(фрагмент устного рассказа)



О наводящем ужас движении 

«Что значит это наводящее ужас движение? и что за неведомая сила заключена в сих неведомых светом конях? … Русь, куда же несешься ты? дай ответ. Не дает ответа. (…) Летит мимо все, что ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства». — “What does that awe-inspiring progress of yours foretell? (…) Rent into a thousand shreds, the air roars past you, for you are overtaking the whole world, and shall one day force all nations, all empires to stand aside, to give you way!” —“Que signifie ce mouvement, sujet d’universelle terreur ? (…) La clochette tinte d’un son surnaturel; l’air scindé, brisé, gronde, tournoie,s’échappe en amples courants ; tout ce qui est sur la terreest traversé au vol… et l’on voit se retirer de biais, seranger à l’écart et te livrer passage, peuples, royaumes etempires.” — “¿Qué significa este aterrante vuelo? ¿Cuál es el desconocido poder deestos corceles, sin igual en el mundo? ¿Hay torbellinos en sus crines?¿Hay una oreja sensitiva, alerta como una llama, en cada fibra?... La troika vuela, inspirada por Dios... ¿A dónde vas tan de prisaentonces, Rusia? ¡Dame una respuesta! Pero Rusia no responde. Con un tilín maravilloso suenan las campanillas; el aire cae hecho jirones, truenan y se convierte en aire; todas las cosas del mundo quedan detrás de nosotros y, mirados de soslayo, todos los demás pueblos y naciones se apartan del camino y le dan el derecho de paso.”

 Мертвые души

Гоголя



О силе и слабости

«Еще году в одна тысяча девятисотом один изобретательный педант подсчитал, что Российская империя на протяжении веков ежедневно увеличивалась на 90 квадратных километров... Россия всегда оставалась для своих соседей внушающим страх безрассудным колоссом. И все же нет прямой преемственности между Петром Первым, Екатериной Второй, Сталиным и Брежневым. Связь прерывалась, русский империализм как в прошлом, так и сейчас подвержен колебаниям. (…) Русская внешняя политика, на всем протяжении России — от Дальнего Востока до Балтийского моря — строится на базе одной и той же имперской традиции, одновременно следуя различным сиюминутным потребностям, насыщенная традицией и свободная до произвола»

Герхард Майер, роман Бородино, 1982

 

«Noch im Jahre neunzehnhundert ein findiger Pedant berechnete, dass das Russische Reich sich während der Jahrhunderte täglich auf 90 Quadratkilometer erweiterte… Russland blieb immer für seine Nachbarn ein furchteinflößender unvernünftiger Kolo ftiger Koloß. Und doch gibt es keine direkte Erblichkeit unter Peter I., Katharina II., Stalin und Breschnew. Die Verbindung brach ab, der russische Imperialismus sowohl früher, als auch heutzutage ist zum Schwanken geneigt. (…)Russische Außenpolitik wird an allen Orten Russlands — vom Fernen Osten bis zur Ostsee — auf der Basis der gleichen Reichstradition gebaut, gleichzeitig auf verschiedene momentane Bedürfnisse nachfolgend, mit Traditionen gesättigt und für Willkür frei.»

Gerhard Maier, Roman Borodino, 1982

 

«Мы говорим, что дальше нам не прорваться, и всё-таки прорываемся, а потом любой сосед смирится с нашими завоеваниями»

Вестник Европы, 1870

 

 

Да здравствует отечество!

 

«И когда бы меня схватили в итоге за шпионаж,

подрывную активность, бродяжничество, менаж-

а-труда, и толпа бы, беснуясь вокруг, кричала,

тыча в меня натруженными указательными: «Не наш!»


я бы в тайне был счастлив, шепча про себя «Смотри,

это твой шанс узнать, как выглядит изнутри

то, на что ты так долго глядел снаружи:

запоминай же подробности, восклицая «Vive la Patrie

Иосиф Бродский


О своих сухарях

 

«Даров не принимай: ибо дары слепыми делают зрячих и превращают дело правых».

Исход, гл. 23: 8

 

«Свой сухарь лучше чужих пирогов».

Русская народная мудрость

 

«Подарки любят отдарки».

Русская поговорка



О дурацких экспериментах


«Первое, что узнаешь в жизни, - это то, что ты дурак. Последнее, что узнаешь, это что ты все тот же дурак».

Рэй Брэдбери. «Вино из одуванчиков» (1957)

 

«Я люблю дурацкие эксперименты. Я и сам их постоянно ставлю».

Чарльз Дарвин

 

 

О силе подчинения

 «Там, где нет силы, способной держать всех в подчинении, люди не испытывают никакого удовольствия от жизни в обществе. Ибо каждый человек добивается, чтобы окружающие ценили его, также как он сам себя ценит. И при всяком проявлении презрения или пренебрежения он пытается, насколько это в его силах, добиться от своих хулителей уважения к себе. И там, где нет общей власти, способной заставить людей жить в мире, доходит до того, что они готовы погубить друг друга».

 Томас Гоббс. «Левиафан» (1657)

 

О силе современной философии

Сам он предпочитал называть себя философом. Но в платежной ведомости его должность называется однозначно: crack discourse-monger first grade. То есть на самом деле он такой же точно военный. Но противоречия тут нет — мы ведь не дети и отлично понимаем, что сила современной философии не в силлогизмах, а в авиационной поддержке.


Виктор Пелевин

S.N.U.F.F.

 

О надежде

 

Надежда летает на крыльях, а международные конференции тащатся за ней по пыльным дорогам.


Уинстон Черчилль

1925 г.

 

О мирных инициативах

Я тебе вот что скажу: если бы наступил настоящий мир – это скорее всего тоже было бы опасно. Почему нам нужна холодная война? При подлинном мире блекнет испытанный образ врага, а это может внезапно поставить под угрозу ассигнование миллиардов на вооружение. И потому наша армейская верхушка невысокого мнения о так называемых мирных инициативах, она мыслит реалистически: швейцарскую армию сохранит от ликвидации не мир во всем мире, а не-война.

Макс Фриш

Швейцария без армии? Февраль-март 1989 г.

 

О прогрессе

Когда проект будет заверен, бизнесмен в Нью-Йорке сможет диктовать указания, и они будут немедленно появляться в его офисе в Лондоне или любом другом месте. Он сможет со своего рабочего места позвонить любому абоненту на планете, не меняя существующего оборудования. Дешевое устройство, по размерам не больше чем часы, позволит его обладателю слушать на воде и суше музыку, песни, речи политиков, ученых, проповеди священников, доставляемые на большие расстояния. Таким же образом любое изображение, символ, рисунок, текст могут быть переданы из одного места в другое. Миллионы таких устройств могут контролироваться единственной станцией. И самое главное, что все это будет передаваться без проводов…

Никола Тесла

1908 г.

О жизни

В жизни – как в пути: самая короткая дорога обычно самая грязная, да и длинная не многим чище.

Фрэнсис Бэкон

 


О политике 

Прикидываться, что не знаешь того, что известно всем, и что тебе известно то, чего никто не знает; прикидываться, что слышишь то, что никому не понятно, и не прислушиваться к тому, что слышно всем; главное, прикидываться, что ты можешь превзойти самого себя; часто делать великую тайну из того, что никакой тайны не составляет; запираться у себя в кабинете только для того, чтобы очинить перья, и казаться глубокомысленным, когда в голове у тебя, что называется, ветер гуляет; худо ли, хорошо ли разыгрывать персону, плодить наушников и прикармливать изменников, растапливать сургучные печати, перехватывать письма и стараться важностью цели оправдать убожество средств. Вот вам и вся политика...

Пьер Огюстен Бомарше

 

О музыке 

Тот, у кого нет музыки в душе,

Кого не тронут сладкие созвучья,

Способен на грабеж, измену, хитрость;

Темны, как ночь, души его движенья

И чувства все угрюмы, как Эреб:

Не верь тому. 

Уильям Шекспир

 Венецианский Купец

 

За границу

Но, наконец, может быть, испугавшись, сам видя, что дело, так сказать, заварил не на шутку и что преследования ежеминутно усиливались, а между тем деньжонок у него набрался капиталец порядочный, он [капитан Копейкин], сударь мой, за границу, и за границу-то, сударь мой, понимаете, в Соединенные Штаты. И пишет оттуда, сударь мой, письмо к государю красноречивейшее...

Николай Гоголь

Мертвые Души

Повесть о Капитане Копейкине (одна из первоначальных редакций)

 

Об истории

Но сейчас я объясню всю историю как я шел фраскетским лесом везде туманище выткни глаз носа не разглядеть хоть встретить видение хоть наваждение так я встретил носорога с тулововм конским и с хвостом львиным и с рогом верченым так я встретил Святого Баудолина он говорил ко мне блядин ты сын проказник пойдешь прямо в ад что ты нагородил с этим носорогом.

Умберто Эко

Баудолино [2000]


О международной обстановке

Июль 1914. Средиземное море. На пароходе Глория N.

ОРЛАНДО Я хотел бы узнать, как вы, Ваше высочество, расцениваете международную обстановку…

ПЕРЕВОДЧИК (по-немецки). Итальянский журналист желает узнать, что Ваше высочество думает о международной обстановке…

ВЕЛИКИЙ ГЕРЦОГ (по-немецки). Мы все находимся на склоне горы…

Переводчик переводит.

Начальник полиции, спящий за спиной у Орландо, - своей суровостью и внушительностью он напоминает русского попа – включается в разговор.

НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ (по-венгерски). Простите, что я вмешиваюсь, но Великий герцог сказал… не на склоне горы… а на краю дыры… Вот. Ну и дальше

ПЕРЕВОДЧИК Граф Кунц поправляет меня. Он говорит, что Великий герцог сказал «дыра», а мне показалось – «гора».

ОРЛАНДО (благодарно и удивленно кивает начальнику полиции). Ага… Но о какой же все-таки дыре идет речь?

ПЕРЕВОДЧИК (по-немецки). Выше высочество, вопрос такой: какую именно дыру вы имели в виду? Спасибо.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР (по-немецки). Прошу прощения, Великий герцог употребил метафору, он сказал, что все мы сидим на склоне горы…

ПЕРЕВОДЧИК Граф Гуппенбах говорит, что Великий герцог употребил метафору и все дело не в словах «гора» или «дыра»… Хотя, по-моему, он все-таки сказал «на склоне горы».

Переводчик и начальник полиции начинают препираться на немецком и венгерском.

НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ Он сказал «дыра», «дыра».

ПЕРЕВОДЧИК Нет, «гора».

НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ А я говорю – «дыра».

ПЕРЕВОДЧИК «Гора»!

НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ «Дыра», понимаете, «дыра».

ПЕРЕВОДЧИК Немецкий – мой второй родной язык. Он сказал «гора», «гора»!

НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ Ichmerem a mandiar gnevlet esch a nemetet.

Великий герцог и остальные члены свиты растерянно переглядываются.

ПЕРЕВОДЧИК О господи!

НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ «Дыра»!

В спор вмешивается Великий герцог, сопровождая свои слова выразительным жестом.

ВЕЛИКИЙ ГЕРЦОГ Пум! Пум! Пум! (По-немецки). Переводи!

ПЕРЕВОДЧИК Великий герцог говорит: «Пум, пум».

ОРЛАНДО Что это означает?

ПЕРЕВОДЧИК Думаю, что таким образом Его высочество хочет сказать…

ОРЛАНДО Может быть, что Тройственный союз… намерен отказаться от взятых на себя обязательств? Вы хотите бросить Италию на произвол судьбы? И притом – трагический?

ПЕРЕВОДЧИК (за кадром, по-немецки). Выше высочество, журналист спрашивает…

Но терпение Его величества лопается (…)

ВЕЛИКИЙ ГЕРЦОГ (решительно и четко). Пум! Пум! Пум!

ПЕРЕВОДЧИК Великий герцог говорит: «Пум, пум».

Орландо задумывается, а потом вдруг начинает понимать, в чем дело.

ОРЛАНДО Пум… пум… пум… Дыра в горе! (Смеется). Да это же кратер вулкана! Мы все сейчас как на вулкане! Очень точно! Теперь я понимаю!

Какой ужасСпасибо! Спасибо! Дыра в горе! Да, это катастрофа!

Tonina Guerra

E la nave va, 1983 [2012]

 

 О том, что проделан большой путь

Забывается – надо специально сесть и постараться вспомнить – забывается, каково было жить в прежней больнице. Там не было таких приятных мест для отдыха. Не было телевизоров, бассейнов, курятины два раза в месяц. Голые стены, стулья, смирительные рубашки, такие, что надо часами трудиться, пока из них выберешься. С тех пор медики многому научились. «Проделан большой путь», говорит толстолицый по связям с общественностью. Они очень украсили жизнь при помощи краски, украшений и хромированной сантехники. «Человек, которому захочется сбежать из такого приятного места, – говорит толстолицый по связям с общественностью, –  да такой человек просто чокнутый».

Кен Кизи


О Москве

Ни раньше, ни тем более теперь не мог назвать Москву городом в нормальном смысле этого слова. И чем больше езжу по миру, тем больше убеждаюсь в том, что Москва — это вообще не город, а некое государство в государстве. Действительно, это уникальное место… я бы назвал его местом обитания вертикали российской власти. [...] Москва — это место, которое человека не учитывает совершенно. Сейчас здесь уютнее всего чувствуют себя автомобили и… электронно-платежные системы.

Здесь я чувствую излучение власти, ее жесткое, бесчеловечное дыхание. Здесь концентрируются деньги и программное обеспечение этой власти. Это такое яйцо, Москва, с кольцами внутри — Бульварное, Садовое, Третье, Окружная,— и в яйце этом правит Власть. Вот, собственно, и все.

  Владимир Сорокин

 

О Времени

Время – это вечность, у которой икота.

Умберто Эко

Баудолино

 


Чернобыль

Я видел, как плачут собаки,

Уткнувшись в мохнатые лапы.

Как после смертельной атаки

Скулят, в ожидании расплаты.

Я видел, как падает птица

С небес, раскаленной звездой,

Чтоб камнем о землю разбиться

О землю, где было гнездо.

Я видел несжатое поле -

Быть мертвым ему суждено.

Колосья согнулись от боли,

Но хлебом не станет зерно.

Я видел, как бабы рыдали,

Поняв неизбежность утраты.

Как их навсегда провожали

Пустыми глазницами хаты…

Потемнел небосвод,

Плач летит к небесам.

Да поможет Господь

Опаленным сердцам!

Алексей Убеев

Припять, 1986 год

 

О свойствах ума

Великие умы обсуждают идеи; средние умы обсуждают события; мелкие умы обсуждают людей.

Элеанор Рузвельт

 


Об истории

Достаточно оставить историю на пятьдесят лет в покое, чтобы все без усилий достигли упоительного благополучия.

Андрей Платонов



О войне

Гражданские философы, журналисты, ученые, а не солдаты романтизировали и прославили войну. Вооруженные силы сами по себе не вызывают войн. Государство, которое желает мира, должно быть хорошо вооружено, чтобы обеспечить это свое желание. Слабые государства провоцируют нападение. Гражданский политик обычно стремится добиться популярности за счет сокращения военного бюджета и одновременного проведения рискованной внешней политики. Военный противится обеим этим тенденциям. […] Будучи уверен в том, что война, в конце концов, является неизбежной, он громче всех выступает против немедленного участия в войне.

Самюэль Хантингтон

 

О зиме

Пришла зима. Застала лето.

У завтра началось вчера.

Теперь везде галдят, что это

- ионосферина дыра. (...)

 Распалась крупная держава.

Остались просто города

И села. Слева или справа -

Лишь долгота и широта.

 Что, может, к лучшему. От части

Рассудку менее вреда

Нежли от целого, из пасти

Которого бежать -  куда?

 Иосиф Бродский

8 декабря 1995 г.


О ценности государства

Ценность государства, в конечном итоге, это ценность состояния его индивидов; государство же, считающее их умственное развитие вширь и ввысь второстепенным... государство, своих людей подавляющее, чтобы они стали в его руках более послушными инструментами, пусть даже для целей благих, – увидит, что при наличии людей ничтожных великое недостижимо.

Джон Стюарт Милль

 

Об островах…

(…) Где не едят надломленного хлеба,

Где только мед, вино и молоко,

Скрипучий труд не омрачает неба

И колесо вращается легко.

Осип Мандельштам


О критике и мысли

Не каждая критика есть мысль, но каждая мысль есть критика.

Фазиль Искандер




О Праге

Путешественнику Прага запоминается не только драматическими контрастами архитектуры или городскими удовольствиями, а цивилизованностью. Даже революция у них была – бархатная. Теперь город напоминает освободившегося из тюрьмы культурного человека. Он сбрасывает в мусорный бак тюремные обноски, принимает долгую ванну, одевается в чистую, красивую одежду. Ставит музыкувторой акт «Титуса». Надо еще разобрать почту. Надо записать в календарь дела и встречи до  конца недели.

Лев Лосев


О Португалии

Трое португальских вельмож и семнадцать их друзей устроили в Португалии и подвластных ей индийских землях мятеж, не опираясь при этом ни на свой народ, ни на чужеземцев и не имея сообщников при дворе. Эта кучка заговорщиков овладела королевским дворцом в Лиссабоне, свергла вдовствующую герцогиню Мантуанскую, регентшу, правившую за своего малолетнего сына, и взбунтовала все королевство. (…) Переворот этот был произведен в пользу герцога Браганза, но без его участия. Он был провозглашен королем против собственной воли и оказался единственным португальцем, недовольным возведением на трон нового монарха. Он четырнадцать лет носил корону, не проявив за эти годы ни особого величия, ни особых достоинств, и умер в своей постели, оставив в наследство детям безмятежное спокойное королевство.

Франсуа де Ларошфуко

Максимы и моральные размышления. О событиях этого века

 

О молве

Развесьте уши. К вам пришла Молва.

А кто из вас не ловит жадно слухов?

Я быстро мчусь с востока на закат,

И лошадью в пути мне служит ветер.

Во все концы земли я разношу

Известья о делах земного шара.

Я сшила плащ себе из языков,

Чтоб ими лгать на всех наречьях мира.

Нет выдумки такой и клеветы,

Которой я б ушей ни засорила.

Я говорю про мир в канун войны,

И я вооруженьями пугаю

В дни тишины, когда земля полна

Какой-нибудь совсем другой заботы.

Молва - свирель. На ней играет страх,

Догадка, недоверчивость и зависть.

Свистеть на этой дудке так легко,

Что ею управляется всех лучше

Многоголовый великан - толпа.  

Уильям Шекспир

Король Генрих IV, Часть II

 

О взятках

Взятка, детишки, ужасное слово –

люди порою - ну что тут такого? –

то из симпатии, то за услугу

суммы различные дарят друг другу.

Как замечательно - верьте, не верьте –

чтоб над проблемой своей не рыдать,

скромные денежки в белом конверте

нужному дяденьке вовремя дать!

Взял, посчитал, улыбается тихо,

подпись поставил - и радуюсь я.

Дядя таможенник, тетя врачиха –

все мы живем как большая семья,

все подаем заявленья и просьбы,

но без подарка любой бы угас!

Вряд ли и мне, например, удалось бы

этот стишок напечатать для вас.

Бахыт Кенжев

 

О минутах

Каждую минуту на земле на свет рождаются 253 ребенка. Каждую минуту на земле двое совершают самоубийство.

International Herald Tribune

7 мая 2008 г.

 

О золотой посредственности

Всегда, во всяком обществе, есть так называемая золотая посредственность, претендующая на первенство. Эти золотые страшно самолюбивы. Они с уничтожающим презрением и с нахальною дерзостью смотрят на всех неблистающих, неизвестных, еще темных людей. Они-то первые и начинают бросать камни в каждого новатора. И как они злы, как тупы бывают в своем преследовании всякой новой идеи, еще не успевшей войти в сознание всего общества. А потом какие крикуны выходят из них, какие рьяные и вместе с тем тупые последователи этой же самой идеи, когда она получает предоминирующее значение в обществе, несмотря на то, что они ее и преследовали вначале. Разумеется, они поймут, наконец, новую мысль, но поймут всегда после всех, всегда грубо, ограниченно, тупо, и никак не допускают соображения, что если идея верна, то она способна к развитию, а если способна к развитию, то непременно со временем должна уступить другой идее, из нее же вышедшей, ее же дополняющей, но уже соответствующей новым потребностям нового поколения... Они опошливают все, до чего ни прикасаются. Всякая живая идея в их устах обращается в мертвечину.

Ф.М. Достоевский

Из журнала «Время» за 1861 г.

 

О произволе

В особенности грустно и безнадежно в настоящем положении то, что у нас все общество – я говорю об обществе привилегированном и официальном – благодаря направлению, усвоенному им в течение нескольких поколений, не имеет и не может иметь другого катехизиса, кроме катехизиса самой власти. Вот почему мне кажется неизбежным, что в продолжение первого времени, по крайней мере, – а долго ли они продлятся, эти первые времена, Господь ведает, – истинное значение задуманной реформы сведется к тому, что произвол в действительности более деспотичный, ибо он будет облечен во внешние формы законности, заменит собой произвол отвратительный, конечно, но гораздо более простодушный и, в конце концов, быть может, менее растлевающий.

Федор Тютчев

Из письма, 1857

 

Об обсуждении

В житиях Дмитрия Ростовского есть одно, которое меня всегда очень трогало, – это коротенькое житие одного монаха, имевшего, заведомо всей братии, много недостатков и, несмотря на то, явившегося в сновидении старцу среди святых в самом лучшем месте рая. Удивленный старец спросил, чем заслужил этот невоздержанный во многом монах такую награду? Ему отвечали: «Он никогда не осудил никого».


Лев Толстой

Воспоминания

 О деньгах

Деньги – это средство обмена; либо они у тебя есть, либо их нет, - в остальном это не тема для разговора.

Макс Фриш

 


О страхе и мечте

Необходим строгий контроль всей банковской системы, кредитования и инвестиций, необходимо положить конец спекуляциям с деньгами других людей и обеспечить адекватную, но твердую валюту (…)

(…) Единственное, чего мы должны бояться, - это страх, смутный, неразумный, неоправданный ужас, парализующий усилия, которые мы должны приложить к тому, чтобы превратить отступление в наступление. (…) Вооружившись подобным настроем, вы и я сможем противостоять нашим общим трудностям. Слава Богу, они носят сугубо материальный характер. (…) Налоги возросли, наша платежеспособность резко снизилась, администрация всех уровней столкнулась с серьезным урезанием доходов, средства обмена заморожены в торговых потоках, повсюду, словно засохшая листва, рассыпаны останки промышленных предприятий, фермеры не могут найти рынков сбыта для своей продукции, пропали многолетние сбережения тысяч семей. (…)

Только глупый оптимист способен отрицать эту мрачную действительность.

И все же наше бедственное положение происходит не от недостатка материальных средств. Мы не подвергались нашествию саранчи. По сравнению  с бедствиями, которые преодолели наши  праотцы, потому что верили и не боялись, наши трудности далеко не так  трагичны. Природа продолжает приносить нам щедрые дары, а труды людей приумножают их. Изобилие находится на расстоянии вытянутой руки, но при этом мы не в состоянии воспользоваться им в полной мере.

Прежде всего потому, что те, кто руководит обменом продуктов человеческого труда, потерпели поражение из-за собственного упрямства и некомпетентности, признали свое поражение и умыли руки. Приемы беспринципных менял подлежат суду общественного мнения – они противны всем человеческим чувствам и разуму. Да, они пытались, но их попытки не выходили за рамки отжившей свое традиции.

Столкнувшись с невыплатой кредитов, они смогли предложить лишь еще большие кредиты.

Лишившись возможности приманивать людей прибылью, они прибегли к увещеваниям, слезно умоляя вернуть им прежние условия. Им известны лишь правила поколения корыстолюбцев.

У них нет мечты, а без мечты человек обречен…

Счастье заключается не просто в том, чтобы иметь деньги, а в радости, которую приносит достижение цели, в волнении, вызываемом творческими исканиями.

Нельзя больше забывать о радости и моральном стимулировании труда в безумной погоне за эфемерной прибылью. Эти мрачные дни окупят все лишения, выпавшие на нашу долю, если научат нас, что наша истинная судьба не в том,  чтобы служить кому-то, а в том, чтобы служить самим себе и своим согражданам.

 Франклин Делано Рузвельт

Инаугурационное обращение, 4 марта 1933 года

  

О языках

Языки надо знать тем, кто продает. Тех, кто покупает, понимают без слов, кем бы они ни были.

Габриэль Гарсиа Маркес

Любовь во время чумы

Кто не знает иностранных языков, тот не имеет понятия о своем собственном.

Иоганн Вольфганг Гете

 

О достоинствах

…Зато в нас есть бродило духа - совесть

И наш великий покаянный дар.

Оплавивший Толстых и Достоевских,

И Иоанна Грозного. В нас нет

Достоинства простого гражданина.

Но каждый, кто перекипел в котле

Российской государственности - рядом

С любым из европейцев - человек.

Максимилиан Волошин

Россия, 1924

 

О печати

Если печати должно быть запрещено сообщать о том, что происходит на ее глазах, если при каждом щекотливом случае она должна дожидаться, пока будет вынесен судебный приговор, если она должна сперва справляться у каждого чиновника (…) не задеваются ли приводимыми фактами их честь или деликатность, независимо от того, верны факты или нет, - если печать будет поставлена перед альтернативой: либо искажать события, либо совершенно замалчивать их, тогда (…) свободе печати приходит конец.

Карл Маркс

Соч., т.6, с .253

 

 О паспортах

Отставной прокурор выслушал его внимательно, понюхивая табачок из табакерки, украшенной изображением полногрудой нимфы, и искоса посматривая на гостя своими лукавыми, тоже табачного цвету, глазками; выслушал и потребовал «большей определительности в изложении фактических данных; а заметив, что Инсаров неохотно вдавался в подробности (…) попросил побывать в другой раз, «когда у вас, - прибавил он, нюхая табак над раскрытою табакеркою, - прибудет доверчивости и убудет недоверчивости (…) а паспорт, - продолжал он как бы про себя, - дело рук человеческих; вы, например, едете: кто вас знает, Марья ли вы Бредихина, или же Каролина Фогельмейер?

 Иван Тургенев

Накануне

 

 О газетном мире

… Ему казалось, что вычитанные им из газет сообщения… складываются у него в стройную систему, следуя которой, логический и трезвый ум (его ум в данном случае) без труда может объяснить и предвидеть множество мировых событий. Названия стран и имена главных представителей обращались у него вроде как в ярлыки на более или менее полных, но, по существу, одинаковых сосудах, содержание которых он переливал так и этак. Франция чего-то боялась и потому никогда бы не допустила. Англия того-то добивалась… Словом – мир, создаваемый им, получался каким-то собранием ограниченных, безъюморных, безликих, отвлеченных драчунов, и чем больше он находил в их взаимных действиях ума, хитрости, предусмотрительности, тем становился этот мир глупее, пошлее и проще.

Владимир Набоков

Дар


 О высоких местах

Высокая должность делает человека слугой трех господ: слугой государя или государства, слугой людской молвы и слугой своего дела; он уже не хозяин ни себе, ни своим поступкам, ни своему времени. Не странно ль стремиться к власти ценой свободы или к власти над людьми ценой власти над собою? Возвышение стоит трудов; а там одни тяготы влекут за собой другие, тягчайшие; возвышение требует порой унижения, а честь достается бесчестьем. На высоком месте нелегко устоять, но нет и пути назад, кроме падения или по крайней мере заката, – а это печальное зрелище… Нет, люди не в силах уйти на покой, когда хотели бы; не уходят они и тогда, когда следует; уединение всем нестерпимо, даже старости и немощам, которые надо бы укрывать в тени; так, старики вечно сидят на пороге, хотя и предают этим свои седины на посмеяние.

Фрэнсис Бэкон

Эссе о гражданской и моральной жизни

 

Об отцах и детях

Отцы кислые сливы ели, а у детей оскомина.

Милорад Павич

 



О географии

Балтийское море, похожее на женщину, склоненную в молитве, хрупкое равновесие двух Америк, замерших на трапеции, Австралия, как Африка в младенчестве, положенная на бочок.

Владимир Набоков

 

О свойствах характера

Ни один народ в Европе не способен к такому напряжению труда на короткое время, какое может развить великоросс; но нигде в Европе, кажется, не найдем такой непривычки к ровному, умеренному и размеренному, постоянному труду, как в той же Великороссии. …Великоросс лучше работает один, когда на него никто не смотрит, и с трудом привыкает к дружному действию общими силами. Он вообще замкнут и осторожен, даже робок, вечно себе на уме, необщителен, лучше сам с собой, чем на людях, лучше в начале дела, когда еще не уверен в себе и в успехе, и хуже в конце, когда уже добьется некоторого успеха и привлечет внимание: неуверенность в себе возбуждает его силы, а успех роняет их. Ему легче одолеть препятствие, опасность, неудачу, чем с тактом и достоинством выдержать успех; легче сделать великое, чем освоиться с мыслью о своем величии. Он принадлежит к тому типу умных людей, которые глупеют от признания своего ума.

…Невозможность рассчитать наперед, заранее сообразить план действий и прямо идти к намеченной цели заметно отразилась на складе ума великоросса, на манере его мышления. Житейские неровности и случайности приучили его больше обсуждать пройденный путь, чем соображать дальнейший, больше оглядываться назад, чем заглядывать вперед. В борьбе с нежданными метелями и оттепелями, с непредвиденными августовскими морозами и январской слякотью он стал больше осмотрителен, выучился больше замечать следствия, чем ставить цели…

В.О. Ключевский

Курс русской истории

 

О свойствах ума

Мы находим несколько решений одного и того же вопроса не столько потому, что наш ум очень плодовит, сколько потому, что он не слишком прозорлив и, вместо того, чтобы остановиться на самом лучшем решении, представляет нам без разбору все возможности сразу.

Франсуа де Ларошфуко

Максимы и моральные размышления

 

О правах

Не дорого ценю я громкие права,

От коих не одна кружится голова.

Я не ропщу о том, что отказали боги

Мне в сладкой участи оспоривать налоги,

Или мешать царям друг с другом воевать;

И мало горя мне, свободно ли печать

Морочит олухов, иль чуткая цензура

В журнальных замыслах стесняет балагура.

Все это, видите ль, слова, слова, слова.

Иные, лучшие  мне дороги права;

Иная, лучшая потребна мне свобода:

Зависеть от властей, зависеть от народа –

Не все ли нам равно? Бог с ними. Никому

Отчета не давать, себе лишь самому

Служить и угождать; для власти, для ливреи

Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи;

По прихоти своей скитаться здесь и там,

Дивясь божественным природы красотам,

И пред созданьями искусств и вдохновенья

Трепеща радостно в восторгах умиленья,

loading