Хронометр

выступление президента Дж. Кеннеди, объявившего о «карантине» Кубы, начало острой фазы Карибского кризиса
22.10.1962

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

20.10.2017

«Хочется сказать: становитесь в своей игре. Потому что ошибаетесь, будто в руках у вас козыри. Ваше иллюзорное «лучшее» - враг хорошего. А именно – СВПД, подписанного, помимо США, еще шестью государствами (включая Россию) и исправно выполняющегося. Вы забываете: «по Ирану» может быть только: «с Ираном». Ваши умозрительные гранд-размены – это плод вашего воображения, но нисколько не реалий сегодняшнего дня." — Владимир Орлов, член Консультативного совета при генсеке ООН по вопросам разоружения, основатель ПИР-Центра.

19.10.2017

«Приветствую присоединение к коллективу Адлана Маргоева и Юлии Цешковской. Мы в ПИР-Центре неизменно делали ставку на молодых, ярких сотрудников», – учредитель ПИР-Центра Владимир Орлов. 

18.10.2017

«Во Вселенной существует определенный порядок ее существования, мы часть Вселенной, а замахнулись на атом и решили из него придумать оружие, которое может стать способом уничтожения нынешнего человечества. Не знаю понимал ли я это в 1995-ом г., но сейчас и давно я убежден, что это один из способов вымирания человечества и он может произойти. Каждый день надо думать о том, как избежать аннигиляции человечества», — Чрезвычайный и Полномочный Посол Роланд Тимербаев, член Экспертного совета ПИР-Центра

Химическое оружие Сирии: выход найден?

9 сентября 2013 г. на пресс-конференции в Лондоне Госсекретарь США Джон Керри, отвечая на вопрос журналиста, сказал: «Режим (президента Асада) может предотвратить вооруженное вмешательство, если передаст все химическое оружие мировому сообществу в течение следующей недели». Белый дом быстро опубликовал разъяснение, сводящееся к тому, что сказанное было фигурой речи и Дамаск никогда не пойдет на подобное. Тем не менее, предложение было подхвачено МИД РФ и направлено Сергеем Лавровым сирийской стороне. После того, как министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем объявил, что: «Дамаск приветствует российскую инициативу», и в ее поддержку высказались КНР, Великобритания и Генсек ООН, США были также вынуждены согласиться рассмотреть подобную возможность. Голосование Конгресса по вопросу о вмешательстве в Сирии было перенесено. Президент США Барак Обама заявил, что готов рассмотреть предложения России.

Россия и США готовы к совместным проектам

Идея о том, что Россия и США могли бы совместно работать над снижением угрозы, связанной с оружием массового уничтожения, не является новой. 21 июня 2013 г. президент ПИР-Центра Владимир Орлов в комментарии для газеты Коммерсант обозначил варианты российско-американского сотрудничества. "Россия сейчас за свой счет завершает уничтожение излишков химоружия. Но стороны могли бы перенести сотрудничество в этой сфере на третьи страны". Опыт РФ и США в укреплении безопасности на предприятиях атомной отрасли, по мнению президента ПИР-Центра,  востребован в СНГ, на Ближнем и Среднем Востоке, в Юго-Восточной Азии. Появившаяся возможность может не только решить в перспективе вопрос сирийского химического оружия, но и стать хорошей основой для сотрудничества между Россией и США.

Анализ ПИР-Центра

ПИР-Центр в рамках своего проекта «Россия и государства Ближнего Востока: продвигая стратегические интересы» внимательно следит за развитием ситуации в Сирии. В настоящее время в журнале Индекс Безопасности готовится к публикации  статья Артема Блащаницы «Перспективы решения проблем физической ядерной безопасности и нераспространения ОМУ на Ближнем и Среднем Востоке: опыт Глобального партнерства», в которой много внимания уделено сирийскому вопросу.  В июне 2013 года вышел бюллетень эксклюзивной аналитики ПИР-Центра Russia Confidential, в которой была опубликована статья Артема Блащаницы, Александра Плугарева и Александра Чебана «Война на уничтожение: о вероятности применения химического оружия в сирийском конфликте».

Авторы указывали на острую угрозу, связанную с сирийским химическим оружием: «Однако наиболее серьезной угрозой представляется возможный захват ХО боевиками повстанческих группировок. Отсутствие точных и достоверных данных о количестве имеющихся у правительственных войск химических боезарядов и об объемах прекусоров к химоружию существенно осложняет отслеживание состояние арсеналов ОМУ сирийских вооруженных сил. Поэтому, несмотря на то, что места разработки, хранения и производства ХО находятся под пристальным наблюдением спецслужб различных стран, прежде всего, Израиля и США, вероятность сценария, при котором это оружие может попасть в руки оппозиционных и террористических группировок исламистского толка, довольно высока».

Нынешняя ситуация вокруг Сирии складывается примерно таким образом, как предсказывали авторы бюллетеня ПИР-Центра: «в случае подтверждения <..> фактов использования правительственными войсками оружия массового уничтожения сложившееся на территории Сирии равновесие сил серьезно изменится <..>. США, опираясь на международную поддержку, получат возможность проведения военной операции по взятию под контроль известных мест хранения и производства ХО. Учитывая, что о запасах сирийского ХО в настоящий момент известно немного, существует достаточно высокая вероятность того, что не все запасы ХО будут взяты под жесткий международный контроль и часть их попадет в руки радикально настроенных исламистов. В дальнейшем ситуация в Сирии, скорее всего, будет развиваться по сценарию Ирака».

Эксперты ПИР-Центра предлагали и предлагают рекомендации по решению сирийского вопроса. В статье Артема Блащаницы «Перспективы решения проблем физической ядерной безопасности и нераспространения ОМУ на Ближнем и Среднем Востоке: опыт Глобального партнерства» отмечается: «Приемлем только вариант, при котором главным заинтересованным сторонам мирного урегулирования удастся добиться режима прекращения огня между официальным Дамаском и представителями Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил». Эксперты ПИР-Центра Артем Блащаница, Александр Плугарев и Александр Чебан в упомянутой выше статье в Russia Confidential отмечают, что такой вариант «станет возможен в том случае, если США, России и другим странам удастся оказать такое эффективное дипломатическое давление на обе враждующие стороны, которое вынудит их договориться о прекращении огня». Эксперты ПИР-Центра предложили в июне следующие рекомендации для достижения такого мирного варианта:

   * США, России и другим странам следует оказать дипломатическое давление на обе враждующие стороны, которое вынудит их договориться о прекращении огня. Раз уж ситуация в Сирии стала патовой, то важно добиться того, чтобы этот пат был мирным и не сопровождался бессмысленным кровопролитием и рисками применения химического оружия


    * При таком сценарии есть шанс того, что США, Россия и Иран смогут договориться между собой и достигнуть приемлемого для всех сторон (либо одинаково неудобного, но открывающего возможности) способа достижения своих интересов в этом конфликте


   * В случае успеха переговоров логичным шагом после образования правительства национального примирения должно стать объявление им имеющихся запасов ХО, мест его хранения и производства, а также начало уничтожения этих арсеналов, возможно, с международной помощью.


Евгений Бужинский, генерал-лейтенант запаса, старший вице-президент ПИР-Центра:

"Нужно понимать всю сложность уничтожения сирийского химического оружия. Честно говоря, я не припомню вообще в истории настолько сложной и крупной операции.

Во-первых, это сложности верификации. В Сирии идет гражданская война, и любые наблюдатели, направленные на химические объекты, будут подвергаться прямой опасности (в Ливии все наблюдатели были эвакуированы в 2011 г. с началом гражданской войны). Вряд ли много европейцев согласится участвовать в наблюдении на таких условиях. Можно предположить, что американцы будут готовы на это пойти, согласившись самим обеспечивать свою безопасность, но тут уж Дамаск вряд ли согласиться допустить большой вооруженный американский контингент на свою территорию.

Во-вторых, химическое оружие обычно не вывозится, оно утилизируется на месте, как правило, в течение нескольких лет. Если, в связи со срочностью задачи, речь идет именно о физической транспортировке, то операция становится беспрецедентной. Самый масштабный проект, на опыт которого мы можем опираться, это вывоз ядерного оружия и ядерных материалов из Белоруссии, Казахстана и Украины на территорию России. Тогда, в начале 90х, в рамках Лиссабонского протокола, операция прошла успешно, но она также заняла несколько лет притом, что вся схема транспортировки уже существовала, были спецпоезда, спецконтейнеры, прямое железнодорожное сообщение. С химическим оружием в Сирии придется импровизировать. Вывозить что-то из Сирии сейчас можно только морем, до портов – доставка в цистернах. При этом высока вероятность подвергнуться атаке повстанцев. Даже если предположить, что все химическое оружие Сирии хранится в бинарном состоянии (что не факт) это все равно опасно.

И, наконец, в-третьих, возникает вопрос финансирования, в бюджете России на этот год такие траты точно не запланированы.

Тем не менее, я считаю, что Россия готова принять самое активное участие в реализации этого предложения, чтобы предотвратить свержение Башара Асада. Мы много раз видели, как ограниченные удары с четко оговоренными целями плавно переходили в участие в военных действиях против одной из сторон конфликта."


Эксперты ПИР-Центра активно освещают ситуацию в Сирии в средствах массовой информации:

10.09 - газета Коммерсант

09.09 - РИА Новости

07.09 - РБК-ТВ

05.09 - Первый канал

04.09 - радиостанция Voice of Russia

03.09 - газета Коммерсант

02.09 - газета Коммерсант

28.08 - газета Жэньминь жибао, радиостанция Эхо Москвы, Россия-24

29.08 - РИА Новости

27.08 - Газета.ру, газета Коммерсант

26.08 - Газета.ру

loading