Хронометр

вступление в силу Закона России «Об использовании атомной энергии».
21.11.1995
начало советско-американских переговоров в Женеве об ОСВ-2.
21.11.1972

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

15.11.2018

«Фрагментация киберпространства, которой так долго пугали мир правительства и РФ, и США, и других стран, теперь распространяется и на уровень международного дипломатического дискурса, глобального диалога о том, как это пространство – или сферу отношений – регулировать. Как учит басня Крылова, воз в этой ситуации никуда не движется»,  Олег Демидов, консультант ПИР-Центра.

13.11.2018

«История «русского Кауаи» зацепила меня тем, что там столько всего перемешано: и геополитика первой четверти девятнадцатого века, и каланы, и Китай, и петербуржский decision making, и бостонские капитаны, и гавайские интриги. И самим Елисаветинским Русским фортом, где и сейчас можно представить, как 21 мая 1816 года при огромном стечении кавайцев был поднят русский флаг. И авантюрами. И романтикой. И красотой «русской» долины Ханалеи. И даже невыразительной речушкой Ханапепе, получившей новое имя: Дон», – основатель ПИР-Центра, заведующий Центром глобальных проблем и международных организаций Дипломатической академии МИД РФ, профессор МГИМО Владимир Орлов.

22.10.2018

«Все идет к тому, что за ДРСМД последует ДСНВ, и вся система контроля над вооружениями прекратит свое существование. Но я думаю, что это ненадолго. Рано или поздно Штаты придут к тому, к чему они пришли в конце 60-х годов: в вопросах ядерного оружия фактор предсказуемости даже важнее, чем сокращение арсеналов. Учитывая, что у США и России уже есть опыт обеспечения предсказуемости в этой сфере, к нему необходимо будет вернуться», – Евгений Бужинский, председатель Совета ПИР-Центра.

Текст выступления заместителя министра иностранных дел России Сергея Рябкова перед участниками Международной Летней Школы ПИР-Центра по проблемам глобальной безопасности

Россия в новых пространствах мировой политики и международной безопасности


Современный мир в условиях стремительных глобализационных процессов переживает переходный этап развития, характеризующийся усиливающейся взаимозависимостью государств, взаимопроникновением их экономик и культур. На стадии беспрецедентной по историческим меркам трансформации находится вся система международных отношений. Рельефнее проступает полицентричный геополитический ландшафт, происходит рассредоточение глобального потенциала развития, сопряженное с формированием новых центров экономического роста и политического влияния. Мировой финансово-экономический кризис продемонстрировал неэффективность существующей системы глобального управления, которая не отражает реалий современной политики, экономики и финансов. Неуклонное и стремительное смещение мирового потенциала развития на Восток, утверждение в «высшей лиге» мировой экономики и политики демонстрирующих укрепляющуюся мощь новых центров, в первую очередь АТР, растворяют лидерство ведущих западных стран в новом общемировом соотношении сил, интересов и сетевого взаимодействия.

На первый план в международных отношениях выходят общие для всех стран проблемы преодоления нынешних потрясений, снижения их последствий, прежде всего социальных, и реформирования глобальной финансово-экономической архитектуры таким образом, чтобы не допустить воспроизводства масштабных кризисных явлений в будущем. Кроме финансово-экономической нестабильности сохраняются такие угрозы, как региональные и локальные конфликты, распространение ОМУ, терроризм, трансграничная преступность, дефицит продовольствия, изменение климата. Сама жизнь диктует нам объединительную повестку дня. Эффективно противодействовать глобальным вызовам и угрозам можно только солидарными усилиями всех государств.

Убеждены, что в основе будущего мироустройства будет лежать признание рыночной экономики как ключевого элемента хозяйственной жизни и демократии как базовой модели политического устройства общества. Но эти фундаментальные рамки оставляют достаточно места для различных политических систем, которые отражают культурно-цивилизационные особенности конкретных стран. Формируется новая полицентричная международная система, представительная в географическом и цивилизационном отношениях.

В качестве естественной реакции на разбалансированность мировой архитектуры происходит укрепление регионального уровня глобального управления. Государства все чаще берут на себя ответственность за дела в своих регионах и не хотят следовать советам издалека. Региональные и субрегиональные торговые пакты и иные экономические договоренности становятся одним из важнейших средств преодоления кризиса и защиты от его рецидивов. Повышается интерес к концепции усиления роли региональных резервных валют. Все это – не только свидетельство ухода от прежнего миропорядка, но и необходимый этап укрепления регионального уровня управления как основы (наряду с ООН) новой, полицентричной и справедливой мировой системы, воплощающей многообразие мира, его неоднородность и многоукладность.

По существу, произошла смена координат в международных отношениях. Требуется отказ от идеологических и иных предрассудков и инстинктов, интеллектуальной инерции прошлого. Востребованы рациональная политика и государственный прагматизм, творческие подходы к урегулированию конфликтов. Претерпевает серьезные изменения и метод ведения дел в международных отношениях. Вместо блоковых иерархических конфигураций утверждается многосторонняя сетевая дипломатия, предполагающая различные, возможно, перекрещивающиеся формы взаимодействия государств в интересах решения общих задач. Регулирующим началом здесь служит объективное совпадение очищенных от идеологии национальных интересов.

Развитие международных процессов приобретает все более сложный и многомерный характер, становясь менее предсказуемым и прогнозируемым. При этом позитивные тенденции в мире остаются хрупкими и пока не приобрели необратимого характера. Настораживает, в частности, стремление некоторых государств Запада оседлать волну происходящих перемен и направить их в выгодное для себя русло, компенсировать ослабление собственных позиций в глобальной конкурентной борьбе усилением опоры на фактор силы в международных отношениях.

Опасность для миропорядка, в частности в контексте глубинных потрясений на пространстве Ближнего Востока и Северной Африки, несет принижение значения таких важнейших принципов, как отказ от применения силы или угрозы силой, мирное разрешение споров, уважение суверенитета и территориальной целостности государств, невмешательство в их внутренние дела. Это – ключевые принципы Устава ООН, который возлагает на Совет Безопасности Организации главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности. Особую угрозу представляют гипертрофированное санкционное давление, произвольное прочтение концепции «ответственности по защите» с акцентом на ее военную составляющую, проталкивание резолюций СБ ООН, содержащих двусмысленные, подверженные расширительной трактовке положения.

В условиях, когда современный мир оказался в зоне турбулентности, которую ощущают государства на всех континентах, нереально строить отдельные «оазисы спокойствия». Надежной «страховкой» является возведение глобальной архитектуры всеобъемлющей, равной и неделимой безопасности. Россия неизменно выступает за верховенство международного права, необходимость выстраивания всех без исключения действий на мировой арене при строгом соблюдении его норм и принципов, за демократизацию международных отношений и формирование на этой основе демократической модели мироустройства. Те или иные силовые акции возможны исключительно в соответствии с Уставом ООН. Внутренние конфликты и кризисы, которые могут сказаться на международной безопасности, должны разрешаться исключительно мирными средствами, через инклюзивный политический диалог. Меры международного сообщества должны быть направлены на содействие процессам национального примирения и осуществляться при уважении суверенитета и территориальной целостности государств, а также принципа невмешательства во внутренние дела. Нельзя допустить, чтобы нарушения международного права выдавались за его «творческое развитие».

Особо остро стоит вопрос о необходимости укрепления нравственных основ как на национальном уровне, так и в международных отношениях. Все шире осознание опасности забвения нравственной природы человека, ценностей и норм, составляющих духовную основу общечеловеческой солидарности. Повышение роли нравственных ценностей, общих для всех мировых религий, – это объективная реальность эпохи глобализации, если мы не хотим скатиться к вседозволенности как внутри своих стран, так и в международных делах.

На фоне процессов глобализации новое значение приобрела проблема этноконфессиональной идентичности. Используя свой уникальный опыт, выработанный столетиями на стыке континентов и культур, будем добиваться широкого сотрудничества в целях предотвращения межцивилизационных разломов, формирования здоровой ценностной основы солидарных действий мирового сообщества.

Россия неизменно выступает за укрепление позитивной повестки дня международных отношений в интересах поиска солидарных ответов на глобальные вызовы.

Текст выступления в формате pdf

loading