Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

15.11.2018

«Фрагментация киберпространства, которой так долго пугали мир правительства и РФ, и США, и других стран, теперь распространяется и на уровень международного дипломатического дискурса, глобального диалога о том, как это пространство – или сферу отношений – регулировать. Как учит басня Крылова, воз в этой ситуации никуда не движется»,  Олег Демидов, консультант ПИР-Центра.

13.11.2018

«История «русского Кауаи» зацепила меня тем, что там столько всего перемешано: и геополитика первой четверти девятнадцатого века, и каланы, и Китай, и петербуржский decision making, и бостонские капитаны, и гавайские интриги. И самим Елисаветинским Русским фортом, где и сейчас можно представить, как 21 мая 1816 года при огромном стечении кавайцев был поднят русский флаг. И авантюрами. И романтикой. И красотой «русской» долины Ханалеи. И даже невыразительной речушкой Ханапепе, получившей новое имя: Дон», – основатель ПИР-Центра, заведующий Центром глобальных проблем и международных организаций Дипломатической академии МИД РФ, профессор МГИМО Владимир Орлов.

22.10.2018

«Все идет к тому, что за ДРСМД последует ДСНВ, и вся система контроля над вооружениями прекратит свое существование. Но я думаю, что это ненадолго. Рано или поздно Штаты придут к тому, к чему они пришли в конце 60-х годов: в вопросах ядерного оружия фактор предсказуемости даже важнее, чем сокращение арсеналов. Учитывая, что у США и России уже есть опыт обеспечения предсказуемости в этой сфере, к нему необходимо будет вернуться», – Евгений Бужинский, председатель Совета ПИР-Центра.

Ядерная программа Пакистана

238.pngПакистан входит в неформальный клуб государств, обладающих ядерным оружием. Причем, в отличие от Индии или Израиля, Исламабад был замечен в распространении ядерных технологий. Является последовательным критиком ДНЯО и до сих пор остается вне его рамок. В данном разделе вы можете ознакомиться с базовой информацией по ядерной программе Пакистана, её хронологией, ключевыми национальными документами, а также аналитическими материалами по данной проблематике, опубликованными ПИР-Центром.


Военная ядерная программа Пакистана как реакция на поражение в войне с Индией  1971 г. и проведение в 1974 г. индийского ядерного испытания стала осуществляться ускоренными темпами с середины 1970-х гг. Основной целью программы являлась нейтрализация превосходства Индии в сфере ядерного оружия. Поскольку в те годы на действовавшие в Пакистане легководный исследовательский реактор мощностью 9 МВт и энергетический тяжеловодный реактор мощностью 125 МВт распространялись гарантии МАГАТЭ, то их использование в производстве оружейных ядерных материалов представлялось труднореализуемым.

Читать дальше: "Военная ядерная программа Пакистана" в Энциклопедии ядерного нераспространения


Соглашение между Республикой Индия и Исламской Республикой Пакистан о запрещении нападения на ядерные сооружения и объекты было подписано в Исламабаде  31 декабря 1988 г. Вступило в силу после обмена ратификационными грамотами 28 января 1991 г. Договаривающиеся стороны обязались «воздерживаться от того, чтобы предпринимать, поощрять или участвовать, прямо или косвенно, в каком бы то ни было действии, направленном на то, чтобы вызвать разрушение или причинение ущерба любым ядерным сооружениям или объектам в другой стране»

Читать дальше: "Соглашение о запрещении нападения на ядерные сооружения и объекты" в Энциклопедии ядерного нераспространения


Испытательный полигон был оборудован в горах Рас Кох провинции Белуджистан, на нем в мае 1998 г. Пакистан осуществил серию ядерных взрывов. 12 мая 1998 г., на следующий день после возобновления ядерных испытаний Индии, министр иностранных дел Пакистана Г. Аюб Хан заявил, что Азиатский субконтинент ввергнут в гонку ядерных вооружений.

Читать дальше: "Чагай испытательный полигон" в Энциклопедии ядерного нераспространения


Полезные ссылки:

1. NTI Pakistan Profile

2. FAS Pakistan Profile

3. Global Security Pakistan Profile

4. Arms Control and Proliferation Pakistan Profile

loading