Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

11.08.2017

«Я считаю, что международный опыт в виде стандартов и руководств востребован для решения проблемы кибербезопасности АЭС. Ключевыми организациями в продвижении норм кибербезопасности следует считать Международную электротехническую комиссию (МЭК) и МАГАТЭ. Для обеспечения конкурентоспособности решений по АСУ ТП АЭС необходимо не только применять международный опыт по кибербезопасности, но и активно участвовать в разработке документов в рамках этих организаций, продвигая   передовые отечественные решения на международный уровень, добиваясь лидирующих позиций», — ведущий научный сотрудник Института проблем управления имени В.А. Трапезникова РАН Виталий Промыслов.

20.07.2017

«Мой вывод прямо противоположен выводу наших американских коллег: опасно не дальнейшее сокращение ядерных арсеналов, а отсутствие дальнейших соглашений. Неспособность или нежелание заключить следующий договор, в связи с которым нужно будет оговорить и системы ПРО, и высокоточные обычные вооружения, и гиперзвуковые системы – именно это покончит с ядерным сдерживанием и стратегической стабильностью в ходе грядущей многоканальной и многосторонней неограниченной гонки вооружений и их распространением, в том числе в руки террористов», – руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов.


14.07.2017

«Инициаторы Конвенции о запрещении ядерного оружия считают, что ее принятие заставит ядерные государства ответственно относиться к своим обязательствам в отношении ядерного разоружения. Ядерная пятерка и их союзники обвиняют неядерные государства в подрыве существующего режима нераспространения. Но, помимо вопросов из сферы теории международных отношений, новый договор ставит перед большинством государств мира исключительно практические вызовы», —  директор программы ПИР-Центра «Россия и ядерное нераспространение» Андрей Баклицкий.


Ядерное управление Российской Федерации

Согласно статье 87 Конституции Российской Федерации «Президент Российской Федерации является Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Российской Федерации».


В соответствии со статьей 22 Военной доктрины Российской Федерации от 5 февраля 2010 г. «решение о применении ядерного оружия принимается Президентом Российской Федерации».


По опубликованным сведениям, российская система боевого управления «Казбек» СЯС России, принятая на вооружения в начале 1980-х годов, позволяет главе государства, где бы он не находился, получить информацию о ракетном нападении и отдать приказ о ядерном ударе, с помощью так называемого «ядерного чемоданчика» (радиоэлектронного терминала, именуемого «Чегет»). С него закодированный персональным президентским шифром сигнал поступает на центральный командный пункт Генштаба ВС РФ и дальше передается на пункты управления РВСН, ВМФ и ВВС, вплоть до каждой пусковой установки РВСН, подводного ракетоносца ВМФ и тяжелого бомбардировщика ВВС.


Помимо президентского «ядерного чемоданчика» существуют еще два подобных устройства, которые закреплены за министром обороны и начальником ВС РФ.


Предполагается, что существует иерархия в активации «ядерных чемоданчиков» национального руководства (президент, министр обороны, начальник Генерального штаба ВС РФ).

putin.png

Подробная схема принятия решения о нанесении ядерного удара в формате pdf

loading