Хронометр

VI Конференция по содействию вступлению в силу ДВЗЯИ консенсусом одобрила Заключительную декларацию и меры по содействию вступлению в силу ДВЗЯИ
25.09.2009
PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

25.09.2020

«Ближний Восток по-прежнему остается одним из самых напряженных и нестабильных регионов мира. Однако нам необходимо признать, что прошедший 2019 год был отмечен значимым событием в сфере укрепления режима нераспространения ОМУ – ноябрьской Конференцией ООН по вопросу создания ближневосточной ЗСОМУ. По нашей оценке, конференция в целом прошла успешно. По крайней мере, гораздо успешнее, чем можно было полагать», - пишут Владимир Орлов и Наталья Артеменкова в своей статье «Зона, свободная от ОМУ, на Ближнем Востоке: Как путь к ее созданию видится из Москвы», опубликованной в журнале «Международная жизнь» на английском языке.

25.09.2020

Данная статья представляет собой анализ источников иностранной финансовой поддержки терроризма на Северном Кавказе - регионе Российской Федерации, печально известном подавлением чеченских боевиков в 1990-х годах и продолжающейся террористической активностью, которая привела к сотням атакам на гражданское население и военные объекты по всей России. Автор собрал воедино незначительное число работ по этой теме, чтобы представить исследование, которое могло бы способствовать разработке более эффективных методов правоохранительной деятельности и безопасности, направленных на пресечение финансирования терроризма в России из-за рубежа. Данное исследование, основанное на открытых источниках, может послужить основой для дальнейшего расследования соответствующими службами с использованием секретных данных.

17.09.2020

«Джо Байден уже начал формирование «теневого Совета национальной безопасности», в состав которого входят несколько десятков тематических рабочих групп. По сообщениям СМИ, ведущие роли в этой структуре играют наиболее доверенные советники Байдена: экс-заместитель госсекретаря Энтони Блинкен, которому прочат должность госсекретаря или советника по национальной безопасности; экс-начальник Штаба политического планирования Госдепартамента Джейк Салливан, экс-заместитель директора ЦРУ Эврил Хэйнс, экс-заместитель министра обороны по политическим вопросам Мишель Флорной. Кадровой базой «теневого СНБ» являются экспертно-аналитические центры демократической администрации, наиболее видную роль среди которых играют Центр новой американской безопасности (Center for New American Security) и основанный самим Байденом Центр дипломатии и глобального взаимодействия им. Байдена при Пенсильванском университете (Penn Biden Center for Diplomacy and Global Engagement).» - об этом главная заметка 525-го номера бюллетеня Ядерный Контроль.

Ядерные силы КНР

Ядерные силы (ЯС) Китая включают в себя наземный, воздушный и морской компоненты и имеют в своем составе как стратегические, так и нестратегические носители. Ракетно-ядерное оружие наземного базирования входит в состав так называемой второй артиллерии народно-освободительной армии Китая (НОАК).

Количественные и качественные характеристики ЯС КНР окружает большая степень неопределенности. Однако сопоставление данных из различных открытых источников позволяет с определенной долей уверенности говорить о том, что в 2012 году в составе ядерных сил КНР было развернуто около 240 стратегических носителей и порядка 375 нестратегических носителей. При этом общее число ядерных боезарядов (как активных, так и размещенных на складах), предназначенных для размещения на стратегических носителях, составляло около 260 единиц.

 

Стратегические силы наземного базирования

В составе стратегических сил наземного базирования развернуто около 180 баллистических ракет пяти типов: DF-4, DF-5A, DF-21, DF-31 и DF-31A. Принято считать, что все они несут по одной боеголовке.

DF-4 (CSS-3) – жидкостная двухступенчатая баллистическая ракета средней дальности (БРСД) мобильного и шахтного базирования. Данную БРСД заменят твердотопливная БРСД DF-21, ее модификация DF-21A и твердотопливная межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) DF-31.

DF-5A (CSS-4 Mod 2) – жидкостная МБР шахтного базирования – с 1981 года стала приходить на смену жидкостной МБР шахтного базирования

DF-5. МБР DF-5A предназначены для сдерживания Соединенных Штатов и России. В случае, если КНР, в ответ на развертывание США системы ПРО в Азиатско-Тихоокеанском регионе, решит увеличить число развернутых боеголовок, то МБР DF-5A в перспективе сможет нести до трех облегченных боеголовок.

DF-21 (CSS-5) и её модификации – это твердотопливные БРСД мобильного базирования. DF-21 в настоящее время является для КНР главным средством регионального ядерного сдерживания. С 2005 года в США фиксируют значительное увеличение числа развернутых БРСД DF-21. Если в 2005 году по подсчетам оборонного ведомства США таких ракет было развернуто около 20, то в 2010 году их число составило приблизительно 80 единиц. БРСД DF-21 имеют несколько модификаций (A,C), из которых БРСД DF-21C может использоваться как в обычном, так и в ядерном оснащении.

DF-31 (CSS-9) и модификация DF-31A (CSS-9 Mod 2)  – это твердотопливные трехступенчатые МБР мобильного базирования. Размещаются на трехосной транспортно-пусковой установке (ТПУ) внутри 15-метрового контейнера. Разведывательные службы США полагают, что миссией DF-31A должно стать стратегическое сдерживание США. В свою очередь, МБР DF-31 в будущем должны будут взять на себя основную роль в осуществлении регионального сдерживания. Следует заметить, что принятие МБР DF-31 в 2003 году на вооружение значительно уменьшило отставание КНР от России и США в области развития стратегического ракетного вооружения.

 

Стратегические силы морского базирования

Планы КНР в отношении создания и развертывания стратегического подводного флота остаются закрытыми. Тем не менее известно, что в настоящее время ЯС КНР имеют в своем составе одну подводную лодку с баллистическими ракетами (ПЛАРБ). По неподтвержденным данным, в настоящее время ведется строительство от трех до пяти ПЛАРБ нового класса Jin.

Первая ПЛАРБ класса Jin, спущенная на воду и проходящая ходовые испытания, предположительно приписана к военно-морской базе Юйлинь на острове Хайнань. Еще две ПЛАРБ класса Jin в настоящее время оборудуются на верфи в городском округе Хулодао в провинции Ляонин.

ПЛАРБ класса Xia имеет 12 пусковых установок, предназначенных для размещения в них баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) JL-1. Предполагается, что ПЛАРБ класса Xia предназначена прежде всего для отработки технологий. ПЛАРБ класса Jin (длина приблизительно 135 м) также имеют 12 пусковых установок для БРПЛ JL-2. В настоящее время БРПЛ JL-2 завершает летные испытания. В случае принятия на вооружение этих БРПЛ они смогут покрыть всю территорию Индии, Гавайские острова, остров Гуам и большую часть России (включая Москву), даже если ПЛАРБ будет находиться на патрулировании в территориальных водах КНР.

 

Стратегические силы воздушного базирования

В составе стратегической авиации имеется чуть более 80 бомбардировщиков H-6 (Хун-6) (китайский вариант советского бомбардировщика Ту-16) различной модификации (E, F, H). H-6 способен нести до трех ядерных авиабомб. Часть бомбардировщиков H-6 в последние годы прошла модернизацию и обрела способность нести ядерные крылатые ракеты. Кроме того, у некоторых из них было обновлено радиоэлектронное оборудование.

 

Нестратегические силы воздушного базирования

По размеру и составу нестратегического ядерного арсенала КНР информация еще более ограничена. Нестратегическими ядерными вооружениями в НОАК оснащена вторая артиллерия и сухопутные войска, а также фронтовая (тактическая) авиация ВВС. Наиболее известен истребитель-бомбардировщик Qiang-5 (Цян-5) и его модификации (D,E), способный нести одну атомную авиабомбу. Для замены морально устаревшего Q-5 разрабатывается новый истребитель-бомбардировщик Q-7, однако данных о том, будет ли он носителем ЯО, пока не имеется.

 

Баллистические ракеты малой дальности

Вторая артиллерия НОАК имеет в своем составе по крайней мере пять действующих бригад баллистических ракет меньшей дальности (БРМД) DF-15. Дополнительно имеются две бригады, вооруженные оперативно-тактической ракетой (ОТР) DF-11 и подчиненные сухопутным войскам – одна размещена в Нанкинском военном округе, а другая в Гуанчжоуском военном округе. Все единицы БРМД и ОТР развернуты в районах, находящихся  в непосредственной близости от Тайваньского пролива.

DF-15 (CSS-6) поступила на вооружение в 1995 году. В последние годы продолжается  производство её модифицированного варианта – DF-15A с повышенной точностью стрельбы и возможностью совершения головной частью маневра на конечном участке траектории.

DF-11 (CSS-7) поступила на вооружение в 1998 году. В последующие годы в результате проведения работ по модернизации ракеты ее максимальная дальность стрельбы была существенно увеличена. Усовершенствованный вариант данной ракеты, получивший наименование DF-11A, был принят на вооружение  в 2000 году.

 

Крылатые ракеты

CJ-10 (DH-10) – крылатая ракета (КР), предназначенная для удара по наземным целям. Способность данной КР нести ядерное оружие остается неясной. В США ее относят к КР, имеющим двойное назначение. В министерстве обороны США считают, что КР CJ-10, запуск которых возможен как с наземных, так и с воздушных носителей, должны повысить выживаемость, гибкость и эффективность ядерных сил КНР. Тем не менее, по некоторым данным, эти КР в настоящее время  развернуты главным образом на наземных пусковых установках в обычном оснащении. При этом наблюдается сильная диспропорция в количестве ракет и их носителей. По данным министерства обороны США, число развернутых носителей, предназначенных для КР CJ-10, в 2010 году составляло около 50 единиц, а число самих КР CJ-10 увеличилось в 2009-2010 годах на 50% - со 150-350 единиц в 2009 году до 200-500 единиц в 2010 году.

 

Производство и объекты складирования ядерного оружия

Вопросы производства ядерного оружия КНР и его складирования являются не менее закрытыми, чем количественные и качественные показатели ЯС Китая.

В последнее время появилось достаточно много спекуляций на тему о том, что в КНР создано большое подземное центральное хранилище, предназначенное для складирования ядерного оружия. По одним источникам, это хранилище размещено к северо-западу от городского округа Мяньян в провинции Сычуань.  По другим - оно может быть расположено в районе горного хребта Циньлин в округе Тайбай в провинции Шэньси. При этом утверждается, что в любой день большая часть ядерного арсенала КНР может быть перемещена на центральное хранилище. Кроме того, каждая из пяти главных ракетных баз КНР возможно также имеет региональные хранилища.

Что касается расщепляющихся оружейных материалов, то по данным военной разведки США, КНР скорее всего уже произвела достаточно оружейного расщепляющегося материала, необходимого для удовлетворения ее нужд  на ближайшее будущее. Возможно также, что новые ядерные боеголовки для баллистических ракет DF-31, DF-31A и JL-2 уже произведены. Однако данное обстоятельство не должно вызвать значительного роста общего числа боеголовок, поскольку предполагается, что в течение ближайших нескольких лет будут списаны устаревшие ядерные боезаряды.


Ядерный арсенал КНР (нажмите чтобы перейти к pdf)

China.png


loading