Хронометр

вступление в силу для Нидерландов Дополнительного протокола I к Договору о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке (Договор Тлателолко)
26.07.1971

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

20.07.2017

«Мой вывод прямо противоположен выводу наших американских коллег: опасно не дальнейшее сокращение ядерных арсеналов, а отсутствие дальнейших соглашений. Неспособность или нежелание заключить следующий договор, в связи с которым нужно будет оговорить и системы ПРО, и высокоточные обычные вооружения, и гиперзвуковые системы – именно это покончит с ядерным сдерживанием и стратегической стабильностью в ходе грядущей многоканальной и многосторонней неограниченной гонки вооружений и их распространением, в том числе в руки террористов», – руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов.


14.07.2017

«Инициаторы Конвенции о запрещении ядерного оружия считают, что ее принятие заставит ядерные государства ответственно относиться к своим обязательствам в отношении ядерного разоружения. Ядерная пятерка и их союзники обвиняют неядерные государства в подрыве существующего режима нераспространения. Но, помимо вопросов из сферы теории международных отношений, новый договор ставит перед большинством государств мира исключительно практические вызовы», —  директор программы ПИР-Центра «Россия и ядерное нераспространение» Андрей Баклицкий.


08.07.2017

С Днем рождения, д-р Поттер!  Директору Центра изучения проблем нераспространения им. Дж. Мартина Миддлберийского института международных исследований в Монтерее, члену Экспертного совета ПИР-Центра Уильяму Поттеру исполнилось 70 лет.

Ядерный контроль № 11, 2002.

Электронный новостной бюллетень Ядерная Россия Сегодня представляет собой подборку материалов из российских средств массовой информации - как центральных, так и региональных, а также выходящих в ЗАТО, и документов, связанных с вопросами ядерных вооружений, ядерной политики, ядерной безопасности, ядерных материалов и их физической защиты учета и контроля, отработанного ядерного топлива, ядерного экспорта, экспортного контроля, несанкционированного доступа к ядерным материалам, ядерного терроризма ядерных технологий и технологий двойного применения.

Редакция приводит фрагменты из статей дословно или в пересказе, предлагает точки зрения различных изданий и не комментирует их. Размещение материалов в данном бюллетене не означает, что редакция разделяет ту или иную из них.

Бюллетень выходит два раза в неделю.

Редактор бюллетеня Ядерная Россия Сегодня: Илья Фабричников

Подписаться на новостной бюллетень Ядерная Россия Сегодня можно на сайте ПИР-Центра по адресу http://www.pircenter.org/russian/subscription/e-subs.htm.

ЯДЕРНАЯ РОССИЯ СЕГОДНЯ

11 декабря 2002

ИНФОРМАЦИЯ

  • Президент РФ внес Договор о СНП на ратификацию в Госдуму
  • В России собираются создать войска ракетно-космической обороны
  • Космические войска провели учебно-боевой пуск МБР
  • Джордж Робинсон находился с визитом в Москве
  • Российско-французское сотрудничество в области ядерной энергетики
  • Минатом будет сотрудничать с экологами
  • Минатом планирует стать одним из главных игроков на мировом рынке ОЯТ
  • Генеральный директор Росэнергоатома говорит об инвестиционной политике предприятия

МНЕНИЕ

  • Выдержки из интервью Александра Румянцева газете Коммерсант

ИНФОРМАЦИЯ

Президент РФ внес Договор о СНП на ратификацию в Госдуму

Владимир Путин внес в Госдуму на ратификацию российско-американский Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов. Об этом пресс-служба президента РФ сообщила 9 ноября.

При этом в пресс-службе подчеркнули, что "в самое ближайшее время российский парламент продолжит в формате слушаний начавшееся ранее обсуждение этого Договора, подписанного в ходе российско-американского саммита в Москве в мае этого года". (Владимир Путин внес в Госдуму на ратификацию российско-американский Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов. РИА Новости. 9 декабря 2002)

Внесенный в Госдуму на ратификацию российско-американский Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов отвечает национальным интересам России. Об этом заявил один из создателей российского ракетного оружия доктор технических наук Юрий Сизов. По его словам, "даже нижний потолок в 1700 боеголовок вполне обеспечивает решение задач стратегическими ядерными силами".

"Для России вполне достаточно иметь 100 боезарядов, которые станут сдерживающим фактором для любого агрессора. В случае необходимостью этого количества достаточно для разящего удара. Важно содержать ракетные комплексы в надлежащем техническом состоянии и оснащать межконтинентальные баллистические ракеты средствами преодоления систем ПРО. Такие экономические возможности у России имеются, как и научный, производственный потенциалы," - считает Юрий Сизов.

Отвечая на вопрос о сроках думской процедуры ратификации, ученый отметил, что "не исключены споры о количественном составе ядерных сил сдерживания, хотя они больше носят экономический и политический характер, чем диктуются военной необходимостью".

Договор был подписан в рамках российско-американского саммита в Москве 24 мая этого года. В соответствии с ним Россия и США сократят к 2012 году стратегических ядерных боезарядов до уровня в 1700-2200 единиц. В подписанной на том же саммите Совместной декларации Москва и Вашингтон заявили о намерении "осуществлять сокращение своих стратегических наступательных потенциалов до минимально возможных уровней, отвечающих требованиям обеспечения их национальной безопасности и их союзническим обязательствам, а также отражающих новый характер их отношений в стратегической сфере". (Анатолий Юркин. Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов РФ и США должен быть ратифицирован, считает российский ученый. ИТАР-ТАСС. 10 декабря 2002)

Члены Совета Федерации считают, что сложностей с ратификацией российско-американского Договора о сокращении стратегических наступательных потенциалов не будет.

Председатель СФ Сергей Миронов уверен, что "шансы на ратификацию этого документа как в Госдуме, так и в Совете Федерации весьма велики".

По мнению спикера, подписание этого документа между президентами России и США говорит о том, что "эпоха "холодной войны" завершена и наши страны разумно подходят к проблеме ядерного вооружения и к проблеме безопасности во всем мире".

Первый вице-спикер СФ Валерий Горегляд отметил, что Договор носит "базовый характер". Однако при реализации документа "очень многое будет зависеть от того, насколько США будут придерживаться взятых на себя обязательств".

Председатель Комитета СФ по безопасности и обороне Виктор Озеров назвал Договор "юридически обязывающим". По его мнению, Договор свидетельствует "о росте авторитета нашей страны как на международном уровне, так и в глазах США".

Председатель Комитета СФ по международным делам Михаил Маргелов считает Договор "существенным достижением российской дипломатии". Укрепление стратегической стабильности отвечает интересам не только России и США, но и всего мира, уверен он. Договор о сокращении СНП подтверждает "обязательства России и США, как держав-депозитариев Договора о нераспространении ядерного оружия и вносит вклад в укрепление режима нераспространения", заметил он. (Людмила Ермакова. Члены Совета Федерации считают, что сложностей с ратификацией российско-американского Договора о сокращении СНП не будет. ИТАР-ТАСС. 10 декабря 2002)

В России собираются создать войска ракетно-космической обороны

В российских Вооруженных силах в очередной раз готовятся грандиозные структурные преобразования - в перспективе намечено создать воздушно-космическую оборону. Ступенькой к ней стало сформированное в сентябре этого года на базе Московского округа ВВС и ПВО командование специального назначения (КСН). А 7 декабря командующий КСН генерал-лейтенант Юрий Соловьев заявил, что перед ним поставлена задача на основе подчиненного ему образования "создать головной участок воздушно-космической обороны страны".

Очередное нововведение, смысл которого пока не вполне ясен, потребует объединения усилий сразу нескольких уже устоявшихся подразделений: ВВС, космических войск, включая силы ракетно-космической обороны (РКО), и даже войсковой ПВО. Последняя вообще стала новой картой в постоянно тасуемой колоде военных структур, отвечающих за воздух и космос. Другие же в течение последних лет то объединяли, то выделяли в отдельные рода и виды не раз.

Например, силы РКО в советское время входили в состав отдельного тогда вида Вооруженных сил - войск ПВО страны. В середине 90-х их выдернули из противовоздушной обороны и передали в ракетные войска стратегического назначения (РВСН). Тогда же министр-ракетчик Игорь Сергеев пытался объединить в РВСН все стратегические ядерные силы. Но в результате выстроенной на личных отношениях и личной неприязни борьбы в высшем военном руководстве стратегические ракетчики потерпели поражение. РКО у них отняли и передали в только что выведенные из РВСН космические войска. Но и там, как теперь видно, места им нет.

Между тем это крайне важный компонент обороны страны, особенно если учесть, что современные крупномасштабные военные действия наполовину, если не больше, состоят из воздушно-космических операций. РКО включает в себя систему предупреждения о ракетном нападении, которая сигнализирует руководству страны (вспомним "ядерный чемоданчик") о ракетном нападении и может явиться своеобразным "спусковым крючком" для оружия сдерживания. Второй функцией РКО является контроль космического пространства. Сегодня, когда растет количество "космического мусора", когда крепнут подозрения в том, что на орбитах возможны спутники с ядерными реакторами, роль этой составляющей возрастает.

Наконец, в РКО входит противоракетная оборона - та самая сотня противоракет вокруг столицы, разрешенная нам Договором по ПРО 1972 года. После одностороннего выхода из него США договор утратил силу. Именно с этим обстоятельством и обустройством шахт для противоракет национальной ПРО США на Аляске специалисты из коллегии военных экспертов связывают "шевеления" в ракетно-космической области России.

Несомненно, найдутся и другие убедительные объяснения необходимости нововведений. Они, собственно, уже есть. Тот же генерал Соловьев убежден, что ближний и дальний космос и воздушное пространство должны быть в одних руках. Нынешний командующий силами специального назначения предлагает передать новое формирование в состав ВВС. Впрочем, не менее убедительно в свое время звучали аргументы за передачу РКО стратегическим ракетчикам: средства космической разведки, предупреждения и ударные силы должны иметь одного хозяина. Убедительность доказательств зависит и от того, кто их выдвигает и продвигает.

В первой половине следующего года разговоры перейдут в практическую плоскость - планируется совместная тренировка перечисленных выше претендентов для наработки материалов, необходимых для создания нового оперативно-стратегического объединения. В ее ходе, как полагают военные, созреют кардинальные решения. Однако никто не берется утверждать, что они будут окончательными и через год-другой не родится новая стратегическая инициатива. (Николай Поросков. Военно-космический кулак. Время Новостей. 9 декабря 2002)

Космические войска провели учебно-боевой пуск МБР

Боевыми расчетами Космических войск России 10 декабря успешно проведен учебно-боевой пуск межконтинентальной баллистической ракеты РС-18 (SS-19, Stiletto), которая находилась на боевом дежурстве в одном из соединений стратегических ракет более 25 лет.

Пуск проведен в интересах РВСН в 8.15 мск с космодрома Байконур.

В задачи пуска входит подтверждение заданных тактико-технических характеристик, в том числе надежности ракетного комплекса при продлении сроков его эксплуатации.

По данным, полученным на командном пункте, Космические войска через системы предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства, а также свой наземный командно-измерительный комплекс вели непрерывный контроль, как за самим стартом МБР PC-18 с космодрома Байконур, так и за всеми этапами ее полета до условной цели.

Предстартовые операции, старт и полет ракеты осуществлялись строго по намеченной программе, учебные цели на полигоне Кура поражены всеми шестью учебно-боевыми блоками с заданной точностью.

Оценивая результаты проведенного пуска, командующий Космическими войсками генерал-полковник Анатолий Перминов отметил высокую выучку боевых расчетов испытательного управления космодрома Байконур, проявленную при подготовке и выполнении поставленной задачи.

На базе МБР РС-18Б путем конверсии в Государственном космическом центре им. М.В.Хруничева создана ракета-носитель легкого класса Рокот. Ее запуски проводятся с Государственного испытательного космодрома Плесецк. Кроме того, в НПОМашиностроение на базе этой МБР создается конверсионная ракета-носитель легкого класса Стрела, запуски которой в перспективе планируются с космодрома Свободный. (Космические войска успешно осуществили запуск межконтинентальной баллистической ракеты в интересах РВСН. РИА Новости. 10 декабря 2002)

Осуществленный 10 декабря пуск с космодрома Байконур межконтинентальной баллистической ракеты РС-18 совместными боевыми расчетами Ракетных войск стратегического назначения и Космических войск РФ "подтвердил высокую надежность комплекса". Об этом заявил командующий РВСН генерал-полковник Николай Соловцов, комментируя успешный очередной испытательный пуск ракеты РС-18 с шахтной пусковой установки.

По словам генерала, главной задачей испытательного пуска было "подтверждение правильности технических решений, принятых конструкторами при создании ракетного комплекса с МБР РС-18, и подтверждение продленного срока ее эксплуатации". (Владислав Кузнецов. Пуск баллистической ракеты РС-18 подтвердил высокую надежность комплекса, заявляют российские ракетчики. ИТАР-ТАСС. 10 декабря 2002)

Джордж Робинсон находился с визитом в Москве

Для отражения новых угроз евроатлантическое сообщество имеет в своем распоряжении подлинную коалицию по обеспечению безопасности, ядро которой составляют НАТО и Россия.

Об этом заявил 9 ноября генеральный секретарь НАТО Джордж Робертсон, выступая на международной конференции "Роль военных в борьбе с терроризмом", проходящей под эгидой Россия-НАТО.

Джордж Робертсон напомнил, что "такую идею выдвинул президент Путин, и ее разделяют главы государств и правительств НАТО".

По словам генсека НАТО, эта идея "быстро воплощается в действительность политический диалог и сотрудничество между вооруженными силами". "Теперь наша задача - довести эту идею до логического завершения: трансформировать отношения между Россией и НАТО, сделав их подлинной основой мира и безопасности на всем евроатлантическом пространстве",- отметил Робертсон. (Джордж Робертсон заявляет, что НАТО и Россия составляют ядро международной коалиции по обеспечению безопасности. РИА Новости. 9 декабря 2002)

Российско-французское сотрудничество в области ядерной энергетики

Протокол о сотрудничестве с французской промышленной группой Арева подписал 10декабря в Париже министр РФ по атомной энергии Александр Румянцев.

Подписанный документ касается перспективных технологий ядерно-топливного цикла и сотрудничества в проектировании реакторов, Стороны договорились о создании рабочих групп по отдельным направлениям сотрудничества. "Сделан еще один шаг по гармонизации отношений с организацией, которая является для России одновременно и партнером, и конкурентом", - подчеркнул член делегации Валерий Рыжов. Группа Арева - лидер в атомной промышленности Франции и ведет работу во всех ее сферах.

На переговорах с генеральным администратором Комиссариата по атомной энергии Франции Паскалем Коломбани, а также министром-делегатом по вопросам промышленности Николь Фонтэн обсуждались вопросы глобального партнерства в свете решений, принятых на саммите "большой восьмерки" в Кананаскисе, сообщил Валерий Рыжов. Речь шла о долгосрочной стратегии развития атомной энергетики, разработке новых типов атомных реакторов и перспективных технологиях в области ядерного топливного цикла. (Михаил Тимофеев. Россия подписала протокол о сотрудничестве в области ядерной энергетики с французской промышленной группой "Арева". ИТАР-ТАСС.10 декабря 2002)

Минатом будет сотрудничать с экологами

Министерство по атомной энергии РФ "считает целесообразным создание специальных парламентских комиссий, которые сопровождали бы проекты, связанные с ввозом иностранного отработанного ядерного топлива, на всех этапах их реализации". Об этом министр по атомной энергии РФ Александр Румянцев заявил в Москве в ходе своей встречи с представителями общественных и экологических организаций Урала и Сибири.

На встрече, в частности обсуждался вопрос об экологической и экономической безопасности при ввозе ОЯТ в Россию, пути решения проблемы Теченского каскада водоемов на ПО "Маяк".

По словам Александра Румянцева, парламентским комиссиям, создаваемым для контроля за этими операциями, "будут предоставляться все документы, освещающие технологии обращения с ОЯТ, все сметы и нормативные данные, что позволит сделать эти проекты экологически прозрачными для широкой общественности".

Министр также отметил, что "в Минатоме РФ проведение подобных встреч на регулярной основе с представителями всех регионов страны, где проблема ввоза и хранения ОЯТ является актуальной, считается приоритетным". (Герман Соломатин. Российский министр по атомной энергии высказался за более тесное сотрудничество с экологической общественностью страны. ИТАР-ТАСС. 9 декабря 2002)

Минатом планирует стать одним из главных игроков на мировом рынке ОЯТ

Руководство российского Минатома намерено стать одним из главных игроков на рынке отработавшего ядерного топлива (ОЯТ). Цена вопроса - 5,5 млрд. долл. Именно в такую сумму оцениваются возможности мирового рынка ОЯТ. Но застолбить за собой хотя бы самый небольшой участок мирового ядерного рынка возможно только после того, как согласие на это дадут в министерстве энергетики США.

Диалог по поводу ОЯТ между Москвой и Вашингтоном идет постоянно, хотя и не без осложнений. Так, в конце ноября 2002 в Москву приезжал первый заместитель министра энергетики США Кайл Макслэрроу. Среди его собеседников из числа российских чиновников оказался и министр по атомной энергии Александр Румянцев. О чем говорили коллеги, доподлинно неизвестно, однако нетрудно предположить, что речь наверняка шла и о российских планах в отношении ОЯТ. Депутаты, встречавшиеся с американским гостем, были более откровенны. Председатель думского комитета по природным ресурсам Александр Беляков, например, не скрывал, что поставил перед господином Макслэрроу вопрос об отношении Америки к ввозу в Россию ОЯТ с принадлежащих ряду стран ядерных объектов, контролируемых США. "Вот есть ОЯТ американского происхождения из Тайваня. Было бы здорово привезти его в Красноярский край на хранение и переработку", - предложил депутат. Однако ответ американского замминистра энергетики был расплывчат: "Вопрос о возможности переработки ОЯТ американского происхождения в России нами пока не решался".

Такая реакция со стороны США вполне предсказуема. По неофициальным данным, расширение сотрудничества двух стран в ядерной области заокеанский сосед ставит в зависимость от сговорчивости России в отношении прекращения взаимодействия с Ираном вообще и строительства АЭС в Бушере в частности. В обмен на отказ от Бушерской АЭС Америка якобы готова надавить на своих партнеров по НАТО и основных игроков на рынке свежего и отработавшего ядерного топлива Англию и Францию, чтобы те уступили России часть своих клиентов.

Заметим, Россия оказалась в сложной ситуации: с одной стороны, противостоять США в ядерной области даже в самой малой мере более чем опасно. Можно попасть вслед за Ираком, Ираном и Северной Кореей в число стран оси зла. С другой стороны, нельзя рисковать и деловой репутацией страны. К тому же строительство атомных станций, впрочем, как и ввоз ОЯТ на хранение и переработку, подтверждает, что Россия все еще способна конкурировать с самыми развитыми странами в области высоких технологий, а не только экспортировать нефть и газ. Поэтому в отношении Ирана тактика немного поменялась: Россия поставила Ирану жесткие условия по поводу возврата ОЯТ и уклоняется от обещаний строить следующие блоки АЭС (Иран провозгласил, что собирается построить еще несколько атомных блоков, об этом же говорится и в российской программе сотрудничества с Ираном до 2012 года, одобренной летом премьером Михаилом Касьяновым). Кроме того, чтобы минимизировать любые возможные риски, предполагается, что в течение нескольких лет после начала поставок свежего топлива для запуска АЭС в Бушере практически весь персонал станции будет состоять из российских специалистов. Во всяком случае, в российском Минатоме уверены, что рано или поздно компромисс будет найден. Логично, если он будет выглядеть так: Россия достроит АЭС в Иране, но новых российско-иранских проектов не будет.

Хотя рынок ОЯТ сейчас как таковой еще только зарождается (большинство запасов ОЯТ в мире пока складируется на хранилищах при станциях), через несколько лет придется что-то предпринимать. В мире уже накоплено около 200 тыс. тонн ОЯТ, и ежегодно с АЭС выгружается по 15 тыс. тонн облученного топлива. Возможности же по его переработке весьма ограниченны - это всего 3-3,5 тыс. тонн в год. Но Россию к этому пирогу не допускают. А ведь именно сегодня и разворачивается борьба за ОЯТ тех стран, которые активно используют атомную энергетику (так как не располагают другими ресурсами), но не могут себе позволить создание мощностей по переработке облученного топлива. Это Германия, Голландия, Бельгия, Швейцария, Южная Корея, Тайвань и многие другие. По оценкам экспертов, в перспективе рынок ОЯТ может вырасти до гигантских размеров - через несколько десятков лет это может быть уже не 5,5 млрд. долл., а 200 млрд. долл. Так что будущее представляется весьма заманчивым. Хотя и хранение, и переработка ОЯТ, безусловно, сопряжены с серьезной экологической угрозой. В ответ на опасения экологов министр Румянцев выдвигает контраргумент: атомные станции сами по себе тоже могут быть весьма опасны, но Чернобыль слишком многому научил атомщиков, чтобы после той трагедии легкомысленно относиться к ОЯТ. Есть и другой довод: с отечественным ОЯТ и последствиями ядерных испытаний тоже нужно что-то делать. Например, строить завод по переработке ОЯТ. А если увеличить его мощности, чтобы иметь возможность загружать туда и чужое ОЯТ, то тогда свои экологические проблемы в принципе можно решать на чужие деньги (потому что своих в федеральном бюджете на экологию все равно не хватает).

Пока заявления американских чиновников в отношении согласия на допуск России к рынку ОЯТ весьма сдержанны. А вот некоторые общественные деятели в США уже собирают средства на строительство международного хранилища ОЯТ в России. Так, в сентябре в Москве на международной конференции, посвященной проблемам ОЯТ, глава американского Фонда ядерного нераспространения Роберт Ньюмен откровенно заявил, что ищет 11 млрд. долл. внебюджетных денег на проект строительства такого хранилища на российском Дальнем Востоке. По прогнозу господина Ньюмена, там можно было бы складировать ОЯТ из Италии, Испании, Швейцарии, Тайваня и Южной Кореи. Реакция министерства энергетики США на эти заявления была уклончивой: американский замминистра энергетики Рассел Дайер намекнул, что для реализации подобного проекта необходимо, чтобы он соответствовал законам США. Иными словами, прежде Америка должна заключить с Россией соглашение о сотрудничестве в ядерной сфере. (Алена Корнышева. Отходный промысел. Коммерсант. 9 декабря 2002)

Генеральный директор Росэнергоатома говорит об инвестиционной политике предприятия

Генеральный директор госконцерна Росэнергоатом Олег Сараев уверен, что правительство одобрит инвестиционную программу предприятия на следующий год.

- Мы должны были освоить 19,8 млрд. руб. Но в инвестиционной программе не были учтены прежде всего реорганизация концерна, которая завершилась в марте, и вступление в действие нового Налогового кодекса. Все это повлекло за собой издержки, которые невозможно было предусмотреть при формировании и внесении на утверждение инвестпрограммы. В частности, у нас появились значительные издержки, связанные с мгновенно образовавшейся ликвидностью кредиторской задолженности присоединившихся к концерну атомных электростанций. Преобразования тоже составили внушительную сумму. Кроме того, не сбылся наш прогноз объема стоимостного задолженность перед Росэнергоатомом выросла, хотя мы планировали, что она сократится (такая задача была поставлена правительством). Все это "вылилось" примерно в 7 млрд. руб. и привело к тому, что доходы от инвестиционной составляющей в тарифе снизились до 16 млрд. руб. Однако сама инвестиционная программа, как мы ожидаем, будет выполнена примерно на 17 млрд. руб. -- из-за того, что мы не смогли получить денежные средства, мы, соответственно, не смогли и рассчитаться с подрядчиками за выполненные работы, и у нас образовалась кредиторская задолженность.

- По объектам капвложений программа не претерпела никаких изменений, планы, которые мы формулировали в конце прошлого года, остались и на 2003 год. Прежде всего необходимо продлить ресурс энергоблоков: в этом году мы планируем завершить эту работу на четвертом блоке Нововоронежской АЭС, а в 2003-м - заняться первым блоком Ленинградской станции и приступить к Кольской АЭС. Кроме того, в 2003 году запланирован пуск третьего блока Калининской АЭС. Это основные пункты инвестпрограммы. Конечно, в ней предусмотрены проекты по увеличению коэффициента использования установленной мощности, проекты, связанные с обращением ядерных отходов, созданием хранилища на горно-химическом комбинате. Но вопрос, в какой степени будут решены поставленные задачи. Очевидно лишь, что финансирование работ на третьем блоке Калининской АЭС и первом блоке Ленинградской АЭС будет обеспечено полностью -- в объеме около 7,5 млрд. руб.

- Объемы инвестиционной программы в целом составляют 22,2 млрд. руб. Это, естественно, не предел наших желаний, мы предлагали программу на 30,7 млрд. руб. Теперь правительство решит, в каком виде мы получим программу на следующий год. У нас есть большая уверенность, что будет оставлена цифра 22,2 млрд. , но нет уверенности, что она будет выше. И у нас есть большая тревога, связанная с обсуждением инвестиционной составляющей в тарифе: если предел роста тарифов для конечного потребителя будет 19%, то это нас устраивает, а если 17%, как сейчас предлагается, то нет. При 17% объем инвестпрограммы в любом случае останется 22,2 млрд, но для этого придется сильно сократить эксплуатационные затраты. Что скажется на цене ядерного топлива. Предполагалось увеличение цены на 26%, а при таком раскладе получится лишь на 21%.

- В следующем году объем нашего кредитного портфеля не изменится. Но я думаю, что поскольку работы по достройке третьего блока Калининской АЭС вступили в завершающую стадию, вполне возможно, что работа по привлечению кредитов будет идти интенсивнее.

- Мы предполагаем, что действительно возможно наше акционирование. Этому способствует недавно принятый закон "О государственных и унитарных предприятиях". Закон ставит концерн как госпредприятие в совершенно неприемлемые условия работы. Управляемость концерном будет консервативной и скованной, что для него просто несвойственно. И сейчас, когда вышел этот закон, всем нашим правовым, техническим и экономическим службам даны задания сформулировать подход к решению этой задачи.

АЭС в последнее время обременены различными непрофильными производствами. Есть, конечно, и те, что сохраняют свою пользу, и их было бы глупо уничтожать. Но вРосэнергоатоме, чтобы очистить затратную составляющую, мы поставили задачу ликвидировать ряд непрофильных производств. В пределах этой программы как раз могут произойти акционирование и приватизация некоторых совершенно не связанных с производством электроэнергии подразделений. Ведь на некоторых АЭС налажено производство строительных материалов, развиты подсобные сельские хозяйства. (Николай Горелов. Олег Сараев: Инвестпрограмма "Росэнергоатома" не изменилась. Время Новостей. 11 декабря 2002)

МНЕНИЕ

Выдержки из интервью Александра Румянцева газете Коммерсант

Ни одного нового контракта на ввоз ОЯТ мы с тех пор не заключили, но зато получили полное право забирать ОЯТ с тех станций, которые строим в других странах, с Бушерской АЭС в Иране например. В настоящее время Минатом и комитет по ядерной энергии Ирана уточняют юридические детали межправительственного соглашения и контракта на строительство станции, чтобы внести туда соответствующие поправки о возврате ОЯТ из Бушера в Россию. А упоминавшая сумма в 20 млрд. долл. была взята довольно произвольно. По идее, она может быть и больше. Просто механически подсчитали, что, поскольку 75-80% рынка свежего и отработавшего ядерного топлива так или иначе контролируются США (то есть Америка регулирует перемещение этого топлива), Россия реально может претендовать на долю рынка в 10%. В мире уже накоплено 200 тыс. тонн ОЯТ, хранение и переработка 1 кг ОЯТ на мировом рынке стоит 1000 долл., поэтому простым умножением за 10 лет выходит цифра в 20 млрд. долл. Уточню, что до сих пор мы не можем похвастаться тем, что забираем ОЯТ по мировым ценам - например, из Болгарии мы забираем топливо по 620-640 долл. за килограмм. Объясняется разница цен элементарно: эти контракты достались нам в наследство еще от Советского Союза, цены в них были фиксированные. Но в новых мы, безусловно, будем стремиться к цене, близкой к 1000 долл. Добиться этого, как и завоевать новые ниши этого сверхдоходного рынка, будет нелегко - наши конкуренты не дремлют, а иногда ведут себя очень некрасиво.

- По экспертным оценкам, доходность этого сектора рынка может достигать 200% - есть за что побороться, а конкурентам есть что терять. Поэтому и идут в ход недобросовестные методы - например, переговоры за нашей спиной с нашими традиционными партнерами, которым мы поставляем свежее топливо. Цель одна - склонить их отказаться от российского свежего топлива, что автоматически означает и прекращение будущих поставок ОЯТ в Россию. За примерами далеко ходить не надо: достаточно вспомнить, как у России из-под носа увели Тимелинскую АЭС в Чехии. Между тем станцию в Тимелине строил еще Советский Союз, и топливо должно было поставляться оттуда же. А сейчас эта АЭС перешла на английские поставки. На европейский рынок нас не пускают силовым образом, никаких официальных либо законодательных ограничений для этого нет. Поэтому хочу предупредить недобросовестных конкурентов: если нам будут грозить демпингом, заявляя, что, мол, не покупайте у русских, мы продадим дешевле, то мы найдем способы адекватно ответить.

- Доходность безусловно, значительно меньше, нежели у наших западных конкурентов. У нас и доля рынка-то весьма скромная - всего около 8-9%. Хотя первые признаки оживления в этой сфере налицо: с принятием поправок в законодательство выход России на рынок строительства новых атомных станций в мире стал абсолютно легитимен (кстати, Россия строит АЭС на 30% дешевле, чем наши западные коллеги). Почему это для нас так важно? Напомню, в "ядерный клуб" входит всего пять стран: Россия, США, Великобритания, Франция и Китай. Так что в соответствии с нашими обязательствами по нераспространению ядерного оружия, строя атомные станции в других странах и соответственно поставляя для них свежее топливо, Россия должна забирать отработавшее топливо себе. Сейчас мы строим один блок АЭС в Иране и по два блока в Индии и Китае. Кроме того, собираемся участвовать в тендере на строительство второй атомной станции в Финляндии (построенная там Советским Союзом станция Лавиза вместе с аналогичной венгерской станцией Пакш признаны одними из самых надежных в мире). Плюс к этому нынешний год уже показал, что Россия, законодательно получив возможности по возврату ОЯТ, стала серьезным игроком на рынке -- во всяком случае, наш экспорт свежего топлива растет, расширяется география поставок (уже сейчас российский экспорт свежего ядерного топлива оценивается примерно в 600 млн. долл. в год). К нашему топливу теперь относятся с большим интересом, понимая, что, поставив свежее топливо, Россия может потом забрать его на хранение и переработку.

- Конкуренты у нас очень сильные: это корпорация BNFL в Англии и Cogema во Франции. Английская компания сейчас испытывает определенные финансовые трудности: АЭС в Великобритании в значительной степени выработали свой ресурс, а BNFL производит большое количество свежего топлива. А французская Cogema (это, кстати, государственная компания) процветает и являет собой образчик того, как нужно обустраивать дела в атомной отрасли. С ОЯТ в мире работают в основном эти две компании, хотя рынок ОЯТ на 80% контролируется Соединенными Штатами. Потому что, строя станции в других странах, США прямо в контракте строительства записывают оговорку, обязывающую эти страны спрашивать у США разрешения в отношении того, что делать с ОЯТ и куда его можно вывозить. Получается, что для того, чтобы расширить свою нишу, России прежде всего нужно заручиться согласием Америки и заключить с США договор о сотрудничестве по мирному использованию атомной энергии. Сейчас мы находимся в стадии переговорного процесса, и по многим вопросам наши позиции постепенно сближаются.

- Американцы очень недовольны нашим сотрудничеством с Ираном. Этот вопрос на наших встречах возникает постоянно. Они опасаются, что строительство АЭС в Бушере откроет Ирану путь к созданию ядерных оружейных технологий, мы же не устаем повторять, что наше сотрудничество с этой страной никаким образом не нарушает наших международных обязательств по нераспространению. В этом аспекте наш диалог очень трудный, но я убежден, что в конце концов мы придем к компромиссу, приемлемому для обеих наших стран.

- Недавно Югославия обратилась к нам с просьбой забрать в Россию ОЯТ, отработавшее на научно-исследовательском реакторе института ядерных наук Винча близ Белграда. Помните, из этого же института мы забрали назад неиспользованную партию свежего топлива. Теперь настала очередь ОЯТ (в свое время свежее топливо, естественно, поставлялось Югославии Советским Союзом). И предыдущая, и будущая сделки - трехсторонние: все расходы оплачивают американцы. Они уже согласились заплатить за транспортировку ОЯТ. Мы ведем переговоры о том, чтобы США оплатили бы также хранение и переработку.

- Пока мы в основном храним, возможностями переработки располагаем небольшими: только для топлива из реакторов старой конструкции -- 440-х. Для переработки топлива из других типов реакторов будем строить мощности в ближайшее время - там, где располагается недостроенный завод РТ-2 под Красноярском. Деньги на это и на многие экологические программы (реабилитация загрязненных территорий, например) мы и планируем заработать с помощью ввоза ОЯТ из других стран. (Алена Корнышева. Александр Румянцев министр по атомной энергии "К нашему топливу теперь относятся с большим интересом, понимая, что Россия может потом забрать его на хранение и переработку". Коммерсант. 9 декабря 2002).

Полный текст.

loading