Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

11.08.2017

«Я считаю, что международный опыт в виде стандартов и руководств востребован для решения проблемы кибербезопасности АЭС. Ключевыми организациями в продвижении норм кибербезопасности следует считать Международную электротехническую комиссию (МЭК) и МАГАТЭ. Для обеспечения конкурентоспособности решений по АСУ ТП АЭС необходимо не только применять международный опыт по кибербезопасности, но и активно участвовать в разработке документов в рамках этих организаций, продвигая   передовые отечественные решения на международный уровень, добиваясь лидирующих позиций», — ведущий научный сотрудник Института проблем управления имени В.А. Трапезникова РАН Виталий Промыслов.

20.07.2017

«Мой вывод прямо противоположен выводу наших американских коллег: опасно не дальнейшее сокращение ядерных арсеналов, а отсутствие дальнейших соглашений. Неспособность или нежелание заключить следующий договор, в связи с которым нужно будет оговорить и системы ПРО, и высокоточные обычные вооружения, и гиперзвуковые системы – именно это покончит с ядерным сдерживанием и стратегической стабильностью в ходе грядущей многоканальной и многосторонней неограниченной гонки вооружений и их распространением, в том числе в руки террористов», – руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов.


14.07.2017

«Инициаторы Конвенции о запрещении ядерного оружия считают, что ее принятие заставит ядерные государства ответственно относиться к своим обязательствам в отношении ядерного разоружения. Ядерная пятерка и их союзники обвиняют неядерные государства в подрыве существующего режима нераспространения. Но, помимо вопросов из сферы теории международных отношений, новый договор ставит перед большинством государств мира исключительно практические вызовы», —  директор программы ПИР-Центра «Россия и ядерное нераспространение» Андрей Баклицкий.


Ядерный контроль 12 октября 2001

ЯДЕРНАЯ РОССИЯ СЕГОДНЯ. 12 октября 2001

СОБСТВЕННАЯ ИНФРМАЦИЯ ПИР-ЦЕНТРА

  • § Новый адрес ПИР-Центра

ИНФОРМАЦИЯ

  • § Генеральный секретарь ООН поддерживает инициативу России
  • § Пауза в российско-американских переговорах
  • § Введены дополнительные меры безопасности на строительстве АЭС в Бушере
  • § Очередное обострение конфликта вокруг Конверсбанка
  • § Российские ЗАТО адаптируются к рынку
  • § На севере России планируется сооружать малые атомные электростанции

МНЕНИЕ

  • § Очередная попытка разрушения российского оборонно-промышленного комплекса

СОБСТВЕННАЯ ИНФРМАЦИЯ ПИР-ЦЕНТРА

Новый адрес ПИР-Центра

С 1 ноября 2001 года ПИР – Центр будет располагаться по адресу: 103001,Трехпрудный переулок, дом 9 – «Бизнес-центр на Трехпрудном». Старый почтовый адрес – 117454, а/я 17 также пока остается в силе.

Наш многоканальный телефон: (095) 234 05 25, +7 (503) 234 05 25. Факс: (095) 234-95-08 или +7 (503) 234-95-58. E-mail: info@pircenter.org

Комплекс зданий, в который мы переезжаем, относится к охраняемым государством памятникам архитектуры. Он был построен в начале двадцатого века по проекту известного архитектора Франца Шехтеля. В архитектурном облике зданий и его внутренних помещений ярко выражен новый модерн начала прошлого века на фоне классического русского стиля. Примечательно, что первоначально в ансамбле зданий располагалась типография, или, как она тогда называлась, – скоропечатня Левинсона. В настоящее время в этих зданиях размещается элитный бизнес-центр.

К комплексу старинных построек примыкает и вновь возведенные в девяностых годах двадцатого века строения, выполненные в современном стиле. В них расположен известный ресторан французской кухни Мишеля Труагро, конференц-зал и несколько уютных кафе с великолепным дизайном. Бизнес-центр имеет круглосуточную охрану, охраняемые гостевые парковки и самую современную систему коммуникаций, необходимую для нормальной работы и связи с нашими партнерами.

В нашем помещении предусмотрен свой собственный конференц-зал, в котором планируется проведение семинаров и конференций ПИР – Центра, заседаний Экспертно-консультативного совета и других мероприятий с приглашением сторонних организаций. В период между такими событиями в конференц-зале можно будет работать с публикациями ПИР – Центра и другой литературой, имеющейся в нашей библиотеке в печатном и электронном виде. Количество кабинетов в новом офисе позволит ПИР – Центру обеспечить рабочие места для российских и зарубежных стажеров, ученых и исследователей.

ПИР – Центр выражает надежду, что новое помещение не только приблизит нас к нашим партнерам и коллегам за счет удачного расположения в самом центре города Москвы, но также само исходное историческое назначение зданий поможет нам оперативно публиковать труды ПИР – Центра по наиболее актуальным международным проблемам.

Уважаемые коллеги! ПИР – Центр будет рад видеть Вас у себя по новому адресу!

ИНФОРМАЦИЯ

Генеральный секретарь ООН поддерживает инициативу России

Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан дал высокую оценку выдвинутому Российской Федерацией предложению по разработке в рамках ООН Конвенции по борьбе с ядерным терроризмом. Генсек ООН выступил 11 октября в ходе телеконференции, организованной по прошествии месяца со дня кровавых террористических актов в США, и ответил на вопросы американской общественности о роли Объединенных Наций в деле борьбы с международным терроризмом. Говоря об инициативе России, он указал, что она “особенно актуальна сейчас, когда мировое сообщество должно приложить все усилия, чтобы оружие массового уничтожения не попало в руки террористов”.

В настоящее время выдвинутый российской делегацией на рассмотрение Генеральной Ассамблеи ООН проект Конвенции по борьбе с ядерным терроризмом активно обсуждается представителями государств-членов Объединенных Наций, отметил генеральный секретарь. “Я думаю, что происшедшие 11 сентября террористические акты подтолкнут международное сообщество сделать все возможное, чтобы оружие массового уничтожения не могло быть использовано террористами”, - сказал он.

Вместе с тем г-н Аннан напомнил, что в ООН уже существует двенадцать конвенций по борьбе с терроризмом. По его мнению, очень важно, чтобы все государства как можно скорее подписали и ратифицировали эти, а также другие международные документы, гарантирующие нераспространение в мире оружия массового уничтожения, включая Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). (Вадим Полищук. Мировому сообществу необходимо ускорить работу над российским проектом Конвенции по борьбе с ядерным терроризмом, заявил генсек ООН. ИТАР-ТАСС. 12 октября 2001)

Пауза в российско-американских переговорах

Минатому РФ пришлось сделать “политическую паузу” в переговорах с США по ввозу в Россию зарубежного ОЯТ из-за “последних трагических событий”. Но в дальнейшем эти переговоры будут обязательно возобновлены, сообщил 9 октября министр РФ по атомной энергии Александр Румянцев.

По его словам, Россия может рассчитывать на заключение контрактов на переработку и хранение зарубежного ОЯТ через полтора-два года. “За этот рынок надо биться, так как он сверхприбыльный - себестоимость проекта составляет не более 10%”, - подчеркнул г-н Румянцев.

Министр сказал, что переговоры будут вестись в первую очередь с США, так как 70% мирового объема ОЯТ имеет американское происхождение и без разрешения США не может перевозиться в другие страны. Тем не менее Минатом возлагает большие надежды на прием ОЯТ также из стран Европы и Тихоокеанского региона.

По мнению Александра Румянцева, изменения в российском законодательстве позволили поддержать отечественного товаропроизводителя и “легализовать строительство России АЭС в Китае и Иране”, куда будет поставляться свежее топливо и забираться облученное. (Вероника Воскобойникова. Минатому РФ пришлось сделать “политическую паузу” в переговорах с США по ввозу в Россию облученного ядерного топлива. ИТАР-ТАСС. 9 октября 2001)

“Минатом пока не начинал переговоры с США о ввозе в Россию ОЯТ",- заявил начальник управления Минатома по связям с общественностью Николай Шенгирев. Как разъяснил г-н Шенгирев, сейчас проводить переговоры с поставщиками ОЯТ нельзя, даже несмотря на подписанный президентом закон,-- не готовы подзаконные акты, которые определят условия сделок. Все официальные контакты с американцами по этому поводу ограничились тем, что в феврале 2001 года госдепартамент США прислал в российский МИД ноту. Госдеп выразил обеспокоенность планами Минатома перерабатывать ОЯТ, 70% мировых запасов которого принадлежат США. Вашингтон тогда заявил, что разрешит импортировать принадлежащие ему ОЯТ в Россию только в том случае, если Москва прекратит строительство атомных станций в Иране и Китае.

Но переговоры с американцами Александр Румянцев вел и на этой неделе действительно прервал. Только договаривался он не об импорте ОЯТ, а об утилизации оружейного плутония.

В сентябре 2000 года российский премьер Михаил Касьянов и вице-президент США Альберт Гор подписали соглашение об утилизации оружейного плутония - по 34 тонны в каждой стране. Условия этого соглашения таковы: США не просто утилизирует свой плутоний за 7 млрд. долл., но и заплатит России за утилизацию ее плутония 200 млн. долл. Кроме того, Вашингтон обещал найти Минатому 2 млрд. долл. для этого проекта. Переговоры о получении этих 2 млрд. долл. Александр Румянцев и проводил все последнее время. Однако американцы давать деньги на переработку русского плутония передумали. А заодно после террористических атак 11 сентября отказались уничтожать и собственные боеголовки. Их можно понять: США пока не до разоруженческих инициатив. Можно понять и г-на Румянцева - ему ничего не оставалось, как только объявить, что он сделал “политическую паузу” в переговорах с США. (Петр Нетреба. Ядерный перерыв. Коммерсант. 11 октября 2001)

Введены дополнительные меры безопасности на строительстве АЭС в Бушере

Минатом России ввел дополнительные меры безопасности на площадке строящейся в Бушере (Иран) атомной станции в связи с началом военных действий в Афганистане. Однако сооружение станции приостанавливать пока не планируется, заявил 9 октября министр РФ по атомной энергии Александр Румянцев.

По его словам, Россия выполняет свои контрактные обязательства перед Ираном и сейчас на объекте работает более 1000 российских специалистов. “Только если возникнет угроза для людей, если очаг военных действий расширится, нам придется отозвать специалистов и внести изменения в контракт, попросив у Ирана отсрочку”, - подчеркнул г-н Румянцев. Министр считает, что нынешние меры безопасности в Бушере - охрана конструкций и материалов - достаточны.

По мнению министра, в Бушере, а также на уже действующих АЭС отечественной конструкции совершение терактов практически исключено. “Конструкция выстоит даже если на блок упадет самолет”, - сказал он. Впрочем системы безопасности будут и дальше совершенствоваться. (Вероника Воскобойникова. Минатом России ввел дополнительные меры безопасности на площадке строящейся в Бушере атомной станции в связи с началом военных действий в Афганистане. ИТАР-ТАСС. 9 октября 2001)

В связи с обострением международной обстановки эвакуация российских специалистов-атомщиков, занятых сооружением в Иране атомной электростанции, пока не планируется. Об этом 11 октября сообщил министр по атомной энергии России Александр Румянцев.

Г-н Румянцев одновременно сообщил, что усилена охрана атомных электростанций, построенных российскими специалистами за рубежом. Это две атомные станции в Пакистане, 3 - в Индии, 3 - в Китае. Повышена также охрана атомных центров в Ташкенте, в Алма-Ате.

“В России все 10 работающих АЭС круглосуточно охраняются войсками МВД, внутренней охраной и используются новейшие физические приборы и охранные системы в зоне расположения этих станций”, - сказал Александр Румянцев. (Эдуард Пузырев. Россия пока не планирует эвакуировать российских специалистов-атомщиков, занятых сооружением в Иране атомной электростанции. РИА Новости. 11 октября 2001)

Очередное обострение конфликта вокруг Конверсбанка

Противники поглощения Конверсбанка МДМ-банком перешли в контратаку. Им удалось не только заблокировать регистрацию итогов дополнительной эмиссии Конверсбанка, но и инициировать несколько судебных исков, оспаривающих приобретение структурами МДМ блокирующего пакета акций Конверсбанка. Если эти сделки удастся опротестовать, оппоненты МДМ-банка смогут добиться отмены и допэмиссии акций Конверсбанка, лишив МДМ контроля над ним.

В середине октября в столичном арбитраже будут слушаться иски двух акционеров Конверсбанка - красноярского Электрохимзавода и Завода им. Дегтярева. Они требуют признать недействительными сделки, в результате которых акции Конверсбанка, принадлежавшие Техснабэкспорту (19,2%) и Росэнергоатому (6,2% ), оказались в собственности структур, близких к руководству МДМ.

Электрохимзавод, которому принадлежит около 7% акций Конверсбанка, требует признать недействительными соглашение об отступном и договора уступки прав требований, в результате которых доля Техснабэкспорта в капитале Конверсбанка перешла во владение одного из крупнейших акционеров МДМ-банка (19,8% ), ООО Техносфера.

По аналогичной схеме принадлежащие Росэнергоатому акции Конверсбанка получило ООО Инвестсоюз, близкое к МДМ-банку. Эту сделку оспаривает в суде другой акционер Конверсбанка - Электромеханический завод им. Дегтярева, которому принадлежит около 6% акций Конверсбанка. Рассмотрение этого иска назначено на 18 октября.

Истцы утверждают, что было нарушено их право преимущественного приобретения акций, закрепленное в учредительных документах Конверсбанка. Кроме того, сделки не были утверждены наблюдательным советом банка и собранием акционеров.

Если ревизия первичных сделок по отчуждению акций Конверсбанка пройдет успешно, то на допэмиссии можно будет поставить крест, ведь она проводилась с учетом голосов структур МДМ. Но противники Андрея Мельниченко подстраховались и на случай неудачи. Они подготовили еще один иск, которым пытаются заблокировать утверждение итогов допэмиссии - 18 октября арбитраж будет рассматривать иск Электрохимзавода о признании недействительным решений собрания акционеров Конверсбанка 31 августа, на котором был избран наблюдательный совет, утвердивший итоги допэмиссии. (Светлана Петрова. Ответный удар по МДМ. Ведомости. 10 октября 2001)

11 октября противники перехода банка под контроль группы МДМ распространили сообщение о собрании акционеров Конверсбанка в городе Лесном, на котором был избран новый наблюдательный совет банка и отстранен председатель правления Андрей Мельниченко, которому принадлежит МДМ-банк. Группа МДМ заявила о незаконности этого собрания и стала готовиться к отражению возможного силового захвата здания Конверсбанка.

После того как на собрании 31 августа был избран лояльный МДМ-банку наблюдательный совет Конверсбанка (одобривший итоги эмиссии акций, благодаря которой отраслевой банк Минатома перешел под контроль группы МДМ), не попавшие на него акционеры из числа атомщиков заявили о намерении провести альтернативное собрание. 11 октября в центральные СМИ на бланке Конверсбанка неизвестным было разослано сообщение о том, что в г. Лесной Свердловской области акционеры банка с 62,1% голосов избрали новый наблюдательный совет (состоящий из директоров предприятий Минатома). А кроме того, досрочно прекратили полномочия всех членов правления вкупе с г-ном Мельниченко, вместо которого назначен Владимир Щедров. Он, естественно, тут же назначил нового главного бухгалтера из старой гвардии (Елену Меженинову) и отозвал все доверенности, выданные банком до 11 октября.

В ответ группа МДМ распространила заявление, где опровергалось отстранение Андрея Мельниченко, сообщалось о незаконности собрания в Лесном и судебных запретах на его проведение.

По словам вице-президента группы МДМ Евгения Соболева, вчерашнее собрание также уже опротестовано в суде. Так что сейчас у Конверсбанка есть два наблюдательных совета и два председателя правления, считающих друг друга нелегитимными.

Схватка за Конверсбанк тянется уже не один месяц. Если конфликт вскоре не будет разрешен, это грозит неприятностями Конверсбанку, считают аналитики. По мнению Андрея Иванова из инвестиционной компании Тройка Диалог, если ситуация затянется, можно ожидать значительного падения остатков на счетах клиентов Конверсбанка и возникновения проблем с ликвидностью.

Надежд на быстрое разрешение конфликта без вмешательства Минатома и Центробанка остается все меньше. Но ЦБ, как говорит г-н Соболев, самоустранился от регистрации итогов эмиссии Конверсбанка. 11 октября в ЦБ не смогли прокомментировать ситуацию.

“Государство не пойдет на использование серых технологий, - сказал Евгений Соболев. - Это дело рук конкурентов Конверсбанка, о чем свидетельствуют действия в судах сотрудников Альфа-банка”. Он не исключил “в ближайшие сутки попытки силового захвата здания” Конверсбанка: “Заявление о собрании в Лесном они распространили, чтобы иметь формальное прикрытие для этого”. В Альфа-банке причастность к событиям вокруг Конверсбанка опровергают. (Светлана Петрова, Борис Сафронов. МДМ готовится к обороне Конверсбанка. Ведомости. 12 октября 2001)

Как стало известно из неофициальных источников, группа МДМ получила контроль над 45% акций военно-промышленного предприятия ОАО Завод им. В.А. Дегтярева (Ковров, Владимирская обл.). Как сообщил директор петербургской Корпорации технологий и инвестиций К Олег Дьяченко, 34% из этого пакета куплено у Интерроса. Сейчас группа МДМ, говорит г-н Дьяченко, стремится приобрести недостающие до контрольного пакета акции предприятия, которые в настоящий момент принадлежат его менеджменту.

Представители пресс-служб обеих сторон - группы МДМ и холдинга Интеррос - от комментариев воздержались. А директор завода Валерий Патрушев отказался от официальных комментариев, сообщив лишь, что представитель предприятия сейчас находится в Москве на переговорах по этому вопросу.

Завод им. В.А. Дегтярева относится к атомному промышленному комплексу. Он выполняет оборонные заказы, производит центрифуги для обогащения урана, оборудование для атомных электростанций и для обращения с облученным ядерным топливом.

“То, что группа МДМ стремится в ядерную индустрию, - не секрет”, - говорит Олег Дьяченко. Он и дочерняя компания возглавляемой им Корпорации технологий и инвестиций К - ООО Элитпромтех - ведут скупку акций завода в Коврове.

По словам г-на Дьяченко, до последнего времени около 34% акций Завода им. В.А. Дегтярева контролировались Интерросом, около 33% - менеджерами завода, остальное было распылено между физическими лицами. Государству принадлежит золотая акция предприятия.

“МДМ, имеющая серьезные намерения относительно контроля над заводом, смогла договориться с Интерросом о покупке пакета”, - сообщил г-н Дьяченко. По его словам, “этим пакетом одновременно интересовались Минатом с концерном ТВЭЛ, однако МДМ по цене перебила всех”.

После покупки интерросовского пакета и скупки ценных бумаг у мелких акционеров, по словам г-на Дьяченко, в руках МДМ оказалось 45% акций, чего явно недостаточно для проведения собрания акционеров и избрания своего совета директоров и гендиректора. Чтобы получить контрольный пакет, МДМ через фирму г-на Дьяченко предложила четверым менеджерам Завода им. В.А. Дегтярева 15 млн. долл. примерно за 8 процентов принадлежащих или подконтрольных им акций.

Менеджеры не просто отказались - они науськали на фирму Олега Дьяченко налоговую полицию. Скупщики акций получили письмо с требованием “предоставить заверенные ксерокопии трудовых договоров” тех, кто покупает акции, “заверенные ксерокопии документов, подтверждающих приобретение акций, источник финансирования операций, указать цену покупки, каково дальнейшее движение акций, какой доход получен ООО Элитпромтех”.

Налоговые полицейские потребовали у скупщиков даже отчета о затратах на аренду помещения и размещение рекламы в Коврове. “Это наезд, инспирированный менеджментом предприятия”, - заявил Олег Дьяченко.

Он считает, что, несмотря на отчаянное сопротивление, группе МДМ удастся получить контрольный пакет завода и назначить на нем свое руководство. “Это уже не первое предприятие, поглощаемое крупной финансово-промышленной группой, успех зависит только от времени и от умения вести переговоры”, - уверен Олег Дьяченко. (Виктор Матвеев, Майя Кваскова. Группа МДМ купила Ковров. Время Новостей. 11 октября 2001)

Российские ЗАТО адаптируются к рынку

Правительством РФ в сентябре утверждены Программы развития ЗАТО на 2001-2004 годы, которые являются одним из гарантов экономической стабильности секретных городов. Их администрации и Минатом России крайне заинтересованы в том, чтобы в ЗАТО реализовывались краткосрочные и долгосрочные программы развития, которые были бы прогнозируемы. Именно такой путь выделения средств на развитие этих городов из федерального бюджета через ежегодные целевые программы социально-экономического развития наиболее эффективен и контролируем со стороны федеральных органов исполнительной власти. Однако средств, выделяемых из федерального бюджета на финансирование этих программ, явно недостаточно. В нынешнем году они должны составить только 613 млн. руб., а в будущем и того меньше - 313,3. Всего же, по подсчетам специалистов, ежегодно из различных бюджетов секретным городам нужно 3-7 млрд. руб.

Ключом к решению проблемы является поддержка муниципальной инфраструктуры, обеспечивающей работу градообразующих предприятий, развитие новых технологий и создание рабочих мест в ЗАТО. Именно возможность успешного решения этих задач может привести к созданию бездотационного местного бюджета. На недавнем совещании в одном из них - городе Трехгорный в Челябинской области - министр РФ по атомной энергии Александр Румянцев предложил один из таких проектов: в короткое время создать новые концепции борьбы с терроризмом. Реализация этого и других масштабных международных проектов, консолидация всей деятельности министерства под флагом Атомпрома - нового механизма хозяйствования, который бы двигал оборонный, энергетический потенциал, науку и производства, позволит отрасли развиваться эффективно. Но все ли эти проекты дойдут до каждого ЗАТО?

Ждать льгот, дотаций и помощи сверху по нынешним временам дело неблагодарное. Хоть ЗАТО и адаптировались к рынку, но, по мнению губернатора Челябинской области Петра Сумина, секретные города нуждаются не только в реструктуризации ядерного оружейного комплекса (ЯОК), но и в переоснащении производств. Их база физически, морально устарела, и даже конверсионные программы не дают должного экономического эффекта. А гособоронзаказ, от которого зависит модернизация производств, продолжение фундаментальных научных исследований, развитие эффективных гражданских технологий, постоянно сокращается. Правда, в последнее время возвращены многие долги, но по-прежнему не налажены текущие платежи. Использование кредитов коммерческих банков разорительно. По процентным ставкам теряются десятки миллионов рублей.

Как считает директор федерального ядерного центра ВНИИЭФ Радий Илькаев, лучшее вложение даже небольших средств - полноценные рабочие места на саморазвивающихся производствах. По его наблюдениям, каждое из них в течение нескольких лет обойдется в сумму около 30 тыс. долл. И центру это удается. Идет научно-техническая работа с Газпромом, запущено производство перфораторов и искусственных алмазов.

Еще более энергично развивается Трехгорный. Совсем недавно мало кто в городе разделял затею его мэра Николая Лубенца создать горнолыжный комплекс международного класса Завьялиха. А сегодня нет сомнений, что это перспективный проект, как, впрочем, и другие, рассчитанные на конкретную нишу на рынке, могут принести немалый доход. Такие прорывы среди ЗАТО не исключение, но и правилом они еще не стали.

И сегодня главное открытие глав ЗАТО таково: прибыльные производства, быстро создающие новый продукт от идеи до готового изделия. Чтобы помочь этому процессу, по мнению депутата Госдумы РФ прошлого созыва, президента Центра законодательной поддержки промышленности Степана Сулакшина, нужна корректировка закона о ЗАТО, которая позволит развиваться секретным городам более динамично, изменит взаимоотношения местного и федерального бюджетов, повысит социальную защиту населения.

Словом, несмотря на несовершенство законодательства, ЗАТО, интегрируя науку и производство, находят возможность развивать новые технологии. И становятся для всей страны примером того, как в нынешних условиях нужно строить региональную экономическую политику, создавая уникальный рыночный продукт.

Секрет этого в общем довольно прост. Вот как этот секрет формулирует глава администрации Трехгорного, президент Ассоциации ЗАТО Минатома Николай Лубенец: “Необходимо было как можно быстрее освоиться на рынке. При этом решили, что будем поддерживать только передовые технологии. Основной критерий - осваивать то, что необходимо стране завтра, и то, чего нет сегодня в России, что поставляется по импорту. Мы понимали: если это сделаем, то тогда решим основную задачу по завоеванию рынка”. (Владимир Дерновой. Демарш секретных городов. Век. 12 октября 2001)

На севере России планируется сооружать малые атомные электростанции

В 33 населенных пунктах северных районов страны планируется соорудить атомные тепловые энергоцентрали, которые в этих северных широтах обеспечат население эффективным снабжением тепла и электричества. Соответствующий проект рассчитан до 2010 года.

Об этом 11 октября сообщил первый заместитель министра атомной энергии России Булат Нигматулин. Он выступил в Москве на международной конференции по проблемам развития малой атомной энергетики.

Г-н Нигматулин подчеркнул, что развитие этого вида энергетики остается единственно эффективным и рентабельным для районов Крайнего Севера. По его словам, доставка туда органического топлива и строительства там теплостанций на основе органического топлива малоэффективна.

“Мы планируем построить там атомные станции малой мощности различных видов - или в виде водных (плавучих) или в виде небольших реакторов, которые устанавливаются на атомных подводных лодках или на ледоколах”, - заявил Булат Нигматулин.

Так, по его словам, с 2006 по 2010 год будет построена плавучая теплоэнергостанция в городе Северодвинск.

Г-н Нигматулин отметил, что безопасность работы таких станций велика. Это, по его словам, подтверждает пример атомной подводной лодки Курск: потерпевшая катастрофу и значительные разрушения первых секций субмарина сохранила в рабочем состоянии свой атомный реактор, причем радиоактивность вокруг него не превысила нормы и естественных фоновых значений. (Эдуард Пузырев. В 33 населенных пунктах северных районов страны планируется соорудить атомные тепловые энергоцентрали. РИА Новости. 11 октября 2001)

МНЕНИЕ

Очередная попытка разрушения российского оборонно-промышленного комплекса

Преобразования в отечественном оборонно-промышленном комплексе (ОПК) начались не вчера - еще в советский период нашей истории, в рамках процесса перестройки. Они именовались то “конверсией”, то - после развала СССР – “реформированием”, то “приватизацией”, то “акционированием”, а с 1997 г. их нарекли “реструктуризацией”.

Огромное количество предприятий советского ОПК, доставшихся России при распаде СССР, сразу же подверглось деструктивному воздействию и интенсивному разгосударствлению. Началось это с того, что в 1992 г. объем государственного заказа на производство вооружений и военной техники (ВВТ) сократился сразу в 8 раз. Затем стали ужиматься списки предприятий, не подлежащих приватизации. Остальные - одно за другим - переходили в частные руки. Мобилизационные запасы таяли на глазах, ресурсы исчезали, порой - бесследно.

К 1997 г. около половины собственности предприятий российского ОПК было акционировано, то есть обратилось в собственность негосударственную. Из примерно 1700 предприятий (не считая тех, что числились за Минатомом) только 40% полностью принадлежали государству, 31% являли собой акционерные общества (АО) с участием государства, 29% - полностью частные АО. Многие экономисты высказывали по этому поводу опасения, но организаторы и исполнители “реформ” говорили о происходившем с удовлетворением и намечали дальнейшее движение в том же направлении.

Да, форма собственности предприятий ОПК изменилась, однако вправе ли мы гордиться только структурными характеристиками? В них ли цель?

По нашему мнению, главное - это экономические показатели. В 1992 г. обществу было обещано, что при сокращении военного производства и переходе собственности от неэффективного владельца (государства) к “заинтересованному” частнику начнется рост гражданского производства и наступит всеобщее благоденствие. А о чем свидетельствуют факты?

О благоденствии разговор особый, и здесь он, может быть, не совсем уместен. Но цифры свидетельствуют, что весь период интенсивного реформирования ОПК, вплоть до 1998 г., характеризовался спадом производства, причем не только военной, но и гражданской продукции. С ужасающими последствиями для социальной сферы.

Кроме того, все эти годы, вплоть до последних двух, в результате деструктивного отношения государства к оборонке, а главное - регулярного недофинансирования, долги предприятий ОПК достигли запредельных высот. Многие из них приблизились к грани банкротства, а некоторые давно перешагнули через нее.

Ничего нового во всех этих фактах для специалистов нет. Приведены они нами для иллюстрации следующего простого, но почему-то замалчиваемого вывода: после финансово-экономического кризиса 1998 г., когда наше правительство и органы, отвечающие за ОПК, перестали заниматься его реструктуризацией, ситуация не только выровнялась, но и значительно улучшилась.

Конечно, можно попытаться объяснить наблюдаемый феномен традиционно: процессом импортозамещения, начавшимся после обвала рубля, или ростом стоимости экспортируемой нефти. Но, учитывая специфику ВВТ, трудно представить, что российские производители оружия конкурировали на внутреннем рынке с иностранными фирмами, а дополнительные нефтедоллары на предприятия ОПК просто не попадали - их тратили на другие, более неотложные нужды. Поэтому гипотеза об отрицательном управляющем воздействии правительственных органов, когда они начинают перестраивать отрасль, на состояние дел в ней имеет право на существование и на специальное исследование.

Следуя ей, можно вывести первое правило: если мы хотим, чтобы ОПК хорошо работал, не надо ему мешать, не надо мучить перестроечными судорогами; государству нужно просто выполнять свои обязательства перед этой отраслью и вовремя финансировать нужные стране работы.

Сформулируем и второе правило: рациональные структурные изменения должны быть следствием конкурсного отбора наиболее важных работ и их эффективных исполнителей, а не изобретением чиновников.

Действительно, за последние 2-3 года на базе предприятий ОПК появились добровольные объединения, произошла самостоятельная, не навязанная свыше реструктуризация. Например, образовался холдинг Новые программы и концепции и другие ему подобные, есть примеры и иных форм интеграции. Эти объединения сами нашли дополнительные источники финансирования, сами завязали дополнительные связи, в том числе выходящие за формальные пределы ОПК, и на этой основе увеличили объемы не только гражданского, но и военного производства, а главное - тем самым спасают высокотехнологичное производство России.

Но, по-видимому, происходящий подъем объемов производства в ОПК, а также добровольная интеграция оживляют перестроечные инстинкты профессиональных “реформаторов”. И начинают готовиться новейшие планы переструктурирования ОПК, разработана очередная федеральная программа.

Посмотрим, что же предлагается теперь? Проанализировать все варианты реформирования ОПК затруднительно ввиду келейности их разработки. Но из того, что было доступно нашему анализу, следует: идея крутых преобразований ради самих преобразований жива! И, добавим, поскольку это особенно не афишируется, - еще и ради продолжения политики разгосударствления.

Если отбросить шелуху лишних слов, то предлагается следующее: государство вместо того, чтобы выгодно распорядиться имеющейся в его распоряжении собственностью, вовлекается в процесс неких структурных преобразований, основной задачей которых является “осуществление целенаправленного реформирования оборонно-промышленного комплекса в соответствии с задачами военного строительства и с учетом основных параметров Государственной программы вооружения на 2001-2010 годы”. Далее через союз “а также” говорится еще и о “создании условий для обеспечения его устойчивого развития, разработки и производства конкурентоспособной на внутреннем и внешнем рынках высокотехнологичной продукции военного и гражданского назначения”.

Государство потратит, как предлагается, более 50 млрд. руб. в ценах 2001 г., а за это сократит свою долю в ОПК втрое, отдав ключевую собственность частным владельцам, и достигнет нечто невнятного. Еще раз подчеркнем: не на рост привлекательности государственного заказа, не на увеличение объемов выпуска ВВТ или дефицитной гражданской продукции будут потрачены полсотни миллиардов кровных народных рублей. А на что? Вдумаемся в процитированную выше формулировку цели федеральной целевой программы. Она отнюдь не схоластична, поскольку, даже если появится возможность спросить, куда ушли огромные деньги, можно не волноваться: те, кто их потратит на “реформирование” ОПК, отчитаются легко.

А ведь на эти реальные миллиарды можно организовать, например, строительство, а затем и лизинг пассажирских самолетов, которые так будут нужны нашим авиакомпаниям. Или наладить крупносерийное производство отечественных крылатых ракет типа американского Томагавка, которые требуются собственным Вооруженным силам и пойдут нарасхват на мировом рынке оружия. Возможны и другие варианты. Вот в такие проекты понятного вложения средств, сулящие быструю отдачу и долгосрочное сотрудничество частного капитала с государством, инвестор пошел бы несомненно.

И тогда можно было бы по конкурсу отобрать наиболее предпочтительных исполнителей работ. И самым естественным образом выявить ядро ОПК. Не навязанное замыслом чиновника или корыстным интересом “предпринимателя”, желающего получить в собственность ключевое предприятие и технологии, или, еще хуже, фирмой-конкурентом государства-соперника (или, как сейчас принято называть, партнера), а совсем иное ядро, обусловленное конкретными образцами вооружения, ключевыми элементами и технологиями для создания этих образцов, конкретными задачами военного строительства, конкретной ситуацией в сфере военно-технического сотрудничества.

Но некоторым авторам новых программ реформирования хочется чего-то иного. И прежде всего - уйти от наиболее актуальных действий. А они, на наш взгляд, очевидны - в отрасли необходимо навести элементарный порядок. Если государство, располагающее значительной долей собственности в предприятиях ОПК, несмотря на начавшийся экономический подъем, по-прежнему сомневается в эффективности комплекса, то сначала надо разобраться в причинах этой неуверенности. Будучи правовым и демократическим, руководство государства должно сделать ясным, открытым для общества, которое ему доверило власть, следующее:

1) реестр предприятий и учреждений ОПК, полный перечень их собственников;

2) расходы (свои и других собственников) на содержание предприятий ОПК и их развитие;

3) доходы от деятельности предприятий ОПК и их распределение между собственниками;

4) нефинансовые результаты деятельности ОПК;

5) оценку функционально-экономической эффективности, выполненную вневедомственными экспертами, для всех собственников;

6) причины, вследствие которых отрасль надо реформировать.

На основании анализа этой информации, учитывая принципы демократии и либеральной экономики, следует объявить конкурс проектов на реформирование отрасли. И лишь затем приступать к делу, выбрав наилучший проект. (Виталий Цымбал, Евгений Хрусталев. Вперед, к новым провалам? Независимое Военное Обозрение №38. 12 октября 2001)

О ПИР-Центре

ПИР-Центр политических исследований в России – автономная некоммерческая организация, основанная в апреле 1994 года и имеющая штаб-квартиру в Москве. ПИР-Центр является независимой, неправительственной и внепартийной организацией и осуществляет научно-исследовательскую, образовательную, информационную, издательскую и консультационную деятельность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Приоритетными областями научных исследований ПИР-Центра являются международная безопасность, контроль над вооружениями (прежде всего ядерными) и распространением оружия массового уничтожения, а также военно-гражданские отношения. ПИР-Центр исследует данную проблематику преимущественно в контексте того, как она связана с Россией, ее национальными интересами, ее безопасностью и местом в международном сообществе.

Полный текст

loading