Хронометр

вступление в силу для Нидерландов Дополнительного протокола I к Договору о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке (Договор Тлателолко)
26.07.1971

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

20.07.2017

«Мой вывод прямо противоположен выводу наших американских коллег: опасно не дальнейшее сокращение ядерных арсеналов, а отсутствие дальнейших соглашений. Неспособность или нежелание заключить следующий договор, в связи с которым нужно будет оговорить и системы ПРО, и высокоточные обычные вооружения, и гиперзвуковые системы – именно это покончит с ядерным сдерживанием и стратегической стабильностью в ходе грядущей многоканальной и многосторонней неограниченной гонки вооружений и их распространением, в том числе в руки террористов», – руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов.


14.07.2017

«Инициаторы Конвенции о запрещении ядерного оружия считают, что ее принятие заставит ядерные государства ответственно относиться к своим обязательствам в отношении ядерного разоружения. Ядерная пятерка и их союзники обвиняют неядерные государства в подрыве существующего режима нераспространения. Но, помимо вопросов из сферы теории международных отношений, новый договор ставит перед большинством государств мира исключительно практические вызовы», —  директор программы ПИР-Центра «Россия и ядерное нераспространение» Андрей Баклицкий.


08.07.2017

С Днем рождения, д-р Поттер!  Директору Центра изучения проблем нераспространения им. Дж. Мартина Миддлберийского института международных исследований в Монтерее, члену Экспертного совета ПИР-Центра Уильяму Поттеру исполнилось 70 лет.

Ядерный контроль № 18, 2008.

Выпуск #18 (340), 2008

29 мая – 4 июня

ЦИТАТА НОМЕРА

«Многие пороговые страны стоят перед выбором использования атомной энергии в мирных целях, а это значит, что они будут нуждаться в обогащении урана. А если они нуждаются в обогащении урана и будут создавать свой собственный замкнутый цикл для решения этого вопроса, то тогда всегда будет подозрение, что они еще немножко дообогатят и получат оружейный уран. Мы предлагаем осуществлять это обогащение на территории таких стран, в отношении которых таких подозрений уже и быть не может, потому что они и так уже обладают ядерным оружием. Но при этом чтобы страны-участницы этого процесса были гарантированы, чтобы у них была полная гарантия, что они получат нужный объем, и у них заберут отработанное ядерное топливо для переработки".

Председатель правительства России
Владимир Путин

СОДЕРЖАНИЕ

КАЛЕНДАРЬ

28 мая – 4 июня

ЯДЕРНОЕ И РАКЕТНОЕ ДОСЬЕ

  • Иранское ядерное досье
  • Переговоры по ядерной программе КНДР
  • Планы США в области противоракетной обороны
  • Морские ядерные силы Китая
  • Ядерные силы Израиля
  • Мирный атом России
  • Соглашение 123
  • Атомная энергетика в мире
  • Сирия и нераспространение
  • Поправки к Конвенции о физзащите ядерного материала
  • Добыча урана в Намибии

МНЕНИЕ

  • Владимир Путин об обогащении урана для пороговых стран
  • Кристофер Хилл о переговорах по ядерной программе КНДР
  • Директор Департамента Северной Америки МИД России о российско-американских отношениях
  • Эксперт СИПРИ о ядерной программе Ирана
  • Алексей Арбатов о контроле над ядерными силами в России

ИНФОРМАЦИЯ ПИР-ЦЕНТРА

  • Международный центр по обогащению урана
  • Атомная энергетика в Китае
  • Индекс iSi за май 2008
  • О бюллетене

КАЛЕНДАРЬ

29 мая - В МИД России состоялись двусторонние консультации между заместителем Министра иностранных дел Российской Федерации А.Н. Бородавкиным и заместителем Министра иностранных дел и внешней торговли Республики Корея Ким Суком. В ходе консультаций рассматривались различные аспекты ядерной проблемы Корейского полуострова.

30 мая - Северная Корея осуществила учебные запуски трех ракет малой дальности. Запуск противокорабельных ракет был осуществлен с западного побережья Желтого моря, примерно в 40 км к востоку от Пхеньяна. Дальность ракет составляет 46 км.

30 мая - Испытания новой баллистической ракеты морского базирования Булава будут продолжены в этом году, сообщил главком ВМФ России Владимир Высоцкий. Булавапредназначена для вооружения новейших атомных подлодок проекта 955 типа Борей. Этот комплекс максимально унифицирован с наземным ракетным комплексом стратегического назначения Тополь-М.

30 мая - Состоялись консультации заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации А.Н. Бородавкина с заместителем Государственного секретаря США Кристофером Хиллом. В ходе встречи стороны обсудили вопросы, связанные с перспективами шестисторонних переговоров по ядерной проблеме Корейского полуострова.

31 мая - Министр иностранных дел Иордании Салахеддин аль-Башир и его французский коллега Бернар Кушнер подписали рамочное соглашение об укреплении двустороннего сотрудничества в области мирного использования атомной энергии. Франция окажет помощь Иордании в строительстве атомных реакторов для выработки электрической энергии и опреснения морской воды, а также предоставит поддержку в обучении иорданского научно-технического персонала и экстракции урана.

1 июня - Содержание очередного доклада генерального директора МАГАТЭ не дает оснований для выдвижения новых претензий к ядерной программе Ирана, заявил официальный представитель МИД Исламской республики Мохаммад Али Хоссейни.

1 июня - Министр энергетики и горной промышленности Алжира Шакиб Хеллиль заявил, что Алжир и Франция в июне этого года подпишут соглашение о сотрудничестве в области ядерной энергетики, которое включит в себя положение о передаче технологий. Хеллиль на совместной с министром по окружающей среде и поступательному развитию Франции Жан-луи Борлоо встрече с журналистами отметил, что в выполнение к данному соглашению Франция окажет Алжиру техническую и финансовую помощь. Жан-Луи Борлоо сообщил, что конкретное содержание данного соглашения будет опубликовано в июне во время визита в Алжир премьер-министра Франции Франсуа Фийона.

1 июня - Ростехнадзор ввел в действие федеральные нормы и правила в области использования атомной энергии "Правила ядерной безопасности реакторных установок атомных станций", которые распространяются на все проектируемые, конструируемые, сооружаемые и эксплуатирующиеся АЭС.

2 июня - В Вене открылась сессия совета управляющих МАГАТЭ, на обсуждение которой вынесен новый доклад о ядерных программах Ирана.

3 июня - Правительство РФ сменило представителей Росатома и Ростехнадзора в составе комиссии СНГ по атомной энергии. Новым членами комиссии стали замруководителя Ростехнадзора Сергей Адамчик и замгендиректора госкорпорации Росатом Николай Спасский. Они сменили в комиссии соответственно Николая Юрасова и Андрея Малышева.

3 июня - Иран продолжит реализацию ядерной программы и не уступит давлению Запада, объявил в обращении к нации духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи.

3 июня - Польша может согласиться на регулярные посещения российскими инспекторами объектов ПРО США в случае их размещения на польской территории, сообщил заместитель министра иностранных дел Польши Витольд Вашиковский, ответственный за проведение переговоров с США о объектах ПРО.

4 июня - Генеральным директором Федерального государственного унитарного предприятия "Федеральный научно-производственный центр "НИИ измерительных систем имени Юрия Седакова" - крупнейшего предприятия ядерно-оружейного комплекса Росатома, которое сейчас осуществляет работы по гражданским заказам – назначен Андрей Седаков.

 

ЯДЕРНОЕ И РАКЕТНОЕ ДОСЬЕ

  • Иранское ядерное досье

Иран толкает ядерную программу. Сергей Строкань. Коммерсант. 4 июня 2008

Иран продолжит реализацию ядерной программы и не уступит давлению Запада, объявил 3 июня в обращении к нации духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи. Жесткое заявление высшего руководителя Ирана стало ответом на проходящую в Вене сессию совета управляющих Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), рассматривающую иранскую ядерную проблему. На ней глава МАГАТЭ Мохаммед Эльбарадей заявил, что Иран наращивает мощности по обогащению урана и не отвечает на запросы МАГАТЭ.

"Нам нужна ядерная энергия для повседневного использования в мирных целях, и мы продолжим этот путь, даже если это вызывает зависть у наших врагов", - заявил 3 июня в прямом эфире государственного телевидения Ирана глава иранского государства и его духовный лидер аятолла Али Хаменеи. Подтвердив решимость Тегерана продолжать ядерные разработки, аятолла Хаменеи решительно отверг предположение о том, что тайной целью ядерной программы Ирана может быть создание атомной бомбы. "Иран не стремится к созданию атомного оружия. Обладание им ни к чему не приведет. Враги Ирана также знают, что ядерное оружие бесполезно", - отметил высший духовный авторитет Ирана.

Заявление иранского руководителя, повторившее традиционную позицию Тегерана по ядерному вопросу, стало новым сигналом мировому сообществу, указывающим на нежелание иранской стороны "поступаться принципами". После некоторого затишья международная дипломатическая активность вокруг иранской ядерной программы снова резко активизировалась. В ближайшие дни в Тегеране ждут с визитом верховного представителя ЕС по внешней политике и безопасности Хавьера Солану, который должен передать иранскому руководству новые предложения "шестерки" (пять постоянных членов СБ ООН и Германия) по урегулированию ядерной проблемы. В качестве "пряника", который "шестерка" может посулить Тегерану в обмен на отказ от работ по обогащению урана, западные дипломаты называют более широкие, чем в предыдущем пакете предложений, дивиденды в экономическом сотрудничестве, в том числе в области мирной атомной энергетики. Между тем, упреждая визит Хавьера Соланы, иранская сторона дала понять, что формула "Сотрудничество с Западом вместо обогащения урана" для нее неприемлема.

Вторым адресатом обращения иранского руководителя стали участники открывшейся в Вене 2 июня сессии совета управляющих МАГАТЭ, на обсуждение которой вынесен новый доклад о ядерных программах Ирана. Напомним, что в обнародованном на прошлой неделе документе МАГАТЭ выражалась серьезная озабоченность в связи с упорным нежеланием иранской стороны ответить на многочисленные вопросы по поводу его секретной атомной деятельности, которая, по данным ряда независимых источников, может иметь отношение к военным ядерным разработкам (МАГАТЭ определяет эти разработки термином "предполагаемые исследования").

Выступая 2 июня на сессии МАГАТЭ, генеральный директор этой организации Мохаммед Эльбарадей перечислил главные претензии к Тегерану. По его словам, иранская сторона не выполнила всех мер по обеспечению транспарентности, необходимой для прояснения вопросов о так называемых предполагаемых исследованиях. В частности, Тегеран не предоставил международным инспекторам доступ к документам и лицам, в отношении которых был направлен специальный запрос секретариата МАГАТЭ, и не дал необходимых разъяснений по поводу своих заявлений о мирном характере иранского атома. Глава МАГАТЭ также выразил озабоченность в связи с тем, что Иран продолжает наращивать мощности по обогащению урана, увеличив за последние три месяца количество центрифуг в ядерном центре в Натанзе с 3 тыс. до 3,5 тыс. (тем самым иранская сторона проигнорировала сразу три резолюции СБ ООН, требующие свернуть эту деятельность).

Между тем непреклонная позиция иранской стороны, не считающей "предполагаемые программы" предметом для обсуждения, только усиливает позиции сторонников жесткой линии по отношению к Тегерану. Кандидат на пост президента США от Республиканской партии Джон Маккейн подверг резкой критике идею своего демократического оппонента по предвыборной гонке Барака Обамы о проведении американо-иранской встречи в верхах. Вместо саммита господин Маккейн призвал ужесточить экономические санкции в отношении Ирана, которые могут включать в себя ограничение поставок топлива из Ирана на мировые рынки, замораживание счетов и отказ в выдаче виз представителям компаний, имеющих дело с Тегераном.

Двуликое МАГАТЭ. Илья Кононов. Независимая Газета. 2 июня 2008

На этой неделе состоится очередная сессия Совета управляющих МАГАТЭ. В рамках этого мероприятия глава агентства Мохаммед Эльбарадей официально представит новый доклад по ядерному досье Ирана. Некоторые наблюдатели и политики уже назвали его необычайно строгим. Но, сгущая краски, они скорее всего преследуют собственные интересы.

Документ  действительно не похож на предыдущие. Но жесткость ему придает не столько содержание, сколько структура. Какой-либо новой, порочащей Исламскую Республику информации в нем нет. Зато старая изложена так, что озабоченность МАГАТЭ становится более чем очевидной. Самая большая главка «Е» так и называется: «Возможные военные аспекты».

Впрочем, похоже, что именно полужирное слово «военные» и впечатлило упомянутых выше наблюдателей и политиков. «Свидетельств о возможной военной направленности» иранской ядерной программы, которые в докладе разглядел французский МИД, в самом тексте не наблюдается. Тем не менее и Германия отметила, что выводы МАГАТЭ явно указывают на правильность позиции США в отношении Исламской Республики. Вашингтон, как обычно, выразил уверенность, что «нежелание открыто и всеобъемлюще сотрудничать с МАГАТЭ говорит лишь о стремлении Тегерана сохранить возможность вооружиться».

Из доклада явствует, что агентство и в самом деле недовольно активностью сотрудничества с Ираном. Особенно что касается «предполагаемых исследований» оружейного характера. Эльбарадей и его коллеги скрупулезно перечисляют все вопросы, на которые им не удается получить полного ответа, и все документы, на которые иранцы дали не соответствующий ожиданиям комментарий. Сами комментарии также приводятся.

Наряду с этим с достаточной регулярностью проскакивают фразы о том, что Иран вовремя и в достаточном объеме предоставлял сведения и возможность их проверить по другим аспектам ядерной программы. А также о том, что нынешняя ядерная деятельность страны находится под контролем МАГАТЭ. Например, практически в самом начале доклада подчеркивается, что «все ядерные материалы и все установленные каскады центрифуг на предприятии по обогащению урана (город Исфахан) находятся под наблюдением и контролем агентства».

Если по примеру критиков Тегерана вырвать из контекста «нужные» предложения, то доклад МАГАТЭ и вовсе получится положительным, а не жестким. Вот некоторые из них.

«Результаты исследования проб (у объектов в Исфахане и Натанзе. – Ред.) указывают на то, что предприятия функционируют так, как и было заявлено».

«Общий объем урана UF6, произведенного с марта 2004 года, составляет 320 тонн, которые полностью находятся под контролем и наблюдением МАГАТЭ».

«9 марта 2008 года агентство направило запрос о дополнительном разъяснении вопросов, относящихся к характеру иранской ядерной программы, и Иран предоставил свои ответы 23 мая 2008 года, которые изучаются агентством».

Последняя фраза фактически нейтрализует другой, уже полюбившийся СМИ пассаж о том, что «МАГАТЭ полагает, у иранцев есть дополнительная информация… которой они должны поделиться с агентством». Ведь несколько выше сказано, что предоставленные сведения пока только «изучаются».

Далее. В докладе сообщается, что в конце апреля и в середине мая представители МАГАТЭ ознакомили иранскую сторону с «информацией, связанной с предполагаемыми исследованиями», которая ранее была «передана агентству некоторыми странами-членами», в основном «в электронном виде» и без «права на передачу копий Ирану». Реакция Тегерана на это представляется вполне логичной: «поскольку ряд документов агентством показаны не были, то он не в состоянии их как-либо прокомментировать».

Остальные бумаги, попавшие в МАГАТЭ «из разнообразных источников и касающиеся разных периодов времени», Исламская Республика назвала «сфабрикованными», ведь в электронном формате «ими легко манипулировать». Агентство при этом их аутентичность тоже не подтверждает.

Получив доклад в минувший понедельник, представитель Ирана в агентстве Али Асгар Солтание сразу отметил, что документ является «подтверждением мирной направленности ядерной деятельности» государства, как бы ни интерпретировали его другие дипломаты. Но позже Ирану пришлось обратить внимание и на другие аспекты. «К сожалению, в некоторых местах он (доклад. – Ред.) составлен несколько двусмысленно», – заявил на днях новый спикер иранского парламента и бывший главный переговорщик по ядерной программе Али Лариджани.

По словам Лариджани, «этим воспользовались СМИ, а такой подход агентства огорчает». «Парламент не станет допускать подобного рода жульничество, и, если оно продолжится, новый парламент вмешается и установит новую линию сотрудничества с МАГАТЭ», – пригрозил спикер. Со своей стороны, миссия Ирана в ООН на прошлой неделе распространила заявление, в котором подчеркнула: «Полная реализация Рабочего плана (сотрудничества МАГАТЭ и Тегерана. – Ред.) и, как следствие, снятие всех основных претензий, несомненно, устраняет основной предлог, на основании которого иранская мирная ядерная программа была направлена на рассмотрение в Совет Безопасности ООН».

Несмотря на жесткую риторику, взаимные обвинения и угрозы, посыпавшиеся в связи с докладом МАГАТЭ как со стороны Ирана, так и со стороны Запада, переговорам «шестерки» (РФ, США, КНР, Великобритания, Франция, Германия) и Тегерана срыв явно не грозит. Во всяком случае, в этом уверены в офисе Высокого представителя ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Хавьера Соланы, который выступает в роли главного переговорщика от шести государств.

Как заявила пресс-секретарь Соланы Кристина Галляк, намеченный на июнь визит представителей «шестерки» в Тегеран никто не отменял и отменять не собирается. «Если вы спросите меня, будет ли передан обновленный пакет предложений о сотрудничестве Ирану, то я отвечу – да, будет», – отметила она. Речь идет о модифицированном списке инициатив от 2006 года, в обмен на которые международное сообщество стремится убедить иранцев отказаться от обогащения урана.

«Если же вы меня спросите, будут ли учтены выводы МАГАТЭ о развитии иранской ядерной программы, то я тоже отвечу – да, будут», – продолжила Галляк. По ее словам, главное, что должны понять в Тегеране, – это то, что иранцы нарушают резолюции Совета Безопасности ООН, а до тех пор, пока будет сохраняться такое положение, урегулирование проблемы невозможно. Этой позиции, несмотря на ряд противоречий, придерживаются все члены «шестерки» без исключения.

  • Переговоры по ядерной программе КНДР

США и РФ отмечают прогресс в вопросе возобновления переговоров по КНДР. РИА Новости. 30 мая 2008

США и Россия отмечают прогресс в решении вопроса о возобновлении шестисторонних переговоров и удовлетворены сотрудничеством в достижении ядерного разоружения КНДР, заявил 30 мая в Москве заместитель госсекретаря США Кристофер Хилл по итогам переговоров с замглавы МИД РФ Алексеем Бородавкиным.

"Это непростой вопрос, но мы чувствуем прогресс, и мы сможем перейти к новому этапу (ядерного разоружения Пхеньяна)", - сказал Хилл журналистам. По его словам, хотя этот процесс продвигается медленно, Россия и США прилагают усилия для решения проблемы.

Вместе с тем, Хилл не смог назвать возможную дату возобновления шестисторонних переговоров, которые были прерваны с осени прошлого года из-за противоречий между США и Северной Кореей. Американцы требовали от Пхеньяна раскрытия всех ядерных программ, а КНДР требовал исключения ее из списка стран, поддерживающих терроризм.

Недавно КНДР предоставила документы о своей ядерной программе и стороны обсуждают пути продолжения диалога. Как сказал Хилл, в настоящее время Китай, как организатор диалога "шестерки", пытается организовать встречу глав делегаций и после проведения консультаций со всеми участниками примет решение о дате нового раунда.

Ядерная эйфория. Александр Воронцов, Петр Агальцов. Время Новостей. 3 июня 2008

Дипломатическая активность участников пекинских переговоров по ядерной проблеме Кореи подсказывает, что затяжная переговорная пауза завершается и стороны приблизились к принятию важных решений. Москва, которая находилась в стороне от маршрутов осуществляемой партнерами челночной дипломатии, на этот раз оказалась в центре событий. В шестисторонних переговорах, напомним, участвуют Северная и Южная Кореи, Россия, США, Китай и Япония.

В конце прошлой недели в российской столице побывали новый руководитель делегации Южной Кореи на шестисторонних переговорах Ким Сук и помощник госсекретаря США Кристофер Хилл. Они обсудили с замглавы МИД России Алексеем Бородавкиным ситуацию вокруг урегулирования, тактику и график дальнейших действий. Хилл рассказал о результатах в диалоге с Пхеньяном и поделился трудностями.

За последние недели в ходе двусторонних контактов Хиллу удалось убедить северокорейцев выполнить свое давнее обещание и опубликовать полную декларацию об ядерных программах КНДР. Момент передачи этого важного документа председательствующему на переговорах представителю Китая станет для администрации США отправной точкой в процессе вывода КНДР из своих черных списков, прежде всего из перечня спонсоров международного терроризма.

Подобный "размен" открывает путь для движения вперед на шестисторонних переговорах, включая проведение пленарного заседания. А затем, возможно, и встречи министров иностранных дел для подведения итогов и обсуждения мер, которые позволили бы полностью демонтировать ядерный потенциал КНДР и обеспечить Корейскому полуострову безъядерный статус. Первые шаги на этом пути, в том числе по снятию санкций с КНДР, могут быть сделаны в июне.

Но пока между участниками переговоров сохраняются разногласия. США с неохотой признают, что им так и не удалось добиться ясности в двух существенных вопросах. Располагает ли КНДР наряду с плутониевой программой обогащения урана? И как обстоят дела с экспортом северокорейских ядерных технологий? В последние месяцы не только пресса США, но и Белый Дом обвиняли Пхеньян в ядерном сотрудничестве с Сирией. Судя по всему, убедительных доказательств на этот счет в Вашингтоне нет. Поэтому по тактическим соображениям было решено отложить эти проблемы и сосредоточиться на получении всех возможных данных о плутониевой программе КНДР с задачей ее закрытия.

Прагматизм Хилла встречает сдержанное отношение не только у части консервативно настроенного американского истеблишмента, но и у некоторых союзников США - прежде всего Японии. Токио настаивает, чтобы северокорейский отчет был максимально полным и включал те сюжеты, на которые госдеп США готов временно закрыть глаза. Япония также требует, чтобы процедуре исключения КНДР из черных списков предшествовало решение вопроса о японских гражданах, похищенных северокорейскими спецслужбами в 1970 - 1980-е годы.

Эти явно несвоевременные требования заметно осложняют тонкую игру Хилла. Американским дипломатам пришлось обратить внимание японских коллег на то, что при всей важности этой проблемы для Токио ее вряд ли стоит решать с использованием законодательных актов США, обслуживающих задачи исключительно американской политики. И почему бы тогда Японии не создать собственные черные списки, в которых она сможет держать КНДР сколько пожелает? В неофициальном порядке в госдепе сетуют на необходимость вести бои сразу на двух дипломатических фронтах - северокорейском и японском.

По логике американской администрации, сразу после предоставления Северной Кореей ядерной декларации должны последовать всеобъемлющие меры по ее проверке. Северокорейцы формально против этого не возражают. Но с учетом прошлого опыта трудно представить, чтобы они согласились на масштабные инспекции - подобные тем, что проводились в Ираке после войны 1991 года. Остается открытым и вопрос о судьбе накопленных в КНДР запасах оружейного плутония, с которыми Пхеньян расставаться не хочет. Предполагается, что это не менее 40 - 50 кг плутония, чего достаточно для производства шести-восьми ядерных боезарядов.

Эти трудноразрешимые вопросы пока остаются в тени испытываемой ныне американскими дипломатами эйфории. Но впоследствии они способны омрачить перспективы прогресса на переговорах. На этом фоне приезд Хилла в Москву удивления не вызывает. Россия поддерживает хорошие отношения с Пхеньяном, в том числе и по тематике шестисторонних переговоров, призывает к движению вперед на базе разумных компромиссов и не вставляет "палки в колеса" дипломатии США, в успехе которой в принципе заинтересована. Все это делает Россию незаменимым партнером, потенциал сотрудничества с которым США еще предстоит задействовать более широко.

Вашингтон спешит перейти к инспекциям. Александр Жебин. Независимая Газета. 30 мая 2008

Об авторе: Александр Захарович Жебин - руководитель Центра корейских исследований ИДВ РАН, кандидат политических наук.

29 мая в Москву прибыли главы двух делегаций, участвующих в шестисторонних переговорах по северокорейской ядерной программе: помощник госсекретаря США по делам Восточной Азии и Тихого океана Кристофер Хилл и представитель Республики Корея Ким Сук. В повестке дня их консультаций с руководством МИД России – вопрос о дальнейшем направлении усилий в деле денуклеаризации Корейского полуострова.

До этого состоялась встреча представителей США и КНДР в Сингапуре, и ее итоги обсуждались в ходе контактов участников шестисторонних переговоров в Вашингтоне, Пхеньяне и Пекине. В ходе нынешних встреч в Москве Кристофер Хилл должен проинформировать российскую сторону о своих договоренностях с представителем КНДР. Этой же теме посвящены беседы с южнокорейским дипломатом. Как стало известно, Хилл ставит своей задачей убедить российскую сторону согласиться с основными положениями декларации КНДР о ее деятельности в ядерной области и скоординировать ответные шаги остальных участников «шестерки» по удовлетворению озабоченностей Пхеньяна.

Администрация Джорджа Буша, точнее, те ее представители во главе с госсекретарем Кондолизой Райс, которые настроены на достижение промежуточного компромисса с КНДР, ныне подвергаются в США ожесточенной критике как справа, так и слева. Сторонникам жесткой линии в отношении Пхеньяна не нравится готовность Госдепартамента на данном этапе не акцентировать вопрос о возможном наличии у КНДР второй ядерной программы – по обогащению урана, из-за которой, собственно, и начался в 2002 году нынешний кризис. Они также подозревают Пхеньян в сотрудничестве в ядерной области с Сирией. И первое, и второе в Пхеньяне отрицают, но согласны в отдельном документе заявить, что знают об этих озабоченностях американцев.

Консерваторы требуют также поднажать на Пхеньян по проблеме прав человека в КНДР. Наиболее твердолобые хотят вообще прекратить переговоры или по крайней мере не делать никаких шагов навстречу северокорейцам до тех пор, пока в США не убедятся в правдивости предоставленных Пхеньяном данных.

Буквально ножом в спину для Райс и других сторонников переговорного решения проблемы оказалась внешнеполитическая линия нового южнокорейского президента Ли Мен Бака. Пока разговоры о «прагматизме» и «взаимности», которые новая сеульская власть хотела бы привнести в межкорейские отношения, больше напоминают конфронтационную риторику, к которой прибегала администрация Буша в течение своего первого срока.

Вместо того чтобы извлечь урок из опыта старшего партнера, в Сеуле почему-то решили наступить на те же грабли, что, естественно, дало такие же результаты – контакты на официальном уровне между Севером и Югом оказались практически заморожены, в Пхеньяне предпочитают принимать гуманитарную помощь откуда угодно, в том числе из США, но только не из Южной Кореи. Во время апрельского визита в США Ли Мен Бак даже пытался предостеречь Буша от «временных компромиссов», которые, мол, могут сделать невозможным достижение «конечной цели», то есть денуклеаризации полуострова. Теперь же в Сеуле начинают всерьез беспокоиться, как бы в случае реализации американо-северокорейских договоренностей снова не остаться не у дел, как это случилось при урегулировании первого ядерного кризиса в Корее в 1992–1994 годах.

В результате южнокорейцы оказались в малоприятной для них компании с японцами, которые опасаются того же, но уже по другой причине. Токио сделал свою северокорейскую политику заложницей решения так называемой проблемы похищенных. Он просит Вашингтон ни в коем случае не исключать КНДР из списка стран – спонсоров международного терроризма без решения указанной проблемы, которое устроило бы Японию. Теперь же Токио опасается, что американцы, которым дипломатический успех накануне близящихся президентских выборов все более необходим, могут пренебречь настойчивыми японскими советами.

Таким образом, несмотря на возрождение деятельности трехсторонней группы по координации политики в отношении Северной Кореи, созданной США, Японией и РК еще в 90-е годы, «согласия в товарищах» по-прежнему нет. Каждая из сторон пытается убедить Москву в своей правоте. Самое время спросить некоторых наших партнеров по переговорам: если примирение с КНДР не за горами, то к чему городить противоракетный забор на Дальнем Востоке? И не будет ли самым прагматичным в нынешней ситуации вместе искать взаимоприемлемые развязки ядерной проблемы вместо реанимации попыток сколотить против КНДР (да и только ли против нее) некие трехсторонние группы и иные альянсы?

Американцам к тому же не терпится покончить с бумажной волокитой и перейти к главному, ради чего сейчас они готовы идти почти на любые уступки – начать верификацию представленной северокорейцами декларации. Здесь от них послаблений ждать не приходится. Между тем не стоит забывать, что первый ядерный кризис на полуострове возник именно в ходе инспекций.

Для того чтобы заставить Пхеньян перейти к этапу проверок, в Вашингтоне, похоже, готовы на неординарные заходы. Однако пока не ясно, насколько готовы к этому северокорейцы, которые цепочку событий, приведших к вторжению в Ирак, изучили, может быть, тщательнее, чем кто-либо другой. В Пхеньяне уже давно подозревают, что инспекции, которые хотели бы навязать американцы, – далеко не гарантия от бомбардировок, а потому боятся худшего. Можно с уверенностью предсказать, что борьба по поводу определения масштабов, глубины и других деталей инспекций окажется еще более напряженной и сложной, чем из-за содержания северокорейской декларации.

  • Планы США в области противоракетной обороны

Буш пытается узаконить систему ПРО в Европе, чтобы преемник не мог ее разрушить. РИА Новости. 30 мая 2008

Джордж Буш, договариваясь с властями Польши и Чехии и запрашивая рекордные суммы на развитие ПРО, стремится наделить систему законным статусом, чтобы его преемник не смог разрушить ее, считает президент общественного фонда Ploughshares Fund, эксперт по проблемам нераспространения ядерного оружия Джозеф Сиринсионе.

"На мой взгляд, то, что сейчас происходит с базами в Европе, диктуется не угрозой, которая мала, и не технологией, а политикой. Президент пытается превратить систему ПРО в институт до того, как покинет офис, и сделать сложным демонтаж программы его преемником", - заявил Сиринсионе в Москве на круглом столе, посвященном будущему американской системы ПРО.

Он напомнил, что Конгресс США на прошлой неделе значительно сократил выделение средств на строительство и развертывание объектов системы ПРО в Польше и Чехии по сравнению с запросом администрации Буша.

По его словам, Конгресс тем самым признал, что администрация преувеличила существующую угрозу, чтобы оправдать стремление к развертыванию. "Делать что-либо на европейских базах в этом году крайне нежелательно. Вот что Конгресс имеет в виду. Он не хочет, чтобы решение принимал нынешний президент", - утверждает эксперт.

Он подчеркнул, что в последние 20 лет ядерная угроза только уменьшалась, поскольку сокращалось и число ракет, и число государств, реализующих ракетные программы, и число вражеских ракет, нацеленных на США.

Москва хотела бы дополнить предложения США по ПРО, считая нынешний вариант неполным. РИА Новости. 2 июня 2008

Москва хотела бы дополнить предложения США по ПРО, так как считает их нынешний вариант неполным и недостаточным, сообщил директор департамента Северной Америки МИД РФ Игорь Неверов.

США планируют разместить элементы своей системы ПРО в Польше и Чехии, мотивируя это ракетной угрозой со стороны Ирана. Москва считает аргументы США неубедительными и расценивает размещение элементов противоракетной обороны вблизи российской границы как угрозу своей национальной безопасности.

На российско-американских переговорах по вопросу ПРО Вашингтон предложил Москве "набор мер доверия и транспарентности в сфере противоракетной обороны". Одной из таких "мер доверия" стало предложение США России обсудить возможность проведения контроля на уже размещенных базах ПРО в Восточной Европе с российской стороны.

"Так или иначе, предложения США в том виде, как они сейчас звучат, являются неполными и недостаточными, то есть не отвечают критериям, которые мы ставим", - говорится в размещенном на сайте министерства тексте интервью.

Высказываясь по возможности постоянного присутствия российских офицеров на американских объектах в Чехии и Польше, глава департамента МИД отметил, что это предложение США "ныне уже в определенной степени отрабатываются назад".

"Американские переговорщики предлагали нам "присутствие", но теперь говорят о том, что мы должны об этом договариваться еще и с польской и чешской сторонами, у которых на этот счет своя точка зрения. С нашей стороны не раз подчеркивалось, что постоянное присутствие на этих объектах наших наблюдателей необходимо, поскольку действительно поможет нам удостовериться, что эти объекты не работают по России", - отметил дипломат.

Отвечая на просьбу спрогнозировать ход российско-американским переговоров по ПРО, Неверов признал, что проблематика ПРО является сложным вопросом в двухсторонних отношениях и требует интенсивных консультаций. Касаясь хода переговоров, директор департамента МИД отметил, что "пока трудно предсказать, возможна ли договоренность между Россией и США по этому вопросу".

Польша может согласиться на посещения российскими инспекторами объектов ПРО США в случае размещения их в Польше. Алексей Карцев. ИТАР-ТАСС. 3 июня 2008

Польша может согласиться на регулярные посещения российскими инспекторами объектов ПРО США в случае их размещения на польской территории, сообщил заместитель министра иностранных дел Польши Витольд Вашиковский, ответственный за проведение переговоров с США о объектах ПРО. "Мы согласны с тем, чтобы существовала система контроля и чтобы инспекторы из России могли посещать эти объекты", - сказал дипломат. Он также предположил, что возможна установка на объектах ПРО в Польше так называемых "систем электронного наблюдения", например, видеокамер или различных датчиков.

Однако, в свою очередь Польша хочет получить доступ для своих инспекторов на ряд российских оборонных объектов на основе так называемого "принципа взаимности", добавил Витольд Вашиковский. Он добавил, что в апреле этого года на переговорах в Москве с замминистра иностранных дел РФ Сергеем Кисляком уже излагал эту позицию.

Американский сенатор предлагает Белому дому отказаться от развертывания ПРО в Европе в обмен на обещание Москвы поддержать бойкот Ирана. Владимир Кикило. ИТАР-ТАСС. 3 июня 2008

Без поддержки России США не смогут ввести против Ирана тотальный экономический бойкот и тем самым заставить его отказаться от попыток создать ядерное оружие, считает американский сенатор Чарльз Шумер (демократ, от штата Нью-Йорк). В статье, опубликованной 3 июня в газете Wall Street Journal, он утверждает, что ужесточение международных экономических санкций против Тегерана невозможно без поддержки Москвы, которой экономическое сотрудничество с ним "ежегодно приносит несколько миллиардов долларов" "Чтобы привлечь Россию на свою сторону, США должны сделать ей предложение, от которого она не сможет отказаться", - считает сенатор. В первую очередь, по мнению Шумера, Вашингтон должен "обращаться с Россией как с равным партнером в том, что касается каспийского региона, признавая там традиционно сильную роль Москвы".

Кроме этого, отмечает Шумер, США должны предложить России возместить финансовые потери, которые она могла бы понести в случае разрыва торгово-экономических связей с Тегераном. По его подсчетам, это может обойтись в 2-3 млрд долларов в год, т.е. почти столько же, сколько США тратят каждую неделю на войну в Ираке. И, наконец, подчеркивает Шумер, США должны отказаться от планов развертывания "ненужных противоракетных баз в Восточной Европе", цель которых - "устранить угрозу ядерного ракетного удара со стороны Ирана". Сенатор, однако, считает, что это "гипотетическая и отдаленная угроза", и что "стремление администрации Буша к созданию противоракетной системы без поддержки со стороны России продолжает удивлять многих специалистов в области безопасности".

Шумер надеется, что, если предложить России "демонтаж противоракетных сооружений, экономические стимулы и дипломатическое партнерство в регионе в обмен на ее присоединение к экономическому бойкоту Ирана", Москве "будет трудно отказаться". А "именно успешный экономический бойкот заставит иранский режим прислушиваться к требованиям Запада и позволит предотвратить появление ядерного Ирана", считает американский сенатор.

  • Морские ядерные силы Китая

Испытания новейшей баллистической ракеты Цзюйлан-2 свидетельствуют о динамичном развитии морской компоненты ядерных сил Китая. ИТАР-ТАСС. 4 июня 2008

Испытания новейшей баллистической ракеты Цзюйлан-2 свидетельствуют о динамичном развитии морской компоненты китайских ядерных сил, считает бывший начальник Главного штаба Военно-морского флота РФ адмирал Виктор Кравченко. "Китай за последние годы сумел накопить необходимый опыт и обладает достаточным экономическим потенциалом для форсированного развития морской компоненты своих ядерных сил", - отметил адмирал, комментируя проведенные Китаем испытания баллистической ракеты Цзюйлан-2 для новейшей атомной субмарины проекта 094.

"Когда принципиально новая китайская подлодка будет полностью готова к эксплуатации и оснащена современными межконтинентальными ракетами, то она может стать одним из самых современных кораблей подобного типа, способных угрожать безопасности всем потенциальным противникам этого государства", - считает адмирал.

Японская газета Санкэй со ссылкой на разведывательное управление минобороны Японии сообщила о проведенном ВМС Китая 29 мая испытательном пуске из акватории Желтого моря ракеты Цзюйлан-2. Пуск выполнялся из под воды с борта специально переоборудованной для этих целей субмарины класса Гольф. Баллистические ракетыЦзюйлан-2 (Большая волна) имеют межконтинентальную дальность полета. Оснащенные ими субмарины проекта 094 будут способны нанести удар прямо из порта базирования по Европе, островам и континентальной части США. Первая из подлодок этого типа была спущена на воду в 2004 году и сейчас проходит испытания перед своим базовым размещением на острове Хайнань.

По данным прессы, на юге острова у города Санья сейчас интенсивно сооружается крупная подземная база на 20 атомных субмарин, закрытая для слежения из космоса.

  • Ядерные силы Израиля

Картер раскрыл ядерные карты Израиля. Марианна Гришина. Красная Звезда. 30 мая 2008

Экс-президент США Джимми Картер нарушил негласный обет молчания о ядерных возможностях Израиля, которого традиционно придерживались все американские политики, публично заявив о наличии у Тель-Авива ядерного арсенала в 150 или более боеголовок. С соответствующим заявлением тридцать девятый американский президент выступил 26 мая на пресс-конференции во время ежегодного литературного фестиваля, прошедшего в Уэльсе. Джимми Картер прокомментировал также свою позицию по ядерной проблеме Ирана и палестино-израильскому урегулированию - весьма либеральную для сегодняшнего Вашингтона. По его словам, с Тегераном нужно вести переговоры о прекращении ядерных разработок даже в том случае, если в докладах ООН и МАГАТЭ появятся новые доказательства того, что иранцы скрывали военную составляющую своей ядерной программы. Чтобы добиться успеха в таких переговорах, считает Картер, Иран нужно прежде всего убедить, что даже обладание ядерным оружием не обеспечит его безопасность. А в отношении Израиля со стороны Картера в очередной раз прозвучали отнюдь не лестные реплики. "Голод и несвобода 1,6 миллиона палестинцев - это одно из величайших преступлений на земле в области прав человека", - сказал экс-президент США. Напомним, в апреле этого года Картер встретился в Дамаске с лидером движения ХАМАС Халедом Машалем, чем вызвал много споров и критики в США, где отвергают любые возможности переговоров с этой радикальной палестинской группировкой.

Значение высказываний Картера по всем наболевшим вопросам ближневосточной политики, а также его нашумевших переговоров с Хамас трудно переоценить. По сути, он сделал то, что многие политические деятели в США не решались предпринять: подверг сомнению многие прописные истины внешней политики Вашингтона последних лет о том, что не следует вести переговоры с террористами, а против Ирана следует вводить жесткие санкции и т.д. Между тем мнение экс-президента Картера в США по-прежнему остается весомым и значимым, особенно касательно ближневосточных дел. Ведь именно Картер был удостоен Нобелевской премии мира в 2002 году за свою роль в заключении Кэмп-Дэвидского соглашения - первого мирного договора между Израилем и арабским государством. К тому же, как известно, бывших президентов в США не бывает: хозяин Белого дома, у которого истек срок полномочий, всегда остается "господином президентом".

Что же заставило Джимми Картера рассказать о том, на что в Соединенных Штатах было фактически наложено табу? Вполне возможно, одной из причин стала озабоченность американской общественности судьбой режима ядерного нераспространения. Достаточно вспомнить в этой связи о январском обращении Джорджа Шульца, Уильяма Перри, Генри Киссинджера и Сэма Нанна "К миру без ядерного оружия", подписанном 24 другими бывшими госсекретарями США и советниками по обороне и национальной безопасности, в котором прозвучал призыв укреплять Договор о нераспространении, расширить диалог по проблеме нераспространения путем вовлечения в него неядерных стран.

Не исключено, что демарш Картера вызван и звучащими в ходе президентской гонки в США призывами пересмотреть позиции в отношении Ирана и движения ХАМАС, так как считавшаяся до сих пор "тактика игнорирования" одной и другой стороны явно себя не оправдала. За это говорит и тот факт, что экс-президент США анализирует причины того, почему все усилия по мирному процессу на Ближнем Востоке наталкиваются на непреодолимые препятствия. По его мнению, непризнание Израилем своего ядерного статуса играет в этом весьма важную роль. Ведь хорошо известно, что во всем арабском мире, а также в Иране израильскую ядерную программу считают незаконной и во многом провоцирующей ядерную гонку на Ближнем Востоке. А что касается ближневосточного урегулирования, то здесь наблюдается сходная ситуация - переговоры идут с большим трудом, как считает Картер, потому что в первую очередь Израиль не готов к серьезным компромиссам.

  • Мирный атом России

Для себя дороже. Эксперт. 2 июня 2008

Атомэнергопром и Силовые машины подписали сразу несколько контрактов на поставку оборудования для Нововоронежской АЭС-2 и Ленинградской АЭС-2 на общую сумму свыше 40 млрд рублей. На каждой новой атомной электростанции будет построено по два энергоблока типа ВВЭР электрической мощностью 1150 МВт каждый. Силовые машиныпоставят под Воронеж (в 2011 году) и в Ленобласть (в 2012 году) четыре комплекта паровых турбин К-1200–6,8/50 и турбогенераторов Т3В-1200–2 с различным вспомогательным оборудованием для машинных залов. Напомним, что в июне прошлого года с ОМЗ - Ижорские заводы был подписан контракт на поставку реакторного оборудования на Нововоронежскую станцию стоимостью более 5 млрд рублей (первый блок отгрузят в 2010-м). Ближайшим летом ожидается заключение еще одного договора с Ижорами - на поставку техники для двух ядерных островов новой Ленинградской АЭС на сумму свыше 6 млрд рублей.

Отрадно, что мы наконец начинаем изготавливать оборудование по новейшим технологиям для собственных станций. Дело в том, что в постсоветское время Россия поставляла новые реакторы, турбины и генераторы исключительно на заграничные атомные станции: в Индию, Иран и Китай. В рамках атомной ФЦП в России уже строятся два атомных блока: второй на Волгодонской АЭС и четвертый - на Калининской, но там устанавливаются реакторы, изготовленные еще в 80-х годах для АЭС в ГДР и Болгарии. Теперь на новые российские АЭС поставят усовершенствованные и более мощные реакторы, турбины и генераторы по проекту «АЭС-2006».

Но сравнивая старые и новые контракты и признавая некоторую некорректность подсчетов из-за курсовых различий и разницы в комплектности оборудования, можно все же смело утверждать: за последние несколько лет цены на оборудование выросли в разы. В 2002 году поставка двух комплектов турбин и генераторов мощностью 1000 МВт для АЭС «Куданкулам» стоила индийцам 200 млн долларов, теперь похожий комплект обойдется более чем в 800 млн долл. Правда, по словам представителя Силовых машин, новый контракт включает в себя и поставку дорогостоящего теплообменного и насосного оборудования, трубопроводов и арматуры для всего машзала. Заметно подорожало и оборудование для ядерного острова: поставки для двух блоков на тот же «Куданкулам» стоили 300 млн долл., для наших станций - около 250 млн, но индийцам в итоге отправили более 12 тыс. тонн оборудования, тогда как на наши станции из Ижор придет всего по 3,5 тыс. тонн. Любопытно, что в 2006 году руководитель Росатома Сергей Кириенкопредполагал, что 6 млрд долларов хватит на строительство всех четырех блоков Ленинградской АЭС-2, - а теперь только один контракт на строительство двух блоков, подписанный Росатомом с генеральным подрядчиком строительства питерскимАтомэнергопроектом, стоит 136 млрд рублей, то есть более 5,5 млрд долл.

Непонятно, зачем Росатом продолжает утверждать, что введет эти блоки в эксплуатацию с 2012-го по 2014 год (как прописано в ФЦП). Ведь после поставок основного оборудования нужно еще два - два с половиной года монтажных и пуско-наладочных работ, а зарубежный опыт показывает, что мы и в такие сроки не впишемся: корпус реактора для первого блока Тяньваньской АЭС ижорцы отгрузили в 2001 году, а промышленный ток станция дала только в мае 2006-го. Интересно, что почти одновременно с российским атомным контрактом, подписанным на прошлой неделе, американцы заключили с Toshiba-Westinghouse контракт стоимостью более 6 млрд долл. на поставку двух атомных энергоблоков в Южной Каролине. Первый блок японцы планируют сдать только в 2016 году.

Атомэнергопром запустил Силовые машины. Дмитрий Беликов. Коммерсант. 29 мая 2008

28 мая в Москве гендиректор Силовых машин Игорь Костин подписал с директором холдинга Атомэнергопром Владимиром Травиным контракт на поставку оборудования на 1,7 млрд долл. Силовые машины в течение 2010-2012 годов отгрузят атомщикам турбины и генераторы для строительства двух новых атомных станций - Нововоронежской-2 и Ленинградской-2. В Силовых машинах отметили, что контракт является для компании приоритетным и она готовилась к нему около года.

Контракт действительно беспрецедентный, ранее структуры Росатома не закупали оборудования на такую сумму. Инвестпрограмма Росатома по строительству новых энергоблоков до 2015 года была утверждена правительством еще в 2006 году, и она предусматривает затраты на новое оборудование не менее чем 50 млрд долл. Но российские энергомашиностроители дождались заказов атомщиков только вчера, спустя два года после принятия инвестпрограммы. В преддверии заказов со стороны энергетиков (не только Росатома, но и РАО ЕЭС) контролирующим собственником Силовых машинстал Алексей Мордашов.

Силовые машины говорят, что заказы компании нужны для привлечения кредитов на обновление и расширение мощностей. Игорь Костин отметил, что, получив заказРосатомаСиловые машины смогут начать разработку собственной новой тихоходной турбины для атомной отрасли, которая могла бы собираться на новом предприятии в Петербурге. Сейчас этот проект обсуждается с властями Санкт-Петербурга, его параметры еще не утверждены. Известно лишь, что мощность завода могла бы составить 12-15 ГВт.

Силовые машины не единственный российский производитель, который претендует на заказы Росатома. Их также ожидает монопольный поставщик атомных реакторов ОМЗ, который сразу же после утверждения инвестпрограммы Росатома был куплен консорциумом инвесторов во главе с Газпромбанком (состав консорциума не раскрывается). Банк два года вел переговоры с Росатомом о размещении заказов наИжорских заводах (входят в ОМЗ), но так и не получил их (переговоры продолжаются). ОАО ОМЗ планировало на деньги Росатома обновить свои мощности.

Не дождавшись твердых заказов, Газпромбанк сам профинансировал часть работ по изготовлению двух реакторов для Нововоронежской АЭС-2 (эти реакторы будут выкуплены Росатомом). По реакторам для Ленинградской станции контракта нет, и, как говорят в Атомэнергопроме, "контракт с Силовыми машинами еще не означает, что будут подписаны аналогичные соглашения с ОМЗ". Неофициально стороны поясняют, что не могут согласовать цену на реактор: ОАО ОМЗ настаивает на стоимости контракта 127 млн долл., однако атомщики считают ее высокой.

Тем не менее аналитики считают соглашение между Росатомом и Силовыми машинамизнаком того, что атомщикам сложно найти импортную альтернативу российскому оборудованию. Это означает, отмечает Михаил Пак из ИФД Капиталъ, что ОАО ОМЗтакже получит заказы. В ОМЗ добавили, что ожидают этого в июне. Портфель заказовСиловых машин на начало марта составлял 2,9 млрд долл., а теперь увеличился еще на 1,7 млрд долл., уточняет господин Пак. Впрочем, Михаил Лямин из Банка Москвы говорит, что к серьезному росту котировок компании это не приведет, поскольку 2007 год она уже закроет с прибылью 30 млн долл. против убытка 130 млн долл. в 2006 году. Фондовый рынок на сообщение Силовых машин вчера не отреагировал: бумаги компании на РТС не изменили котировок и стоили 0,2 долл. за акцию.

Ростехнадзор с 1 июня вводит правила безопасности реакторов АЭС. РИА Новости. 1 июня 2008

Ростехнадзор с 1 июня 2008 года вводит в действие федеральные нормы и правила в области использования атомной энергии "Правила ядерной безопасности реакторных установок атомных станций", которые распространяются на все проектируемые, конструируемые, сооружаемые и эксплуатирующиеся АЭС.

"Сооружению атомной станции должна предшествовать разработка проекта реакторной установки и проекта атомной станции. В проектах должны быть определены системы, важные для безопасности, их основные характеристики, надежность, срок службы, а также порядок их функционирования, условия эксплуатации, средства контроля и диагностики этих систем", - сообщила ранее пресс-служба ведомства.

Активная зона реактора должна быть спроектирована так, чтобы любые изменения реактивности при нормальной эксплуатации и при нарушениях нормальной эксплуатации, включая проектные аварии, не приводили к нарушению соответствующих пределов повреждения тепловыделяющих элементов (твэлов).

Согласно утвержденным правилам, в состав реакторной установки должны входить специальные системы управления и защиты. Эти системы предназначены для управления реактивностью активной зоны реактора и мощностью реакторной установки; для контроля плотности нейтронного потока, скорости его изменения, технологических параметров, необходимых для защиты и управления реактивностью активной зоны ректора и мощностью реакторной установки; для перевода реактора в подкритическое состояние и поддержания его в подкритическом состоянии.

В соответствии с правилами в проекте реакторной установки должны быть предусмотрены по меньшей мере две системы остановки реактора. Каждая из них должна быть способна, независимо одна от другой, обеспечить перевод реактора в подкритическое состояние и поддержание его в подкритическом состоянии с учетом принципа единичного отказа или ошибки персонала, говорится в пресс-релизе.

  • Соглашение 123

Конгресс США не должен блокировать соглашение с РФ о сотрудничестве в области мирного атома, считают Ричард Лугар и Сэм Нанн. Владимир Кикило. ИТАР-ТАСС. 30 мая 2008

Проявить "здравый смысл" и не блокировать вступление в силу двустороннего соглашения с Россией о сотрудничестве в области мирного использования атома призвали конгресс США сенатор-республиканец от штата Индиана Ричард Лугар и бывший сенатор-демократ от штата Джорджия Сэм Нанн. В статье, опубликованной 30 мая в газете New York Times, они подчеркивают, что "важнейшим приоритетом политики США в области национальной безопасности должно быть недопущение распространения оружия массового уничтожения". "Выполнить эту задачу невозможно без сотрудничества с Россией, которая играет в этих усилиях одну из центральных ролей", - отмечают Лугар и Нанн, ставшие в свое время инициаторами программы, предусматривающей оказание помощи бывшим советским республикам в ликвидации их ядерных, химических и биологических вооружений.

Соглашение между США и Россией было подписано в Москве 6 мая с.г., а неделю спустя направлено в конгресс. Согласно процедуре соглашение автоматически вступит в силу через 90 дней после отправки в конгресс, если против них не возникает возражений ни в сенате, ни в палате представителей. Нанн и Лугар с сожалением констатируют, что "некоторые члены конгресса выступают против этого соглашения на основании того, что его необходимо заблокировать, пока Москва не будет делать больше, чтобы не допустить создания Ираном ядерной бомбы". "Россия могла бы сделать больше в этом вопросе, - считают авторы, - но данное соглашение не должно использоваться в качестве разменной монеты, а его отклонение приведет к прямо противоположному результату".

Нанн и Лугар оспаривают доводы тех законодателей, которые утверждают, что "сотрудничество с Россией приносит выгоду лишь ей одной". "Мы слушали подобные аргументы и в 1991 году, когда Советский Союз распадался и двое из нас призвали конгресс помочь Москве обезопасить и ликвидировать ее оружие массового уничтожения, - отмечают они. - Но тогда мы действовали не из побуждения помочь бывшему Советскому Союзу, а во имя того, чтобы защитить американцев. И тогда, после горячих дебат, члены конгресса от обеих партий осознали, что сотрудничество - единственный путь обеспечения нашей собственной безопасности".

Политики напоминают, что "благодаря программе Нанна-Лугара были сняты с вооружения тысячи боеголовок и обеспечена надежная защита тонн ядерных материалов". "В результате мир стал безопаснее", - пишут Нанн и Лугар. "Если конгресс отклонит соглашение, - предупреждают они, - то практически все ядерные угрозы, с которыми сталкивается Америка, примут более сложный и опасный характер". Лугар и Нанн отмечают "поразительное единодушие", которое наблюдается среди претендентов на пост президента от республиканской и демократической партий в вопросе о том, что США и Россия "несут особую ответственность и обязаны сотрудничать с целью не допустить распространения и применения ядерных вооружений". "Однако мы не должны ждать прихода в Белый дом новой администрации в начале 2009 года, чтобы ускорить эту жизненно важную работу, - пишут авторы. - И соглашение, подписанное Вашингтоном и Москвой ранее в этом месяце является необходимым шагом для такого сотрудничества".

  • Атомная энергетика в мире

Иордания и Франция подписали договор о сотрудничестве в области атомной энергетики. Юлия Троицкая. РИА Новости. 31 мая 2008

Иордания и Франция заключили договор о сотрудничестве в области развития мирной атомной энергетики, сообщили 31 ая иорданские СМИ.

Согласно тексту соглашения, который был подписан министром иностранных дел Иордании Салехом эд-Дином аль-Баширом и находившемся с визитом в Амманом его французским коллегой Бернаром Кушнером, Франция обязалась помочь королевству в создании атомных реакторов, которые будут использоваться для выработки электроэнергии и опреснения морской воды.

Договор также предусматривает поставки урана и других ядерных веществ в королевство, обучение иорданского персонала, обеспечение мер по безопасности атомного производства.

По словам главы Иорданской организации по ядерной энергетике Халеда Тукана, совместный французско-иорданский комитет в течение месяца подготовит исполнительный протокол, чтобы стороны могли приступить к работе над этим проектом.

Соглашение о сотрудничестве в атомной сфере Иордания ранее подписала с США. Она также ведет переговоры на эту тему с Канадой, Китаем и Южной Кореей. Как ожидается, к концу этого года иорданские власти соберут все предложения о создании первого атомного реактора в стране. Иордания планирует, что ее первый атомный реактор заработает к началу 2015 года.

Албания готова предоставить свою территорию под постройку АЭС для Италии.Елизавета Зорина. РИА Новости. 29 мая 2008

Албания готова предоставить свою территорию под постройку атомных электростанций для Италии, заявил в интервью газете Corriere della Sera албанский премьер-министр СалиБериша.

В Италии не производится атомная энергия с тех пор, как в 1987 году итальянцы на референдуме высказались против присутствия на территории страны подобного типа станций, АЭС по всей стране были закрыты. "Мы готовы совместно с правительством Италии финансировать строительство АЭС в Албании", - сказал Бериша.

Как отметил премьер, Тирана открыта для атомной энергетики, впрочем конкретных переговоров с итальянскими властями относительно проекта по размещению на территории страны АЭС пока не велось. "Предыдущее правительство было против атомной энергетики. С приходом Берлускони все меняется. Представители одного из итальянских предприятий уже приезжали, чтобы обсудить возможность построения АЭС в Албании", - подчеркнул Бериша. "Эта страна предоставит все гарантии по производству безопасной атомной энергии", - добавил он.

22 мая правительство Италии объявило о намерении возродить на Апеннинах атомную энергетики и вновь начать строить АЭС. Министр экономического развития Италии Клаудио Скайола подчеркнул необходимость возвращения к атомной энергии для того, чтобы понизить цены на энергоносители и обеспечить множественные их источники, в которых Италия, чрезмерно зависимая от газа и нефти, очень нуждается.

Он заявил, что "только АЭС позволяют производить энергию в больших количествах, безопасным способом, по конкурентоспособным ценам и без ущерба окружающей среде".

Эта позиция министра вызвала бурную полемику в Италии. С одной стороны, министра поддержали главы крупнейших итальянских предприятий, в том числе полномочный управляющий ведущей электроэнергетической компании Enel Фулвио Конти. Он отметил, что атомная энергетика сможет открыть Италии путь к энергетической независимости, которая сейчас является одной из самых главных проблем страны.

В свою очередь президент Объединения итальянских промышленников Эмма Марчегальяотметила, что "пришло время вновь начать инвестировать в атомную энергию".

С другой стороны, критичную позицию по отношению к плану правительства заняли представители итальянских организаций по защите окружающей среды. Отвергая идею о строительстве АЭС на Апеннинах, они, в частности, обращают внимание общественности на их предполагаемую небезопасность, напоминая о трагедии в Чернобыле.

Установку на построение АЭС считают ошибочной и некоторые политики. В частности, представитель итальянской партии "зеленых" Анджело Бонелли назвал атомную энергию "устаревшей и опасной".

Согласно планам итальянского правительства, в ближайшие пять лет будет подготовлена основа и заложен первый камень в строительство АЭС на Апеннинах. С возведением АЭС министр экономического развития надеется к 2018-2020 годам получить "сбалансированное сочетание энергоресурсов", которое гарантирует большую энергетическую безопасность Италии в будущем.

В случае успешного осуществления планов властей, предполагается, что около 25% всей необходимой Италии энергии будет производиться на атомных электростанциях, 25% можно будет получать из возобновляемых источников энергии, в то время как 50% потребностей страны в энергии будет удовлетворятся за счет традиционных невозобновляемых источников.

  • Сирия и нераспространение

Инспекторы МАГАТЭ прибудут в Сирию в конце июня для выяснения информации о реакторе. РИА Новости. 2 июня 2008

Инспекторы Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) пробудут в Сирии с 22 по 24 июня для прояснения информации о нахождении на территории страны ядерного реактора, сообщает 2 июня агентство Рейтер.

В конце апреля секретариат МАГАТЭ получил информацию от США, что на территории Сирии находился ядерный реактор. По данным американской разведки, "реактор еще не действовал, и в него не было загружено ядерное топливо". Также поступила информация о том, что Сирия, вероятно, построила ядерный реактор при помощи КНДР. МАГАТЭ приняло решение расследовать достоверность информации о нахождении на территории страны ядерного реактора.

"Сейчас достигнута договоренность о том, что инспекторы МАГАТЭ будут находиться в Сирии с 22 по 24 июня. Я надеюсь на сотрудничество Сирии по этому вопросу", - сказал в Вене глава МАГАТЭ Мохаммед Эльбарадей.

Самолеты ВВС Израиля 6 сентября 2007 года нанесли ракетно-бомбовый удар по некоему объекту на территории Сирии. До сих пор ни власти Израиля, ни власти США никаких комментариев или объяснений по этому поводу не давали. Однако сирийские власти в ответ на появление в СМИ информации об ударе израильтян якобы по какому-то ядерному объекту заявили, что удар пришелся по пустому участку, принадлежащему межарабскому научному объединению по развитию сельского хозяйства в провинции Дейр-Зор.

  • Поправки к Конвенции о физзащите ядерного материала

Комитет Совета Федерации одобрил изменения в Конвенцию о физзащите ядерного материала. РИА Новости. 3 июня 2008

Комитет Совета Федерации по промышленной политике поддержал внесенный президентом РФ проект федерального закона о принятии поправки к Конвенции о физической защите ядерного материала, обеспечивающей значительное усиление режима ядерной безопасности и противодействия угрозе ядерного терроризма, сообщил глава комитета Валентин Завадников.

Он напомнил, что участниками конвенции являются более 120 государств, включая все страны "большой восьмерки" - Россию, США, Францию, Германию, Великобританию, Италию, Канаду, Японию. "Основной задачей принятой еще в 1979 году конвенции являлось обеспечение защиты ядерных материалов от несанкционированного доступа во время международной перевозки", - отметил Завадников. По словам сенатора, эта задача выполнялась путем предотвращения несанкционированного доступа к ядерным материалам, восстановления контроля над похищенными материалами и привлечения к ответственности виновных.

Завадников обратил внимание на то, что конвенция принималась как инструмент обеспечения ядерной безопасности, однако в условиях постоянного роста числа терактов по всему миру стало очевидной необходимость усиления антитеррористического режима, в том числе в отношении угроз ядерного терроризма. Как результат, напомнил он, в 2005 году была принята поправка к конвенции, направленная на совершенствование ее положений путем расширения сферы действия документа.

В соответствии с поправкой, режим физической защиты распространяется теперь не только на международную перевозку ядерного материала, как было указано ранее, но и на операции с ядерным материалом внутри государства, а также на атомные электростанции, исследовательские реакторы и хранилища. Государства-участники берут на себя обязанность организовать физическую защиту ядерного материала от хищений, а ядерных установок от саботажа, а также предотвращать и ликвидировать последствия таких неправомерных действий, говорится в проекте документа. Поправка направлена на стимулирование расширения взаимодействия, в том числе информационного, государств-участников в поиске и изъятии похищенного или контрабандного ядерного материала, предотвращении и ликвидации последствий ядерных инцидентов.

Завадников указал на то, что требования конвенции не распространяются на действия военных сил во время вооруженного конфликта, а также на действия, предпринимаемые ими для осуществления официальных функций государства.  "Принятие поправки к конвенции отвечает интересам РФ и мирового сообщества в целом, поскольку позволит распространить режим борьбы с терроризмом на важнейшую с точки зрения безопасности человечества отрасль – ядерную энергетику", - заявил Завадников. Он обратил внимание на то, что в России режим физической защиты ядерного материала и установок, соответствующий новой редакции конвенции, был введен еще до принятия поправки и действует в настоящее время.

  • Добыча урана в Намибии

Предприятие АтомредметзолотаВТБ и Арлана начнет в III квартале поиск урана в Намибии. РИА Новости. 2 июня 2008

Совместное предприятие (СП) уранового холдинга ОАО Атомредметзолото (АРМЗ, входит в Атомэнергопром), "дочки" ВТБ - ВТБ Капитал Намибия и инвестиционной компании Арлан планирует уже в третьем квартале 2008 года приступить к проекту по геологоразведке и добыче урана в Намибии, говорится в сообщении Атомэнергопрома.

Создать СП со штаб-квартирой в Намибии компании намерены к середине года. Арланубудет принадлежать в СП 75% минус одна акция, АРМЗ и ВТБ капитал Намибия - 25% плюс одна акция.

Холдинг АРМЗ займется технико-экономической экспертизой и управлением проектом, "дочка" ВТБ внесет в капитал СП две геологоразведочные лицензии на поиск урана. Финансировать поисковые работы будет ИК Арлан. Первоначальные инвестиции в проект составят 4,5 млн долл.

К поисковым работам СП планирует приступить в третьем квартале текущего года. Работы будут вестись на двух участках общей площадью около 150 гектаров в перспективном районе Кляйн Шпитцкоппе на юго-западе Намибии. Геологоразведочные работы продлятся два-три года, их результатом должно стать открытие месторождения с запасами не менее 5 тыс. тонн урана.

МНЕНИЕ

  • Владимир Путин об обогащении урана для пороговых стран

Обогащение урана в ядерных державах для пороговых стран избавит от подозрений.РИА Новости. 31 мая 2008

Обогащение урана в ядерных державах позволит убедиться, что атомные разработки пороговых стран не направлены на создание атомного оружия, заявил премьер-министр России Владимир Путин в интервью французской газете Monde. Журналисты спросили Путина, считает ли он, что Иран как держава может претендовать на военную атомную программу.

"Мы против - это наша принципиальная позиция - мы против распространения оружия массового уничтожения. Мы считаем, что это крайне опасная тенденция. И что самое главное - это не соответствует интересам ни региона, ни Ирана", - заявил премьер.

По его мнению, применение ядерного оружия в таком маленьком регионе, как Ближний Восток, равносильно самоубийству. "Мы знаем, что такое трагедия Чернобыля: ветер подует не в ту сторону, и все. Ради кого это тогда делать? Мы считаем, это только контрпродуктивно", - сказал он.

"И мы занимали всегда, занимаем и, надеюсь, что такую же позицию будет занимать президент (Дмитрий) Медведев - мы будем всячески препятствовать распространению ядерного оружия", - подчеркнул Путин.

"Именно поэтому мы и предложили программу международную, по сути дела, обогащения, потому что Иран - это только один из фрагментов этой проблемы", - добавил он.

"Ведь многие пороговые страны стоят перед выбором использования атомной энергии в мирных целях, а это значит, что они нуждаться будут в обогащении урана. А если они нуждаются в обогащении урана и будут создавать свой собственный замкнутый цикл для решения этого вопроса, то тогда всегда будет подозрение, что они еще немножко дообогатят и получат оружейный уран. Это непросто контролировать", - отметил премьер.

"Вот мы предлагаем осуществлять это обогащение на территории таких стран, в отношении которых таких подозрений уже и быть не может, потому что они и так уже обладают ядерным оружием. Но при этом чтобы страны-участницы этого процесса были гарантированы, чтобы у них была полная гарантия, что они получат нужный объем, и у них заберут отработанное ядерное топливо для переработки", - рассказал Путин. Такую систему можно создать, и она будет достаточно надежна и безопасна, сказал он.

  • Кристофер Хилл о переговорах по ядерной программе КНДР

"Дипотношения мы установим только с безъядерной Северной Кореей". Александр Ломанов. Время Новостей. 2 июня 2008

Вопрос: В Москве вы рассказали о ваших договоренностях с северокорейцами. Каких результатов удалось достичь?

Ответ: Я с удовольствием приехал в Москву, чтобы встретиться с моим новым коллегой по шестисторонним переговорам послом Бородавкиным и рассказать ему, как я вижу ситуацию. Надеюсь, мы приближаемся к завершению этапа, на котором северокорейцы представят полный отчет обо всех их ядерных программах и запасах расщепляющихся материалов. В ответ США должны принять пару важных мер, в частности удалить Северную Корею из определенных списков. Один из них - Акт о торговле с врагом. Для Северной Кореи это будет важный знак, что мы движемся к процессу нормализации - при понимании того, что мы не нормализуем отношения с ядерной Северной Кореей.

Вопрос: Складывается впечатление, что шестисторонние переговоры превращаются в двусторонние или трехсторонние - это разговор США с КНДР при посредничестве Китая. Остальные, в том числе Москва, оказались не у дел. Какую роль вы уделяете России?

Ответ: Россия играет очень важную роль в трех областях. Во-первых, она является партнером в энергетических поставках в Северную Корею. В ближайшие дни Россия поставит мазут, а в следующем месяце мазут северным корейцам поставят США.

Во-вторых, Россия активно пытается найти способ сделать шестисторонний процесс более весомым в Северо-Восточной Азии (СВА). В отличие от Европы в этом регионе мало многосторонних процессов. В рамках переговоров мы создали несколько рабочих групп, и Россия возглавляет усилия по созданию организации мира и безопасности в СВА. Этим руководит посол Рахманин, член российской делегации. Превращение шестистороннего процесса в более постоянный механизм мира и безопасности в СВА станет выражением российских усилий, поскольку Россия работает над формулировкой принципов, которые станут основанием для этого.

Есть и третья область, где мы ожидаем, что Россия сыграет важную роль. Надеюсь, мы приближаемся к завершающему этапу, на котором Северная Корея согласится демонтировать все свои ядерные объекты, а также выдать расщепляющиеся материалы. Но их нельзя отдавать кому угодно, а лишь странам, у которых в этом много опыта. В шестистороннем процессе есть три страны, которые являются постоянными членами Совбеза ООН и обладают ядерным оружием, - Китай, Россия и США. И мы ожидаем, что Россия с ее опытом в контроле над вооружениями и сокращении ядерного оружия будет работать вместе с нами по перемещению расщепляющихся материалов из Северной Кореи.

Да, в последнее время было много двусторонних и трехсторонних контактов, отчасти потому, что на нынешнем этапе лишь США должны предпринимать политические действия. Мы работаем тесно и активно, возможно, создав у некоторых людей впечатление, что это в основном двустороннее общение. Но это не так. Мы работаем на основе шести сторон, и поэтому я приехал в Москву. Россия участвует в экономических аспектах - как и США, Китай, Южная Корея, но еще не Япония, кстати говоря.

Вопрос: В начале мая Северная Корея передала США документы по своей ядерной программе. Это поможет решению проблемы?

Ответ: Там более 18 тыс. страниц документов, которые охватывают работу ядерного реактора с 1986 года, а также установок, на которых извлеченные из реактора отработанные стержни перерабатывали в плутоний. Эти документы сыграют ключевую роль в проверке того, что утверждают северокорейцы об их запасах плутония. Многие спрашивают, как мы можем доверять Северной Корее. Но мы не доверяем, а проверяем их заявления. Когда они представят декларацию о своих ядерных запасах, эти документы будут играть важную роль в процессе верификации. Мы предварительно просмотрели эти материалы, и я проинформировал российских коллег о некоторых результатах.

Вопрос: А как вы представляете проверки на местах? С помощью инспекторов Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ)?

Ответ: Прежде всего северокорейцы не любят слово "инспекция". Не знаю, почему они реагируют на него так нервно, но догадываюсь, что мы должны быть аккуратны с этим словом. Мы ожидаем, что шесть сторон сыграют важную роль в процессе проверки и продолжении мониторинга северокорейских обязательств. Сотрудники МАГАТЭ сейчас находятся в Северной Корее и продолжают проверять, как выполняется обязательство держать реактор в заглушенном состоянии. Там еще и американские специалисты, которые участвуют в выводе реактора из строя. Надеемся, что по мере продвижения вперед МАГАТЭ будет играть все более важную роль. В прошлом у Северной Кореи были проблемы с МАГАТЭ (в 2002 году Пхеньян выдворил из страны инспекторов агентства, в июне 2007 года они вернулись. - Ред.). Мы бы хотели улучшения их отношений, наша цель - возвращение Пхеньяна в МАГАТЭ.

Вопрос: Из США в адрес Пхеньяна звучат обвинения в секретной программе обогащения урана и передаче ядерных технологий Сирии, что даже обсуждал конгресс. Может ли кто-то из американских политиков блокировать сближение с Пхеньяном?

Ответ: Конечно, есть люди, которые настроены скептически. Моя работа – отвечать на их обеспокоенности, делая это очень уважительно. У людей есть основания для скептицизма, когда дело приходится иметь с Северной Кореей. Наш президент не намерен участвовать в соглашении, если его будет невозможно проверить. Мне приходится убеждать конгресс, что все, о чем договорились, будет проверяемо. Северокорейцы заверили нас, что в настоящее время они не обогащают уран и не сотрудничают в ядерной сфере ни с одной страной. И я буду говорить об этом не только с конгрессом США, но и с партнерами по шестисторонке. Но надо понимать: если эти обязательства не будут соблюдены, то это крупно и катастрофично подорвет нашу уверенность в возможности продолжать процесс.

Вопрос: Появились сообщения, что Северная Корея пытается уклониться от декларирования своего ядерного оружия...

Ответ: Северокорейцы ясно дали понять, что нынешняя стадия затрагивает производство ядерных материалов. На этом этапе они не согласны обсуждать тему ядерного оружия, но они согласны, что к этому нужно будет обратиться. Еще в сентябре 2005 года Северная Корея заявила о приверженности отказу от всего ядерного оружия. Пока мы занимаемся учетом произведенных расщепляющихся материалов, но потом нам придется заняться ядерными боеприпасами. Если мы не вывезем их из Северной Кореи и она не откажется от ядерного оружия, процесс останется незаконченным. В отличие от незавершенного произведения искусства в незаконченной дипломатической работе мало ценности.

Вопрос: Когда отношения между Вашингтоном и Пхеньяном могут нормализоваться?

Ответ: Мы готовы сделать это при полной денуклеаризации Северной Кореи, ее нового принятия или возвращения в режим Договора о нераспространении ядерного оружия (Пхеньян вышел из договора в 2003 году. - Ред.). Дипотношения мы установим только с безъядерной Северной Кореей. Мы над этим работаем, отчасти это делается в нынешнем двустороннем общении.

Вопрос: Есть ли шанс договориться до того, как в январе 2009 года завершатся полномочия Буша?

Ответ: Все, что я могу сказать как дипломат, - я работаю настолько напряженно и быстро, насколько я могу. Но мы должны быть уверены, что, работая так напряженно, мы не проскакиваем трудные проблемы. В итоге должно появиться соглашение, которое будет полностью проверяемо и выдержит проверку нашей общественности, конгресса, правительства и всех шести сторон, участвующих в переговорах.

  • Директор Департамента Северной Америки МИД России о российско-американских отношениях

Интервью директора Департамента Северной Америки МИД России И.С. Неверова по российско-американским отношениям. Независимая Газета. 2 июня 2008

Вопрос: Насколько термин «стратегическое партнерство» отражает нынешнее состояние отношений между Россией и США, отмеченных, как мы знаем, серьезными противоречиями?

Ответ: Отношения между Россией и США – это процесс в развитии. Соответственно применительно к ним и сам термин «стратегическое партнерство» не может быть застывшим понятием. Правомерно сказать, что продолжается процесс построения стратегического партнерства. То, что отношения между Россией и США носят стратегический характер, по-моему, бесспорно. Они не сводятся сугубо к двусторонним связям, а затрагивают практически все проблемы международных отношений и стратегической безопасности. Надо отметить, что за период «параллельных» президентств Владимира Путина и Джорджа Буша было сделано немало в деле построения отношений стратегического партнерства.

Я думаю, что к этому определению надо добавить термины, расшифровывающие его содержание. О стратегическом характере я уже сказал. Партнерство же видится нам как равноправное взаимодействие, основанное на определенных принципах отношений. Это прежде всего предсказуемость, транспарентность, недопущение сюрпризов и учет интересов друг друга. Именно при соблюдении этих принципов отношения приобретают подлинно партнерский характер.

Мы стараемся следовать этим принципам при налаживании взаимодействия с США практически во всех областях. Партнерство между Россией и США включает такие сферы, как борьба с новыми угрозами и вызовами, нераспространение, урегулирование конфликтов. Это все примеры реального партнерского взаимодействия. В то же время надо признать тот факт, что наши отношения отмечены не только сотрудничеством, но и противоречиями. Это комплексные, сложные отношения, вбирающие в себя многие мировые проблемы и трудные вопросы. Над ними приходится работать совместно, ведя поиск коллективных ответов на возникающие вызовы. Зато когда удается достичь консенсуса с Соединенными Штатами, это становится весомым вкладом в достижение многостороннего согласия.

Хочу сослаться на сочинскую «Декларацию о стратегических рамках российско-американских отношений», принятую на саммите 6 апреля. В преамбуле к ней говорится, что мы переводим российско-американские отношения из состояния стратегического соперничества в стратегическое партнерство и намерены сотрудничать в интересах укрепления безопасности и стабильности в мире. Эта декларация как бы подводит итог взаимодействия между Россией и США в период президентских сроков Владимира Путина и Джорджа Буша. Документ содержит честную и неприукрашенную оценку состояния наших отношений на данном этапе. Отражает области сотрудничества, но в то же время названы и те сферы, где наши подходы отмечены серьезными разногласиями.

Вопрос: Российско-американский саммит в Сочи принес надежду на достижение целого ряда договоренностей. В первую очередь это заключение нового договора по стратегическим вооружениям в продолжение завершающего свое действие Договора СНВ (СНВ-1). Есть ли возможность завершить работу над ним к концу 2009 года, когда завершается договор СНВ? Не помешает ли этому тот факт, что в американском Белом доме в это время уже будет новый хозяин?

Ответ: На саммите в Сочи рассматривались вопросы безопасности, в том числе связанные с Договором СНВ и американской противоракетной обороной. Вопросы безопасности вообще сейчас находятся в числе приоритетов повестки дня нашей работы с США. Это связано с самой логикой наших отношений, обусловлено объективными причинами. Для нас ключевая задача – не допустить нарушения стратегического баланса. Мы исходим из того, что на него влияют многие факторы. В их числе планы США по развертыванию глобальной противоракетной обороны и такое грядущее событие, как истечение срока действия Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ).

Эти темы – предмет диалога с американцами. Существуют определенные механизмы для его ведения, но тема настолько серьезна, что обсуждается и на высшем уровне. Если говорить о Договоре СНВ, то вопрос его замены на новый был поднят в ходе встречи на высшем уровне, прошедшей в начале июля прошлого года в Кеннебанкпорте, и на последнем саммите в Сочи. Идут и консультации на экспертном уровне. Есть общее понимание, что из Договора СНВ надо взять то полезное, что там заключено. Теперь сторонам предстоит решить, что именно сохраняет свою полезность и должно продолжать действовать.

У нас есть совершенно определенная позиция в этом вопросе. Мы считаем, что многие элементы договора являются актуальными и полезными и останутся таковыми в будущем. В качестве примера сошлюсь на ограничения на носители стратегического оружия и на базирование СНВ за пределами национальных территорий, а также режим мер доверия, транспарентности, верификации. Короче говоря, на экспертном уровне предстоит определить, что надо сохранить из завершающего свое действие договора.

Что касается подхода Вашингтона, то я назвал бы его упрощенческим. Американские партнеры предлагают в основном сосредоточиться на мерах транспарентности и доверия. Они за то, чтобы новые договоренности основывались на подходах Договора о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП) – московского Договора 2002 года.

Говоря о Договоре СНП, надо только иметь в виду, что он будет действовать до 2012 года. При этом предусмотренные им сокращения стратегических ядерных боезарядов, весьма по масштабам радикальные, должны быть завершены только к этому конечному сроку. Поэтому здесь спешки нет. В то же время, когда заключался московский Договор 2002 года, он концептуально исходил из того, что действуют определенные ограничения Договора СНВ.

На данный момент позиции сторон разнятся, но мы придерживаемся такого принципа: не нужны договоренности сугубо ради договоренности, необходимы качественные договоренности, которые реально вносили бы вклад в дальнейшее укрепление стратегической стабильности. Это особенно важно на фоне воздействия на стратегический баланс, которое будет оказывать развертывание Соединенными Штатами в Европе элементов глобальной противоракетной обороны.

Помешает ли достижению договоренности тот факт, что предстоит смена администрации США и в январе вступит в должность новый президент США? На мой взгляд, весьма вероятна некая пауза в переговорах. Как показывает опыт, практически всегда новая американская администрация, придя к власти, берет аналитическую паузу на проведение стратегического обзора. Поэтому мы готовы интенсивно и быстро работать над новым соглашением именно сейчас, но, повторю, главное – его значимый «контент».

В целом же, как мы считаем, консультации по проблематике Договора СНВ важны для обеих стран. Это понимают и наши партнеры. Мы надеемся, что независимо от каких-либо внутриполитических перемен в США нам удастся выйти на новые договоренности до истечения Договора СНВ, то есть до конца 2009 года.

Вопрос: Бывший посол США в Москве Уильям Бернс заявил нашей газете, что договоренность между Москвой и Вашингтоном по проблеме ПРО возможна. Каков ваш прогноз?

Ответ: Проблематика ПРО – это действительно сложный вопрос в наших отношениях. Или, как говорят, проблемный вопрос, требующий интенсивных консультаций. Они идут. Пока трудно предсказать, возможна ли договоренность между Россией и США по этому вопросу. Известны наши предложения о создании коллективной системы отпора возможным ракетным угрозам, коллективной системы мониторинга. Ее главная особенность: упор на то, что все должно делаться с самого начала совместно, начиная от анализа угроз и выработки каких-то ответов на них до совместного принятия решений. Это тот комплекс предложений, который сделан Владимиром Путиным на встречах с Джорджем Бушем в Хайлигендамме, а затем в Кеннебанкпорте. Эти предложения остаются в силе, и они представляют собой альтернативу американским планам развертывания элементов стратегической ПРО в Чешской Республике и Польше.

Наши американские партнеры склонны представлять итоги обсуждения этого вопроса в Сочи, отраженные в совместной декларации, как чуть ли не свидетельство согласия России с планами создания ПРО. Однако это неправильная и необъективная интерпретация. В действительности четко и точно в сочинской декларации зафиксировано российское несогласие с американскими планами размещения элементов ПРО в Чехии и Польше и сообщается, что у нас есть альтернативное предложение.

Американцы предложили определенные меры, которые, с их точки зрения, позволят нам убедиться в том, что создаваемая ими в Европе система ПРО не направлена против России. Подчеркну, это была инициатива США. Американцы сами назвали их, признав тем самым, что наши озабоченности по поводу третьего позиционного района ПРО обоснованны. Эти меры обсуждаются, однако пока даже нет ясности, что же нам предлагается – не в принципиальном, а в конкретном плане. Соответственно неясно, как на этой основе договариваться.

Мы считаем, что меры подобной направленности должны быть согласованы с нами и не сводиться лишь к тому, что мы видим сейчас на столе переговоров с американской стороны. Не исключено, что и у нас могут быть кое-какие идеи. Более того, некоторые элементы, о которых уже открыто говорилось в прессе, например, касающиеся возможности постоянного присутствия наших офицеров на американских объектах в Чехии и Польше, ныне уже в определенной степени отрабатываются назад. Американские переговорщики предлагали нам «присутствие», но теперь говорят о том, что мы должны об этом договариваться еще и с польской и чешской сторонами, у которых на этот счет своя точка зрения. С нашей стороны не раз подчеркивалось, что постоянное присутствие на этих объектах наших наблюдателей необходимо, поскольку действительно поможет нам удостовериться, что эти объекты не работают по России. Так или иначе, предложения США в том виде, как они сейчас звучат, являются неполными и недостаточными, то есть не отвечают критериям, которые мы ставим. Это проявилось и на последнем раунде консультаций, состоявшемся в Осло на позапрошлой неделе. На них российскую делегацию возглавлял замминистра иностранных дел РФ Сергей Кисляк, а американскую – заместитель госсекретаря Джон Руд. С нашей стороны по американским предложениям было поставлено много вопросов, на которые пока не удается получить каких-либо развернутых, значимых ответов.

Вопрос: Как вы оцениваете состояние российско-американского взаимодействия по таким проблемам, как Ближний Восток, Иран, Афганистан, Северная Корея?

Ответ: Здесь достаточно много позитива. В качестве примеров могу назвать коллегиальную работу в рамках имеющегося механизма по урегулированию ближневосточного конфликта, по Афганистану, по урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова. Как бы ни были трудны эти проблемы, прогресс есть тогда, когда мы плотно сотрудничаем. Мы активно взаимодействуем и по вопросу об иранской ядерной программе. Здесь наши цели совпадают в том, что надо добиться урегулирования проблемы дипломатическим путем. Не всегда мы согласны по вопросам тактики действий, но важно, что вместе с США мы сотрудничаем в коллективном формате «шестерки».

Что касается России, то она стремится играть в механизме дипломатического урегулирования конструктивную роль и прилагает усилия к тому, чтобы выработать сбалансированные, выверенные решения, которые и позволили бы продвинуть дипломатическое урегулирование.

В Сочинской декларации позитивно оценено решение Москвы поставить ядерное топливо для АЭС в Бушере и обеспечить возврат, когда оно станет отработавшим. Это даст Ирану возможность обладать гражданским энергетическим атомным потенциалом без необходимости создавать собственные мощности по обогащению урана.

Я бы отметил также важность нашего взаимодействия в сфере борьбы с терроризмом. Как вы знаете, уже многие годы действует российско-американская группа по борьбе с терроризмом, которая, правда, по различным причинам некоторое время не собиралась. Это уникальный механизм, объединяющий представителей всех ведомств с обеих сторон, задействованных в борьбе с террором. В следующем месяце в Москве состоится новое заседание этой группы.

И, конечно, яркий пример совместного лидерства России и США в решении острых проблем современности – это Глобальная инициатива по борьбе с актами ядерного терроризма, которая была запущена президентами Путиным и Бушем в 2006 году и с тех пор разрослась до действительно глобальных масштабов. Под российским и американским фактическим сопредседательством уже объединились около 70 государств в реализации конкретной программы работы, направленной на укрепление индивидуальных и коллективных возможностей по предотвращению доступа террористов к ядерным материалам. Вот хорошая модель того, как надо выстраивать взаимодействие, когда есть согласие не только по целям и задачам, но и по практическим шагам.

  • Эксперт СИПРИ о ядерной программе Ирана

Иран может вдохновить другие страны. Николай Сурков. Независимая Газета. 2 июня 2008

Эксперт Стокгольмского международного института исследований проблем мира (СИПРИ) Виталий Федченко прокомментировал ситуацию вокруг ядерных программ Ирана и Северной Кореи, а также рассказал о рисках, которые возникают в связи с намерениями различных стран развивать атомную энергетику.

Вопрос: Сколько лет, по вашим оценкам, понадобится Ирану для создания ядерной бомбы?

Ответ: На этот вопрос нельзя ответить однозначно. Ответ зависит от решимости иранского руководства (которое, отметим справедливости ради, отрицает намерения получить ядерное оружие), международной обстановки, деятельности инспекторов и руководства МАГАТЭ, успехов иранских инженеров и ученых и многих других факторов. С технической точки зрения самый сложный этап в изготовлении ядерного оружия – это получение делящегося материала – высокообогащенного урана или плутония.

Иран сейчас активно пытается осваивать технологию центрифужного обогащения урана и заявляет о намерении обогащать уран не более чем до 5%. Такого рода деятельность не только формально не запрещена Договором о нераспространении ядерного оружия, но и в некотором смысле поощряется cтатьей 4 ДНЯО (при условии выполнения cтатьи 2 – отсутствия разработки ядерного оружия).

Проблема заключается в том, что низкообогащенный уран можно «дообогатить» и получить пригодный для использования в оружии высокообогащенного урана. При этом энергии и времени это может занять даже меньше, чем обогащение природного урана до низкообогащенного. Таким образом, теоретически, нарабатывая низкообогащенный уран, Иран сокращает время, нужное для получения высокообогащенного урана в случае, если решение о его изготовлении будет принято.

Вопрос: Какими мощностями для создания ядерного оружия Иран располагает сейчас? В Иране действительно есть предприятие, на котором занимаются конструированием бомбы?

Ответ: Практически все эксперты, занимающиеся вопросами нераспространения, согласны с тем, что само конструирование и изготовление из уже имеющегося высокообогащенного урана простейшего работоспособного ядерного взрывного устройства «пушечного типа» – достаточно простая задача для государства, освоившего (или почти освоившего) обогащение урана или создание баллистических ракет.

Конструирование ядерного взрывного устройства пушечного типа не требует какого-то особенного специального строительства и в принципе может быть осуществлено в уже имеющихся университетах и научных центрах. Проверить отсутствие таких работ в любой стране очень сложно. Кроме того, почти все технологии и предприятия, необходимые для создания такого устройства, могут иметь и вполне мирные применения. Есть только одна организация, способная авторитетно судить о существовании или отсутствии мощностей по производству ядерного оружия или предприятий, занимающихся его конструированием – это МАГАТЭ.

Вопрос: Подтверждается ли американское утверждение о наличии у КНДР урановой программы?

Ответ: США обвинили КНДР еще в 2002 году в том, что эта страна скрытно развивает технологии обогащения урана. Однако такие утверждения делались не только США. В своих мемуарах «На линии огня», опубликованных в 2006 году, президент Пакистана Первез Мушарраф прямо говорит о том, что Абдул Кадир Хан и его сеть предоставили Северной Корее небольшое количество центрифуг и другого оборудования, а также техническую информацию.

Неизвестно, насколько далеко Северная Корея продвинулась в развитии обогатительных технологий, но с 2007 года разведывательные организации США «снизили градус» обвинений. Несмотря на это, вопрос об обогащении урана в КНДР по-прежнему стоит на повестке дня. Вместе с определением точного количества плутония, произведенного в КНДР, а также вопросами распространения чувствительных технологий из КНДР в другие страны. Ядерное взрывное устройство, испытанное КНДР в октябре 2006 года, почти наверняка было сделано на основе плутония. Именно по этой причине точный учет плутония, произведенного на реакторе в Йонбене, имеет первостепенное значение. Нужно убедиться, что Северная Корея не спрятала где-нибудь плутониевое взрывное устройство «на черный день». Остальные вопросы – обогащение урана и распространение технологий – тоже необходимо решать, но позже, без риска повредить главному – учету плутония.

Вопрос: Создает ли увеличение числа стран, развивающих ядерную энергетику, новые риски в сфере безопасности?

Ответ: Да, создает. С одной стороны, существует вероятность того, что какая-либо страна будет развивать ядерные технологии в рамках мирной программы, а потом решит выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия и использовать эти технологии в военных целях. С другой стороны, возрастет оборот ядерных материалов. В нем будет участвовать больше стран, соответственно, этот процесс станет труднее контролировать и обеспечивать его безопасность. В результате увеличится риск того, что при транзите с ядерными материалами может что-нибудь случиться, например ими могут завладеть террористы.

Существуют два пути развития ядерной энергетики. Можно создать полный цикл с технологиями обогащения, переработки ядерного топлива, выделения плутония, как это сделали промышленно развитые страны. Можно просто покупать атомные электростанции, топливо для которых будет поставляться из-за рубежа, а затем отправляться обратно для переработки.

Есть американская программа Global Nuclear Energy Partnership (GNEP), которую Вашингтон активно пропагандирует. Суть ее в том, что можно разделить страны на две группы: те, у которых уже имеются все технологии и создан полный ядерный цикл, и те страны, которые хотят пользоваться атомной энергетикой. Главный аргумент в пользу GNEP такой, что создавать полный цикл на территории каждой отдельно взятой страны экономически нецелесообразно. Не нужно каждой стране иметь свой обогатительный завод или завод по переработке ядерного топлива, потому что они должны быть очень большими, чтобы приносить экономическую выгоду. Например согласно расчетам российских специалистов, чтобы обогатительный завод окупался, нужно иметь хотя бы 10 больших современных реакторов. Понятно, что многим странам это просто не нужно. И это только один аспект проблемы. Другой аспект – это изготовление ядерного топлива. Для этого требуются очень сложные технологии, развивать которые чрезвычайно дорого.

Если страна не очень большая и при этом она хочет развивать ядерную энергетику, скорее всего ей будет невыгодно создавать на своей территории все предприятия ядерного цикла. Для крупных стран это экономически оправданно, для стран средних и маленьких это не имеет вообще никакого смысла.

Такая же ситуация с исследовательскими реакторами, хотя причины этого несколько другие. Сейчас есть идея использования одного хорошего исследовательского реактора сразу несколькими странами, вместо того чтобы строить на территории каждой страны по маленькому реактору, который они могут себе позволить по отдельности и в итоге получать худшие результаты.

По большому счету строительство в стране атомных электростанций еще не предполагает появления технологий, которые позволяли бы создать ядерное оружие. Ядерная электростанция сама по себе очень мало отношения имеет к ядерному оружию.

Вопрос: Какой можно сделать вывод? Стоит ли тревожиться по поводу намерений развивающихся стран создавать ядерную энергетику?

Ответ: Если развивающиеся страны будут строить на своей территории ядерные электростанции и больше ничего, то ничего страшного в этом нет. С одной стороны, увеличится число игроков на рынке ядерных материалов, а с другой – обычное топливо для атомных электростанций не представляет большой ценности для террористов. Из него даже нельзя сделать эффективную «грязную» бомбу, потому что свежее ядерное топливо само по себе не такое радиоактивное. Если террористам удастся захватить свежее ядерное топливо, они, конечно, могут это использовать в пропагандистских целях, но технически толка им от него будет мало.

Полный текст.

loading