Хронометр

КНДР провела второе подземное ядерное испытание
25.05.2009
первая партия российского ядерного топлива для АЭС "Куданкулам" доставлена в Индию
25.05.2008
сообщение американских СМИ о первом артиллерийском выстреле атомным снарядом
25.05.1953

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

24.05.2017

«Патриотизм — это не столько восхваление, любование своей Родиной, сколько стремление сделать свое Отечество лучше, не столько правильные слова и рассуждения, сколько правильные дела. Правильные дела каждого на своем месте. Воспитать детей порядочными людьми, дать им образование, подготовить к самостоятельной жизни — это патриотизм», — Евгений Петрович Маслин, член Совета ПИР-Центра, член редколлегии журнала Индекс Безопасности.

22.05.2017

«Школа предлагает комплексный и многосторонний подход к изучению проблематики международной безопасности. Я получил колоссальный опыт и знания, а также стимул к личному самообразованию в международных отношениях. Полученные знания однозначно буду адаптировать на предприятии при обучении сотрудников служб безопасности», – заместитель начальника отдела физической защиты и безопасности Института атомной энергии Национального ядерного центра Республики Казахстан Даулет Байсаганов.

12.05.2017

«Важно отметить, что атрибуция кибератаки, в конце концов, является политическим решением. Если глава государства решит, «этих доказательств мне достаточно», он примет решение о том, кто несет ответственность за атаку, нравится вам это или нет. И атакующие должны это очень хорошо понимать. Нельзя рассчитывать на то, что атрибуция будет осуществляться только на основании технической оценки с большим количеством «возможно» и «вероятно». Если речь идет о серьезной ситуации, политическое руководство может решить «мне этого достаточно» и начать действовать, это не судебный процесс», – Дэвид Оманд, приглашенный профессор Лондонского Королевского колледжа.

Ядерный контроль 19 декабря 2001

ЯДЕРНАЯ РОССИЯ СЕГОДНЯ. 19 декабря 2001

ИНФОРМАЦИЯ

Мировое сообщество комментирует объявленный США выход из Договора по ПРО

Представители администрации США заявляют, что кризиса в отношениях с Россией не будет

В США проведено очередное испытание в рамках создания системы НПРО

ДОКУМЕНТ

Интервью Владимира Путина британской газете Financial Times

ИНФОРМАЦИЯ

Мировое сообщество комментирует объявленный США выход из Договора по ПРО

В Москве считают, что решение администрации США об одностороннем выходе из Договора по ПРО не было продиктовано соображениями безопасности. Об этом заявил в Виндхуке глава МИД России Игорь Иванов, находящийся с официальным визитом в ЮАР. По его словам, "это решение политическое, отражающее определенную идеологию".

"Мы хотели бы надеяться, что вслед за этим шагом Вашингтон не поступит аналогичным образом в отношении других договоров и соглашений в области контроля над вооружениями", - подчеркнул министр.

В то же время г-н Иванов указал, что в Москве приветствуют публично выраженную администрацией США готовность незамедлительно начать переговоры с Россией по новым рамкам стратегических отношений между двумя странами и по договорному оформлению радикальных сокращений стратегических наступательных вооружений. "Это хороший шанс продемонстрировать всему миру приверженность принципам стратегической стабильности", - отметил Игорь Иванов.

Министр указал, что Россия "будет и дальше твердо следовать своему курсу в поддержку укрепления стратегической стабильности в мире".

Игорь Иванов отметил, что Москва готова без промедления приступить к переговорам с США по всему спектру этих вопросов. "Мы надеемся, что те российско-американские контакты, которые были достаточно активными в последнее время, сохранят свою периодичность с тем, чтобы выйти на взаимоприемлемые договоренности по сохранению стратегической стабильности", - заявил министр.

По его словам, Россия всегда подчеркивала, что вопросы стратегической стабильности и проблемы, связанные с Договором по ПРО от 1972 года, - это не только вопросы российско-американских отношений. (В Москве считают, что решение США о выходе из Договора по ПРО было политическим и не продиктовано соображениями безопасности. РИА Новости. 14 декабря 2001)

17 декабря в Брюсселе министр обороны России Сергей Иванов после встречи со своим американским коллегой Дональдом Рамсфельдом заявил, что в России считают ошибкой выход США из Договора по ПРО от 1972 года.

Он отметил, что решение Соединенных Штатов принято в одностороннем порядке и оно не явилось для российской стороны сюрпризом. Россия неоднократно излагала свои аргументы, и нет смысла их повторять, сказал министр. Сегодня, указал Сергей Иванов, речь идет о стремлении России "вернуть систему международных отношений в области стратегической стабильности в нормальное, предсказуемое русло". Россия выступает за то, чтобы придать будущим договоренностям по ПРО, "как и другим документам в области нераспространения оружия массового уничтожения, юридически обязывающий характер", подчеркнул он.

По словам министра, "Россия не испытывает никаких опасений за свою безопасность в связи с объявленными Соединенными Штатами планами" выхода из ПРО. "Нас гораздо больше беспокоит, - сказал Сергей Иванов, - как в этой ситуации себя поведут другие страны".

Г-н Иванов также заявил, отвечая на вопрос журналистов, что на его встрече с Дональдом Рамсфельдом никакие ответные меры России на выход США из Договора по ПРО не обсуждались.

Сергей Иванов также отметил, что складывающаяся ситуация с Договором по ПРО создает юридический вакуум и в отношении "всех договоров или отсутствия таковых, связанных с нераспространением оружия массового уничтожения". Он назвал, в частности, Договор о нераспространении ядерного оружия и Договор о запрещении ядерных испытаний. По его мнению, также под вопросом дополнительный протокол к международной конвенции о запрещении биологического оружия. Кроме того, "на сегодняшний день отсутствует вообще какой-либо правовой механизм, регулирующий сокращение наступательных вооружений", сказал глава российского военного ведомства.

Договор СНВ-1 фактически выполнен, если иметь в виду количество боеголовок, а Договор СНВ-2 не вступил в силу и, очевидно, уже не вступит, отметил Сергей Иванов. (Виктор Онучко. Сергей Иванов заявляет, что в России считают ошибкой выход США из Договора по ПРО от 1972 года. РИА Новости. 18 декабря 2001)

Государственный секретарь США Колин Пауэлл "несколько разочарован" односторонним выходом Вашингтона из Договора по ПРО от 1972 года. Такое признание он сделал 14 декабря в интервью британской газете Daily Telegraph.

Г-н Пауэлл, по его словам, "всегда думал, что было бы лучше, если США смогли найти пути решения даже самых сложных проблем". Однако, подчеркнул он, сделать этого в случае с ПРО не удалось. По его мнению, несмотря на недовольство этим шагом Вашингтона, Москва "удовлетворена перспективой глубокого сокращения ядерных вооружений".

Как считает Колин Пауэлл, "если взглянуть выше Афганистана и Ирака", то можно увидеть огромные возможности, открывающиеся для США в отношениях с Россией и Китаем. (Сергей Кудасов. Госсекретарь США признает, что несколько разочарован односторонним выходом Вашингтона из Договора по ПРО. РИА Новости. 14 декабря 2001)

Если бы США не объявили об одностороннем выходе из Договора по ПРО, у них было бы больше, а не меньше разногласий с Россией. Такое мнение выразил на брифинге для журналистов в Белом доме его официальный представитель Ари Флайшер. Обосновывая эту точку зрения, он сослался на недавнее прошлое, когда, по его словам, администрация Билла Клинтона потратила около четырех лет на переговоры с Россией относительно одного-единственного "маленького испытания", которое она хотела провести по программе ПРО на Аляске.

Репортеры поинтересовались также, чреват ли отказ России вместе с США объявить о выходе из Договора какими-то конкретными неприятными последствиями для американской стороны. Ари Флайшер повторил известные тезисы о том, что отношения США с Россией в течение года радикально изменились, и теперь стороны обсуждают "новые стратегические рамки" своего сотрудничества, в том числе в борьбе против терроризма и предоставлении России "новой экономической роли, сближающей ее с Западом".

Напомнив, что еще в начале года скептики предсказывали "возобновление холодной войны и немедленное наращивание ядерных вооружений" в случае выхода США из Договора по ПРО, Ари Флайшер заявил, что "все эти мрачные пророчества, судя по всему, оказались неверными". (Андрей Шитов. В Белом доме считают, что, если бы США не объявили о выходе из Договора по ПРО, у них было бы больше, а не меньше разногласий с Россией. ИТАР-ТАСС. 14 декабря 2001)

Россия и Китай подчеркнули важное значение сохранения в складывающихся условиях международной системы контроля над вооружениями и разоружения в целях поддержания мира и международной безопасности. С такой общей позицией стороны выступили на межмидовских консультациях по вопросам стратегической стабильности.

Российскую делегацию на них возглавлял заместитель министра иностранных дел РФ Георгий Мамедов, китайскую - его коллега Ван Гуанъя. Особое внимание было уделено оценке ситуации, складывающейся в свете объявления США о решении в одностороннем порядке выйти из Договора по ПРО. Общность взглядов сторон в отношении последствий этого американского шага была подчеркнута в телефонном разговоре между президентом России Владимиром Путиным и председателем КНР Цзян Цзэминем, состоявшемся 13 декабря.

В ходе консультаций стороны "высказались за дальнейшую координацию внешнеполитических усилий в целях недопущения дестабилизации международной обстановки, продолжения последовательной линии на создание надежной системы стратегической стабильности, основанной на международно-правовых механизмах".

Была отмечена "настоятельная необходимость продолжения российско-американского диалога и скорейшей выработки новых рамок стратегических взаимоотношений, базирующихся на учете взаимных интересов и интересов всех других стран, в том числе скорейшего заключения Россией и США юридически обязывающего соглашения о дальнейших радикальных, контролируемых и необратимых сокращениях стратегических наступательных вооружений".

В ходе встречи состоялся углубленный обмен мнениями по широкому кругу вопросов нераспространения, предотвращения гонки вооружений в космическом пространстве, выполнения международных соглашений в области контроля над вооружениями.

Стороны договорились продолжить консультации по вопросам стратегической стабильности.

По оценке наблюдателей, состоявшиеся консультации представителей РФ и КНР, являющихся тесными партнерами по стратегическому взаимодействию, приобретают особую значимость и привлекают к себе повышенное внимание, поскольку проводятся впервые после объявления администрации США об одностороннем выходе через шесть месяцев из режима договора по ПРО. (Валерий Агарков. Россия и Китай подчеркнули важное значение сохранения международной системы контроля над вооружениями. ИТАР-ТАСС. 17 декабря 2001)

14 декабря генеральный секретарь ООН Кофи Аннан в своем заявлении, распространенном через его представителя, выразил сожаление решением США об одностороннем выходе из договора по ПРО.

Г-н Аннан отметил, что многие годы договор по ПРО служит краеугольным камнем в поддержании глобального мира, безопасности и стратегической стабильности. Он высказал озабоченность возможной гонкой вооружений в результате аннулирования этого договора, в частности в ядерной сфере, а также опасение дальнейшего нарушения механизма нераспространения и процесса международного контроля над вооружениями и разоружения.

Генеральный секретарь ООН призвал все страны искать новые неотменяемые проекты, имеющие обязательную силу, во избежание вышеуказанных неприятных последствий. (К. Аннан о выходе США из договора по ПРО. Синьхуа. 15 декабря 2001)

Не пресс-конференции в рамках проходящего в Брюсселе саммита Евросоюза председатель Европарламента Николь Фонтэн заявила, что решение США об одностороннем выходе из соглашения по ПРО касается не только российско-американских отношений, оно затрагивает и проблемы европейской безопасности.

Это очень серьезный шаг, отметила Николь Фонтэн. Он требует глубокого изучения и обсуждения. Только после этого можно будет определить позицию Европарламента на этот счет. (Александр Кондрашов, Юрий Ульяновский. Решение США о выходе из Договора по ПРО затрагивает проблемы европейской безопасности, заявила председатель Европарламента. ИТАР-ТАСС. 14 декабря 2001)

Дели последовательно выступает за сближение США и России и не одобряет любых односторонних шагов в сфере контроля за вооружениями. Об этом заявила 15 декабря официальный представитель МИД Индии. Она отметила необходимость дальнейших российско-американских консультаций по вопросу ПРО.

Индия проводит регулярный диалог по этой проблеме с Москвой и Вашингтоном и приветствует их намерение продолжать "тесное взаимодействие". Дипломат также подчеркнула, что Дели с удовлетворением встретил решение лидеров двух стран по сокращению наступательных ядерных вооружений.

14 декабря в телефонном разговоре с президентом РФ Владимиром Путиным премьер-министр Индии Атал Бихари Ваджпаи подтвердил, что Дели рассматривает Договор по ПРО от 1972 года как важный элемент стратегической стабильности, и высказал мнение, что взаимоприемлемые решения в этой сфере должны приниматься на основе консультаций. (Николай Керженцев. Дели выступает за сближение США и России и не одобряет односторонних шагов в сфере контроля за вооружениями, заявила представитель МИД Индии. ИТАР-ТАСС. 15 декабря 2001)

14 декабря официальный представитель МИД Грузии Каха Сихарулидзе заявил о том, что решение США о выходе из Договора по ПРО ни для кого не было неожиданным, поскольку в последние месяцы стало ясно, что Вашингтон рано или поздно примет такое решение.

С момента подписания Договора по ПРО, отметил он, прошло почти 30 лет и с тех пор в мире многое изменилось, поэтому неудивительно, что США с учетом новых реалий решили пересмотреть свои позиции.

Г-н Сихарулидзе подчеркнул, что "для Грузии, как и для многих других малых стран, важно, чтобы после выхода США из ПРО отношения между Вашингтоном и Москвой не охладились".

Он выразил надежду на то, что российско-американские отношения "не ухудшатся и не осложнятся", а диалог между двумя странами "продолжится". (Тенгиз Пачкория. Представитель МИД Грузии заявил, что решение США выйти из договора ПРО "не было неожиданным". ИТАР-ТАСС. 14 декабря 2001)

Белоруссия критически подходит к решению США "выйти из Договора по ПРО, игравшего важную роль в обеспечении разрядки международной напряженности и прекращении гонки вооружений", о чем заявил 14 декабря пресс-секретарь белорусского МИД Павел Латушко. Комментируя позицию американских властей, он отметил, что "выход США из Договора может нарушить баланс стабильности в мире и международной безопасности".

По словам официального представителя МИД, "вопрос выхода из Договора - это вопрос доверия к ядерным государствам, которое в определенной степени может быть подорвано". Вместе с тем г-н Латушко выразил надежду на то, "что установившееся стратегическое сотрудничество и партнерство между Россией и США позволят продолжить диалог по вопросу выработки положений концепции построения новой системы международной безопасности".

"Белоруссия готова подключиться к обсуждению путей адекватного реагирования на возникающие угрозы с целью сохранения стратегической стабильности и системы международных соглашений в области разоружения", - подчеркнул пресс-секретарь МИД Белоруссии. (Игорь Векслер, Андрей Фомин. Белоруссия негативно относится к решению США о выходе из Договора по ПРО. ИТАР-ТАСС. 14 декабря 2001)

Президент Чехии Вацлав Гавел выразил "понимание в связи с решением США выйти из Договора по ПРО".

По словам пресс-секретаря главы государства Ладислава Шпачека, президент Чехии считает, что человечество вступает в новый этап, когда "необходимо всемерно усиливать оборонные системы и ограничивать системы нападения". Вацлав Гавел выразил уверенность, что в течение ближайших 6 месяцев Соединенным Штатам и Российской Федерации удастся найти адекватное решение "по замене Договора по противоракетной обороне новыми соглашениями".

По мнению президента Чехии, новые договоренности США и России должны отвечать актуальной ситуации безопасности в мире. (Леонид Свиридов. Президент Чехии Вацлав Гавел выразил понимание в связи с решением США выйти из Договора по ПРО. РИА Новости. 14 декабря 2001)

Правительство Японии, главного американского союзника в Азии, с пониманием относится к решению президента США Джорджа Буша о выходе из Договора по ПРО от 1972 года. Об этом заявил 14 декабря на пресс-конференции в Токио генеральный секретарь кабинета министров Ясуо Фукуда.

"Мы понимаем, - сказал он, - позицию президента Буша, направленную на поиск путей построения новой стратегической структуры с учетом изменений в обстановке с обеспечением безопасности после окончания холодной войны". Выступая в качестве официального представителя правительства Японии, г-н Фукуда выразил надежду на то, что "построение новой стратегической структуры" будет "вносить вклад в контроль за вооружениями, разоружение" и укрепление безопасности.

В то же время министр иностранных дел Японии Макико Танака на пресс-конференции в Токио признала, что решение президента США может вызывать "беспокойство у других государств". Однако, по ее мнению, американская система противоракетной обороны не направлена против каких-либо конкретных целей. (Василий Головнин. Правительство Японии выразило понимание в отношении решения США о выходе из Договора по ПРО. ИТАР-ТАСС. 14 декабря 2001)

Австралия поддерживает решение США о выходе из Договора по противоракетной обороне от 1972 года. Об этом 14 декабря объявил премьер-министр Австралии Джон Говард.

Австралийское правительство, говорится в заявлении главы австралийского государства, признает, что стратегическая ситуация в мире изменилась со времен холодной войны, и это особенно стало очевидно после терактов в США 11 сентября. "Мы разделяем обеспокоенность США о дестабилизирующем влиянии, которое оказывает на безопасность во всем мире распространение ракет, и с пониманием относимся к интересам США в области противоракетной обороны", - отметил Джон Говард.

Он сказал, что вице-президент США Дик Чейни позвонил ему по телефону, чтобы сообщить о принятом Вашингтоном решении.

При этом глава австралийского государства приветствовал усилия администрации Джорджа Буша, направленные на развитие более тесных отношений с Россией. (Наталья Муни. Австралия поддержала решение США о выходе из Договора по противоракетной обороне от 1972 года. РИА Новости. 15 декабря 2001)

Решение Вашингтонской администрации о выходе США из Договора по ПРО 1972 года не стало неожиданным для Украины. Об этом указывается в комментарии пресс-службы МИД Украины.

Украина в свое время заявила о своей правопреемственности по этому Договору и подписала соответствующий Меморандум. Договор в течение последних десятилетий играл важную роль в системе международно-правовых документов в области разоружения и контроля над вооружением, представляя собой вместе с договорами об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений, основу существующей системы стратегической стабильности.

Как отмечает МИД, на Украине четко осознают изменения, которые произошли в мире с момента вступления в действие Договора по ПРО. "Мы поддерживаем усилия, направленные на противодействие существующим вызовам в сфере безопасности, которые связаны с распространением ракет, ракетных технологий и оружия массового поражения, а также беспрецедентным ростом масштабов международного терроризма".

В условиях, которые складываются после решения США, теперь тяжело прогнозировать будущую судьбу международных договоров, базирующихся на принципах, определенных Договором о ПРО. В связи с этим на Украине надеются и исходят из того, что США начнут соответствующие переговоры, в частности с партнерами по Договору, с целью выработки путей обеспечения международного мира и стабильности, которые обусловили бы необратимый характер дальнейших радикальных сокращений стратегических наступательных вооружений и предотвратили бы угрозу возврата к ядерному противостоянию.

В свою очередь, Украина еще раз подтверждает свою готовность участвовать в таких переговорах и содействовать поиску компромиссных решений, которые будут формировать основные принципы международной безопасности и контроля над вооружениями в 21 веке. (Михаил Мельник. Решение вашингтонской администрации о выходе США из Договора по ПРО не стало неожиданным для Украины. ИТАР-ТАСС. 15 декабря 2001)

Представители администрации США заявляют, что кризиса в отношениях с Россией не будет

Госсекретарь США Колин Пауэлл заявил, что из-за объявленного США в течение следующих шести месяцев выхода из Договора о ПРО "гонки вооружений с русскими не будет и не будет кризиса в наших взаимоотношениях".

По словам госсекретаря, на отсутствие кризисной ситуации в американо-российских отношенях указывает, в частности, тот факт, что российское руководство так же как и американское выступает за "сокращение числа стратегических наступательных вооружений, которые у нас есть".

Само по себе существование Договора о ПРО "не остановило гонку вооружений", сказал г-н Пауэлл, напомнив, что за 20 лет, прошедших с момента подписания этого соглашения, число ядерных боеголовок США и России выросло до 12 тыс. с обеих сторон.

"Сейчас мы снижаем количество этих вооружений до уровней намного ниже, чем они были в момент подписания Договора и мы будем продолжать уменьшать их число при отсутствии договора, который исчезнет через шесть месяцев", подчеркнул Колин Пауэлл. (Аркадий Орлов. Госсекретарь США Колин Пауэлл заявил, что из-за выхода США из Договора о ПРО "гонки вооружений с русскими не будет". РИА Новости. 16 декабря 2001)

Министр обороны США считает. что выход его страны в одностороннем порядке из ПРО приведет к сокращению гонки вооружений. Об этом Дональд Рамсфельд заявил 15 декабря на пресс-конференции в Баку по завершении переговоров с президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым.

"Объявив о выходе из ПРО, президент Буш заявил об уменьшении численности стратегического ядерного оружия со своей стороны до 1700 единиц", - сказал глава Пентагона. В то же время, по его словам, президент США договорился с президентом Владимиром Путиным о том, что Россия начнет процесс сокращения стратегического ядерного вооружения.

Как отметил американский министр, "мир должно беспокоить не сокращение, а наращивание ядерного оружия". Он считает, что выход США из ПРО - это шаг в направлении окончания холодной войны.

"Отставив в стороны старые договоренности, мы смотрим в будущее, в 21 век", - сказал Дональд Рамсфельд. (Севиндж Абдуллаева, Виктор Шульман. Министр обороны США считает, что выход его страны из ПРО приведет к сокращению гонки вооружений. ИТАР-ТАСС. 15 декабря 2001)

Выход США из Договора по ПРО является ошибочным шагом. Такое мнение высказал председатель комитета Совета Федерации по вопросам безопасности обороны Виктор Озеров.

Вместе с тем г-н Озеров выразил надежду на то, что выход США из Договора по ПРО не повлияет на реализацию ранее подписанных соглашений по СНВ-2 и на предстоящие переговоры по дальнейшему сокращению наступательных вооружений.

Председатель оборонного комитета Совета Федерации убежден, что принятое американской администрацией решение не приведет к гонке вооружений и не создаст угрозу для национальной безопасности России.

"По оценкам военных экспертов, даже половины ядерного потенциала России достаточно для обеспечения национальной безопасности", - заявил Виктор Озеров. При этом он напомнил, что США призывает не рассматривать НПРО как "систему, направленную против России". "Возможно, Джордж Буш пошел на развертывание ПРО для того, чтобы успокоить общественное мнение после терактов 11 сентября", - считает г-н Озеров.

Заместитель председателя оборонного комитета верхней палаты Александр Калита также считает, что выход США из Договора по ПРО никак не повлияет на обеспечение национальной безопасности России. По его убеждению, Договор по ПРО был "с самого начала направлен на защиту безопасности именно США, а не России". "Тем более, что сейчас накоплено столько стратегического оружия, что можно сломать любую оборону", - сказал он. (Мария Балынина. Председатель оборонного комитета Совета Федерации убежден, что выход США из Договора по ПРО не должен повлиять на ранее достигнутые российско-американские договоренности по СНВ-2. РИА Новости. 14 декабря 2001)

Отношения России и США позволяют найти соглашения в области противоракетной обороны в долгосрочном плане, несмотря на кратковременные разногласия. Об этом 17 декабря заявил посол США в Москве Александр Вершбоу.

По его словам, объявленный недавно выход США из Договора по ПРО не должен подорвать международной стратегической стабильности, поскольку, отметил посол, сегодня отсутствуют факторы холодной войны, такие как враждебность и подозрительность, которые мешали найти пути к диалогу между Россией и США в момент заключения Договора по ПРО 1972 года.

Г-н Вершбоу подчеркнул, что Америка не развертывает систему национальной противоракетной обороны против России, поскольку "оборонительная система не может быть направлена против кого-то". Вместе с тем он обратил внимание на то, что сейчас необходимо уделить большее внимание сокращению наступательных вооружений.

В связи с этим посол назвал исторической договоренность президентов России и США о сокращении уровня ядерных боеголовок до уровня 1700-2200 штук в течение 10 лет с уровня в 7 тыс., которым обладают стороны сейчас. Россия выступает за сокращение количества боеголовок до 1500-2200.

Александр Вершбоу выразил надежду, что к моменту приезда президента Джорджа Буша в Россию в середине 2002 года эти договоренности будут закреплены в документальном виде, и "этот документ проживет больше, чем пребывание на посту обоих президентов".

Он отметил, что Америка "знает, что Россия с нами не согласна, но мы считаем, что текущие разногласия не должны привести к кризису наших отношений". Посол заверил, что испытания новых систем противоракетной обороны будут вестись в сотрудничестве с союзниками и друзьями США, в числе которых и Россия, и в условиях полной транспарентности.

Говоря о причинах создания США новой системы национальной ПРО, г-н Вершбоу пояснил, что "мы хотим защитить США и наших союзников от стран-изгоев по мере того, как они приобретают средства доставки ядерного, химического и биологического оружия". (Александр Смотров. Посол США уверен, что Россия и США придут к долгосрочному соглашению в области противоракетной обороны, а разногласия между двумя странами являются кратковременными. РИА Новости. 17 декабря 2001)

В США проведено очередное испытание в рамках создания системы НПРО

Очередное испытание, проведенное Соединенными Штатами в рамках создания национальной системы противоракетной обороны, закончилось неудачей. Ракета-носитель по соображениям безопасности была ликвидирована испытателями после того, как изделие отклонилось от ранее рассчитанной траектории. Что явилось причиной сбоя, пока неизвестно. Следует подчеркнуть, что неудачи, особенно в ходе выполнения экспериментальных стрельб, на этом этапе создания качественно нового образца вооружения дело самое обычное. Они случаются у всех разработчиков ракетного оружия, в том числе и в СССР (РФ). Случалось, вся Прибалхашская пустыня в свое время была усеяна обломками ускорителей и ступеней ракет-перехватчиков. А нужного результата конструкторам добиться никак не удавалось.

Тем более следует принять во внимание, что американцы создают систему ПРО качественно нового поколения - добиваются селекции боевых блоков на фоне ложных целей и неядерного перехвата головных частей межконтинентальных баллистических ракет на немыслимых ранее дальностях в несколько тысяч километров. Поэтому проводимые в США испытания могут быть отнесены к разряду мероприятий, не имеющих прецедента. Сама задача такого перехвата невероятно сложна, поэтому сбои на первых этапах испытаний неизбежны. Таким образом, злорадство и злопыхательство сейчас более чем неуместны.

Другое дело, что время пуска подобрано исключительно в тон заявлению президента США о выходе из Договора по ПРО. Можно с некоторым преувеличением сказать, что последние слова Джорджа Буша в Розовом зале Белого дома были приглушены звуком стартующей ракеты с базы ВВС Вандерберг. Случайных совпадений такого рода, естественно, не бывает. Любой инженер-ракетчик знает, что время пуска экспериментального образца по тем или иным техническим причинам может быть перенесено на несколько часов или суток. Однако именно этому пуску планировалось придать явно политическое значение - силовым образом подкрепить заявление президента США. Однако нужного эффекта, к сожалению американцев, так не произошло. Одно единственное, к примеру, не сработавшее вовремя на ракете реле свело к нулю все усилия коллектива американских испытателей и разработчиков самого замысла мероприятия в Вашингтоне. Неудачный пуск лишний раз подтвердил правоту президента России Владимира Путина в том, что американская НПРО не представляет угрозы для национальной безопасности России. (Михаил Ходаренок. Дело не в испытаниях, а их дате. Независимая Газета. 15 декабря 2001)

ДОКУМЕНТ

Интервью Владимира Путина британской газете Financial Times

13 декабря Владимир Путин дал интервью британской газете Financial Times. Основное внимание было уделено российско-американским взаимоотношениям, а также вопросам борьбы с терроризмом.

ВОПРОС: Сегодня был действительно напряженный, насыщенный день. И в этой связи хотел бы прежде всего задать Вам вопрос относительно Договора по ПРО.

Особенно нам, конечно, интересно то, что Вы сказали в Вашем сегодняшнем Заявлении по этому вопросу. Судя по всему, Вы приняли то решение, которое приняла Администрация США, не выразив при этом какого-то резкого чувства, какого-то сильного разочарования. Вы сказали, что это ошибка. Но ничего страшного, ничего драматического в этом нет.

Хотел бы попросить Вас вкратце прокомментировать ситуацию.

ОТВЕТ: Я сказал то, что думаю. Больше того, я и раньше говорил, что, по нашему мнению, выход в одностороннем порядке из этого Договора был бы ошибочным шагом. Но мы не намерены, если это произойдет, раздувать какой-то антиамериканской истерии. И мы не считаем, что этот шаг может привести к созданию каких-то новых угроз для безопасности России по нескольким основаниям.

Во-первых, национальной системы противоракетной обороны пока не существует. Во-вторых, неизвестно, удастся ли ее создать. В-третьих, если удастся создать, то непонятно когда. И следующее соображение заключается в том, что Россия уже сегодня имеет все средства преодоления любой противоракетной обороны.

Поэтому самое главное негативное последствие, которое заключается в возможном нарушении баланса сил, не представляет для России серьезной угрозы.

Хотя национальная система противоракетной обороны - это как бы оружие защиты, на самом деле она, эта система, повышает возможности, прежде всего, собственных наступательных вооружений. Поэтому, когда мы говорим о стратегическом оружии, то наступательные, оборонительные системы мало чем друг от друга отличаются с точки зрения эффективности взаимодействия с потенциальным противником.

И, наконец, еще одно соображение, о котором я не сказал в своем заявлении, но которое мы не можем не учитывать. Я действительно считаю, что мир изменился за несколько последних месяцев, изменился кардинальным образом. И если мы пойдем по пути изменения природы взаимоотношений между Россией и Западом в целом, между Россией и Соединенными Штатами, если мы пойдем по пути, который предложил премьер-министр Великобритании господин Блэйр, изменения отношений между Россией и НАТО, то будет понятно, что вопрос противостояния теряет свою остроту.

Мы выступали против одностороннего выхода Соединенных Штатов, это правда, но не потому, что боялись за свою безопасность, а потому, что мы придерживаемся другой концепции, другой философии строительства международной системы безопасности.

Мы считаем, что этот Договор был одной из действительно несущих конструкций всей системы безопасности, выстроенной за последние десятилетия. На нем завязано в общей сложности около 30 международных соглашений в сфере разоружения и безопасности в широком смысле этого слова. И поэтому мы настаивали на его сохранении. Но в принципе, мы были готовы к определенной модификации и просили дать нам те параметры, которые предлагается модифицировать и которые мешают развивать американскую программу строительства НПРО. Мы готовы были их обсуждать, но нам так и не было предъявлено ничего конкретного для обсуждения. Мы услышали только настойчивую просьбу совместно выйти из этого Договора.

Эта настойчивость при нашей довольно гибкой позиции мне до сих пор непонятна. Что меня очень беспокоит в связи с этим, возможно, как самое негативное развитие событий - это распространение гонки вооружений на космос. И если это позволят себе ведущие ядерные державы, то тогда мы не сможем сказать "нет" никакой другой стране.

Но в целом наши американские партнеры, как я это уже подчеркивал, имели право на односторонний выход. Мы это право признаем. Они поступили в соответствии с Договором: ничего не нарушили и ничего тайного не сделали. С этой позицией можно спорить, с ней можно не соглашаться (как я это делаю), но при этом нельзя говорить, что они что-то нарушили и действовали тайно. Они действовали открыто, последовательно и, в общем, по определенной логике. Эта логика мне была известна, позиция заранее заявлена, поэтому и ответ был достаточно спокойным, на мой взгляд, весьма конструктивным, в духе тех подходов, которые имеет к этой проблеме Российская Федерация.

И последнее. Я думаю, что наши взаимоотношения между Соединенными Штатами и Российской Федерацией имеют большое значение в двухстороннем плане, и с учетом того, что это две ведущие ядерные державы. С точки зрения международной безопасности мы будем стремиться не только к тому, чтобы сохранить этот уровень отношений, но и к тому, как я уже говорил в своем Заявлении, чтобы использовать его для урегулирования всех вопросов, по которым у нас пока нет единого мнения.

ВОПРОС: Вы отметили, что у Вас нет никакого намерения нагнетать антиамериканскую истерию. Вы сказали, что Соединенные Штаты действовали в полном соответствии с международным правом. Вы сказали, что придаете важное значение российско-американским отношениям, но в то же время Вы говорите, что между нашими странами существуют разногласия в том, что касается принципиальных подходов к обеспечению строительства международной безопасности. И, естественно, Вы не можете не испытывать чувства разочарования исходом переговоров на эту тему.

Означает ли все это, что теперь Вам будет сложнее развивать тесные, дружественные отношения между Россией и США?

ОТВЕТ: Нет, не думаю. И скажу почему. В ходе наших контактов с Бушем он ни разу меня не обманывал. Он всегда делает то, что говорит. В этом смысле он надежный партнер.

Повторяю, у нас не совпадают мнения по ряду вопросов, но все-таки даже по очень сложным иногда удается убедить друг друга. А если не совпадают мнения по каким-то очень сложным вопросам, по-моему, это абсолютно нормально.

Если подходить друг к другу по-партнерски, то решения могут быть найдены, так же как мы в принципе договорились о сокращении стратегических наступательных вооружений. Я думаю, что это важно и для нас, и для всего человечества: то ли две страны будут иметь по семь тысяч ядерных боезарядов, то ли по полторы или по две. Разница, наверное, есть?

Правда, и здесь есть вопросы, которые требуют дополнительного обсуждения, согласования. Мы считаем, что эти сокращения должны быть облечены в определенную договорно-правовую форму, что они должны быть прозрачными, проверяемыми. Конечно, можно и без этого, но всегда будут у партнеров взаимные подозрения, столько ли по количеству сокращено, где находятся снятые с боевого дежурства ракеты, уничтожены они, либо они положены на хранение и составляют так называемый возвратный потенциал, который в любую секунду может быть возвращен на боевое дежурство, и так далее, и так далее.

Мне кажется, что если, повторяю, эти договоренности будут транспарентными и будут сопряжены с определенными мерами контроля, то мир будет чувствовать себя спокойнее.

ВОПРОС: А как Вы думаете, можно достичь такого договора или договорно-правового оформления, если американцы, судя по всему, хотят иметь что-то нечто гораздо менее формальное?

ОТВЕТ: Это предмет переговоров. Мы должны убеждать партнеров, находить убедительные аргументы, доказывать, что те аргументы, которые мы приводим, соблюдение тех принципов, которые мы предлагаем, пойдут на пользу не только нам, но и нашим американским партнерам, пойдут на пользу национальной безопасности самих Соединенных Штатов.

Например, почему мы не согласились на двусторонний выход из Договора по ПРО? Потому что аргументы, которые приводила американская сторона, для нас выглядели неубедительно. Ведь что кладется в обоснование выхода из ПРО? Возможность применения ядерного оружия террористами. И второе - возможность применения ядерного оружия странами-изгоями. Два аргумента.

Но предметом Договора по противоракетной обороне 1972 года является регулирование в сфере возможного применения стратегических баллистических ракет, которыми, как известно, ни террористы, ни страны-изгои не обладают и обладать вряд ли когда-нибудь будут.

Обоснованность позиции является самым важным, мне кажется, основанием для достижения договоренностей. Я лично рассчитываю на то, что в ходе нашей дальнейшей совместной работы с американскими партнерами наши аргументы будут убедительными.

Но самое главное, что лежит в основе любой договоренности, это уровень доверия. И мне бы очень хотелось, чтобы этот уровень доверия у нас сохранился. Это самая главная основа для договоренности любого рода, а тем более для договоренности в сфере стратегической стабильности.

ВОПРОС: Если Вам все-таки не удастся согласовать такой юридически обязательный договор, подорвет ли это доверие между Россией и Соединенными Штатами?

ОТВЕТ: Смотря на что мы выйдем, и как мы будем развивать отношения по всему комплексу взаимодействия. Если наши взаимоотношения между Россией и Западом в целом, между Россией и НАТО, между Россией и Штатами будут выстраиваться в партнерском или даже в союзническом плане, то нет. Но, повторяю, исходя из уровня сегодняшнего состояния международных отношений, мы считаем, что наше предложение, наше видение является более обоснованным.

И самое главное, есть еще один важный аспект - это реальное состояние наших ядерных сил сдерживания, а оно такое, что в целом мы чувствуем себя абсолютно уверенно и спокойно, потому что мы в состоянии обеспечить свою безопасность. Это самое главное для нас.

ВОПРОС: Два вопроса. Во-первых, Министр иностранных дел Игорь Иванов говорил о том, что Россия заранее обдумала различные варианты действий в зависимости от развития ситуации, в частности в связи с выходом Соединенных Штатов из Договора. И говорилось, в частности, о возможности установки РГЧ. Имеется ли в виду сейчас такой вариант российской стороной?

ОТВЕТ: Что касается разделяющихся головных частей, то после прекращения действия Договора по ПРО и всех связанных с этим других ограничений, в том числе по РГЧ, Россия приобретает такое право, но это не значит, что мы им воспользуемся. В ближайшем обозримом будущем нам это ни к чему, но такое право мы приобретем.

Представьте себе, если говорить о возможном строительстве НПРО, речь ведь идет о возможности сбить одну, две, три, десять, двадцать, ну сто ракет, это уже фантазия - 100 ракет, но предположим. Это просто фантастика, сбить их невозможно. Но Россия, даже если предположить, что через несколько лет будет обладать двумя тысячами, - это просто фантастика, сбить их невозможно.

Я уже говорил об этом: баллистическая ракета идет со скоростью 7,5 километров в секунду, значит, противоракета должна тоже лететь с этой скоростью. Это все равно, что пулей попасть в пулю.

А если еще предположить, что будет поставлено РГЧ, то есть на каждой ракете будет по три-четыре боеголовки, а плюс к этому еще система преодоления ПРО, то сама ПРО для российских Вооруженных Сил, для российской системы ядерного сдерживания просто становится несерьезной игрушкой.

Но мы с вами сейчас рассуждаем в логике противостояния. А я чуть выше вам уже сказал и хочу вернуться к этому тезису: самым главным, самым основным параметром, который может вселить в душу граждан Америки, России, людей всего мира спокойствие, уверенность и чувство безопасности, является изменение качества отношений между крупнейшими государствами мира, прежде всего между крупнейшими ядерными державами: между Россией и западным сообществом в целом, Россией и НАТО, Россией и США. Здесь возможен главный успех с точки зрения обеспечения международной безопасности.

Именно поэтому, еще раз хочу подчеркнуть это, я очень высоко оцениваю инициативу премьер-министра Великобритании по поводу изменения характера отношений между Россией и НАТО.

ВОПРОС: Сейчас, после всех политических заявлений и появления ряда обнадеживающих признаков, видимо, главное - реализовать все эти заявления в политическую реальность. И несмотря на то, что премьер-министр Блэйр действительно высказывал целый ряд идей, но пока что не видно особого прогресса в практической реализации этих высказанных предложений.

И в дополнение к этому еще вопрос. Не разочарованы ли Вы, господин Президент, отсутствием прогресса на этом фронте, то есть, чтобы было, что показать, каких результатов удалось достичь благодаря изменению позиции России за последние три месяца?

ОТВЕТ: Все разочарования наступают от избыточных ожиданий, а я ничего выдающегося и не ожидал. Я прекрасно понимаю, что корабль отчуждения двигается в определенном направлении, имеет инерцию движения, и развернуть его достаточно сложно. Поэтому нужно набраться терпения, действовать аккуратно, профессионально, прибегая, в том числе, к помощи таких авторитетных изданий, как Financial Times.

Что касается того, что можно предъявить как результат проводимой российским руководством политики, то хотел бы сказать следующее. Все-таки самое главное для нас - это обеспечение надежного мира и для нашей страны, для Европы, для всего человечества и создание условий для экономического развития государства.

Я думаю, что изменение характера отношений, которое в последнее время мы наблюдаем между Россией и Западом, хотя и не зафиксировано так, как нам бы хотелось, но сам этот процесс уже создает предпосылки для развития ситуации подобного рода в мире и для России, и для ее экономики. Это очевидный факт. Это первое.

Второе. В ходе проведения такой политики (хочу обратить ваше внимание на это) мы не ждем каких-то поблажек и ни о чем не просим. Мы просто обращаем внимание наших партнеров на то, что им выгодно относиться к России как к равному партнеру. И чем раньше (а я исхожу из этого) наши партнеры это осознают и будут действовать в такой логике, тем лучше для всех - и для нас, и для наших партнеров.

Мы в ходе этой политики ни разу не поступились какими-то национальными интересами России, в том числе, самый лучший пример тому, кстати сказать, обсуждаемый нами сегодня Договор по ПРО. Мы как занимали позицию невыхода из него, так и остались при этой точке зрения до сегодняшнего дня.

[...]

ВОПРОС: Хотел бы задать вопрос, связанный с международной безопасностью, и более конкретно - с борьбой против терроризма. Как Вы считаете, в каком направлении будет дальше развиваться эта борьба и может ли в этот процесс быть вовлечен Ирак?

ОТВЕТ: В каком смысле вовлечен? В том смысле, что он тоже будет бороться с терроризмом или в том смысле, что будут бороться с ним?

ВОПРОС: Последнее.

ОТВЕТ: Вы знаете, мы считаем, что операцией в Афганистане борьба с терроризмом не закончится и закончиться не может. Прежде всего, нужно говорить о прекращении путей финансирования террористической деятельности. У меня пока нет подтверждения того, что Ирак финансирует террористов, которых мы имеем в виду. По нашим данным, финансирование идет из других стран. И мы знаем откуда.

Что касается Ирака, то мировое сообщество, прежде всего, всегда беспокоила и сегодня заботит возможность производства на территории Ирака средств массового уничтожения. И мне кажется, что мы должны решать именно эту проблему применительно к Ираку.

Наши предложения заключаются в следующем: добиться от руководства Ирака допуска международных наблюдателей и контролеров ООН на объекты, которые представляют в этом смысле для международного сообщества интерес, в обмен на отмену санкций.

Что касается возможных силовых акций, то надо посмотреть на результативность того, что было сделано до сих пор в этом смысле. Если вы мне назовете, какие беспокоящие международное сообщество объекты в результате проводимых бомбардировок были уничтожены, я вам буду очень благодарен. Мне об этом ничего неизвестно. Бомбардировки есть, а вот каков результат, эффективность, об этом пока никто ничего не может сказать.

Поэтому в данном случае, мне кажется, мы должны объединить свои усилия в рамках Организации Объединенных Наций. И вариант решения проблемы, который нам представляется эффективным, я только что назвал, это позиция России. Должен, правда, честно сказать, что наше предложение до сих пор не устраивает и сам Ирак. Мы тоже не можем добиться от него положительной реакции на наше предложение. Поэтому мы будем продолжать совместную работу и консультации с нашими партнерами в Европе, с Соединенными Штатами и Великобританией, конечно, и, разумеется, будем продолжать эту работу в рамках ООН.

ВОПРОС: В плане борьбы с терроризмом Вы ожидаете, что международное сообщество окажет вам больше поддержки в вашей войне в Чечне?

ОТВЕТ: Мы считаем, что это было бы обоснованно и справедливо. И нужно честно сказать, что там происходит и происходило все это время. Я напомню только, что в 1996 году Россия полностью вывела все свои Вооруженные Силы и все правоохранительные органы из Чечни, де-факто предоставив ей полную государственную независимость, не де-юре, а де-факто. Поэтому нам никто не может сказать, что мы все свои усилия направляем на подавление стремления чеченского народа к независимости. Мы это уже один раз сделали - предоставили такую независимость. Что из этого получилось, мы хорошо знаем. А получилось, что этот идеологический вакуум, был моментально заполнен международными террористами и фундаменталистами, и мы получили вместо нового государственного образования квазигосударство террористического характера.

На сегодняшний день Вооруженные Силы никаких широкомасштабных операций там не проводят. Там идет восстановление мирной жизни, социальной сферы. Это сложный процесс, и, видимо, он потребует еще значительного времени, и, разумеется, потребует дальнейшего диалога с населением Чечни, с чеченским народом.

В рамках действующей Конституции Российской Федерации Чечне может быть предоставлена достаточно широкая автономия. Но второй ошибки, такой, которая была сделана в 1996 году - создание анклава для раскачивания самой Российской Федерации, для нападения на Россию, мы больше себе позволить не можем. Подавляющее большинство населения Чечни хочет жить в мире, согласии, хочет иметь нормальные условия для воспитания своих детей.

Самым лучшим примером того, что мы ведем диалог со всеми группами населения, является то обстоятельство, что администрацию Чечни возглавляет человек, который до 1996 года с оружием в руках воевал против федеральных сил.

Что касается деструктивных сил, то там две основные группы. Они немногочисленные, но они, конечно, есть. Это международные террористы, в основном из арабских стран, и остатки сепаратистских банд. И то, и другое никогда не поддерживалось и, я думаю, не может поддерживаться международным сообществом.

Что касается международных террористов, само собой разумеется, в комментариях не нуждается. Это люди, которые действительно воспитывались и проходили боевую подготовку в лагерях Аль-Каиды под руководством бен Ладена. Это установлено, и спецслужбы ни наши, ни американские, ни европейские с этим не спорят.

Что касается второй группы, то это сепаратисты, которые, конечно, очень тесно связаны с первой. Но, что касается сепаратистов, я бы хотел сказать, что мы, Россия, сепаратизм в других странах не поддерживаем и надеемся, что никто не будет поддерживать сепаратистов у нас, в России, потому что, если мы только позволим кому-то начать дележ границ, особенно в Европе, то мы никогда не вылезем из этой кровавой бани, мы мгновенно погрузим Европу в череду нескончаемых противоречий и этнических войн.

Есть аспект гуманитарного характера - соблюдения прав человека, и здесь мы готовы сотрудничать с международными организациями и делать все от нас зависящее для того, чтобы таких проблем не было. Должен сказать, что в этом отношении очень многое делается. На территории Чечни работают судебные органы, органы юстиции, органы прокуратуры. И наши правоохранительные органы борются не только с террористами и сепаратистами, но и с теми, кто совершает преступления, будучи в военной форме. Свыше 20 военнослужащих российской армии привлечены к уголовной ответственности и приговорены к различным наказаниям.

И, разумеется, мы будем делать все для того, чтобы провести в Республике нормальные, полноценные выборы в парламент и выборы главы Республики. (Интервью Президента Российской Федерации В.В.Путина британской газете Financial Times. Пресс-служба Президента РФ. 17 декабря 2001).

Полный текст

 

loading