Хронометр

подписание США Дополнительного протокола I к Договору о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке (Договор Тлателолко).
26.05.1977
подписание советско-американского Договора об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) и Временного соглашения о некоторых мерах в отношении ограничения стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1).
26.05.1972

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

24.05.2017

«Патриотизм — это не столько восхваление, любование своей Родиной, сколько стремление сделать свое Отечество лучше, не столько правильные слова и рассуждения, сколько правильные дела. Правильные дела каждого на своем месте. Воспитать детей порядочными людьми, дать им образование, подготовить к самостоятельной жизни — это патриотизм», — Евгений Петрович Маслин, член Совета ПИР-Центра, член редколлегии журнала Индекс Безопасности.

22.05.2017

«Школа предлагает комплексный и многосторонний подход к изучению проблематики международной безопасности. Я получил колоссальный опыт и знания, а также стимул к личному самообразованию в международных отношениях. Полученные знания однозначно буду адаптировать на предприятии при обучении сотрудников служб безопасности», – заместитель начальника отдела физической защиты и безопасности Института атомной энергии Национального ядерного центра Республики Казахстан Даулет Байсаганов.

12.05.2017

«Важно отметить, что атрибуция кибератаки, в конце концов, является политическим решением. Если глава государства решит, «этих доказательств мне достаточно», он примет решение о том, кто несет ответственность за атаку, нравится вам это или нет. И атакующие должны это очень хорошо понимать. Нельзя рассчитывать на то, что атрибуция будет осуществляться только на основании технической оценки с большим количеством «возможно» и «вероятно». Если речь идет о серьезной ситуации, политическое руководство может решить «мне этого достаточно» и начать действовать, это не судебный процесс», – Дэвид Оманд, приглашенный профессор Лондонского Королевского колледжа.

Ядерный контроль 19 сентября 2000

ЯДЕРНАЯ РОССИЯ СЕГОДНЯ. 19 сентября 2000

ИНФОРМАЦИЯ

  • § Евгений Адамов о внешнеэкономической деятельности Минатома
  • § В Вене открылась генеральная конференция МАГАТЭ
  • § Игорь Иванов призвал к запрещению ядерных испытаний
  • § Продолжается обсуждение реформы Вооруженных Сил
  • § В Конверсбанке появится председатель правления
  • § Найдены средства на реконструкцию энергоблока Ленинградской АЭС
  • § Новый участник программы утилизации российских АПЛ
  • § Стратегические ракетоносцы ВВС РФ приняли участие в учениях Объединенной системы ПВО СНГ
  • § Планируется сдача объектов на ПО Маяк
  • § Озерск – номинант Фонда Сороса

ИНФОРМАЦИЯ

Евгений Адамов о внешнеэкономической деятельности Минатома

Министр атомной энергетики Евгений Адамов, возвратившись из Японии, заявил, что выступление Владимира Путина в Нью-Йорке с инициативой обеспечения человечества экологичной энергией на тысячи лет стало важнейшим мировым событием.

По словам г-на Адамова, несмотря на краткость выступления президента России на саммите, это не означает, что "в МИД или в Минатоме сели вечерком и на коленке изобразили идею". Напротив, за ней стоит более 10 - 15 лет работы российских физиков, атомщиков и многие тома документации. Речь идет о воплощении международного проекта (получившего название БРЕСТ) на основе разработки Ядерные технологии естественной безопасности, выпущенной еще в 1998 году.

В чем принципиальная разница между этим проектом и сегодняшней деятельностью атомщиков? До сих пор они пытались снижать вероятность тяжелой аварии на АЭС (с выбросом радиоактивных материалов в атмосферу) и добились того, что она становится возможной лишь один раз в миллион лет. То есть в основе новых проектов все же лежали старые технологии. Кроме того, эти технологии не исключают накопления в реакторах плутония, который может быть использован для создания ядерного оружия. Проект же БРЕСТ в принципе делает невозможной тяжелую аварию типа чернобыльской. Кроме того, по заверениям Евгения Адамова, он исключает возможность распространения в мире ядерного оружия, поскольку в БРЕСТе ядерное топливо выгорает полностью. И все же АЭС БРЕСТ должны попасть под жесткий контроль Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) с целью предотвращения хищения сборок с невыгоревшим топливом.

Поскольку в реакторах БРЕСТ в работу вовлекаются все исходные радиоактивные элементы (в том числе и уран-238), то запасов ядерного топлива в земной коре человечеству хватит на тысячи лет. Более того, реализация международного атомного проекта обеспечит выполнение Киотского протокола по снижению выбросов тепличных газов, образующихся при сжигании органического топлива на тепловых электростанциях. Наиболее вероятными партнерами проекта г-н Адамов назвал технологически близкие нам Францию и Японию. В США же исследования по так называемому замкнутому топливному циклу и созданию реакторов на быстрых нейтронах пока законодательно запрещены.

По оценке Евгения Адамова, реализация проекта с учетом внедрения новой схемы топливообеспечения и двухсотлетней выдержки с последующим захоронением отработавшего ядерного топлива обойдется в несколько миллиардов долларов. В том числе сооружение энергоблока БРЕСТ-300 (мощностью 300 МВт) - в 400 млн. долл. Пока же мировое сообщество будет обдумывать инициативу Владимира Путина, Минатом реанимирует проект строительства трех энергоблоков БН-800 на Южно-Челябинской АЭС (замороженный еще в 1989 году).

Тем более что России в соответствии с международными обязательствами необходимо изъять из запасов ядерного оружия 50 т плутония. А хранить опасный груз слишком накладно, выгоднее его сжечь в реакторах. Премьер-министр России Михаил Касьянов и вице-президент США Альберт Гор подписали соглашение о синхронной утилизации оружейного плутония начиная с 2007 г. Россия обязалась сжечь 34 тонны этого ценного топлива на АЭС. Однако существующие реакторы ВВЭР-1000 и один БН-600 на Белоярской АЭС, где уже проводится опытное сжигание МОКС-топлива, все-таки изначально не приспособлены для этой операции. А вот для БН-800 топливо будет готовиться, как утверждает директор предприятия Маяк Виталий Садовников, как раз из оружейного плутония. (Михаил Классон. Министр Адамов готов закрыть все ТЭС. Время МН. 13 сентября 2000)

В интервью Независимой Газете Министр по атомной энергии Евгений Адамов ответил на вопросы об участии России в различных международных проектах в области мирного использования атомной энергии:

- Евгений Олегович, около года назад Министерство по атомной энергии вышло в правительство с предложением внести поправки к Закону "Об охране окружающей среды". Суть его заключалась в законодательном оформлении ввоза и переработки отработавшего ядерного топлива. Какова сейчас судьба этих предложений?

- Эти поправки могли быть приняты еще около года назад. Тогда Минатом предложил более четко определить в законе, что есть ядерные отходы, а что - недоиспользованные полезные материалы. Вопрос был согласован и на правительственном, и на депутатском уровне. Но приближалась смена состава Госдумы. Мы понимали, что получить одобрение нижней палаты парламента возможно, но по политическим причинам решили не форсировать события. Если бы закон был одобрен в этих условиях, позже всегда можно было бы сказать, что он принят наспех, без глубокого анализа и понимания. И мы приняли решение дождаться новой Думы.

Это время было посвящено просветительской работе в регионах, где расположены объекты атомной промышленности, - Челябинском, Красноярском, Томском. Переговоры шли и с другими областями. К примеру, чтобы выполнить программу завоза ядерного топлива, необходимы суда. И для этого должна быть задействована инфраструктура вокруг Санкт-Петербурга. Нужны железнодорожные составы, которые производятся как на Урале, так и в Твери. Это огромные по масштабам заказы для отечественного судостроения, транспортного и тяжелого машиностроения. Еще одна группа заинтересованных регионов - области, нуждающиеся в восстановлении экологии. На решение этой проблемы мы считаем возможным безвозвратно выделять до 30% средств от программы по ввозу облученного ядерного топлива. Начать, конечно же, хотелось бы с тех регионов, в которых со времен гонки вооружения холодной войны накопились последствия от создания ядерного оружия или от аварий на хранилищах.

Доходы от этой программы могли бы сыграть свою роль не только в развитии реального сектора, реализации экологических программ, но и в социальной сфере. Минатом же сегодня реально осуществляет ипотечную программу в ряде ключевых для ядерной науки городов. Например, в Обнинске и Арзамасе, Снежинске и Протвино. Наша система позволяет людям при 3-4 тысячах рублей заработка решать самостоятельно свои жилищные проблемы. К настоящему времени в большинстве регионов уже поняли содержательную часть программы, возможные интересы государства и конкретных областей, и сегодня они уже готовы нас поддерживать.

- О каких объемах ядерного топлива идет речь? Достаточно ли России перерабатывающих мощностей для реализации этой программы?

- Недостаточно.

- Зачем же нужно подписываться под обязательствами, которые заведомо невыполнимы?

- Любой бизнес складывается из наличия рынка - спроса либо на услуги, либо на товар, который вы производите, и предложения. Вы находите средства и начинаете производить товары или предоставлять услуги. На мировом рынке сейчас накопилось более 150 тысяч тонн ядерного топлива. Весь цикл переработки весьма длителен. В ближайшие 10-20 лет мы сможем модернизировать старые и даже построить заводы, с тем чтобы переработать столько топлива, сколько сможем получить.

- Насколько сильной окажется вовлеченность России в импорт и переработку ядерного топлива на мировом рынке?

- Мы очень скромно оценили свой потенциал в вопросе выхода на рынок услуг по переработке ядерного топлива. Мы претендуем лишь на 10%. Пока все наши обсуждения исходят из того, что Россия возьмет примерно 20 тыс. тонн, хотя она может рассчитывать и на увеличение своей доли на этом рынке. Мы исходим из консервативного подхода. Но мы хотим показать, насколько важны для страны даже эти 10%.

- А переработаете вы сколько?

- Сколько возьмем, столько и переработаем. Многие исходят из предположения, что вокруг России стоят в очереди работодатели. Но здесь все, как на рынке. Существует Cogema во Франции, существует BNFL в Англии, развивает свои мощности Япония - и каждый из них делает это не для того, чтобы они простаивали, а для того, чтобы тоже присутствовать на рынке. Сегодня суммарно мы имеем возможности практически в три раза меньше, чем Cogema, в два раза меньше, чем BNFL, примерно столько же, сколько развивает сейчас у себя Япония.

Нам, как и всем остальным, надо решать программы в два этапа: хранение, а затем переработка. На это у нас есть намного больше 10-15, может быть, 20 лет. За это время надо построить заводы, даже новые, с нуля, не говоря уже о модернизации существующих. У нас уже есть соответствующий опыт.

- Какова на сегодняшний день ситуация с реализацией программы ВОУ-НОУ? В 1995 году, когда это соглашение было заключено, Минатом говорил, что оно позволит ему укрепить свое финансовое положение. Насколько это оправдалось?

- Я считаю, что более эффективно работающей с США программы сейчас нет. Все, что тогда задумывал профессор одного из американских университетов Том Нэфф, теперь реально осуществляется. За свою идею превращения мегатонн в мегаватты этот человек получил в США премию. Сегодня Россия не производит уран обогащения оружейного качества. Однако осталось огромное количество урана, содержащегося в боеголовках. Это количество переходит в рамках соглашения в ядерное топливо пониженного обогащения.

В этом заключалась политическая задача, и сначала американцы были готовы за нее платить деньгами налогоплательщиков, но потом как люди практичные они сообразили, что можно заставить платить атомные станции за покупаемый уран для топлива. Сегодня в рамках этого контракта России удается продать свое топливо даже дороже, чем на рынке. И этот контракт будет исполняться до конца 2001 года.

- Он будет продлен?

- Безусловно. Но рынок может скорректировать условия. Первый этап программы был скорее политическим, но это не противоречило нашим интересам. Совсем недавно была решена проблема и со швейцарской компанией Noga, которая пыталась претендовать на доходы по контракту ВОУ-НОУ.

Кроме политического аспекта в программе ВОУ-НОУ есть и другие вопросы. Прежде всего это возможность конверсии ядерного оборонного комплекса, которая обязательно должна сопровождаться вложением средств. Каждый год на эти цели в госбюджет у нас закладывалось в среднем по 800 млн. руб., а тратилось всего 20-50 млн. Благодаря этой программе мы смогли в прошлом году инвестировать в конверсию 1,5 млрд. руб. Чтобы в нашей отрасли создать одно рабочее место, необходимо вложить от 10 до 12 тыс. долл. Из ядерного оборонного комплекса нам необходимо вывести около 40 тысяч человек.

Другой аспект касается задач, связанных с безопасностью ядерной энергетики. В последнее время вокруг этой проблемы возникает очень много политического шума. Наша ядерная энергетика имеет примерно те же показатели безопасности, что и в других странах. Даже немного лучше. Наши энергоблоки новее, чем в Англии или в США, но несколько проигрывают в этом отношении Японии. Западных нормативов безопасности нет. Есть нормативы МАГАТЭ. В рамках этой организации, в которую входил и СССР, вырабатывались международные нормы безопасности. Они действуют во всех странах. Поэтому уровень безопасности у нас одинаковый, соответствующий требованиям нормативов, предъявлявшихся в годы постройки конкретных АЭС. Тем не менее, у нас есть старые блоки, которые мы вынуждены эксплуатировать только из-за отсутствия средств на новые. И проблемы их безопасности также решаются за счет поступлений от этой программы.

Третье направление - ядерная наука. У нас два фундаментальных института, которые балансировали на грани нищенства. Высококвалифицированные специалисты жили за счет грантов, уезжали на некоторое время работать в европейских ядерных центрах. В прошлом году мы сумели кардинально изменить ситуацию. Из средств, которые мы получили по ВОУ-НОУ, несколько сотен миллионов рублей вложили в эти фундаментальные институты и обеспечили им совершенно другой уровень существования.

И, наконец, есть такая задача, как утилизация собственно оружия - боеголовок или их носителей. В прошлом году вместо примерно 100 млн. руб., которые вкладывались до 1997 года включительно, мы вложили в утилизацию атомных подлодок почти миллиард, то есть в 10 раз больше, и сразу в два раза подняли все результаты.

- В ходе азиатского турне Владимира Путина Токио выразил готовность принять участие в программе КЕДО, которая подразумевает строительство атомных блоков в Северной Корее. Какую роль, на ваш взгляд, в этой программе могла бы сыграть Россия?

- Во время этого визита я не был в Корее, а только в Пекине. То, что КЕДО выполняется крайне неэффективно, это мне известно. У России есть свой взгляд на выполнение этой программы. Если бы нам удалось к ней активно подключиться, то задачу по строительству АЭС мы бы выполнили быстрее. И налогоплательщикам разных стран это стоило бы на треть меньше. При этом мы построили бы точно такие же реакторы, на сооружение которых корейцы со своими партнерами сейчас ищут средства. Мы могли сделать так, чтобы в Северной Корее не оставалось облученного ядерного топлива, в том числе и плутония, хотя КЕДО это вообще не предусмотрено. Был бы тройной плюс - быстрее, дешевле и эффективнее с точки зрения программы нераспространения - за счет лизинга топлива.

- Могла бы повториться ситуация с Ираном, когда за атомное партнерство с Тегераном Россия вынуждена была расплачиваться наложением на нее санкций со стороны мирового сообщества?

- Нас все время упрекают в том, что мы строим ВВЭР в Иране и помогаем вроде бы создать им ядерное оружие. Но такого же рода энергоблоки американцы предложили построить в Северной Корее. Очень просто о белом сказать черное. Поэтому если Америка строит ВВЭР в Северной Корее, это политически может быть названо очень хорошим решением проблемы разоружения. Если же точно такие энергоблоки будет строить Россия, политически это может быть переименовано.

- Сколько Минатом потерял от политики санкций?

- He так уж много. Конкретные предприятия, одно из которых, правда, не входит в структуру Минатома, потеряли. У Менделеевского университета был сокращен целый ряд программ и грантов. Все обвинения в его адрес абсолютно беспочвенны. Кстати, больше потеряли не мы, а наши партнеры на Западе. Они лишились части информационной составляющей нашего сотрудничества. Шла речь о том, чтобы выполнить углубленный анализ безопасности Курской АЭС. На это предполагалось выделить международные средства. Основным исполнителем работ является НИКИЭТ. Попав под санкции, институт эти работы, естественно, перестал выполнять, так как ему за них никто не платит. Поэтому от санкций пострадали они сами. Та информация, на базе которой американцы, наверное, рассчитывали сформулировать аргументы в пользу закрытия станции, они не получили. В этом смысле их мотивы представляются скорее не гуманитарными, а экономическими: как можно быстрее закрыть нашу базу реального бизнеса и свести страну к статусу сырьевого экспортера.

- В каких проектах задействованы ваши предприятия в ближнем зарубежье?

- Есть работы, которые традиционно выполняются на станциях, построенных с участием СССР или России. Мы помогаем в реконструкции АЭС, проводимой сейчас на Украине. Хотя наше участие там снижается. Аналогичные проекты действуют и в тех странах, которые когда-то мы причисляли к соцлагерю. Но свое участие мы всегда соотносим с желанием владельцев этих ядерных объектов. Опыт показывает, что сотрудничество с нами обходится российским партнерам дешевле. И на реализацию этих проектов уходит меньше времени.

- Насколько сильна здесь конкуренция со стороны иностранных компаний?

- Конкуренция на мировом рынке всегда сильна. Наша область - не исключение. Но надо иметь в виду, что объекты, построенные по определенным проектам, всегда обладают своей спецификой. Было бы неразумно привлекать к реконструкции построенных нами объектов других специалистов. (Андрей Макеев. Глава Минатома Евгений Адамов утверждает, что уровень безопасности наших АЭС соответствует международным требованиям. Независимая Газета. 19 сентября 2000)

В Вене открылась генеральная конференция МАГАТЭ

В понедельник в Вене, в здании филиала ООН, открылась 44-я очередная сессия генеральной конференции Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), в работе которой принимает участие делегация Российской Федерации во главе с министром по атомной энергии Евгением Адамовым. Один из основных пунктов повестки дня - обсуждение предложения президента России Владимира Путина, сделанного им на Саммите тысячелетия в Нью-Йорке, о разработке и реализации международного проекта с участием МАГАТЭ по предотвращению расползания ядерного оружия. (РИА Новости. В Вене открылась генеральная конференция МАГАТЭ. http://www.gazeta.ru/lenta.shtml. 18 сентября 2000)

Игорь Иванов призвал к запрещению ядерных испытаний

К выдвинутым президентом России Владимиром Путиным на Саммите тысячелетия инициативам в области разоружения привлек внимание Сообщества наций министр иностранных дел России Игорь Иванов, выступая на 55-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Напомнив, что Россия ратифицировала Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, он призвал поступить так же тех, кто этого пока не сделал. Г-н Иванов выразил надежду, что вслед за Россией США завершат процесс ратификации Договора СНВ-2. Он подтвердил готовность нашей страны "продвигаться к заключению Договора СНВ-3 с еще более низким предельным суммарным уровнем ядерных боезарядов - до 1500 единиц". Игорь Иванов сообщил, что "Россия внесет проект резолюции Генеральной Ассамблеи в поддержку Договора по ПРО 1972 года". (РИА Новости. Иванов призвал к запрещению ядерных испытаний. http://www.gazeta.ru/lenta.shtml. 18 сентября 2000)

Продолжается обсуждение реформы Вооруженных Сил

По информации Независимой Газеты, в настоящее время ведется интенсивная подготовка к намеченному на конец сентября заседанию Совета безопасности РФ, на котором вновь будут рассмотрены направления военной реформы в России. Совет безопасности может состояться 25 или 26 сентября, однако точная дата заседания, которую должен определить президент Путин, еще не намечена.

Совбез рассмотрит планы дальнейшего сокращения ВС на 350 тыс. чел. в период с 2001 по 2003 г. Анонимные источники в военном ведомстве называют и параметры предстоящего сокращения: сухопутные войска потеряют 180 тыс. чел., ВМФ - более 50 тыс., ВВС - примерно 40 тыс. чел. Несмотря на заявления высшего военного руководства об отсутствии противоречий в подходах к военному строительству, между министром обороны и начальником Генерального штаба продолжается полемика о судьбе РВСН. Генштаб предлагает уже к 2002 г. преобразовать Ракетные войска из вида ВС в род войск, а к 2006 г. ввести их в состав ВВС.

Ракетчики, хотя и считают такое решение преждевременным, более активно возражают против другого предложения Генштаба, который намерен уже в 2001 г. вывести из состава РВСН и переподчинить себе военно-космические средства (ВКС).

Как бы ни оценивалось решение от 1997 г. о передаче военно-космических средств в РВСН, невозможно отрицать, что работа по объединению ракетных и космических частей принесла значительную экономию. Только затраты на исследования и разработки были снижены на 300 млн. руб., численность объединенного вида войск удалось сократить на 34 тыс. чел. Теперь предстоит обратный процесс с неизбежным увеличением затрат и численности управленческого аппарата как в центре, так и на полигонах, в военно-учебных заведениях и военных приемках. Эксперты считают, что именно по этим причинам Генштаб в этот раз не представляет военно-экономического обоснования вывода ВКС из состава РВСН.

И все же не судьба РВСН будет основной темой предстоящего заседания Совбеза. На нем могут быть конкретизированы принятые в июле принципиальные решения о разделении административного и оперативного руководства Вооруженными силами. Не исключается и рассмотрение принципиальных кадровых вопросов. Причем, как считают осведомленные эксперты, ранее выдвигавшиеся предположения об одновременном отстранении от должностей Игоря Сергеева и Анатолия Квашнина, вряд ли будут реализованы. Во всяком случае, начальник Генштаба, скорее всего, сохранит свой пост. (Сергей Сокут. Совбез вновь обсудит военную реформу. Независимая Газета. 16 сентября 2000)

Намеченный очередной этап реформирования Вооруженных сил России направлен прежде всего на преобразование организационно-штатной структуры боевого состава и численности армии и флота. Так 18 сентября первый заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил РФ генерал-полковник Валерий Манилов прокомментировал сообщения о планируемом сокращении численности армии и флота на 350 тыс. военнослужащих. По словам военачальника, "это будет не бездумное механическое сокращение, а строго выверенные действия с учетом экономических возможностей государства". Представитель Генштаба подчеркнул, что планируемые преобразования в армии и на флоте позволят создать "компактные сбалансированные вооруженные силы, способные эффективно парировать современные угрозы". Вместе с тем генерал подчеркнул, что "сегодня преждевременно говорить о сроках планируемых преобразований и точной цифре военнослужащих, подлежащих увольнению из рядов вооруженных сил". "Окончательное решение по этому вопросу будет принято президентом России по результатам заседания Совета безопасности, которое, как ожидается, должно состояться в ближайшее время", - заключил Валерий Манилов. (Армию будут сокращать с умом. Известия. 19 сентября 2000)

В Конверсбанке появится председатель правления

В Конверсбанк поступили заявки от 15 кандидатов на вакантную должность председателя правления, сообщил начальник управления внешних связей банка Сергей Перминов. В настоящее время функции и. о. председателя правления выполняет первый зампред банка Виктор Золотов. Поступившие заявки будут рассмотрены комиссией по отбору кандидатов, которую возглавляет председатель наблюдательного совета банка Геннадий Хандорин. Комиссия представит не менее трех претендентов на рассмотрение совета банка, который выберет из них одного кандидата - он затем будет представлен собранию акционеров Конверсбанка. (АФИ. В Конверсбанке появится председатель правления. Коммерсант. 16 сентября 2000)

Найдены средства на реконструкцию энергоблока Ленинградской АЭС

Михаил Касьянов во время своей поездки по Ленинградской области пообещал выделить 400 млн. руб. на реконструкцию четвертого энергоблока Ленинградской АЭС, которая проводится с целью продления срока его службы на семь-десять лет. Об этом сообщил сегодня журналистам губернатор области Валерий Сердюков. По его данным, часть этих средств составит прямое бюджетное финансирование, а часть возьмут из доходов Минатома. Сейчас ЛАЭС не может завершить реконструкцию из-за того, что региональные энергосистемы должны ей более 700 млн. руб. Если же капитальный ремонт не будет закончен, то в 2002-2003 годах блок мощностью 1000 МВт придется выводить из эксплуатации. (ИТАР-ТАСС. ...а Ленинградская АЭС уже нашла. Коммерсант. 15 сентября 2000)

Новый участник программы утилизации российских АПЛ

14 сентября представители компании Городецкая судоверфь (Нижегородская обл.) объявили, что предприятие подписало с Минатомом договор о производстве контейнеров для захоронения радиоактивных отходов. Ранее аналогичный контракт был заключен с Ижорскими заводами. Судя по всему, заводам, претендующим на деньги, поступающие в рамках международной программы утилизации ядерных отходов, удалось договориться о разделе заказов.

Контейнеры для захоронения радиоактивных отходов строятся в рамках международной программы утилизации отработанного топлива российских ядерных субмарин. Финансируют ее правительства США и Норвегии. На строительство 400 контейнеров выделено около $50 млн. В феврале Минатом подписал соглашение с Ижорскими заводами (Санкт-Петербург) о производстве экспериментальной партии контейнеров и выделил предприятию около 30 млн. руб. В апреле журналистам и представителям Минатома был продемонстрирован первый промышленный образец контейнера.

Однако Минатом никак не мог найти подрядчика для изготовления так называемых вспомогательных контейнеров (в них проводят захоронения специнструментов и одежды, используемых при утилизации топлива). Этот заказ оценивается примерно в $5 млн. Ранее предполагалось, что их также можно производить на Ижорских заводах. Однако в борьбу за заказ вступили Городецкие судоверфи, и вчера агентство Нижегородские новости распространило информацию о том, что предприятие "подписало договор с Минатомом об изготовлении экспериментальной партии контейнеров (30 штук)".

Городецкие судоверфи выпускают изделия из высокостойкой стали и бетона (причалы, корпуса судов и др.) и, по оценкам специалистов, могут производить контейнеры с требуемыми характеристиками. Кроме того, предприятие налаживает выпуск оснастки к ижорским контейнерам - заказ оценивается в 250 тыс. руб. Коммерческий директор предприятия Сергей Воронин подтвердил, что контракт касается именно вспомогательных емкостей - для одежды персонала, утилизирующего ядерное топливо. Г-н Воронин не скрывал, что предприятию удалось увести заказ буквально из-под носа Ижорских заводов. В то же время коммерческий директор заметил, что средств на строительство контейнеров Минатом пока не перечислил.

Заместитель начальника управления общественных связей Минатома Виталий Насонов не исключил вероятности того, что такой договор мог быть подписан, однако подчеркнул, что ему о документе ничего не известно. Ничего не знали о новом договоре и на Ижорских заводах. Тем не менее заместитель директора Леонид Карлюков заявил, что завод продолжает работать над реализацией контейнерной программы и вполне доволен сотрудничеством с Минатомом. (Александр Райнич, Роман Овчинников. Заводы поделили отходы. Коммерсант. 15 сентября 2000)

Стратегические ракетоносцы ВВС РФ приняли участие в учениях Объединенной системы ПВО СНГ

Три стратегические и две оперативно-тактические ракеты, запущенные стратегическими ракетоносцами ВВС РФ, поразили цели в заданных районах в ходе проведенной 7 сентября командно-штабной тренировки (КШТ) Объединенной системы ПВО СНГ. В ней приняли участие силы ПВО Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана и Узбекистана. В ходе учения были отработаны действия дежурных сил ПВО по нарушителям госграницы, вторгшимся в воздушное пространство России непреднамеренно, а также работа в случае отказа навигационного оборудования. В проведении тренировки были задействованы самолет дальнего радиолокационного обнаружения и наведения А-50, а также два Ту-22М3 и один Ту-95МС, совершивших посадку на аэродромах Белоруссии, более 40 зенитно-ракетных комплексов, более 300 РЛС и передвижных радиовысотомеров. Руководство КШТ осуществлял главнокомандующий ВВС РФ Анатолий Корнуков. (И.К. Стратеги отбомбились. НВО-НГ №34. 15 сентября 2000)

Планируется сдача объектов на ПО Маяк

Руководитель строительства хранилища делящихся материалов на ПО Маяк Валерий Усманов заявил, что в 2000 году планируется ввести в эксплуатацию ряд объектов, обеспечивающих жизнедеятельность хранилища: пожарное депо, объекты тепло- и электроснабжения. Весь комплекс планируется сдать в феврале 2002 года. (Людмила Кошелева. За "ЮУС" говорят объекты. Интеренет-газета Озерск.Ру. 14 сентября 2000)

Озерск – номинант Фонда Сороса

Озерск стал номинантом Фонда Сороса в программе Малые города России, завоевав грант в конкурсе Стратегия развития малых городов. Этот грант открывает Озерску хорошие перспективы в деле становления новых производств. Представители группы стратегического уже побывали в Москве, где занимались разработкой документов, необходимых для реализации программы. (У малого Озерска большие планы. Интернет-газета Озерск.Ру. 14 сентября 2000).

Полный текст

loading