Хронометр

вступление в силу Договора об ограничении подземных испытаний ядерного оружия и Договора между СССР и США о подземных ядерных взрывах в мирных целях
11.12.1990
вступление в силу Договора о безъядерной зоне южной части Тихого океана (Договор Раротонга).
11.12.1986
вступление в силу для Великобритании Дополнительных протоколов I и II к Договору о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке (Договор Тлателолко).
11.12.1969

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

08.12.2017

Начни карьеру в коллективе профессионалов в области международной безопасности!


02.12.2017

«Есть предложение начать разработку [ракеты, запрещенной Договором РСМД]. Это не запрещено Договором, но выглядит первым шагом к нарушению духа Договора. […] Для нас это показатель того, что ведется деятельность по созданию ракеты, нарушающей Договор. США занимаются подготовительной работой по выходу из Договора. Мы считаем это ошибкой. Мы предложили США сесть за стол переговоров и обсудить все вопросы, вызывающие взаимную озабоченность, найти решения этим вопросам, и избежать действий, которые провоцировали бы другую сторону на адекватный ответ», — Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Соединенных Штатах Америки Анатолий Антонов.

29.11.2017

«История Русских Гавайев – это коктейль из романтики морских странствий и точного торгового расчета, из стратегического планирования и чистой воды авантюризма, из головокружительных амбиций отдельных игроков, поставивших на кон все, и остудившей их государственной политики легитимизма, из риска одиночек и уклонения императора от любых неочевидных рисков. История русского флага, поднятого на Кауаи, это еще и история геополитической игры в Тихом океане, где Россия вытанцовывала сложную игру с молодыми Соединенными Штатами, рассчитывая соперничество перековать в партнерство, где неизменно маячила британская тень и где конечным получателем продукции, за которой шло перетягивание Кауаи, выступал тогда еще не сломленный европейскими державами Китай» – основатель и советник ПИР-Центра Владимир Орлов.

Ядерный контроль 22 мая 2001

ЯДЕРНАЯ РОССИЯ СЕГОДНЯ. 22 мая 2001

ИНФОРМАЦИЯ

  • § России и США не удалось сблизить позиции по проблеме ПРО
  • § Россия и США завершили инспекции в рамках Договора по РСМД
  • § В июле будет объявлен тендер на производство контейнеров для транспортировки ОЯТ российских атомных подводных лодок и АЭС

МНЕНИЯ

  • § Виктор Михайлов: Решения Московской по ядерной безопасности актуальны и сегодня

ИНФОРМАЦИЯ

России и США не удалось сблизить позиции по проблеме ПРО

Главным итогом поездки министра иностранных дел России Игоря Иванова в США стало согласование сроков и места первой личной встречи президентов двух стран Владимира Путина и Джорджа Буша. Она состоится 16 июня в столице Словении Любляне. Главы дипломатических ведомств двух стран исходили из планов зарубежных поездок своих лидеров и пришли к выводу, что так удобно обоим. В преддверии саммита оба президента будут находиться в зарубежных поездках. Игорь Иванов особо подчеркнул, что Джордж Буш специально ради встречи с российским лидером продлил свое европейское турне и добавил в него новый пункт. А Владимир Путин прибудет в Любляну из Шанхая сразу после шанхайского форума, который состоится 14-15 июня.

По главному пункту разногласий - планам США по созданию новой системы ПРО - сблизить позиции не удалось. Это признали прямо или косвенно и Игорь Иванов, и Колин Пауэлл. «Честно говоря, предложенные американской стороной объяснения (необходимости создания новой системы ПРО – Коммерсант) не убеждают ни нас, ни большинство стран мира»,- сказал глава российского МИДа после завершения переговоров. А Колин Пауэлл прямо заявил: если к определенному времени достичь соглашения с Россией и другими странами не удастся, США «будут действовать, исходя из своих собственных интересов».

После того как разногласия России и США были продемонстрированы столь убедительно, собеседникам не оставалось ничего иного, как высказаться за «продолжение диалога по всем аспектам стратегической безопасности на политическом и экспертном уровнях». А Игорь Иванов выразил уверенность, что «предстоящий саммит станет рубежным событием в российско-американских отношениях». Тем самым министр откровенно признал, что вся надежда - на президентов. (Геннадий Сысоев. Игорь Иванов подыскал место. Коммерсант. 21 мая 2001)

Начальник генштаба польской армии заявил, что его страна готова участвовать в создании новой системы ПРО и даже разместить на своей территории ракеты. Тем самым Польша стала первой из стран Восточной Европы, открыто поддержавшей планы США по развертыванию новой системы ПРО.

Польша и раньше по многим вопросам стратегической безопасности больше ориентировалась на США, нежели на Западную Европу. Так, еще будучи кандидатом на вступление в НАТО, поляки практически полностью поддержали выдвинутую американцами новую концепцию альянса, предусматривающую его действия вне зоны своей ответственности. И в вопросе о создании европейских сил быстрого реагирования Польша заняла более сдержанную позицию, нежели многие страны Западной Европы, полагая, что без американского участия европейцы с кризисными ситуациями не справятся. И вот теперь Польша одной из первых европейских стран однозначно высказывается в поддержку планов США по развертыванию новой системы ПРО.

Начальник генштаба польской армии Чеслав Пентас прямо заявил, что Польша намерена участвовать в создании НПРО. Генерал подчеркнул, что командование польских вооруженных сил готово разместить на территории страны американские радары, пусковые установки и ракеты. Кроме того, средства ПРО могут быть установлены и на кораблях польских ВМС.

Этим предполагаемый вклад Польши в строительство НПРО не ограничивается. По словам генерала Пентаса, Польша готова участвовать в создании ракет и других основных элементов системы, а также оказать финансовую поддержку противоракетному щиту Европы. При этом начальник польского генштаба не сомневается, что американская НПРО «более реальна в технологическом отношении» чем российская, которая является «ракетной противовоздушной обороной дальнего действия».

Высокопоставленный польский военный, правда, оговорился, что решение всех этих вопросов находится в компетенции правительства. Оговорка эта весьма существенная. Если позицию генерала поддержит политическое руководство Польши, может начаться новая полоса похолодания в российско-польских отношениях - ведь Москва очень нервно относится к планам США выйти из договора по ПРО.

Однако может случиться и так, что начальник генштаба высказал только точку зрения польских силовиков, а политики свою позицию пока только формулируют. Нечто похожее в Польше, кстати, уже было - во время недавнего шпионского скандала, когда позиции президента и координатора спецслужб в польском правительстве серьезно разошлись. (Геннадий Сысоев. Польша хочет защищать Америку. Коммерсант. 18 мая 2001)

Россия и Китай на консультациях в Москве вновь подтвердили, что выступают против планов развертывания системы «глобальной ПРО», запрещенной Договором 1972 года, и не считают убедительными доводы и аргументы сторонников таких планов. Об этом заявили в департаменте информации и печати МИД России.

В МИД отметили, что 21 мая в Москве состоялись российско-китайские консультации по вопросам разоружения на уровне директоров соответствующих департаментов МИД РФ и КНР, итоги которых были подведены на встрече китайских представителей с заместителем министра иностранных дел РФ Георгием Мамедовым.

Стороны проинформировали друг друга о состоявшихся консультациях с американской стороной и другими заинтересованными государствами по вопросам стратегической стабильности и нераспространения, а также провели углубленный обмен мнениями по широкому кругу разоруженческих проблем, уделив главное внимание оценке ситуации, складывающейся вокруг Договора по ПРО.

Как отметили в российском внешнеполитическом ведомстве, стороны отметили близость или совпадение взглядов по важнейшим аспектам обсуждавшейся тематики, а также наметили совместные и параллельные шаги по сохранению созданной за последние годы усилиями всего международного сообщества архитектуры ограничения и сокращения вооружений.

Москва и Пекин высказались за приоритет невоенных, политических методов обеспечения международной безопасности на глобальном и региональном уровнях, в пользу укрепления многостороннего и российско-китайского сотрудничества и взаимодействия в соответствующих областях.

В российском МИД подчеркнули, что контакты и диалог по вопросам, связанным с поиском решений, направленных на укрепление стратегической стабильности, должны быть продолжены между всеми заинтересованными государствами, в том числе путем активного задействования механизмов ООН, ее Совета Безопасности, включая «пятерку» ядерных держав, переговоров на Конференции по разоружению и других универсальных, открытых для участия всех заинтересованных стран форумов. (Кристина Родригес. Россия и Китай вновь подтвердили, что выступают против планов развертывания системы «глобальной ПРО». РИА Новости. 22 мая 2001)

Россия и США занимают принципиально не совпадающие позиции по нескольким аспектам международной безопасности и стабильности, и прежде всего по системе национальной ПРО, развертывание которой способно полностью разрушить существующую систему стратегической стабильности. Об этом заявил 21 мая первый заместитель начальника Генштаба ВС России генерал-полковник Валерий Манилов.

По его словам, национальная система ПРО имеет три крупных недостатка. Первый из них состоит в том, что она чрезвычайно дорога, требует огромных средств и ресурсов для реализации. Второй недостаток системы заключается в ее чрезвычайной сложности, что не позволяет обеспечить стопроцентное гарантированное парирование ракетных угроз. Третий недостаток - в том, что само решение о развертывании системы, не говоря уже о реальных действиях по ее созданию, неизбежно вызовет новый виток гонки вооружений, поскольку будет нарушен объективный закон равенства между наступательными и оборонительными вооружениями.

Поэтому, заявил генерал Манилов, «мы считаем, что надо использовать совместные пути парирования новых угроз, в частности угроз нанесения ударов баллистическими ракетами со стороны государств с нестабильными режимами». По его оценке, потребуется не меньше 10-15 лет, чтобы гипотетические ракетные угрозы, которыми США обосновывают необходимость создания ПРО, стали реальными.

Как отметил Валерий Манилов, позиция России по проблематике ПРО состоит в том, чтобы сначала совместно с американскими, европейскими и другими партнерами оценить реальность ракетных угроз. Затем, если будет установлено, что такие угрозы существуют или могут возникнуть в будущем, будет заключена договоренность о создании институтов по парированию этих угроз не военными средствами, например, такими как ныне существующие центры по уменьшению ядерной опасности, которые, в частности, будут осуществлять мониторинг угроз. Если окажется, что существующими невоенными средствами парировать угрозы невозможно, тогда, подчеркнул генерал Манилов, возникнет необходимость в совместном создании нестратегических систем, способных физически парировать угрозы со стопроцентной гарантией.

По словам Валерия Манилова, то, что «в России и в США у власти находятся молодые президенты, служит гарантией того, что мы найдем общее решение существующей проблемы ПРО».

Оценивая первомайское выступление президента США Джорджа Буша, в частности, его высказывание о том, что существующая система стратегической стабильности устарела, а договор по ПРО нуждается в модернизации, генерал Манилов заявил, что «никто не уничтожает дом, в котором живет, пока не будет построен новый дом». «Переговорный процесс с США является трудным, но мы уверены в том, что найдем общее решение», - сказал он.

«Россия готова к технологическому, политическому, организационному и любым другим формам сотрудничества с США относительно реализации инициатив, выдвинутых президентом Владимиром Путиным в отношении нестратегической ПРО и программы совместных действий по обеспечению противоракетной безопасности в Европе и в других регионах путем создания нестратегических систем парирования ракетных угроз», - подчеркнул Валерий Манилов. (Россия и США имеют принципиальные не совпадающие позиции по ряду аспектов и, прежде всего, по системе национальной ПРО, заявил Валерий Манилов. РИА Новости. 21 мая 2001)

Россия и США завершили инспекции в рамках Договора по РСМД

Представители России и США 21 мая в Москве подписали Посвящение в связи с завершением инспекционной деятельности по Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности /Договор по РСМД/.

Как передает корреспондент РИА Новости, свои подписи под документом со стороны России поставили чрезвычайный посол в Специальной контрольной комиссии в Женеве Михаил Стрельцов и начальник Национального центра по уменьшению ядерной опасности Генштаба ВС РФ генерал-лейтенант Вячеслав Романов. Со стороны США его подписали чрезвычайный посол в Контрольной комиссии Стивен Стайнер и директор американского Агентства по уменьшению угрозы генерал-майор Майкл Кудлач.

Первый заместитель начальника российского Генштаба генерал-полковник Валерий Манилов, выступая на церемонии подписания Посвящения, назвал завершение инспекционной деятельности по Договору по РСМД «историческим событием». По его словам, этот договор, который подписывался в сложных международных условиях, стал своего рода «предвестником новой эпохи - эпохи равноправного партнерства».

Как отметил военачальник, в рамках данного Договора «впервые в истории осуществлялся взаимный контроль за обязательствами, взятыми на себя СССР и США». Валерий Манилов подчеркнул, что за 13 лет действия Договора было проведено более 1 тыс. взаимных инспекций на местах, в которых с обеих сторон участвовали более 20 тыс. высококлассных специалистов.

Важнейшим результатом действия Договора по РСМД он назвал то обстоятельство, что «совместными усилиями России, США, Украины, Белоруссии и Казахстана ликвидирован целый класс чрезвычайно опасных вооружений». Кроме того, отметил Валерий Манилов, «не менее важно то, что был получен огромный опыт доверия, транспарентности и сотрудничества».

По словам представителя Генштаба, за первые 3 года действия Договора по РСМД при инспекционном контроле сторон было ликвидировано 2 тыс. 692 ракеты средней и меньшей дальности, оснащенные 4 тыс. ядерными боеголовками, из них 1 тыс. 846 ракет ликвидировал СССР, 846 - США. Также были ликвидированы ракетные базы, стартовые и вспомогательные сооружения и тысячи других элементов - пусковые установки ракет, транспортные средства, пусковые контейнеры, учебные средства. В течение 13 лет СССР (Россия) и США провели 1 тыс. 416 взаимных инспекций на местах, из них 442 инспекции осуществила Россия и 774 - США. (Представители России и США подписали Посвящение в связи с завершением инспекционной деятельности по Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. РИА Новости. 21 мая 2001)

В Посвящении отмечается, что до начала ликвидации ракет средней и меньшей дальности, пусковых установок, стартовых сооружений и вспомогательного оборудования, ракеты этого класса размещались на 31 объекте США (в том числе в Великобритании, ФРГ, Бельгии, Нидерландах) и на 116 объектах бывшего СССР (на территории России - 43, других стран СНГ - 66, ГДР - 6, Чехословакии - 1).

В процессе выполнения договора было уничтожено более 2,5 тыс. ракет. Причем не только устаревших, но и, по тем временам, новейших. В США таких ракет было уничтожено 680 штук, в России - около 950. (Подведены итоги совместной инспекционной деятельности России и США в рамках Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Агентство Военных Новостей. 21 мая 2001)

Сам по себе режим РСМД продолжает действовать и после подписания Посвящения, поскольку договор является бессрочным. Однако продолжавшийся в течение последних 13 лет непрерывный контроль на предприятиях, выпускавших эти классы вооружений, и инспекции в местах их возможного хранения проводиться больше не будут. В полночь 1 июня американцы снимают свой пост, находившийся все эти годы на проходной Воткинского машзавода в Удмуртии, а наши инспекторы покидают его заокеанский двойник - компанию Геркулес в штате Юта.

Последние пять лет Москва безуспешно пыталась добиться от Вашингтона согласия на прекращение постоянного надзора за исполнением РСМД: предложения об этом регулярно вносились в ходе консультаций на сессиях заседающей в Женеве специальной контрольной комиссии по действию договора. И столь же регулярно американцы их отклоняли, ссылаясь на то, что подписанный президентами Рейганом и Горбачевым текст документа (пункт 6 статьи XI) оговаривал точный срок инспекционной деятельности - 13 лет. В итоге узаконенный «шпионаж» продолжался до самого последнего момента, и ничего поделать с этим было решительно невозможно. Впрочем, предлагая прекратить инспекции, российская сторона не столько пыталась что-либо скрыть от американцев, сколько надеялась сэкономить: по признанию российских военных, контроль выполнения РСМД оказался «чудовищно обременительным для оборонного бюджета». Точные цифры затрат в Министерстве обороны приводить категорически отказываются, однако посол РФ в Казахстане Юрий Мерзляков (после распада СССР договор стал многосторонним -- к его выполнению кроме США и России подключились также Казахстан, Украина и Белоруссия) проговорился на одной из встреч в рамках исполнения РСМД о том, что «реализация договора потребовала от сторон организационных усилий и материальных затрат, едва ли не превышающих средства, затраченные на производство данных ракет».

Сами ракеты средней и меньшей дальности, попавшие под действие этого договора, были уничтожены еще десять лет назад: к лету 1991-го США завершил уничтожение 846 своих Першингов и Томагавков наземного базирования, а СССР ликвидировал 1846 аналогичных Пионеров, СС-4, СС-5, СС-12 и даже формально не относящиеся к этому классу оружия ракетных комплексов Ока (российские военные до сих пор не могут этого простить Горбачеву и Шеварднадзе, которые принимали решение о судьбе Оки, и называют это «предательством»). За прошедшие годы американцам удалось «дожать» и страны, у которых еще с советских времен оставались ракеты последнего типа: по 18 пусковых установок Оки было у Германии и Болгарии, 6 - у Словакии и 4 - у Румынии (дольше всех сопротивлялась Братислава, но и словаки в ноябре прошлого года уничтожили последнюю Оку. Серьезные претензии по выполнению договора появились лишь недавно: в нынешнем январе российский МИД официально обвинил США в нарушении РСМД: в ходе испытаний элементов своей ПРО американцы создали ракету средней дальности нового типа Гера, что категорически запрещено договором. Однако при подписании вчерашнего Посвящения об этом, похоже, решили не вспоминать, чтобы не испортить праздника. (Юрий Голотюк. Ломать - не строить. Время Новостей. 22 мая 2001)

В июле будет объявлен тендер на производство контейнеров для транспортировки ОЯТ российских атомных подводных лодок и АЭС

Ижорские Заводы представили экспертам, участвующим в двенадцатом заседании Контактной экспертной группы при МАГАТЭ производство контейнеров для облученного ядерного топлива. Особый интерес у специалистов вызвали интегрированные транспортно-утилизационные металлобетонные контейнеры двойного назначения, предназначенные как для временного хранения, так и для транспортировки ОЯТ с атомных подводных лодок.

На Ижорских Заводах уже произведена установочная партия из 12 контейнеров, рассчитанных на хранение ОЯТ в течение 50 лет. Контракт, заключенный с Минатомом России, предусматривает выпуск 36 таких контейнеров емкостью 40 тонн. Всего же российскому флоту только на первом этапе требуется свыше 200, а в перспективе – 400 контейнеров. Опытные образцы успешно прошли испытания и получили высокую оценку как отечественных, так и зарубежных специалистов. В дальнейшем Ижорские Заводы планируется использовать также как опытную площадку по созданию металлобетонных контейнеров для хранения облученного топлива с российских АЭС – Ленинградской, Курской и Смоленской. Предприятие, где будет размещен заказ на производство контейнеров, определится в ходе тендера.

В рамках программы Арктическое военно-экологическое сотрудничество металобетонными контейнерами планируется оборудовать накопительные площадки для хранения облученного топлива, выгруженного из реакторов АПЛ. Первая такая площадка будет сооружена на территории мурманского РТП Атомфлот. Там единовременно смогут находиться 19 контейнеров. Затраты на ее обустройство составят около 500 тыс. долл. В 2002 году будут открыто еще три накопительные площадки вместимостью по 30 контейнеров каждая: на заводах Звездочка (г. Северодвинск), Звезда (г. Большой Камень) и на дальневосточной базе Сысоево.

Создание накопительных площадок – одно из трех направлений, по которым Минатом России будет работать в ближайшие годы в этой сфере. Планируется также наращивать мощности завода-переработчика ОЯТ и создать на ПО Маяк на Урале при помощи МАГАТЭ модульное контейнерное хранение. Ведется работа и по созданию мощностей для хранения твердых радиоактивных отходов. В настоящее время на петербургском предприятии Метробетон размещен заказ на изготовление 30 контейнеров для этих целей. (В июле 2001 года будет объявлен тендер на производство двух партий контейнеров для транспортировки облученного ядерного топлива с атомных подводных лодок и российских АЭС. www.nuclear.ru. 17 мая 2001)

МНЕНИЕ

Виктор Михайлов: Решения Московской по ядерной безопасности актуальны и сегодня

Исполнилось пять лет со дня проведения Московского форума по ядерной безопасности. Тогда впервые в Москве собрались лидеры восьми ведущих государств с целью выработки путей решения одного из глобальных вопросов обеспечения безопасного существования человечества в 21 веке - ядерной безопасности. Идея проведения этой встречи принадлежала президенту России Борису Ельцину. Тогда за рубежом, да и в России многие посчитали предложение г-на Ельцина серьезной ошибкой или очередным чудачеством.

Логика таких взглядов исходила из того, что глубокий экономический кризис, переживаемый страной, не мог не привести к ослаблению требований безопасности эксплуатации предприятий ядерного комплекса, снижению контроля за сохранностью ядерного оружия, делящихся ядерных и радиоактивных материалов. Для подтверждения этой логики определенные политические и финансовые круги не брезговали и откровенными подлогами, порочащими Россию. Примером могут служить провокация германских спецслужб по ввозу собственными агентами из Москвы в Мюнхен плутония, и многочисленные заявления политиков и «специалистов» о неспособности новой России обеспечить надежное хранение своих ядерных материалов и оружия.

Стремясь вызвать энергетический кризис, используя постчернобыльский синдром, от России требовали закрытия всех ядерных реакторов канального типа. В американском парламенте господа Лугар и Нанн утверждали, что в настоящее время нет ничего более грозящего безопасности США, чем хранящиеся у нас ядерные материалы. Не заботясь о маскировке своих желаний, бывший министр обороны США Уильям Перри требовал уничтожения Минатома России как гидры, у которой растут ядерные щупальца: бесполезно их отрубать, надо, мол, уничтожить саму гидру.

Цель у всех этих действий и заявлений была одна - взять наше ядерное оружие, делящиеся материалы, атомную энергетику и промышленность под международный контроль, расчленить и обескровить ядерный комплекс России. Потому предложенный Борисом Ельциным международный форум по ядерной безопасности для решения этих задач казался весьма кстати.

В этих условиях, организуя встречу восьмерки по ядерной безопасности в Москве, политическое руководство России и в первую очередь ее президент проявили завидную политическую смелость, доверие к российским специалистам-атомщикам. Минатому России было поручено продемонстрировать западным специалистам и общественности истинное, достаточно надежное, состояние безопасности на ядерных объектах страны. Такой подход позволял России занять ведущую конструктивную позицию в работе созданных международных рабочих групп и представителей лидеров восьмерки, которые подготовили проекты основных документов:

- по вопросам ядерной безопасности;

- программу противодействия незаконному обороту ядерных материалов;

- по безопасному и надежному обращению с оружейными делящимися материалами, которые более не требуются для целей обороны;

- по физической защите, контролю и учету ядерных материалов.

Шерпы согласовали сроки и формат встречи, а также разработали проект основного политического документа саммита. Работа, проделанная шерпами и экспертами, позволила главам государств восьмерки добиться консенсуса по повестке дня и основным документам, принятым на встрече. Им удалось избежать бессмысленного обмена претензиями и сосредоточить свои усилия на выработке новых подходов к решению проблем ядерной безопасности в будущем.

В Московской встрече по ядерной безопасности участвовали: президент России Борис Ельцин; президент США Билл Клинтон; федеральный канцлер Германии Гельмут Коль, премьер-министр Великобритании Джон Мейджор; президент Франции Жак Ширак; премьер-министр Канады Жан Кретьен; премьер-министр Японии Рютаро Хасимото; председатель Совета министров Италии Ламберто Дини. В качестве наблюдателя присутствовал председатель Европейской комиссии Жак Сантер, а для участия в обсуждении проблем ядерной безопасности на Украине в Кремль был приглашен украинский президент Леонид Кучма.

В своем выступлении на Форуме президент Борис Ельцин повторил высказанное им ранее на заседании Совета безопасности России предложение о том, чтобы ядерное оружие всех ядерных стран было сконцентрировано лишь в пределах их собственных территорий. Сразу скажем, что это предложение, к большому сожалению, не нашло поддержки остальных участников встречи.

В Декларации Московской встречи было заявлено: «Мы привержены тому, чтобы безопасности использования ядерной энергии придавалось абсолютно приоритетное значение. Мы готовы сотрудничать друг с другом таким образом, чтобы использование ядерной энергии осуществлялось повсеместно в мире в соответствии с фундаментальными принципами ядерной безопасности. Более того, мы заявляем о своей приверженности мерам, которые позволят ядерной энергетике, уже являющейся значительным фактором в обеспечении электроэнергией тех стран, которые встали на путь ее использования, продолжать в грядущем столетии играть важную роль в удовлетворении мирового спроса на энергию в соответствии с целями устойчивого развития, согласованными на конференции в Рио-де-Жанейро в 1992 году». В декларации высказаны рекомендации по проблемам безопасности гражданских ядерных реакторов, обращении с ядерными отходами, безопасности ядерных материалов и др. Помимо декларации, в Москве были приняты Программа противодействия незаконному обороту ядерных материалов, Заявление по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, Заявление на чернобыльскую тему.

Все эти документы продолжают быть актуальными и сейчас. Как и предсказали главы восьмерки в Декларации Московской встречи, мировая ядерная энергетика продолжает неуклонно развиваться. За минувшие 5 лет ядерные генерирующие мощности возросли в 14 странах мира. В России производство электрической энергии на атомных станциях из года в год возрастало и в 2000 году составило 128,9 млрд. киловатт-часов. Заключен целый ряд соглашений в области ядерного разоружения. И не зря сопредседатель Московской встречи президент Франции Жак Ширак на заключительной пресс-конференции назвал ее важным шагом «в направлении повышения безопасности мира, и котором нам предстоит жить завтра. Удивительно, но ядерная сфера, которая так долго была символом конфронтации между Востоком и Западом, сейчас превращается в символ нового сотрудничества, нового партнерства между тремя основными полюсами влияния в сегодняшнем мире - это Россия, Соединенные Штаты и Европейский союз».

Виктор Никитович Михайлов - член организационного комитета, руководитель межведомственной рабочей группы по подготовке проектов документов к Московской встрече по вопросам ядерной безопасности, академик РАН

(Виктор Михайлов. Контуры ядерного мира. Независимая Газета. 19 мая 2001).

Полный текст

loading