Хронометр

подписание Рамочного соглашения между США и КНДР
21.10.1994
вступление в силу для Китая Протоколов 2 и 3 к Договору о безъядерной зоне южной части Тихого океана (Договор Раротонга)
21.10.1988

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

20.10.2017

«Хочется сказать: становитесь в своей игре. Потому что ошибаетесь, будто в руках у вас козыри. Ваше иллюзорное «лучшее» - враг хорошего. А именно – СВПД, подписанного, помимо США, еще шестью государствами (включая Россию) и исправно выполняющегося. Вы забываете: «по Ирану» может быть только: «с Ираном». Ваши умозрительные гранд-размены – это плод вашего воображения, но нисколько не реалий сегодняшнего дня." — Владимир Орлов, член Консультативного совета при генсеке ООН по вопросам разоружения, основатель ПИР-Центра.

19.10.2017

«Приветствую присоединение к коллективу Адлана Маргоева и Юлии Цешковской. Мы в ПИР-Центре неизменно делали ставку на молодых, ярких сотрудников», – учредитель ПИР-Центра Владимир Орлов. 

18.10.2017

«Во Вселенной существует определенный порядок ее существования, мы часть Вселенной, а замахнулись на атом и решили из него придумать оружие, которое может стать способом уничтожения нынешнего человечества. Не знаю понимал ли я это в 1995-ом г., но сейчас и давно я убежден, что это один из способов вымирания человечества и он может произойти. Каждый день надо думать о том, как избежать аннигиляции человечества», — Чрезвычайный и Полномочный Посол Роланд Тимербаев, член Экспертного совета ПИР-Центра

Ядерный контроль № 26, 2008.

Выпуск #26 (348), 2008

1 – 8 октября

ЦИТАТА НОМЕРА

"Мы придаём исключительное значение заключению нового, юридически обязывающего российско-американского соглашения по ядерному разоружению. Оно должно прийти на смену Договору о стратегических наступательных вооружениях, срок действия которого истекает в 2009 году. Но это должен быть договор, а не декларации. Мы ждём в этой связи позитивной реакции на наше предложение со стороны наших партнёров из США".

Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев

СОДЕРЖАНИЕ

КАЛЕНДАРЬ

1 – 8 октября

ЯДЕРНОЕ И РАКЕТНОЕ ДОСЬЕ

  • Иранская ядерная программа
  • Переговоры по ядерной программе КНДР
  • Стратегические ядерные и ракетные силы России
  • Противостояние США и Китая и развертывание системы ПРО в Азии
  • Мирный атом России
  • Международное сотрудничество России
  • Соглашение о ядерном сотрудничестве США и Индии
  • Атомная энергетика в мире

ОФИЦИАЛЬНОЕ МНЕНИЕ

  • Президент РФ о европейской безопасности, режиме нераспространения и ядерном разоружении
  • Министр иностранных дел РФ о сотрудничестве с США по вопросам ядерной программы Ирана и переговорах по ПРО

ИНФОРМАЦИЯ ПИР-ЦЕНТРА

  • Президент ПИР-Центра о российско-американских стратегических отношениях после грузинского кризиса
  • Показатель Индекса iSi на 1 октября 2008 г.
  • О бюллетене

КАЛЕНДАРЬ

1 октября - Тегеран, несмотря на новую резолюцию Совета Безопасности ООН, продолжит сотрудничество с МАГАТЭ, заявил постоянный представитель Ирана при МАГАТЭ Али Асгар Солтание. Иранский чиновник также указал, что, несмотря на стремление Запада принудить Иран ратифицировать Дополнительный протокол к Соглашению о гарантиях с МАГАТЭ, Тегеран считает его ратификацию добровольной мерой, как это и предусмотрено международным законодательством

1 октября - Парламент Чехии может приступить к ратификации чешско-американских договоров по ПРО в ноябре, заявил в председатель нижней палаты парламента Чехии Милослав Влчек. Парламентарий полагает, что процесс ратификации будет непростым и "договоры по ПРО США, скорее всего, пройдут или не пройдут одним - двумя голосами депутатов".

1 октября - ОАО Атомредметзолото подписало меморандум о сотрудничестве в разведке и добыче урана с консорциумом южнокорейских компаний. В состав корейского консорциума входят Корейская электроэнергетическая корпорация, Корпорация ресурсов Кореи, а также LG International Corp.

2 октября - Компания Атомэнергопром, консолидирующая все ведущие предприятия гражданской части атомной отрасли РФ, открыла свой официальный сайт http://www.atomenergoprom.ru, сообщает пресс-служба холдинга.

3 октября - Эсминец ВМС США "Мэйсон", являющийся компонентом американской глобальной системы противоракетной обороны (ПРО), находится в восточной части Черного моря и планирует в ближайшие дни зайти в один из портов Грузии, сообщил РИА Новости источник в разведслужбах РФ.

3 октября – Ростехнадзор выдал лицензию концерну Энергоатом на сооружение второго энергоблока Нововоронежской АЭС-2. Как сообщили в пресс-службе ведомства, лицензия выдана с рядом ограничений, связанным прежде всего с вопросами безопасности.

5 октября  - Отряд боевых кораблей Северного флота во главе с тяжелым атомным крейсером "Петр Великий" вошел в Средиземное море. До проведения совместных учений с ВМС Венесуэлы, запланированных на ноябрь 2008 года, корабли отряда выполнят ряд задач в Средиземном море, а также посетят ряд портов средиземноморских государств, в том числе ливийский порт Триполи и сирийский Тартус, сообщил представитель ВМФ РФ капитан 1-го ранга Игорь Дыгало.

6 октября - Секретарь Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана Саид Джалили направил верховному представителю Евросоюза по внешней политике и безопасности Хавьеру Солане послание, в котом представлено видение Тегерана относительно ситуации вокруг иранской ядерной программы.

6 октября – В Москве открылась Международная выставка "Атомная энергетика и электротехника, энергетическое машиностроение". В выставке принимают участие компании и предприятия из 27 городов России, а также более 200 экспонентов из Германии, Южной Кореи, Франции, Чехии, Великобритании, Украины и Белоруссии.

7 октября - Президент России Дмитрий Медведев подписал Указ о реализации пилотного проекта по созданию Национального исследовательского ядерного университета на базе Московского инженерно-физического института (МИФИ) и Национального исследовательского технологического университета на базе Московского института стали и сплавов (МИСС).

8 октября - Израиль не готов мириться с наличием у Ирана ядерного оружия, но по-прежнему не претендует на главную роль в решении проблемы, цитирует в среду израильская пресса премьер-министра Эхуда Ольмерта. "Я никогда не говорил, что Израиль собирается атаковать Иран, я не представлял конкретных планов военной операции и не предлагал конкретных сроков ее проведения. Наоборот, я говорил, что есть преувеличение в израильских заявлениях по этому поводу", - приводит газета Гаарецслова Ольмерта.

ЯДЕРНОЕ И РАКЕТНОЕ ДОСЬЕ

  • Иранская ядерная программа

Иран в будущем сможет экспортировать ядерное топливо. Станислав Хамдохов. РИА Новости. 5 октября 2008

Иран в перспективе сможет поставлять ядерное топливо в другие страны, заявил 5 октября глава иранского МИД Манучехр Моттаки.

"После того, как в нашей стране будет успешно завершен этап производства ядерного топлива, Иран готов дать гарантии его поставок в другие страны, которые будут нуждаться в ядерном топливе", - сказал журналистам Моттаки.

Он отметил, что Исламская Республика продолжит обогащать уран в мирных целях, даже если Запад возьмет на себя обязательства поставлять топливо для иранских АЭС.

"У нас уже есть горький опыт сотрудничества с Западом в сфере мирной ядерной энергетики. США ранее нам давали слово обеспечить Иран тысячью мегаватт ядерной энергии, немцы также, не достроив АЭС "Бушер", не сдержали своих обещаний", - напомнил иранский министр.

"Ядерная деятельность Ирана абсолютно мирная, особенно в сфере обогащения урана и производства ядерного топлива для местных АЭС. Поэтому пока мы не достигнем самодостаточности в атомной области, эта деятельность будет продолжаться", - сказал Моттаки.

АЭС "Бушер" будет сдана в эксплуатацию в первой половине 2009 года. Станислав Хамдохов. РИА Новости. 7 октября 2008

АЭС "Бушер", строительство которой ведется на юге Ирана при содействии российских специалистов, будет сдана в эксплуатацию в первой половине 2009 года, заявил 7 октября глава иранского МИД Манучехр Моттаки. на заседании парламентской комиссии по внешней политике и безопасности Ирана, где обсуждался вопрос задержек со строительством АЭС "Бушер", передают местные СМИ.

Глава внешнеполитического ведомства ИРИ заявил, что задержка в сдаче АЭС в эксплуатацию обусловлена "политическими и техническими факторами". "По этим двум направлениям мы провели активную работу, чтобы устранить препятствия на пути сооружения станции", - сказал Моттаки.

  • Переговоры по ядерной программе КНДР

КНДР продолжает отказываться от демонтажа своих ядерных объектов. РИА Новости. 3 октября 2008

КНДР продолжает отказываться от демонтажа некоторых объектов в комплексе Йонбен, сообщило 3 октября агентство Рейтер со ссылкой на заявление официального представителя госдепартамента США Роберта Вуда.

"КНДР продолжает предпринимать шаги, поворачивающие вспять процесс демонтажа некоторых объектов в Йонбене", - заявил Вуд, не указав, однако, источник, который сообщил эти данные.

Южная Корея подозревает КНДР в подготовке к ядерным испытаниям. РИА Новости. 1 октября 2008

Южнокорейская разведка заподозрила КНДР в возобновлении восстановительных работ на полигоне, где два года назад было впервые испытано ядерное оружие, сообщает в Сеуле информационное агентство Ренхап.

По данным его источника в спецслужбах Южной Кореи, со спутника над полигоном близ поселка Пхунгери уезда Кильчу провинции Хамгён-Пукто замечен дым, что рассматривается как признак вероятного возобновления активности КНДР в ядерной области.

"В настоящее время анализируется возможность проведения Северной Кореей работ, направленных на восстановление ядерного полигона", - цитирует Ренхап источник в спецслужбах. Дым над полигоном, по его данным, может представлять дымовую маскировку для того, чтобы со спутников-шпионов не было видно, что происходит на земле.

Эксперты, как отмечает агентство, располагают данными о том, что после ядерного испытания 2006 года Северная Корея восстановила шахту для подземных испытаний, в окрестностях полигона постоянно наращивается охрана. В Сеуле пытаются выяснить, связано ли все это с восстановлением ядерных объектов в Йонбене, демонтированных ранее в этом году по договоренности на шестисторонних переговорах в Пекине.

Ядерные уговоры. Александр Самохоткин. Время Новостей. 2 октября 2008

2 октября в демилитаризованной зоне (ДМЗ), разделяющей два корейских государства, впервые после избрания в начале нынешнего года президентом Южной Кореи не слишком любимого северянами Ли Мен Бака, прошли переговоры по военным вопросам между представителями Сеула и Пхеньяна.

Потепление межкорейских отношений создает благоприятный фон для экстренной миссии помощника госсекретаря США Кристофера Хилла, прибывшего 1 октября через ДМЗ в Пхеньян на встречу со своим традиционным собеседником замглавы МИДа Ким Ге Гваном. Цель американца - отговорить Пхеньян от возобновления ядерной программы, сохранив в силе договоренность о демонтаже ядерных объектов КНДР в обмен на международную помощь.

"Мы находимся в критической фазе переговоров", - подчеркнул Хилл перед отъездом из Сеула. В середине августа КНДР сообщила о прекращении демонтажа своих ядерных объектов и пообещала рассмотреть вопрос о восстановлении головного реактора в Йонбене. Пхеньян объявил о готовности "прекратить ядерное разоружение" в ответ на невыполнение американцами своих обязательств. США так и не исключили КНДР из списка стран – спонсоров международного терроризма, хотя обещали сделать это через 45 дней после передачи северокорейцами 26 июня партнерам по переговорам перечня сведений о своих ядерных программах.

Пхеньян отчет передал, но в ответ США потребовали, чтобы им разрешили проводить в КНДР внезапные инспекции на любых интересующих американцев объектах и дали возможность без свидетелей допрашивать северокорейских атомщиков. Для Пхеньяна эти требования неприемлемы, ответом на них стало заявление о возобновлении ядерной программы. Источники в госдепе США озвучивают разные версии миссии Хилла - тот якобы везет в Северную Корею "новый пакет экономических стимулов" в обмен на ускоренное разоружение или предложение о временном снятии американских санкций, связанных со статусом КНДР как "спонсора терроризма". Но требования о проведении инспекций и собеседований остаются в силе, что оставляет мало надежд на успех переговоров.

"Надо отделять позицию прагматика Хилла от позиции его начальства, которое на определенном этапе - особенно когда Пентагон возглавлял Дональд Рамсфелд - очень сильно связывало ему руки", - сказал Времени Новостей ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Константин Асмолов. "Хилл заинтересован в переговорах ради разоружения КНДР, а не в качестве предлога для смены режима в этой стране. Он может добиться важных результатов. Вопрос в том, насколько Вашингтон воспользуется ими и насколько северокорейцы будут ему доверять, зная, что США не выполнят свою часть обязательств", - сказал эксперт.

  • Стратегические ядерные и ракетные силы России

Новое оружие будет! Виталий Денисов. Красная Звезда. 2 октября 2008

На вопросы Красной Звезды отвечает начальник вооружения Вооруженных Сил РФ, заместитель министра обороны Российской Федерации генерал-полковник Владимир Поповкин.

Вопрос: По каким основным направлениям будет до 2015 года происходить модернизация ВВТ в таких высокотехнологичных видах Вооруженных Сил и родах войск, как, например, ВВС, Космические войска и Военно-морской флот?

Ответ: Самое главное, как я уже говорил, это Стратегические ядерные силы. Они были, есть и в ближайшее время будут гарантами безопасности государства. Пока мы ядерная держава, я думаю, не найдется сумасшедших голов, которые захотят напасть на нашу страну. Поэтому развитию СЯС мы отдаем основной приоритет.

Мы уже в этом году начали оснащение Ракетных войск Стратегического назначения подвижным ракетным комплексом Тополь-М, в этом же году будет спущен на воду корабль новой серии "Юрий Долгорукий", за которым пойдет целая серия кораблей этого класса - "Александр Невский", "Владимир Мономах" - которые станут носителями баллистических ракет Булава-30. Я надеюсь, что в следующем году мы все-таки примем Булаву на вооружение.

В ВВС с точки зрения развития Стратегических ядерных сил предстоит в первую очередь модернизация самолетов Ту-160.

Военно-морской флот будем оснащать современными судами. В первую очередь это корветы. Наверное, мы все-таки придем к тому, чтобы создать новый авианосец.

ВМФ России получит 8 атомных подводных крейсеров нового поколения РИА Новости. 2 октября 2008

Военно-морской флот России в рамках госпрограммы вооружений, рассчитанной до 2015 года, получит серию из восьми атомных подводных лодок нового поколения, сообщил замглавкома ВМФ адмирал Александр Татаринов.

"Военно-морской флот перешел к серийному строительству кораблей, уже построили подводный атомный крейсер нового поколения", - сказал Татаринов. Отвечая на вопрос журналистов, адмирал отметил: "Сколько будет построено крейсеров, это зависит от потребностей флота. Пока планируется серия из восьми кораблей, может быть, больше".

Сроки строительства новых кораблей определены государственной программой вооружений добавил Татаринов. "Эти сроки обеспечивают поддержание морских стратегических сил ядерного сдерживания на уровне, позволяющем выполнить задачи поставленные президентом", - пояснил он.

Адмирал уточнил, что эти атомные крейсеры планируется вооружить ракетным комплексом Булава.

На страже воздушно-космических рубежей. Георгий Кондратьев, Олег Новоспасский. Красная Звезда. 3 октября 2008

В соответствии с указом Президента Российской Федерации 1 октября 1998 года была сформирована и приступила к выполнению задач по предназначению армия ракетно-космической обороны (РКО).

С июня 2001 года армия вступила в новый этап своей истории. В соответствии с указом Президента Российской Федерации армия ракетно-космической обороны вошла в состав принципиально нового рода войск Вооруженных Сил Российской Федерации - Космические войска.

За эти годы на боевое дежурство поставлены комплексы ККП Крона и Окно в Зеленчуке и Нуреке, приняты в состав армии и поставлены на боевое дежурство РЛС Волга в Барановичах, радиотехнический комплекс космической системы обнаружения стартов баллистических ракет в Комсомольске-на-Амуре, на опытное боевое дежурство РЛС высокой заводской готовности (ВЗГ) в Ленинградской области, ведется подготовка к принятию в эксплуатацию и постановке на дежурство РЛС ВЗГ в Краснодарском крае.

В настоящее время по заказу Космических войск осуществляется разработка единой космической системы обнаружения баллистических ракет (ЕКС). Это будет комплексная межвидовая космическая система, способная решать задачи в интересах системы предупреждения о ракетном нападении и контроля за проведением ядерных испытаний.

Все эти примеры свидетельствуют о динамичном и поступательном развитии всех составляющих объединение РКО систем.

Сегодня все три системы ракетно-космической обороны - предупреждения о ракетном нападении, противоракетной обороны, контроля космического пространства - функционируют в автоматическом режиме, по единому замыслу и алгоритму, в тесном информационном взаимодействии, в реальном масштабе времени.

Десять лет существует армия, без которой невозможно обеспечение стратегической стабильности в мире... За эти годы средствами армии обнаружено значительное количество учебно-боевых пусков отечественных и иностранных баллистических ракет, стартов ракет-носителей, включая те, которые проводились без предварительного оповещения.

Стратегические бомбардировщики Ту-160 и Ту-95МС на учениях "Стабильность" впервые выполнят полеты с полной боевой нагрузкой. ИТАР-ТАСС. 2 октября

Подразделения Дальней авиации под руководством главкома ВВС России генерал-полковника Александра Зелина с 6 по 12 октября примут участие в стратегических командно-штабных учениях "Стабильность", сообщил помощник главкома ВВС подполковник Владимир Дрик.

"В учении примут участие самолеты Ту-160, Ту-95 МС, Ту22М3, во время полетов их будут сопровождать истребители, дозаправку в воздухе "стратегов" произведут самолеты-заправщики Ил-78. В ходе учений Ту-160 и Ту-95МС выполнят практические пуски крылатых ракет в приполярных районах России. На этих маневрах впервые за долгий период времени экипажи будут выполнять полеты с полной боевой нагрузкой, пуски крылатых ракет будут осуществлены с расходом всего боекомплекта Ту-160 и Ту-95МС", - подчеркнул помощник главкома.

  • Противостояние США и Китая и развертывание системы ПРО в Азии

Госдеп рекомендует. Владимир Кузарь. Красная Звезда. 4 октября 2008

Соединенные Штаты нуждаются в новом вооружении, в частности в системах противоракетной обороны и другом сверхсовременном военном потенциале, для того чтобы сдержать постоянное наращивание Китаем ядерного и обычного арсенала и создать ему противовес. Об этом говорится в предварительном варианте доклада для служебного пользования, составленного консультативным советом госдепартамента США и неким способом попавшего в распоряжение "Вашингтон таймс".

Надо сказать, что американские оценки военной мощи Китая довольно часто появляются в сообщениях информационных агентств США. Однако этот доклад вряд ли предназначался для широкого обнародования. Во всяком случае Пол Вулфовиц, в прошлом заместитель министра обороны США, а ныне глава совета, подготовившего этот доклад, и другие разработчики документа отказались комментировать его содержание. А в нем говорится, что стратегия Китая выходит за рамки создания сил, которые были бы способны отвоевать остров Тайвань. Китай стремится "вырваться на большую арену", распространяя свою мощь за пределы региона, включая судоходные пути, по которым перевозятся энергоносители, необходимые для китайской модернизации. В докладе также подчеркивается, что главная цель Китая - служить противовесом присутствию и военному потенциалу США в Восточной Азии путем обретения наступательного потенциала в функциональных ключевых сферах, особенно тех, где есть уязвимые места США. Согласно документу, наращивание вооружений происходит согласно имеющимся установкам на "ведение войны асимметричными средствами". В частности, "создается космическое и информационно-компьютерное оружие, которое может помочь китайским силам победить более сильную американскую армию".

В докладе приводятся и эти самые места стратегической уязвимости США: "прорехи" в системе американской ПРО, зависимость связи от космических средств, неспособность применить против Китая военную силу за исключением действий групп авианосцев, а также "хрупкая электроника и интернет". В этой связи делается вывод, что "Соединенным Штатам следует, используя преимущества своего военно-технического потенциала, заняться разработкой нового оружия, сенсоров, средств связи, а также другими программами и тактикой, дабы убедить Китай, что ему не удастся одержать верх над Америкой военными средствами". Доклад рекомендует американской администрации обзавестись новым наступательным потенциалом в сферах космоса и кибервойны, а также средствами ПРО и "усиленным потенциалом морского и космического базирования" для сдерживания Китая. Разработчики документа также советуют продавать американским союзникам в Азии больше высокотехнологичных обычных вооружений и активизировать работу контрразведки.

По большому счету, многие из этих "рекомендаций" давно уже реализуются Пентагоном на практике. Взять ту же систему ПРО, которая уже давно создается американцами в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Это происходит по двум направлениям. С одной стороны, наращивается американская группировка сил и средств ПРО морского базирования, когда на крейсерах и эсминцах, оснащенных системой Иджис, устанавливаются ракеты Пэтриот различных модификаций. Это делается для того, чтобы перехватывать ракеты противника на всех уровнях их полета. Практическая проверка эффективности этого компонента ПРО была проведена в феврале, когда ракетой, выпущенной с борта крейсера "Лэйк Эри", который находился в северной части Тихого океана, был сбит падающий спутник-шпион.

С другой стороны, Пентагон все активнее втягивает в создание еще одного позиционного района ПРО своих союзников. Это в первую очередь касается Японии, которая в прошлом году приступила к развертыванию с помощью США собственной системы ПРО. К 2010 финансовому году она намерена разместить у себя в общей сложности 30 установок Пэтриот ПАК-З в десяти различных районах страны. Эти предназначенные для перехвата ракет на завершающем этапе траектории полета установки призваны обеспечить второй эшелон системы ПРО. Функции первого эшелона будут выполнять эсминцы с многоцелевой компьютерной системой слежения и наведения Иджис. Они способны одновременно отслеживать десятки целей и сбивать ракеты вскоре после запуска.

Еще в 2003 году Австралия изъявила желание принять участие в создании предлагаемой США новой системы противоракетной обороны. За прошедшие годы она далеко продвинулась в этом направлении, закупив три американских эсминца с системой Иджиси ракетами-перехватчиками. Важную роль в системе ПРО призвана играть и военная база Пайн-Гэп, которая расположена у австралийского города Элис-Спрингс. База имеет спутниковую систему раннего предупреждения, способную передавать информацию о запуске ракет из разных точек земного шара.

Все усилия по созданию США системы ПРО в Азиатско-Тихоокеанском регионе Вашингтон официально оправдывал необходимостью сдерживания Северной Кореи. Однако на самом деле эта система направлена против ракетно-ядерного потенциала России и Китая. Представители Пекина не раз высказывали озабоченность по этому поводу и предупреждали, что размещение систем американской ПРО в регионе заставит страну принять соответствующие ответные меры. Известно также, что уже в течение нескольких лет Пентагон проводит интенсивное перебазирование американских войск в Азиатско-Тихоокеанском регионе, целью которого является их подготовка к военному противостоянию с Китаем. Поэтому нынешние рекомендации госдепа США - лишь признание этих фактов.

  • Мирный атом России

С 2009 года Росатом начинает работать по расширенной долгосрочной программе. ИТАР-ТАСС. 3 октября

Федеральная целевая программа "Развитие атомного энергопромышленного комплекса" будет действовать до 1 января 2009 года, сообщил гендиректор Росатома Сергей Кириенко.

«Принятие долгосрочной программы деятельности Госкорпорации позволяет этому документу быть основным и заменить в том числе ФЦП "Развитие атомного энергопромышленного комплекса", но для этого мы должны сначала завершить ФЦП в установленном порядке", - сказал Кириенко журналистам.

"По поручению, которое у нас есть от правительства, мы до конца года реализовываем ФЦП и считаем, что точкой перехода должно быть 1-е января. В этом году мы должны завершить работу по ФЦП, все, что предусмотрено по этому году, отчитаться, после этого перейдем на дальнейшее исполнение по долгосрочной программе", - отметил он.

Кириенко отрицательно ответил на вопрос, увеличена ли в новой программе стоимость сооружения АЭС. "Нет, там заложено все то же самое. У нас долгосрочная программа в части ФЦП "Развитие атомного энергопромышленного комплекса" является калькой с единственным отличием - долгосрочная программа является шире. Когда мы утверждали ФЦП, еще не было генсхемы и целого ряда объектов еще не было, а долгосрочная программа шире", - сообщил глава Росатома.

По его словам, в долгосрочной программе те же параметры, что и в ФЦП. "У нас заложены базовые цены, а дальше есть только поправка на инфляцию, заложенную по установленным коэффициентам Минэкономразвития", - сказал Кириенко.

Программу развития Росатома Владимир Путин утвердил в июле. Тогда Кириенко сообщил, что "общий объем финансирования до 2015 года составит более 2 трлн рублей, а к 2020 - намного более 3 трлн рублей". "При этом до 2015 года почти 1 трлн рублей - это бюджетные средства, в том числе ФЦП", - уточнил он. Кириенко также сообщил о решении создать национальный исследовательский университет на базе МИФИ.

В настоящее время на 10 атомных станциях России эксплуатируется 31 энергоблок установленной мощностью 23242 МВт, и по уровню безопасности российские АЭС занимают одно из лидирующих позиций в мире. В 2007 году АЭС страны выработали 158,3 млрд кВт ч, а в 2008 они должны выработать 161,4 млрд кВт ч.

Всего в России по планам к 2030 году должно появится 26 новых атомных энергоблоков. Семь из них, включая блоки Нововоронежской АЭС -2 и Ленинградской АЭС-2 уже в процессе строительства. Совсем быстро, а именно к 2011 году, по мнению специалистов Госкорпорации, можно достроить 5-й блок Курской АЭС. Новые АЭС появятся на Дальнем Востоке, в Калининградской области и ряде других регионов России. Задача состоит в том, чтобы к 2030 году увеличить долю атомной генерации в энергобалансе страны до 25%. Сейчас эта доля всего 16%, а у ряда развитых в этом отношении стран, она составляет 30%.

Плавучая АЭС на Чукотке 2012 году будет установлена в бухте Певек. Вероника Перминова. РИА Новости. 3 октября 2008

Рабочая группа, в которую вошли специалисты концерна Энергоатом и правительства округа, определили окончательное место установки плавучей атомной станции на Чукотке, ее планируется установить в северо-западной части бухты Певек, сообщает пресс-служба правительства округа.

Это место является наиболее защищенным от преобладающих сезонных ветров, говорится в сообщении.

"В первой половине 2009 года планируется разработать обоснование инвестиций, куда войдут проектно-изыскательские работы. Соответственно, в эти же сроки в Певек прибудут изыскатели и проектировщики для обследования глубин и построения схемы установки АЭС", - говорится в сообщении.

После этого специалисты окончательно определят радиус санитарно-защитной зоны. Плавучую АЭС в Певеке планируется ввести в 2012 году.

Плавучая АЭС, по словам специалистов, заменит Чаунскую ТЭЦ, которая уже практически выработала свой ресурс. Плавучая АЭС строится в условиях судостроительного завода, а затем транспортируется на постоянное место пребывания.

Такие станции могут использоваться для выработки как электричества и тепла, так и для опреснения морской воды. Их преимуществом является возможность базирования в любом прибрежном районе. Плавучая атомная станция может эксплуатироваться без перезагрузки топлива в течение 12-15 лет и имеет повышенный уровень радиационной безопасности.

  • Международное сотрудничество России

Росатом ждет от Турции и Украины решений по строительству АЭС АтомстройэкспортомРИА Новости. 3 октября 2008

Росатом ожидает от Турции и Украины принятия решений о сооружении АЭС российским Атомстройэкспортом, сообщил гендиректор корпорации Сергей Кириенко.

"Один из наших приоритетов - это подведение итогов в Турции. На прошлой неделе были вскрыты конверты, и предложения России было лучшим. Ожидаем, что в течение десяти дней, как и положено, должно быть принято соответствующее решение", - сказал Кириенко журналистам.

Власти Турции планируют разместить свою первую АЭС у населенного пункта Аккую на побережье Средиземного моря. К 2016 году в стране намечено построить три АЭС.

По словам главы Росатома, также объявлено предварительное решение комиссии по Украине.

"Я в понедельник встречался с министром энергетики Украины в Вене. Ожидаем, что правительство Украины в соответствии с решением комиссии по отбору примет решение о том, что Атомстройэкспорт будет выступать партнером и генпорядчиком по достройке двух блоков на Украине", - сообщил Кириенко.

Технико-экономическое обоснование проекта строительства третьего и четвертого энергоблоков Хмельницкой АЭС должно быть готово в четвертом квартале 2009 года. АЭС, которая по проекту должна состоять из четырех блоков, расположена в Славутском районе Хмельницкой области Украины.

"Кроме того, в сентябре мы договорились с нашими коллегами в Армении, что начинаем участвовать - там будут конкурсы, допускаю, что будет формироваться международный консорциум. Уверен, что Россия сможет сыграть значительную, достойную роль", - продолжил гендиректор госкорпорации.

Армения планирует завершить строительство новой атомной электростанции к 2017 году. Согласно оценкам компании PA Consulting Group, которая проводила предварительные оценки ТЭО нового атомного энергоблока, строительство обойдется Армении в 5,2-7,2 млрд. долл. при расчетной мощности блока в 1200 МВт.

"Не буду забегать вперед. Мы ведем работу по большому количеству стран, всегда имеем запас по переговорным площадкам", - резюмировал глава Росатома.

РФ в декабре подпишет соглашение о строительстве четырех блоков АЭС в Индии. РИА Новости. 3 октября 2008

Соглашение о строительстве еще четырех энергоблоков в дополнение к двум уже возводимым российским Атомстройэкспортом на АЭС "Куданкулам" в Индии будет подписано в декабре, сообщил глава Росатома Сергей Кириенко.

"Мы готовимся к тому, чтобы в декабре в ходе визита президента России в Индию подписать межправсоглашение на четыре блока в Индии", - сказал Кириенко журналистам.

Россия и Индия парафировали межправительственное соглашение о строительстве еще четырех энергоблоков в дополнение к двум уже возводимым российским Атомстройэкспортом на станции "Куданкулам" еще в феврале.

Начало практических работ было отложено до снятия с Индии эмбарго на торговлю технологиями, атомными реакторами и ядерным топливом со стороны МАГАТЭ и Группы ядерных поставщиков (ГЯП). Сессия совета управляющих МАГАТЭ 1 августа одобрила соглашение с Индией о гарантиях относительно гражданских ядерных объектов, а 6 сентября объявленное эмбарго в ядерной сфере отменила ГЯП.

  • Соглашение о ядерном сотрудничестве США и Индии

Райс объясняет задержку с подписанием соглашения с Индией по атому процедурными вопросами. РИА Новости. 4 октября 2008

Индия и США подпишут межправительственное соглашение о сотрудничестве в области ядерной энергетики в ближайшем будущем, сказала журналистам в Нью-Дели госсекретарь США Кондолиза Райс.

[8 октября агентство Рейтер со ссылкой на неназванный источник сообщило, что подписание соглашения о сотрудничестве в сфере атомной энергетики между США и Индией должно состояться в Вашингтоне в пятницу 10 октября - ЯК.]

По совам госсекретаря США, обе страны скрепят это соглашение своими подписями после того, как президент США Джордж Буш подпишет законопроект, регулирующий отношения США с Индией в области ядерной энергетики, а не до этого.

Как сообщают дипломатические источники, на этом настояла Индия. Сообщается, в частности, что в Нью-Дели хотят сначала прочитать комментарии Джорджа Буша к подписанному им закону. Индию интересует, предоставит ли Вашингтон гарантии бесперебойного снабжения построенных американцами АЭС топливом.

Райс уточнила, что задержка с подписанием Бушем одобренного обеими палатами конгресса США соглашения вызвана исключительно процедурными вопросами.

"Президент подпишет (закон) очень скоро. Сейчас у конгресса в США очень много работы. Осталось только подписать (с Индией). Хотела бы подчеркнуть - договор "123" готов, и теперь осталось его просто подписать", - сказала Райс после переговоров с главой МИД Индии Пранабом Мукерджи.

Она подчеркнула, что между двумя странами не осталось нерешенных вопросов по соглашению.

Документ открывает США доступ на индийский рынок строительства АЭС, и подписать его планировалось в ходе проходящего в субботу визита госсекретаря США.

"Жаль, что не получилось подписать. Мы до последнего надеялись, что Буш успеет подписать закон, надежда была жива еще сегодня утром", - сказал РИА Новости индийский дипломатический источник.

"Ядерная сделка" США и Индии откровенно нарушает ДНЯО, считают в Тегеране. Станислав Хамдохов. РИА Новости. 5 октября 2008

Межправительственное соглашение о сотрудничестве в области ядерной энергетики между США и Индией является откровенным нарушением Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), заявил 5 октября заместитель главы Организации по атомной энергии (ОАЭ) Ирана Мохаммад Саиди.

"Государства, которые не являются членами ДНЯО (то есть Индия), не имеют права пользоваться привилегиями этого международного соглашения", - сказал Саиди иранскому официальному информагентству ИРНА.

По его мнению, ряд стран, обладающих ядерными технологиями, выработали такие формы передачи этих технологий странам - неподписантам ДНЯО, которые" столкнут международное сообщество с новыми кризисами".

"США в ядерной сфере проводят политику "двойных стандартов". Такое сотрудничество, а именно передача ядерных технологий не присоединившимся к ДНЯО государствам, не только ставит под угрозу авторитет и целостность этого Договора, но постепенно приведет к откровенному противоречию, когда не будет никакой разницы между участниками соглашения и теми, кто Договор не подписал", - считает Саиди.

  • Атомная энергетика в мире

Немецкая RWE официально избрана стратегическим инвестором по строительству АЭС "Белене" в Болгарии. Игорь Ленкин ИТАР-ТАСС. 3 октября 2008

Немецкая RWE официально избрана стратегическим инвестором по строительству АЭС "Белене" в Болгарии, компании будет принадлежать 49% акций атомной электростанции, сообщил сегодня министр экономики и энергетики Болгарии Петр Димитров. В финальной части конкурсной процедуры предложение немецкой фирмы было признано более привлекательным, чем у бельгийской компании Электробель.

Строительство "Белене" самый большой инвестиционный проект Болгарии за последние 18 лет. По мнению премьер-министра республики Сергея Станишева, он поможет сделать страну на энергетическом рынке мира конкурентоспособной современной державой. Кроме того, АЭС "Белене" это крупнейший проект российско-болгарского сотрудничества, он предусматривает строительство двух атомных энергоблоков с реакторами ВВЭР-1000 российской конструкции. В новой болгарской АЭС будет установлена уникальная система активной и пассивной безопасности. Стоимость работ по сооружению двух энергоблоков этой АЭС, по контракту, составляет 4 млрд евро. Предполагается, что строительство первого из двух энергоблоков завершится через шесть лет.

В сооружении станции российская компания Атомстройэкспорт участвует совместно с франко-германским консорциумом Карсиб (Арева - Сименс). В 2007 году российский проект "АЭС-92", предложенный Болгарии, признан соответствующим всем техническим требованиям Евросоюза, предъявляемым к АЭС с легководными реакторами нового поколения. Официальный старт строительству "Белене" был дан 3 сентября.

ОФИЦИАЛЬНОЕ МНЕНИЕ

  • Президент РФ о системе евроатлантической безопасности, режиме нераспространения и ядерном разоружении

Из стенограммы выступления Президента Российской Федерации на Конференции по мировой политике. Официальный сайт Президента России. 8 октября 2008

[…] поделюсь своими соображениями о принципах самоорганизации в справедливом и многополярном мире. Он, безусловно, должен основываться на коллективных началах и международном праве.

Сила в отрыве от права неизбежно порождает непредсказуемость и хаос, когда все начинают воевать друг против друга, что, собственно, случилось в Ираке. А любое избирательное применение основополагающих международно-правовых норм подрывает и международную законность. Но законность не бывает выборочной: она либо существует, либо нет.

Предполагаю, что всем требуется решительный отказ государств от войны как средства, как инструмента своей политики – и малых государств, и больших государств. И если мы признаём, что международные отношения – это сопряжённые интересы равноправных суверенных государств, то всякое стремление к доминированию, к достижению своих целей за счёт других должно быть признано аморальным. Недопустимо также навязывание другим государствам собственного национального права, как и решений внутреннего суда.

В этой связи подчеркну важность сохранения центральной и координирующей роли Организации Объединённых Наций как наиболее полномочной международной организации. Задачи её укрепления, поддержки её международно-правового авторитета сейчас актуальны как никогда.

[…] События на Кавказе лишь подтвердили абсолютную правильность идеи нового Договора о европейской безопасности. С его помощью вполне можно создать единую и надёжную систему всеобъемлющей безопасности.

Эта система должна быть равной для всех государств – без изоляции кого-либо и без зон с разным уровнем безопасности. Она должна быть призвана объединить всю Евро-Атлантику на основе единых правил игры. И на долгие годы в юридически обязывающей форме обеспечить наши общие гарантии безопасности.

Очень часто меня мои партнёры и коллеги спрашивают: а что в этом договоре будет нового? Здесь, в Эвиане, я хотел бы впервые представить конкретные элементы такого договора, по моему представлению.

Первое. В договоре должно содержаться чёткое подтверждение базовых принципов безопасности и межгосударственных отношений на евроатлантическом пространстве. Это приверженность добросовестному выполнению международных обязательств; уважение суверенитета, территориальной целостности и политической независимости государств. Уважение всех других принципов, которые вытекают из Устава Организации Объединённых Наций, из этого, без преувеличения, фундаментального документа.

Второе. Следует ясно подтвердить недопустимость применения силы или угрозы её применения в международных отношениях. Существенно, что договор должен дать гарантии единообразной трактовки и соблюдения этих принципов. Закрепить единство подходов к предупреждению и мирному урегулированию конфликтов на евроатлантическом пространстве тоже можно в самом договоре. Упор следовало бы сделать на переговорных «развязках» – с учётом мнения сторон и при безусловном уважении к миротворческим механизмам. Может быть, нужно закрепить и сами эти процедуры, сам механизм урегулирования споров. Это было бы небесполезно.

Третье – это гарантии обеспечения равной безопасности. Именно равной безопасности, а не какой-то другой. И здесь нужно следовать трём «не». А именно: не обеспечивать свою безопасность за счёт безопасности других. Не допускать (в рамках любых военных союзов и коалиций) действий, ослабляющих единство общего пространства безопасности. И, в-третьих, не позволять, чтобы развитие военных союзов осуществлялось в ущерб безопасности других участников договора.

Причём сегодня необходимо будет сосредоточиться на военно-политических вопросах, поскольку так называемое hard security играет сегодня определяющую роль. И именно здесь в последнее время образовался опасный дефицит контрольных механизмов.

Четвёртое. В договоре важно подтвердить, что ни одно государство и ни одна международная организация не могут иметь эксклюзивных прав на поддержание мира и стабильности в Европе. В полной мере это относится и к России.

Пятое. Целесообразно установить базовые параметры контроля над вооружениями и разумной достаточности в военном строительстве. А также новое качество взаимодействия, новые процедуры, новые механизмы взаимодействия по таким направлениям, как распространение ОМУ, наркотрафик и терроризм.

В ходе совместной работы над договором следовало бы также оценить, насколько адекватны созданные когда-то структуры. Подчеркну, я об этом говорил и ещё раз хотел бы сказать: мы ни в коей мере не предлагаем разрушать ничего из того, что уже имеется, и даже ослаблять. Речь идёт именно о более гармоничной деятельности на основе единых правил.

Оптимальную площадку для переговоров подскажет жизнь. И в обязательном порядке к подготовке такого договора, если мы об этом договоримся когда-нибудь, нужно привлечь международное экспертное сообщество.

Мы открыты для обсуждения и других возможных элементов договора. Но в любом случае «ремонт» европейской системы безопасности необходимо ускорить. Альтернативой является только её дальнейшая деградация. И обострение кризиса в сфере безопасности и кризиса в сфере контроля над вооружениями.

Да, доставшийся нам в наследство режим нераспространения не лучшим образом приспособлен для решения современных задач. Но даже он не исчерпал своего позитивного потенциала. Хотя проблемы и здесь очевидны. Это прорехи, это дырки в Договоре о нераспространении ядерного оружия и отсутствие прогресса в повышении эффективности Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия, а также туманные перспективы вступления в силу Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.

Мы придаём исключительное значение заключению нового, юридически обязывающего российско-американского соглашения по ядерному разоружению. Оно должно прийти на смену Договору о стратегических наступательных вооружениях, срок действия которого истекает в 2009 году. Но это должен быть договор, а не декларации. Мы ждём в этой связи позитивной реакции на наше предложение со стороны наших партнёров из США.

Всё, что я сегодня предложил, на мой взгляд, имеет важнейшее значение для Европы. Приглашаю к честному и непредвзятому диалогу на форуме, который был бы специально посвящён этому вопросу. В нём могли бы принять участие руководители всех государств Европы и руководители всех ключевых организаций евроатлантического пространства. Все, кому дорого будущее мира, его уверенное развитие, дорого спокойствие людей. Рассчитываю, что мы будем услышаны и поддержаны в этой инициативе.

  • Министр иностранных дел РФ о сотрудничестве с США по вопросам ядерной программы Ирана и переговорах по ПРО

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В. Лаврова на встрече с членами Совета по международным отношениям, Нью-Йорк, 24 сентября 2008 года. Пресс-центр МИД РФ. 2 октября 2008

[…] В ходе сегодняшней встречи с К. Райс мы, в частности, обсудили положение дел с иранской ядерной программой, ядерную проблему на Корейском полуострове. Полагаем, что в обоих случаях наши основные задачи остались неизменными. Мы хотим мирного решения этих проблем. Мы хотим сделать Корейский полуостров безъядерной зоной, мы хотим убедиться при посредничестве МАГАТЭ в том, что ядерная программа Ирана носит исключительно мирный характер. Эти задачи неизменны. И было бы безответственно со стороны наших стран отказаться от достижения общих целей из-за каких-то разногласий по кавказскому вопросу.

Что касается тактики действий по обоим вопросам, у нас никогда на этот счет не было полного единогласия. Всегда существовали какие-то расхождения в тактических вопросах, но до последнего момента нам удавалось по обеим проблемам выходить на общую тактику, вырабатывая компромиссные подходы совместно с другими участникам шестисторонних переговоров по Корейскому полуострову, и с европейцами и Китаем по ядерной программе Ирана. Мы вновь подтверждаем, что это распространяется и на данную ситуацию. Мы продолжим наши обсуждения этого вопроса. Также ожидаем, что наши американские коллеги и не только они, но в первую очередь американцы, не будут препятствовать обсуждениям в рамках «Большой восьмерки» вопросов, представляющих важность для всего мирового сообщества.

Вопрос: Возвращаясь к темам Вашей беседы с К. Райс, продолжит ли Россия откладывать обсуждение вопроса о введении новых санкций в отношении Ирана? И второе: не могли бы Вы прояснить, в чем заключается военное сотрудничество с Сирией?

Ответ: В ходе встречи с К. Райс, мы не обсуждали никакие санкции. Мы пришли к согласию, что группа 3+3 или 5+1, как бы ее не называли, сохраняет единство в достижении своей первоначальной цели – гарантировать доступ МАГАТЭ ко всем объектам, необходимым для того, чтобы удостовериться в отсутствии в иранской ядерной программе военного компонента. Мы также сошлись во мнении, что сейчас не время для встречи на министерском уровне, что в будущем наши эксперты продолжат обсуждение дальнейших действий и мер по поддержке МАГАТЭ, особенно принимая во внимание тот факт, что вина Ирана не доказана. Согласно последнему докладу, представленному М.Эль-Барадеем, МАГАТЭ не располагает доказательствами наличия у Ирана военной ядерной программы, хотя в нем отмечено, что Иран должен сотрудничать в полном объеме по остающимся вопросам.

Мы не ведем переговоры ни с одной страной в нарушение международных соглашений и существующих международно-правовых норм в той или иной области.

Вопрос: Что стоит за отменой встречи министров иностранных дел «шестерки» по Ирану? Как известно, в последнем докладе МАГАТЭ высказано недовольство позицией Ирана?

Ответ: Нельзя однозначно говорить, что МАГАТЭ недовольно занимаемой Ираном позицией. Как я уже заметил, Агентство не располагает доказательствами наличия военного компонента в ядерной программе Ирана.

Что касается встречи, то Ш. Маккормак сегодня заявил о ее несвоевременности.

Уверяю, если кто-либо имеет малейшее сомнение в том, что первоочередные задачи группы 3+3 остаются в силе, мы можем завтра же принять резолюцию, прямо заявляющую, что мы вновь подтверждаем поддержку всех существующих резолюций СБ ООН и настоятельно призываем Иран выполнять все эти резолюции. Это пошлет предельно четкий сигнал всем, кто считает, что из-за происходящих событий будут вестись какие-то игры вокруг вопроса о нераспространении. Этого не будет.

Интервью Министра иностранных дел России С.В. Лаврова. Российская Газета. 7 октября 2008 года

Вопрос: Насколько я понимаю, больше не будет встреч в формате "2+2", на которых министры обороны и иностранных дел России встречаются с главой госдепа и Пентагона. Если так, означает ли это, что Москва больше не будет настаивать на присутствии российских наблюдателей на объектах американской ПРО в Польше и Чехии?

Ответ: Отнюдь нет. Встречи в формате "2 + 2" - механизм, который давно был изобретен и согласован. Они долгое время не проводились. Оживление произошло осенью прошлого года и весной этого года, когда состоялись две такие встречи. Оба раза в Москве. Оба раза по инициативе американской стороны. Мы никогда от них не отказывались, а новая пауза наступила из-за позиции Вашингтона.

Мы приветствовали возобновление этого процесса. В ноябре прошлого года и марте этого года Кондолиза Райс и Роберт Гейтс приезжали в Москву. Мы активно обсуждали вопросы, касающиеся стратегической стабильности. Прежде всего противоракетную оборону. Были зафиксированы сохраняющиеся противоречия. Российская сторона продолжает считать, что планы по развертыванию третьего позиционного района ПРО в Чехии и Польше - это ошибка. Мы вновь привлекли внимание к нашему предложению с нуля проанализировать все возможные угрозы. Проанализировать профессионально, честно, со всеми выкладками. И уже потом определяться: какие именно нужны меры, чтобы отслеживать потенциальные угрозы таким образом, чтобы они не становились реальными.

Американские коллеги нам сказали, что это исключено. Что они уже все сами решили и за себя, и за Европу, и за нас, и за Израиль. Но обещали, признав наши озабоченности, передать нам перечень мер доверия и транспарентности, реализация которых позволит эти озабоченности не снять, а приуменьшить. До сих пор ждем.

Аналогичная дискуссия в рамках этого формата "2+ 2" была по проблеме стратегических наступательных вооружений. Как известно, в декабре 2009 года истекает срок действия Договора СНВ-1. После чего не останется никаких механизмов контроля за всей системой стратегических сил. Американские коллеги говорят, что мы уже не враги, а "холодная война" позади. Поэтому давайте будем просто договариваться о каких-то лимитах на те ядерные боеголовки, которые уже развернуты на носителях и у вас, и у нас. Мы спрашиваем: а что будет с ядерными боеголовками на складах? Американский ответ, если его очистить от дипломатических объяснений, заключается в том, что каждая сторона будет иметь право наращивать запасы ядерных боеголовок на складах в неограниченном количестве. Мол, все равно какое-то время пройдет, прежде чем их можно будет на носителях развернуть.

Мы опять спрашиваем: хорошо, а носители будем ограничивать? Нет, отвечают американцы, не надо - это тоже вчерашний день. Мы друг другу доверяем. Мы друзья, а не враги. Я считаю, что это опаснейший путь. Потому что СНВ-1 ограничивает не только все ядерные боеголовки, и развернутые, и складированные, но и практически все носителя ядерного оружия, все средства его доставки.

В условиях, когда Договор о противоракетной обороне разрушен, когда вовсю создается дестабилизирующая система противоракетной обороны не только в Европе, но и на Юге и Востоке у границ России, да и на Северо-Западе планируется нечто подобное. В условиях, когда американцы финансируют программы, нацеленные на вывод в космос оружия, которое призвано поражать на Земле цели именно стратегического характера, включая цели противовоздушной обороны. В условиях, когда Соединенные Штаты объявили доктрину молниеносного глобального удара. И под эту доктрину разрабатывают оружие, которое будет по сути дела означать, что стратегические баллистические ракеты и прочие стратегические носители могут оснащаться неядерными боеголовками. А это делает невозможным для наших радаров определить, летит ли некая неядерная боеголовка поражать бен Ладена или летит ядерный боезаряд, нацеленный на Российскую Федерацию. Все это вместе на несколько порядков повышает нестабильность. Подрывается паритет в стратегических наступательных и оборонительных вооружениях.

На различных уровнях мы предельно откровенно объясняли свою позицию нашим американским партнерам. Все это до деталей объяснялось и 6 апреля в Сочи Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым во время их встреч с президентом Джорджем Бушем. Нам было обещано, что американская сторона, осознавая всю ответственность нынешней ситуации, сформулирует некие предложения, которые будут отражать совпадающие подходы России и США к продолжению поддержания стратегической стабильности после истечения срока действия Договора СНВ-1. Такие обещания, к слову, нам давались уже неоднократно. В последний раз ответственный сотрудник госдепартамента заявил, что предложения будут переданы в сентябре. Пока ждем.

Что же касается наблюдателей на объектах ПРО, то мы никогда не просили у наших американских партнеров: допустите наших офицеров на объекты в Чехии и Польше, и мы успокоимся. Россия постоянно подчеркивала однозначно дестабилизирующий характер этого проекта и показывала на фактах, на цифрах, что третий позиционный район отнюдь не преследует цель нейтрализации иранской угрозы, которой нет и в обозримые годы не будет. Российская сторона убеждена, что радар и перехватчики на данный момент могут иметь объектом своего применения только стратегические силы Российской Федерации.

Отдаю должное нашим американским коллегам - они нас услышали. И без каких-либо наших просьб сами сказали: "Мы в очередной раз клянемся, что это не против вас, но раз вы озабочены, то мы готовы предоставить беспрецедентные меры доверия, включая постоянное присутствие ваших офицеров и на радаре, и на базе перехватчиков". Это было сказано еще осенью прошлого года, когда после долгого перерыва прошла первая встреча в формате "2 + 2".

Владимир Путин, которому тогда Роберт Гейтс все это изложил, в ответ сказал, что мы ценим такую открытость и ждем этих предложений. Но предложений не последовало. Нам было сказано, что они конкретизируются, но сначала Россия должна договориться с поляками и чехами. Однако заключенные США соглашения с Польшей и Чехией однозначно говорят о том, что эти базы контролируются не Прагой и Варшавой, а Вашингтоном.

Когда я недавно был в Варшаве, то публично заявил моему коллеге Радославу Сикорскому, что у нас нет никакого ощущения угрозы для России, которая исходила бы от Польши. А объект, который будет создаваться на польской территории, по всем своим параметрам не польский, а американский. С американцами же у нас есть договоренности о паритете и о стратегической стабильности. Эти договоренности нарушаются. Поэтому реагировать мы будем не на существующую угрозу со стороны Польши или Чехии, а на угрозу, которая создается на их территории со стороны Соединенных Штатов. Именно на нее наши военные будут в рутинном военно-техническом порядке адекватно реагировать.

Так что мы готовы вновь встречаться в формате "2+2". Но придется обсуждать все то, о чем мы сейчас с вами говорим. Наши озабоченности американским партнерам известны. И от них никуда не уйти.

ИНФОРМАЦИЯ ПИР-ЦЕНТРА

  • Российско-американские стратегические отношения после грузинского кризиса

Президент ПИР-Центра, главный редактор журнала Индекс Безопасности Владимир Орлов отвечает на вопросы о перспективах двусторонних отношений по проблемам ядерного нераспространения и разоружения при новой администрации США.

Вопрос: Грузинский кризис мгновенно привел к кризису двусторонних российско-американских отношений, это бесспорно. Но насколько глубок этот кризис?

Ответ: Стратегического диалога больше нет. Грузинский кризис его перечеркнул. Есть, если хотите, стратегическое молчание. Или – если попытаться оперировать более оптимистическими терминами в этой весьма мрачной ситуации – стратегическая пауза. Но затянуться она может надолго. И лишь серьезная политическая воля с обеих сторон сможет сократить ее.

Нынешний кризис российско-американских отношений оказался неизбежным. Если бы грузинской агрессии в отношении Южной Осетии не было, то нашелся бы другой повод: месяцем раньше или месяцем позже. И, в отличие от предыдущих обострений, нынешний кризис затронет, если еще не затронул, всю архитектуру двусторонних отношений, включая вопросы нераспространения ОМУ и судьбу ядерных арсеналов.

Вопрос: Какими Вы видите основные приоритеты администрации Медведева в сфере ядерного нераспространения и контроля над вооружениями в условиях кризиса стратегических отношений с США?

Ответ: Такими же, какими они были до кризиса. Потому что – еще раз хотел бы обратить на это внимание – для России, такие вопросы, как нераспространение и разоружения – это не эксклюзивная область двустороннего диалога с США, - последняя часть, да, теперь претерпит изменения. Но это вопросы взаимоотношений со всем мировым сообществом. Поэтому у России нет причин пересматривать основные положения в области политики нераспространения ОМУ, которые заложены Концепцией внешней политики России, утвержденной президентом Д.А. Медведевым 12 июля с.г. Россия

  • по-прежнему рассматривает свои обязательства по договорам в сфере нераспространения ОМУ, контроля над вооружениями и разоружения в качестве ключевых для обеспечения и укрепления международной безопасности;
  • подтверждает неизменность своего курса на развитие многосторонних основ нераспространения ядерного оружия, других видов ОМУ и средств их доставки;
  • делает особый акцент на важности скорейшего вступления в силу ДВЗЯИ;
  • выступает за недопущение вывода оружия в космос, за создание системы коллективного реагирования на возможные ракетные угрозы на равноправной основе и против односторонних действий в области стратегической ПРО, дестабилизирующих международную обстановку;
  • противодействует попыткам создания и развертывания дестабилизирующих, в том числе новых видов вооружений: ядерных зарядов малой мощности, МБР с неядерными боеголовками, систем стратегической ПРО;
  • готова вести переговоры со всеми ядерными державами в целях сокращения стратегических наступательных вооружений (межконтинентальные баллистические ракеты, баллистические ракеты на подводных лодках и тяжелые бомбардировщики, а также размещенные на них боезаряды) до минимального уровня, достаточного для поддержания стратегической стабильности.

Для нас важен прогресс в вопросах ядерного нераспространения, успешные подготовка и проведение Конференции 2010 г. по рассмотрению действия ДНЯО, - договора, в котором у России нет причин разочаровываться и которым, в отличие от нынешней администрации США, мы не играем в зависимости от политической конъюнктуры и наших узко понятых интересов.

Вопрос: Хорошо, но давайте более конкретно: Договор СНВ-1 истекает через год с небольшим. Что придет на его место? Должен ли он быть продлен? А если да – то как. Вы же только что сами сказали, что стратегический диалог в результате грузинского кризиса сменился стратегической паузой?

Ответ: В доктринальном плане, Россия была и остается заинтересована в сохранении и развитии юридически обязывающих договоренностей в США в сфере разоружения и контроля над вооружениями. Россия – за сохранение преемственности этого процесса, укрепление мер доверия и транспарентности в области космической деятельности и противоракетной обороны.

Президент Д.А. Медведев не готов и не намерен развязать вопросы СНВ и ПРО, и любой новый договор по СНВ в любом случае окажется заложником решения проблемы третьего позиционного района (ТПР) ПРО. Реальных возможностей для паритетного сотрудничества между Россией и США в области развития стратегической ПРО также не просматривается, и соответствующие усилия В.В. Путина на переговорах с президентом Джорджем Бушем в Сочи в апреле с.г. следует признать неудавшимися. Вопрос о ТПР ПРО – вероятно, решенный для любой будущей администрации США – представляется неприемлемым, непреодолимым барьером для диалога с точки зрения нынешней кремлевской администрации.

Что делать? Многие по-прежнему говорят: попытаться продлить действие СНВ-1, ну хотя бы на два года, и за это время выработать новый договор, который мог бы явиться, как разумно предлагают некоторые эксперты, своеобразной комбинацией детализированного варианта Договора СНП и модифицированной системы верификации Договора СНВ-1. Это – традиционный подход Москвы.

Но мне кажется, что ситуация меняется. Я уже попытался обозначить тот глубокий скепсис, который царит в Москве по поводу самой возможности эффективного стратегического диалога с Вашингтоном. Какие успехи мы имеем на этом фронте за все последнее время? Единственный – Договор СНП, по сути своей – юридически закрепленную декларацию о намерениях. Из Договора ПРО США вышли. В вопросах ПРО в Европе продвигаются, игнорируя позицию России. ДВЗЯИ не ратифицируют, создавая в Москве некоторую нервозность. Про космос – и говорить не хотят.

Вдруг, в мае с.г., мы получаем важный прорыв на ядерном направлении: подписано двустороннее Соглашение о мирном использовании атомной энергии (так называемое соглашение 123). Наконец-то мы имеем взаимовыгодный конкретный документ! Сегодня многие американские СМИ пишут, что оно-де более выгодно России, чем США, но вот что об этом говорит высокопоставленный американский дипломат, сотрудник посольства США в Москве Дэниэл Рассел в интервью Индексу Безопасности: «Соглашение сулит значительную выгоду обеим странам. Оно делает очевидным состоявшийся переход от былой эпохи ядерного соперничества к этапу партнерства в ядерной сфере. Документ определяет основы сотрудничества в развитии атомной энергии для мирных целей и в усилении передовой роли обеих стран для предотвращения распространения ядерного оружия. Соглашение позволяет как американским, так и российским компаниям создавать совместные предприятия в атомной отрасли и развивать новые мирные ядерные технологии. Конкретные границы сотрудничества в коммерческом секторе будут зависеть от компаний-участников, но в целом Соглашение 123 открывает дверь в новое измерение такого партнерства. Помимо вышеупомянутых преимуществ для обоих государств, документ позволит американским фирмам продавать российским компаниям мирное ядерное сырье, в том числе ядерные материалы, компоненты реакторов и сами реакторы; те же возможности по продаже американским партнерам ядерных компонентов невоенного назначения появятся и у российских предприятий отрасли. Кроме того, Соглашение укрепит американо-российское сотрудничество в сфере ядерного нераспространения, в котором весьма заинтересованы обе стороны».

Лучше не скажешь. Действительно, вот она, конкретная возможность для нового партнерства… Правда, накануне подписания Соглашения американская сторона дает понять, что его прохождение через Конгресс не будет автоматическим, если только Россия не продемонстрирует особых усилий по иранскому ядерному вопросу. Россия – демонстрирует. Ей говорят: ну теперь все ОК.

И что же? В разгар грузинского кризиса Конгресс выбрасывает это Соглашение с рассмотрения. Так кто не заинтересован в сотрудничестве в области нераспространения?

Почему я вспомнил про это соглашение, хотя мы говорим о контроле над вооружениями? Да потому что на этом свежем примере наиболее наглядно видна сложившаяся за все последние годы практика: соглашения с Россией обставляются массой условий, подчас не имеющих отношения к теме этого соглашения. Россию уже привыкли уламывать на уступки, но даже и тогда никаких гарантий, что договоренности вступят в силу, нет.

Рискну поставить неудобный вопрос: а следует ли в таких условиях России вообще нацеливаться на выработку нового двустороннего соглашения с США в области контроля над вооружениями?

В условиях высокой непредсказуемости на мировой сцене и неутешительных попыток стратегического диалога с США, России следовало бы отказаться от многолетней практики симметричных с США шагов в области сокращения ядерных вооружений.

Не надо хлопать дверьми. Пусть СНВ-1 умрет своей смертью в декабре 2009 г. Не нужно оживлять умирающего. Многим переговорщикам, работавшим над СНВ-1, очень дороги механизмы верификации, заложенные в нем. Но они не только громоздки, но могут оказаться просто не нужными для России в новых условиях отношений с США.

Вообще, Россия должна развязать себе руки в вопросах ядерного разоружения, действовать исходя из собственных интересов и калькуляций, а не увязать в бесперспективных переговорах и не поддаваться на обещания, которые другая сторона, как выяснилось, не умеет держать.

Вопрос: Значит ли это, что Россия может вернуться к наращиванию стратегических ядерных вооружений?

Ответ: Нет, это была бы вульгарная интерпретация того, что я только что сказал. России не нужны ее нынешние уровни СЯС. Россия по соображениям и сугубо военным, и сугубо финансовым должна быть заинтересована в их дальнейшем планомерном сокращении. Больше того, Россия должна и может продемонстрировать свое лидерство в вопросах ядерного разоружения. Кто сказал, что грузинский кризис этому помеха?

Россия может и должна прийти к Конференции 2010 г. по ДНЯО с декларацией о постепенном сокращении своих стратегических ядерных вооружений до 1000 единиц. А разве надо больше для решения стоящих сегодня перед страной угроз? Почему надо тут равняться на США, выклянчивая новые договоры о сокращении ядерных вооружений и ввязываясь в бесконечные переговоры?

Россия может действовать решительно и самостоятельно. Этого шага ждут от России многие государства, которые уже оценили новый, самостоятельный характер внешней политики России и которые, наряду с Россией, будут ведущими игроками в новой архитектуре международной безопасности.

Вопрос: А как быть с необратимостью такого сокращения ядерных вооружений?

Ответ: В нынешнем мире, где царит непредсказуемость, с необратимостью вообще-то – сложновато. Однако в России не могут не видеть набирающих силу тенденций в пользу отказа от ядерного оружия. Они – и в инициативах гуверовской четверки (кстати, позитивно, пусть и с небольшими оговорками, встреченных в российских дипломатических кругах)и в шагах Великобритании, и в размышлениях, которые имеются во Франции. Со временем Россия видела бы закрепление нынешних сокращений через договор, выработанный всеми ядерными государствами. Это было бы достойным исполнением наших обязательств в рамках ДНЯО. Возможно, стоило бы выработать график движения к безъядерному миру. Причем движения всех.

Но надо быть честными: речь идет о графике, рассчитанном на десятилетия. В ближайшие четверть века вопрос об отказе от ядерного оружия как основы обеспечения безопасности России был бы неуместен. То есть, это, скорее, мог бы быть не план-2020, а план-2050.

Вопрос: Как следует поступить России с другими договорами по контролю над вооружениями, например, с ДОВСЕ, с Договором РСМД, а также с программами совместного уменьшения угрозы – так называемом плане Нанна-Лугара?

Ответ: Поведение США во время грузинского кризиса убедило многих в политической элите России, что предыдущие предупреждения Москвы не просто не были услышаны, - их не захотели услышать! Отсюда, превалирует мнение, что для спасения ДОВСЕ в Вашингтоне нет ни интереса, ни воли. Конечно, интерес есть во многих европейских столицах. Но и там критической массы воли оказалось недостаточно. Наверное, сегодня – или, сделав паузу, завтра - следует сосредоточиться на построении новых механизмов общеевропейской безопасности, включая и ограничения обычных вооружений с учетом новых реалий.

А на место РСМД должен прийти многосторонний договор о контроле над ракетным распространением. Жаль, что эта инициатива Москвы не встретила энтузиазма в Вашингтоне. В зависимости от того, какой будет новая администрация США, может быть, здесь есть перспективы для совместной работы над таким международным договором.

Что касается программы Нанна-Лугара и последовавшей за ней инициативы восьмерки в области Глобального партнерства (2002), то России вряд ли есть смысл устраивать громкие скандалы и заявления и из этих механизмов сейчас выходить. Данные программы содействия привнесли много для реального укрепления ядерной безопасности, уничтожения химического оружия, утилизации атомных подводных лодок.

Чего эти программы не смогли добиться – так это выполнения задачи, когда-то сформулированной международной группой неправительственных экспертов во главе с коллегами из CSIS: «From Patronage – to Partnership», от опекунских подходов к подходам истинно партнерским. Впрочем, международный характер программ принес здесь некоторые достойные примеры истинно равноправного партнерства России: с такими государствами, как Германия, Швейцария, Швеция.

Однако нельзя не заметить, что сегодня некоторые из этих программ питают уже больше интересы чиновников, чем решают острые задачи. Острота проблем спала, и хватит подпитывать бюрократию. России следует подготовиться к плановому или даже в ряде случаев досрочному завершению этих программ, обеспечить, там, где требуется, собственное бюджетное финансирование (думаю, Россия теперь может это себе позволить) и, главное, обеспечить устойчивость в выполнении проектов, направленных на обеспечение ядерной безопасности. Но уже своими силами.

Вопрос: Как скажется кризис в российско-американских отношениях на позицию России по ядерной программе Ирана?

Ответ: У России собственные взгляды на ядерную программу Ирана, и они никогда не диктовались из Вашингтона. Так, многим экспертам в Москве казались преувеличенными страхи перед иранской ядерной бомбой, хотя значимость проблемы признавалась и признается.

Но в целом у нас был налажен хороший диалог с США по Ирану. Правда, иногда этот диалог переходил в монологи. И все же, по-моему, мы старались прислушиваться друг к другу.

Обращу внимание и на эволюцию, которую Москва проделала в отношениях с Тегераном. Расчет на возможности масштабного стратегического диалога с Ираном, несмотря на напряженные усилия Москвы, не оправдался. Каждая сторона по сути осталась на своих позициях и продолжала продвигать свои собственные интересы. С точки зрения Москвы, Иран оказался не готов к широкому геополитическому компромиссу с Москвой, когда можно было бы развернуть серьезную игру как на атомном, так и на газовом направлениях. Насколько я понимаю, аналогичное чувство разочарования превалирует и в Тегеране – только там, конечно, в отсутствии стремления к компромиссу упрекают Москву.

Как бы то ни было, Москва подчеркнуто вывела Иран из числа своих приоритетных партнеров в регионе, обидно для Тегерана подставив его в один ряд с Саудовской Аравией и Ливией. Особенно это стало заметно на фоне набирающего обороты стратегического партнерства между Россией и Турцией, имеющего хорошие долгосрочные перспективы.

Казалось бы, такой поворот создавал новые, благоприятные условия для развития диалога с США по поводу Ирана. Однако, как мне кажется, в последние месяцы не только не происходило активизации такого конструктивного диалога, но даже имеющийся по сути умирал, – так же, как умирают и санкционные и резолюции Совета Безопасности ООН.

Полный текст.

 

loading