Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

19.10.2017

«Приветствую присоединение к коллективу Адлана Маргоева и Юлию Цешковскую. Мы в ПИР-Центре неизменно делали ставку на молодых, ярких сотрудников», – учредитель ПИР-Центра Владимир Орлов. 

18.10.2017

«Во Вселенной существует определенный порядок ее существования, мы часть Вселенной, а замахнулись на атом и решили из него придумать оружие, которое может стать способом уничтожения нынешнего человечества. Не знаю понимал ли я это в 1995-ом г., но сейчас и давно я убежден, что это один из способов вымирания человечества и он может произойти. Каждый день надо думать о том, как избежать аннигиляции человечества», — Чрезвычайный и Полномочный Посол Роланд Тимербаев, член Экспертного совета ПИР-Центра

18.10.2017

«В исследовании 2002 года по вопросу о просвещении в области разоружения и нераспространения (A/57/124) [Консультативному] Совету [по вопросам разоружения при Генеральном секретаре ООН] рекомендуется «периодически рассматривать вопрос о мероприятиях, связанных с просвещением в области разоружения и нераспространения». Самое последнее по времени рассмотрение было проведено Советом в 2010 году. Стремясь способствовать обсуждению им этого вопроса, Совет рассмотрел справочно-аналитический документ, подготовленный членом Совета Владимиром Орловым, который входил в состав группы, подготовившей означенное исследование в 2002 году. В этом документе был проведен обзор всех 34 рекомендаций и была проанализирована необходимость осуществления последующих мероприятий на данном этапе», — Доклад Генерального секретаря ООН о работе Консультативного совета по вопросам разоружения.


Ядерный контроль № 3, 2001

Ядерный Контроль: Информация. 3 апреля 2001



ИНФОРМАЦИЯ

  • Обсуждаются возможности финансирования утилизации российского оружейного плутония
  • В Пекине пройдут российско-китайские переговоры по стратегической стабильности
  • Развитие системы экспортного контроля в России
  • Проблемы незаконного оборота ядерных материалов обсуждаются в Санкт-Петербурге
  • Сергей Иванов о будущей военной реформе
  • Новый глава Минатома будет продолжать дело своего предшественника
  • Ростовская АЭС выработала первый миллион кВтч электроэнергии

ИНФОРМАЦИЯ

Обсуждаются возможности финансирования утилизации российского оружейного плутония
Европейский союз и правительства государств, входящих в большую семерку, рассматривают возможность финансирования строительства в России двух заводов по переработке оружейного плутония. Как утверждают источники, знакомые с ситуацией, объем этого финансирования может составить 2 млрд. долл.

4 апреля представители Евросоюза и правительств стран большой семерки встретятся в Берлине для обсуждения проекта, однако окончательное решение вопроса о его финансировании остается за руководителями стран семерки.

"Если предложение о финансировании не будет принято, это нанесет серьезный урон процессу разоружения", - заявил чиновник одного из западных государств, близкий к организаторам переговоров.

Начало данному проекту было положено в сентябре 2000 года, когда вице-президент США Альберт Гор и премьер-министр России Михаил Касьянов подписали соглашение, в котором США и Россия обязались в течение 25 лет уничтожить по 34 т оружейного плутония.

В соответствии с соглашением правительство США иммобилизует 8,5 т плутония, а оставшиеся 25,5 т переработает в невоенное ядерное топливо. Россия согласилась переработать все приходящиеся на ее долю 34 т в топливо, которое может быть использовано на АЭС.

В то же время Россия поставила США в известность о том, что не располагает заводами, способными переработать такое количество плутония в столь короткий срок, а также средствами на строительство этих заводов. Утверждалось также, что Россия не желает занимать дополнительные деньги на решение данной проблемы.

В ответ на это агентства по разоружению в США и других странах начали создавать фонд для финансирования строительства перерабатывающих заводов в России. Планировалось, что участие российской стороны в проекте будет заключаться в предоставлении специалистов и производственных площадей.

На сегодня объем средств, собранных США, Великобританией, Францией и Японией, достиг 600 млн. долл. Для ввода перерабатывающих мощностей в строй потребуется еще 1 млрд. долл., столько же уйдет на эксплуатацию заводов после их запуска.

Согласно тем же источникам, для частичного покрытия расходов на переработку плутония Россия могла бы экспортировать некоторое количество получаемого топлива в Европу с целью коммерческого использования на атомных электростанциях.

Защитники окружающей среды противятся идее переработки российского оружейного плутония. Представители экологических организаций призвали Москву избавляться от плутония путем помещения его в специальные контейнеры. По мнению экологов, использование на АЭС переработанного плутониевого топлива (смешанное оксидное уран-плутониевое топливо) сопряжено с риском, поскольку этот материал не предназначен для подобного применения.

"Строительство перерабатывающих заводов в России никак не содействует разоружению, - говорит Тобиас Мюнхмайер, активист Greenpeace из Берлина. - Субсидия окажется выгодной только для ядерно-энергетической отрасли". Однако многие специалисты-ядерщики указывают, что подход экологов не позволяет решить проблему уничтожения оружейного плутония и что, только сжигая топливо, можно гарантировать, что оно не будет впоследствии использовано повторно. (Пол Хофхайнц. Россия может получить от ЕС и G7 $2 млрд. Ведомости. 03 апреля 2001)

Средства для российской программы утилизации оружейного плутония - по соглашению около 2 млрд. долл. - должны быть предоставлены Западом. Но, по последним оценкам, стоимость программы может быть снижена: российско-американская комиссия, изучавшая этот вопрос, насчитала 1,8 млрд., а российско-французская - 1,7 млрд.

Единственное государство, которое четко заявило, какую долю расходов берет на себя - 200 млн. долл., - это США. Такая сумма уже утверждена сенатом и такая же находится в процессе обсуждения. Деньги предназначены для полномасштабного развертывания программы. Еще почти 100 млн. долл. США выделяют в рамках другого договора - о научно-техническом сотрудничестве.

До последнего времени США занимали жесткую позицию и ощутимо давили на союзников, подталкивая их к принятию решений. Великобритания пообещала 70 млн. фунтов на все, причем намерена растянуть их на 25-30 лет реализации программы. Франция предлагает передать технологии на сумму 445 млн. долл., но при условии что Россия ничего не будет менять или дорабатывать. В Минатоме это объясняют так: французы опасаются, что мы модернизируем технологию и отберем у них часть рынка МОКС-топлива.

Япония готова выделить всего 34 млн. долл., но выказывает готовность платить больше, если Россия будет сжигать МОКС-топливо в нашем единственном реакторе на быстрых нейтронах на Белоярской АЭС. Японцы заинтересованы в этих работах, поскольку в их планах стоит развитие собственной энергетики на быстрых нейтронах. Канада предлагает только одно: закупать в Москве готовое МОКС-топливо.

А представители МИД ФРГ заявляют, что поддержать программу правительство не может, опасаясь конфликта с собственными зелеными, которые грозят ему роспуском. Позиция германского руководства осложняется еще и тем, что концерн Siemens заинтересован в продаже России завода, построенного в Ханау для производства МОКС-топлива, но закрытого зелеными. При упоминании о Siemens в Берлине закатывают глаза и высказываются в том смысле, что в демократическом государстве правительство не в состоянии запретить частному бизнесу что-либо продать. В то же время разрешения на экспорт технологий никто подписывать не торопится.

На нынешней стадии переговоров каждая из стран лоббирует собственные интересы и прощупывает партнеров. Одновременно разгорелся и другой спор - по поводу того, будет ли создан единый финансовый центр или каждая страна будет перечислять средства самостоятельно. А в последние дни еще и администрация США заявила, что соглашение по утилизации плутония может быть пересмотрено.

В такой момент трудно ожидать каких-то глобальных подвижек в переговорах. Впрочем, такое положение во многом устраивает Минатом, где считают, что плутоний - ценное стратегическое сырье, но использовать его надо не сегодня, а в перспективе, после того как истощатся запасы урана. Исходя из этого, в ведомстве как не проявляли бурной радости в момент подписания соглашения, так и не проявляют особого огорчения по поводу нынешнего развития событий. В то же время в Минатоме признают приоритетность государственных интересов над ведомственными. Источники в Минатоме уверены, что решение проблемы финансирования вероятнее всего ожидать в середине следующего года. (Екатерина Кац. "Большая семерка" ищет спонсора. Сегодня. 3 апреля 2001)

В Пекине пройдут российско-китайские переговоры по стратегической стабильности<br> Заместитель министра иностранных дел России Георгий Мамедов проведет с китайской стороной консультации по стратегической стабильности.

Как стало известно из дипломатических источников, в ходе консультаций в Пекине будут обсуждаться актуальные вопросы международной безопасности и стратегической стабильности, а также перспективы дальнейшего развития российско-китайских отношений.

Позиции России и Китая во многом совпадают в отношении планов США по созданию национальной системы ПРО. Российская сторона высоко оценивает последовательную линию КНР в пользу сохранения и укрепления Договора по ПРО 1972 года. Стороны считают, что укрепление стратегической стабильности возможно только через широкое и многостороннее сотрудничество стран.

Пекин поддерживает альтернативную программу конструктивного взаимодействия Москвы, основанную на политико-дипломатических методах решения проблем ракетного распространения и укрепления международной безопасности, которая была изложена в заявлении президента России от 13 ноября 2000 года. Эта программа предусматривает, в частности, скорейшее начало переговоров с США по Договору СНВ-3 с целью достижения радикально пониженных уровней стратегических ядерных боезарядов обеих сторон до 1500 единиц к 2008 году в условиях сохранения и укрепления Договора по ПРО. Предусматривается также создание новых механизмов контроля за нераспространением ракет и ракетных технологий в рамках российской инициативы о Глобальной системе контроля /ГСК/.

Ожидается, что стороны обсудят возможность использования идей, заложенных в российской инициативе по созданию европейской ПРО, в других регионах мира, в том числе на Дальнем Востоке и в азиатско-тихоокеанском регионе. Будут рассмотрены вопросы по дальнейшей координации усилий России и Китая с целью скорейшего создания на Конференции по разоружению спецкомитета по предотвращению гонки вооружений в космическом пространстве с переговорным мандатом. (Представитель МИД России проведет в Пекине консультации по стратегической стабильности. РИА Новости. 3 апреля 2001)

Развитие системы экспортного контроля в России
"Экспортный контроль - совсем не то, что контроль над экспортом, хотя та и другая сфера государственной деятельности чрезвычайно важны для России". Таким неожиданным заявлением первый заместитель секретаря Совета безопасности РФ Михаил Фрадков предварил 22 февраля заседание консультативного органа при президенте страны.

Экспортный контроль охватывает широкий круг вопросов, связанных с поставкой за пределы России как высокотехнологичных технических средств двойного назначения, так и собственно готовых оборонных изделий, предоставление услуг военного предназначения, а также включает в себя интеллектуальную деятельность, связанную с созданием оружия массового поражения, ракетных технологий и иных видов вооружений. Контроль же за экспортом относится к исключительно гражданской внешнеторговой деятельности: нефтепродукты, лесоматериалы, квотирование рыбной ловли и многое-многое другое.

Прежний Советский Союз подвергался дискриминации в международной торговле, особенно в сфере распространения высоких технологий. За этим бдительно следила международная комиссия по ограничениям подобного рода - пресловутая КОКОМ. За последнее десятилетие ситуация изменилась почти на прямо противоположную. Инициатором разработки и практического создания экспортного контроля в России еще три года назад выступил нынешний президент Владимир Путин (тогда он был секретарем Совбеза). Вот уже полтора года действует закон, непосредственно относящийся к этой сфере. Россия является активным участником четырех международных институтов по экспортному контролю, каждый из которых насчитывает от 30 до 39 государств-членов (Комитет Цангера, Группа ядерных поставщиков, Режим контроля за ракетной технологией, Вассенаарские договоренности). Она также строго придерживается установок пятого международного объединения по нераспространению химического и бактериологического оружия, хотя официально не входит в него.

Все эти организации имеют международно-правовой статус, они рассматривают списки товаров и услуг, допускаемых к продвижению на международный рынок, ведут дискуссии на этот предмет, принимают соответствующие решения, способствуя тем самым распространению национальной продукции в столь деликатной области военной торговли. Москва уже стала заметной фигурой на этом строго регламентируемом поле оружейного бизнеса, главным образом благодаря тому, что строит свои отношения с другими участниками в соответствии с нормами международного права по контролю за высокими технологиями. Однако национальная система экспортного контроля только формируется, заложена основа. Ее образуют МИД, Минобороны, ФСБ, СВР, Минатом и ряд других государственных органов (см. схему 1). Совместными решениями они осуществляют процесс лицензирования. Но в регионах оборонные предприятия имеют возможность экспортировать свою продукцию, минуя федеральный Центр. Представители президента в регионах берут данный аспект экономической деятельности под свой контроль, создавая при себе своеобразные мини-советы безопасности. Для разбора спорных ситуаций создана специальная комиссия по этим вопросам и в Совбезе РФ. 

Схема.1.

Однако, по признанию специалистов, система еще далека от совершенства (см. схему 2). Отсутствует единый орган, который бы отвечал за экспортный контроль России как государственный участок работы. Отчасти пытаясь компенсировать этот изъян, президент подписал 29 января указ о создании Комиссии по экспортному контролю, которую возглавляет заместитель председателя правительства. Эту должность совмещает вице-премьер Илья Клебанов. Комиссия призвана рассматривать как текущие вопросы экспортного контроля, так и вносить предложения по корректировке закона и существующей практике, но своим функционированием не решает проблему единого руководства.

Схема.2

На минувшем заседании Совбез рассматривал две группы вопросов - политическую и технологическую составляющие экспортного контроля. Итоги обсуждения вылились в соответствующие поручения министерствам и ведомствам разработать ряд нормативно-правовых актов. При этом, как особо подчеркивалось в ходе заседания, не должны ущемляться интересы и экспортеров, и ученых, и специалистов - носителей интеллектуальной собственности. Весьма острая проблема - унификация законодательств со странами СНГ, в которых практически не обращается внимание на вопросы экспортного контроля, а открытость границ с ними создает бреши прежде всего в системе национальной безопасности России. Доведение же до суда ряда дел просто не представляется возможным, поскольку существует некий правовой вакуум, его необходимо наполнить соответствующей уголовной и международно-правовой ответственностью.

Понятна и цель расширения законодательной деятельности: Российская Федерация готовится вступить в ВТО (всемирная торговая организация) и должна соответствовать ее требованиям в сфере экспортного контроля. А они весьма жестки, чего пока нельзя сказать о российских государственных правилах в этой области экономики. С другой стороны, учитывая специфический характер продукта, России и самой следует определиться с тем, что из технологий и изделий двойного назначения экономически выгодно продвигать на международный рынок, а что до поры до времени строго охранять от посторонних глаз, руководствуясь интересами госбезопасности. Не все здесь ясно и просто, особенно когда перекрещиваются интересы производителя или конкретного носителя интеллектуальной информации и амбиции чиновников, чрезвычайно рьяно использующих аргументацию госбезопасности. Где-то посередине лежит валютная выгода и оборонные приоритеты России. Правильно определить их истинные координаты - задача государственной важности, к тому же архисложная.

Ставится задача образовать внешнеэкономическую экспертизу для постоянного анализа заключаемых сделок, поскольку объемы этой деятельности разрастаются день ото дня, и лицензии уже выдаются ежедневно. Существуют обоснованные подозрения, что некоторые ведомства, пользуясь относительной бесконтрольностью, поступают довольно эгоистично, не считаясь с общегосударственными интересами. С тем чтобы повысить контроль за совершаемыми сделками, увидеть общую картину происходящего в экспортном контроле, предполагается уже в ближайшее время создать федеральный банк данных.

В то же время не существует действенного барьера на пути тех представителей науки и оборонного производства, которые всего за сотню долларов готовы поделиться производственными или научными ноу-хау, истинная ценность которых на международном рынке составляет многие миллионы. В этом направлении готовятся конкретные решения, когда специалистам было бы выгодней опираться на законы о защите информации, чем действовать на свой страх и риск со значительно меньшей выгодой для себя. Выигрывает и государство.

Ко всему этому комплексу задач примыкает ряд других, в том числе сбережение ученых умов, научно-исследовательских работ, защита авторских прав в интересах России. Словом, экспортный контроль превращается в некую совокупность важных для России проблем. Надо охранять технологии, которые никто и никогда не продаст нашему государству, использовать их с максимальной выгодой для России, как в целях собственной безопасности, так и во внешней торговле. При этом оберегать предприятия и ученые умы в международной конкурентной борьбе, но одновременно усиливая за их счет активную внешнеторговую деятельность на международных рынках. Идеологию в этой области в общем и вырабатывает Совбез РФ и, руководствуясь ею, выдает соответствующие задания министерствам и ведомствам.

Примечательно, что федеральный Центр стремится строить эту работу на демократических основах, без излишней централизации. Полномочия по не особенно принципиальной номенклатуре продукции и малым объемам поставок передаются в регионы. Весьма эффективной признана практика санкт-петербургского региона, где межотраслевая комиссия, существующая на общественных началах, действует весьма квалифицированно. В деятельности по лицензированию на местах, признано на заседании Совбеза, необходимо повышать ответственность за принимаемые решения, а непосредственно Центру - расширить просветительскую и информационную работу в этой сфере. Совершенствуя систему экспортного контроля, Россия тем не менее не склонна копировать ее с западных образцов. В Москве, например, считают неприемлемой американскую практику некой сегрегации стран, произвольно деля их на государства со статусом желательных и нежелательных для внешней торговли.

Кроме того, американская практика различного рода санкций также признана неприемлемой во внешнеэкономической деятельности. Происходит своеобразная подмена международного права своекорыстными экономическими интересами США в международной конкурентной борьбе. Например, США, выражая протест по поводу строительства Россией атомного реактора в Иране, сами строят такого же класса реактор в Северной Корее. В сфере экспортного контроля, едины во мнении члены Совбеза РФ, не должно быть двойного стандарта. Однако шлифовка российского законодательства и практика принятия решений требуются постоянно, и эта работа будет продолжаться. (Вадим Соловьев. Наступательная, но джентльменская конкуренция. Независимое Военное Обозрение №8. 2 марта 2001)

Проблемы незаконного оборота ядерных материалов обсуждаются в Санкт-Петербурге
В Санкт-Петербурге проходит совещание руководителей таможенных служб государств-участников СНГ и стран Прибалтики, а также представителей международных организаций, посвященное вопросам пресечения незаконного оборота ядерных и радиоактивных материалов.

Выступая на совещании, сотрудник управления физической защиты и безопасности материалов МАГАТЭ Уильям Михан заявил, что в 2000 году в Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) поступили сведения о 40 инцидентах, связанных с незаконным оборотом радиоактивных материалов. Г-н Михан подчеркнул, что, несмотря на существование специальной базы данных по фактам незаконного оборота ядерных и радиоактивных материалов, истинные его масштабы не известны.

Уильям Михан отметил, что представители организованной преступности начали проявлять внимание к утилизации радиоактивных отходов. Поэтому, подчеркнул представитель МАГАТЭ, необходима координация усилий в деле контроля за перемещением и уничтожением ядерных отходов. (Дина Данилова. В 2000 году в МАГАТЭ поступили сведения о 40 инцидентах, связанных с незаконным оборотом радиоактивных материалов. РИА Новости. 2 апреля 2001)

Начальник северо-западного таможенного управления (СЗТУ) России Владимир Шамахов заявил, что сотрудники СЗТУ в 2000 году предотвратили 19 случаев несанкционированного ввоза-вывоза товаров с повышенным радиоактивным фоном. По словам Шамахова, на нарушителей наложены штрафы в сумме свыше 1,5 млн. руб.

Он подчеркнул, что в СЗТУ постоянно идет процесс модернизации и приобретения нового оборудования для контроля за перемещением радиоактивных веществ. (Дина Данилова. Сотрудники северо-западной таможни предотвратили в 2000 году 19 случаев несанкционированного ввоза-вывоза товаров с повышенным радиоактивным фоном. РИА Новости. 2 апреля 2001)

Сотрудник Государственного таможенного комитета России Николай Кравченко заявил, что в 2000 году российская таможня зарегистрировала свыше 500 случаев перемещения через границу России ядерных и радиоактивных материалов. В 2001 году, по всей видимости, ситуация останется прежней. Г-н Кравченко подчеркнул, что лишь 20% от транзита ядерных материалов приходится на вывоз их из страны. 80% - это ввоз в Россию или транзит по российской территории. При этом, отметил он, чаще, чем из других стран, радиоактивные товары ввозятся из Китая. Кроме того, обращает на себя внимание доля ненадлежащим образом оформленного уранового сырья, ввозимого из Казахстана. (Международное агентство по атомной энергии обеспокоено незаконным международным транзитом ядерных и иных радиоактивных материалов, грозящим перерасти в проблему "глобального масштаба". www.nuclear.ru. 2 апреля 2001)

России понадобится около 20 лет на оснащение всех своих таможен аппаратурой для обнаружения радиоизотопных материалов в том случае, если темпы оборудования пограничных пунктов таможенного досмотра такими приборами останутся прежними. Об этом также было заявлено на открывшемся 2 апреля в Санкт-Петербурге совещании.

Николай Кравченко заметил, что из бюджета практически не выделяются деньги на оснащение таможен оборудованием, позволяющим зарегистрировать повышенный радиационный фон на ввозимых или вывозимых товарах. Поэтому аппаратурой дозиметрического контроля оснащена только одна треть таможен. Чтобы доукомплектовать остальные пункты пропуска, нужно около 50 млн. долл., сказал г-н Кравченко. Сроки завершения этой работы представители ГТК назвать не могут. Если учитывать, что ежегодно собственными усилиями таможня может наскрести от этой суммы 5-6 процентов, получается, что ядерную безопасность внешней торговли стражи рубежей могут гарантировать не ранее чем в 2020 году.

Поэтому российские таможенники уповают главным образом на зарубежную помощь. Обращаясь к представителям Европы и Америки, о том же говорили и таможенники других стран СНГ. США уже выделили России на таможенную ядерную безопасность 3 млн. долл. "Мы надеемся, что финансирование будет продолжено, ведь новая администрация США заявила о своем приоритетном внимании к вопросам ядерной безопасности", - сказал Николай Кравченко.

Пока же, по данным представителей ГТК, российская и международная оргпреступность очень хорошо осведомлена, через какие таможенные пункты России надо провозить фонящие вещества и материалы - там, где нет аппаратуры контроля. Как отметил г-н Кравченко, порой доходит до абсурда: машину благополучно выпускают за границу через таможню, не имеющую дозиметрического оборудования, а когда она возвращается через более технически оснащенный пункт, на ней обнаруживаются следы радиоактивного загрязнения. Из чего таможенники делают вывод, что "в машине что-то было". А что - не знают. (Виктор Матвеев. Что-то атомное. Время Новостей. 3 апреля 2001)

Сергей Иванов о будущей военной реформе
31 марта в интервью программе Время министр обороны Сергей Иванов ответил на вопросы о предстоящей военной реформе.

Отвечая на вопрос о предполагаемой структуре Вооруженных сил Сергей Иванов заявил, что, по его мнению, все должно быть сбалансировано. "Ракетные войска стратегического назначения - это ядерный щит страны, это надежный заслон на пути агрессии против России с использованием ядерного оружия". С другой стороны, мир постоянно меняется, появляются новые угрозы, которые были нехарактерны еще 10 лет назад. В России, считает г-н Иванов, долгое время забывали о силах общего назначения, сухопутных войсках, что отразилось в Чечне и в других конфликтах. Сейчас беспокойно в Центральной Азии. Это не территория России, но то, что происходит там, неизбежно отражается на приграничье. Необходимы мобильные, действительно боеспособные, по-современному вооруженные, в том числе с использованием космических средств, силы, которые тоже можно оперативно задействовать.

Сергей Иванов глубоко убежден, что в Вооруженных силах, в армии должно быть единоначалие, как и в любой другой военной организации, и как показывает практика всего мира. По мнению министра оборон, Генеральный штаб должен стать мозгом армии. (В реформе Вооруженных сил приоритетов не будет. Страна.Ru. 31 марта 2001)

Новый глава Минатома будет продолжать дело своего предшественника
Новый министр России по атомной энергии Александр Румянцев заявил, что будет продолжать дело своего предшественника Евгения Адамова по выводу отечественных высоких технологий на мировой рынок. В первую очередь это касается строительства Россией АЭС в других странах и приема на переработку зарубежного облученного ядерного топлива.

"Выполняемые сейчас контракты на строительство атомных станций за рубежом соответствуют всем мировым нормам и интересам государства, поэтому эта работа будет продолжена", - сказал министр. Россия имеет контракты на сооружение трех АЭС: в Иране, Китае и Индии. "Вопрос с ОЯТ - очень ответственный, высокие технологии должны выходить на мировой рынок", - подчеркнул г-н Румянцев. Он отметил, что в России необходимо ликвидировать экологические последствия предыдущих промышленных аварий. Деньги же на эти работы планируется получить от приема на переработку ОЯТ из-за рубежа.

Главным в своей работе Александр Румянцев считает выполнение принципа не навреди. "Атомная отрасль в последние годы перешла к активному развитию, поэтому действовать нужно крайне аккуратно, чтобы не нарушить это развитие", - сказал министр. Отвечая на вопрос о возможных кадровых перестановках в руководстве отраслью, министр сказал, что "кадровые перестановки - не сиюминутное дело". Здесь, по мнению министра, тоже "нельзя вредить", поскольку именно нынешние руководители добились хороших результатов. (Новый министр РФ по атомной энергии Александр Румянцев заявил, что будет выводить отечественные высокие технологии на мировой рынок. www.nuclear.ru. 30 марта 2001)

Ростовская АЭС выработала первый миллион кВтч электроэнергии
2 апреля в 20:30 турбогенератор энергоблока №1 Ростовской АЭС выработал первый миллион кВтч электроэнергии. В 19:24 турбогенератор был включен в Единую энергосистему России, а в 20:30 электрическая мощность энергоблока достигла 30% от номинальной (300 МВт).

3 апреля продолжались испытания на этапе пуско-наладочных работ Энергопуск до освоения тепловой мощности 40% от номинальной. На 8:00 электрическая мощность турбогенератора достигла 320 МВт.

В апреле, ориентировочно в течение трех недель, реакторная установка будет испытываться на тепловой мощности 40-50% от номинальной, турбогенератор планируется включить на постоянную работу с электрической мощностью от 300 до 420 МВт; для проверки устойчивой и безопасной работы оборудования, систем защиты, автоматизации, регулирования энергоблока будут проведены испытания с отключением от сети генератора под нагрузкой 100 МВт.

В конце апреля результаты испытаний будут представлены Государственной приемочной комиссии, которая вынесет заключение о готовности пускового комплекса к проведению следующего этапа программы пуска энергоблока. (Ростовская АЭС выработала первый миллион кВтч электроэнергии. Пресс-центр концерна "Росэнергоатом". 3 апреля 2001).

Полный текст

loading