Хронометр

Россия и МАГАТЭ подписали соглашение о создании на территории России (г.Ангарск) гарантийного запаса низкообогащенного урана (НОУ)
29.03.2010

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

22.03.2017

«Совместный всеобъемлющий план действий способствует сохранению мира как на региональном, так и на глобальном уровне, ему необходима поддержка всех участников соглашения. Все мы единогласно считаем, что, хотя нынешняя договоренность далека от совершенства, шансов на заключение лучшей сделки в настоящее время практически нет. Крайне маловероятно, что Иран или США пойдут на новые переговоры, которые были бы способны привести к какому-то другому результату. Поэтому на ближайшую перспективу выбор таков: либо мы придерживаемся нынешней договоренности, либо не будет вообще никакой договоренности. При этом второй вариант вернет нас к сценарию, который легко может привести к просчетам и новой катастрофе на Ближнем Востоке», – советник ПИР-Центра, член международной рабочей группы Форума по международным отношениям Владимир Орлов.

10.03.2017

«Ситуация вокруг обвинений в адрес России в нарушении Договора РСМД может служить примером первого серьезного вмешательства непроверенной открытой информации, полученной с помощью методик OSINT независимыми исследователями, в процесс принятия реальных решений в военно-политической сфере», - Александр Колбин, консультант ПИР-Центра.

07.03.2017

«Призыв к «полному запрету и уничтожению ядерного оружия» всегда был частью официальной политики Китая в отношении ядерного разоружения. Не стоит удивляться тому, что председатель Китая озвучивает эту декларативную позицию. Кроме того, его речь была произнесена на фоне роста популярности в США и некоторых европейских странах консерваторов, в связи с чем Китай примеряет на себя роль нового международного лидера, выступающего за свободу и глобализацию», – научный сотрудник Центра глобальной политики Карнеги – Цинхуа Чжао Тун.

Ядерный контроль № 30, 2007.

Выпуск #30 (313), 2007

18 октября – 24 октября

ЦИТАТА НОМЕРА

"Россия обладает 40% мировых технологий и предприятий по обогащению урана. Мы открыты для всех, кто хочет развивать свою атомную энергетику, используя наш потенциал, получать преимущества от такого сотрудничества, не нарушая правил МАГАТЭ".

Руководитель Федерального агентства по атомной энергии
Сергей Кириенко

СОДЕРЖАНИЕ

КАЛЕНДАРЬ

18 октября – 24 октября

ЯДЕРНОЕ И РАКЕТНОЕ ДОСЬЕ

  • Иранское ядерное досье
  • Переговоры по ядерной программе КНДР
  • Планы США в области противоракетнойобороны
  • Мирный атом России
  • Международное сотрудничество России
  • Международный центр по обогащению урана
  • Атомная энергетика в мире
  • Американо-индийская ядерная сделка
  • Инцидент с ядерным бомбардировщиком в США

МНЕНИЕ

  • Роуз Геттемюллер о сокращении вооружений
  • Сергей Шматко о перспективах Атомстройэкспорта
  • Об уязвимости российских ядерных сил

ИНФОРМАЦИЯ ПИР-ЦЕНТРА

  • Вакансии ПИР-Центра
  • О бюллетене

КАЛЕНДАРЬ

18 октября - Военнослужащие Ракетных войск стратегического назначения отметили 60 лет со дня первого пуска баллистической ракеты дальнего действия. 18 октября 1947 года с полигона Капустин Яр в Астраханской области был произведен первый пуск германской одноступенчатой баллистической ракеты дальнего действия ракеты А-4.

18 октября - Группа американских экспертов-ядерщиков, которая провела неделю в Северной Корее для выработки плана вывода из строя ее ядерных объектов, покинула КНДР. Специалисты посетили три основных ядерных объекта Северной Кореи в исследовательском центре Йонбен: экспериментальный ядерный реактор мощностью 5 МВт, радиохимическую лабораторию и завод по производству ядерного топлива. В настоящее время все три объекта заморожены и опечатаны.

18 октября - ОАО Атомэнергопром, вертикально-интегрированный холдинг атомной отрасли России, стало собственником 100% ОАО ТВЭЛ. ОАО ТВЭЛ вошел в холдинг в рамках консолидации активов гражданской части атомной энергетики. В свою очередь ОАО Атомэнергопром станет частью государственного холдинга "Росатом", который по плану начнет свою работу в первом квартале 2008 года, и будет включать в себя еще и управлению оружейной частью атомной отрасли.

19 октября - Премьер-министр РФ Виктор Зубков освободил Андрея Малышева от должности заместителя руководителя Федерального агентства по атомной энергии. Это решение принято по просьбе самого Малышева, который займет пост замруководителя госкорпорации Роснанотех.

19 октября - Главой ОАО Техснабэкспорт стал Алексей Григорьев, исполнявший обязанности руководителя компании после ухода в августе с этого поста Владимира Смирнова.

20 октября - Владимир Путин подписал указ о внесении изменения в перечень стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ, включив в него холдинг Атомный энергопромышленный комплекс (Атомэнергопром).

20 октября - Официальный представитель правительства Ирана Голям Хосейн Эльхамзаявил об отставке предыдущего секретаря Совбеза Ирана Али Лариджани по личным мотивам.

21 октября - Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад подписал указ о назначении Саида Джалили, занимавшего должность замглавы МИД Ирана по вопросам Америки и Европы, секретарем Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Исламской Республики.

23 октября - В Риме прошел очередной раунд переговоров между Ираном и Евросоюзом по ядерной проблеме. Али Лариджани присутствовал на встрече, но не в качестве главы делегации, а как спецпредставитель духовного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи.

ЯДЕРНОЕ И РАКЕТНОЕ ДОСЬЕ

  • Иранское ядерное досье

Премьер Израиля заручился обещанием России не поставлять ядерное топливо в Иран. РИА Новости. 24 октября 2007

Премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт во время визита в Москву заручился обещанием России не поставлять ядерное топливо в Иран, пишет газета Гаарец со ссылкой на выступление Ольмерта.

"Я могу раскрыть одну деталь моей встречи с российским президентом Владимиром Путиным, которая состоялась на прошлой неделе. Россия решила не поставлять ядерное топливо в Иран, несмотря на все декларации и слухи", - приводит издание слова Ольмерта, выступавшего в Лондоне на встрече с представителями местной еврейской общины.

В соответствии со своими контрактными обязательствами, Россия должна поставить в Иран один реактор с топливом для атомной электростанции, которую возводят в Бушере российские специалисты. Строительство должно было завершиться в 1999 году, однако сроки сдачи АЭС в эксплуатацию откладывались несколько раз.

В Израиле не скрывают негативного отношения к российско-иранскому сотрудничеству в ядерной сфере, называя атомные амбиции Ирана основной угрозой для безопасности и существования еврейского государства.

Один сдадим - два получим. Александр Емельяненков. Российская Газета. 19 октября 2007

Заверение президента Путина в том, что Россия выполнит свои обязательства по достройке первого энергоблока атомной электростанции в Бушере, вызвало предсказуемую реакцию его тегеранского визави. Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад заявил о готовности сотрудничать с Россией в строительстве второго и третьего энергоблоков АЭС на той же площадке. Для российских компаний, ориентированных на зарубежный рынок, заявление иранского лидера открывает неплохие перспективы, но при этом все прекрасно сознают: сначала надо достроить и ввести в действие первый энергоблок. И здесь особая ответственность ложится на структурыАтомстройэкспорта, которые отвечают за координацию работ на иранском направлении. Президент этой компании Сергей Шматко был в составе официальной российской делегации в Тегеране, участвовал в переговорах и напряженно внимал словам Владимира Путина.

Теперь, когда политические гарантии даны на высшем уровне, любые проволочки на стройплощадке и переносы сроков могут рассматриваться как саботаж и подрыв авторитета главы государства. Он и так, полагают эксперты, много взял на себя, когда с дотошностью главного инженера излагал иранским журналистам причины переноса контрактных сроков и общую ситуацию, которая складывается вокруг первого энергоблока.

Впрочем, Владимир Путин сам объяснил, почему он на это пошел. Очень важно, заявил президент России, довести до широкой общественности и рядовых граждан наших стран, что же на самом деле происходит по проекту "Бушер". За него еще в 1974 году взялась немецкая фирма - тогда это был концерн Kraftwerk Union A.G. (Siemens/KWU). А пять лет спустя из-за решения правительства Германии присоединиться к американскому эмбарго на поставки оборудования в Иран контракт был разорван.

Россия по инициативе минатома, когда министром был еще Виктор Михайлов, вызвалась помочь Ирану в достройке энергоблока, степень готовности которого оценивали в 75-80%. В 1995 году был подписан контракт, в 1998-м - специальное дополнение к нему, определившее главным условием не просто техническую помощь, а выполнение всего комплекса строительных, монтажных и пуско-наладочных операций "под ключ". "Сам факт того, что работы были начаты одними партнерами и продолжены российскими организациями, - подчеркнул президент, - изначально осложнил реализацию проекта. Не только и не столько с политической точки зрения, сколько с технологической".

Как пояснили в Атомстройэкспорте, особенность проекта изначально заключалась в том, что необходимо было "вписать" российскую технологию в строительную часть, выполненную по немецкому проекту. И при этом использовать около 12 тысяч тонн (!) немецкого оборудования, которое было заказано или даже поставлено на площадку. Часть его ко времени монтажа успело морально и физически устареть, другая попросту не вписывалась без специальной адаптации одних систем к другим. "Но трудности не только в этом, - еще шире раскрыл карты Владимир Путин. - Трудности в самом контракте, в юридическом оформлении этой сделки". Дело в том, что иранская сторона подписала соглашение не только с Россией, но и с другими партнерами по этому проекту. И хотя Россия неоднократно, в том числе устами нынешнего главы Росатома Сергея Кириенко, заявляла, что "сотрудничество по Бушеру не увязано с требованиями, которые Ирану предъявляет Совет Безопасности ООН", что "это обычный коммерческий проект" и он "никакой угрозы режиму нераспространения не представляет", факт остается фактом: поставки важного оборудования из некоторых стран были заблокированы.

Президент Путин дал понять, что и в этом он детально осведомлен: "Нам пришлось искать замену тому оборудованию, которое не было допоставлено". Все это вместе взятое, по его словам, и привело "к определенной сдвижке по времени". Напомним: обязательства нашей страны включали создание реакторной установки В-446 (референтный проект реализован на четвертом энергоблоке Балаковской АЭС), комплекта ядерного топлива для нее и первичное обучение иранских специалистов. Первоначально намеченные сроки пуска станции несколько раз сдвигались. После того как в феврале 2005 года Иран взял официальное обязательство возвратить в Россию отработанное ядерное топливо, был в очередной раз скорректирован график достройки и тогда же договорились об условиях и сроках поставки на АЭС свежего топлива – не ранее, чем за шесть месяцев до физического пуска реактора.

В минувшем декабре после непростых переговоров этот рубеж наконец обозначили - физпуск реактора ожидался в сентябре 2007 года. Тогда же была достигнута договоренность о ежемесячном финансировании строительства АЭС "Бушер" иранской стороной в размере 25 млн долл., что гарантировало бы завершение работ на площадке и физический пуск первого энергоблока в указанный срок. Однако в графике финансирования, как следовало из официальных заявлений Атомстройэкспорта, с начала 2007 года начались серьезные сбои. Было несколько раундов переговоров - в Москве и Тегеране, но нерешенные вопросы все еще остаются.

Нехватка финансирования тут же аукнулась замедлением работ на площадке АЭС. В таких условиях, по словам руководителя российской компании Энергопрогресс ИванаИстомина, одного из субподрядчиков Атомстройэкспорта, окончательно смонтировать оборудование на первом блоке удастся "не ранее осени 2008 года". То есть как минимум еще на год сдвигается физпуск реактора, и на полгода - поставка ядерного топлива из России в Иран.

Какие шаги предпринимаются, чтобы уложиться в новые сроки? "Прямо сейчас, в настоящий момент времени, - заявил в Тегеране Владимир Путин, - российские и иранские специалисты обсуждают вопрос о внесении изменений в контрактные обязательства". По его словам, "иранские партнеры в целом согласны с тем, что это надо сделать, имея в виду, что сам документ устарел". Как только будут исправлены "некоторые финансово-юридические вопросы", будет решен и вопрос о поставке топлива, заключил президент России.

Иран меняет тон на переговорах с Западом. Александр Реутов. Коммерсант. 22 октября 2007

20 октября в Тегеране было объявлено об отставке секретаря высшего совета национальной безопасности Ирана Али Лариджани. Последние два с лишним года он занимался переговорами с Западом по иранской ядерной проблеме. Господин Лариджани отличается гораздо более умеренными взглядами, чем президент Ирана МахмудАхмадинеджад, и его отставка наверняка приведет к ужесточению позиций Тегерана по ядерному вопросу.

"По причине сложностей личного характера господин Лариджани хотел заниматься деятельностью в других сферах политики Исламской Республики. Он несколько раз подавал прошение об отставке, и, наконец, президент ее принял",- заявил официальный представитель правительства Ирана Голям Хосейн Эльхам.

Али Лариджани был назначен на пост секретаря высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана в августе 2005 года, после победы на президентских выборах Махмуда Ахмадинеджада. На эту должность бывшего шефа иранского телевидения и радио выдвинул духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи. Как утверждают эксперты, именно ему и был подотчетен господин Лариджани, хотя пост главы высшего совета национальной безопасности занимает президент Ахмадинеджад.

Сотрудничество с последним у секретаря ВСНБ не задалось с самого начала. Новый иранский президент постоянно считал, что Али Лариджани проводит в отношениях с Западом недостаточно жесткую линию и часто идет на компромиссы или даже уступки. Первый публичный конфликт у них произошел в марте 2006 года, когда господин Лариджани заявил о возможности прямых переговоров с США по ситуации в соседнем Ираке. Эта идея была сходу отвергнута президентом Ирана, разразившимся гневной отповедью в адрес политиков, идущих на поводу у Запада. Со временем такие стычки участились.

На самом деле Али Лариджани никогда не отличался особым либерализмом. В бытность свою руководителем иранского гостелерадио он использовал все доступные рычаги для подавления любых проявлений инакомыслия. Однако господин Лариджани относился к той категории иранских консерваторов, которые считают, что безоглядный курс на конфронтацию с Западом не принесет Ирану ничего хорошего. Махмуд Ахмадинеджад придерживается иного мнения. Наиболее ярко это проявилось по отношению к иранской ядерной программе.

Урегулирование этой проблемы с Западом стало главной обязанностью секретаря высшего совета национальной безопасности Ирана. Едва заняв свой пост, Али Лариджани раскритиковал своего предшественника Хасана Роухани за чрезмерное соглашательство с Западом, а Иран начал ускоренными темпами развивать программу промышленного обогащения урана, что, по мнению США и Евросоюза, свидетельствует о стремлении к обладанию ядерным оружием.

Однако западные эксперты отмечали, что несмотря на консервативную риторику, на переговорах с Западом господин Лариджани демонстрировал гибкость и готовность к компромиссу. Он старался вести дело так, чтобы Иран мог продолжать обогащение урана и ядерные разработки, подведя их к порогу создания ядерной бомбы, но при этом не доводя дело до полномасштабных международных санкций. Президент Ирана называл это чуть ли не предательством.

Последнее столкновение Махмуда Ахмадинеджада и Али Лариджани произошло на минувшей неделе. Сразу после отъезда из Тегерана президента РФ Владимира Путина секретарь иранского ВСНБ заявил, что Москва предложила Тегерану план по урегулированию кризиса вокруг иранской ядерной программы. Однако 19 октября президент Ирана заявил, что никаких предложений российский президент не привозил, чем, кстати, поставил в неловкое положение не только Али Лариджани, но и Владимира Путина. А уже 20 октября в ВСНБ сменился секретарь.

Освободившуюся должность занял бывший замглавы МИД Ирана по вопросам стран Европы и Америки 42-летний Саид Джалили. Он давно знаком с Махмудом Ахмадинеджадом, а в первые месяцы его президентства даже был у него советником. Западные дипломаты, общавшиеся с господином Джалили, характеризуют его как крайне неуступчивого и агрессивного переговорщика. "Он предпочитает монолог дебатам", - пояснил один из них.

Официальный Тегеран заявил, что кадровые перестановки не означают смены курса по ядерному вопросу. Однако эксперты полагают, что речь идет об ужесточении иранской позиции на переговорах, как того хотел Махмуд Ахмадинеджад. Причем сам он и будет контролировать их ход. "Вряд ли у Джалили будет свобода маневра, - считает иранский издатель Мухаммад Атрианфар, чьи газеты были закрыты в период президентства Ахмадинеджада. - Это политическая фигура не того уровня и веса". Убедиться в этом можно будет уже 23 октября, когда в Риме пройдет очередной раунд переговоров между Ираном и Евросоюзом по ядерной проблеме. Примечательно, что Али Лариджани на встрече присутствовать будет, но не в качестве главы делегации, а как спецпредставитель духовного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи.

  • Переговоры по ядерной программе КНДР

Российские эксперты не будут участвовать в выведении из строя ядерного реактора в КНДР. ИТАР-ТАСС. 23 октября 2007

Российские специалисты не будут принимать участие в запланированных до конца года работах по выведению из строя единственного ядерного реактора в КНДР, в котором предполагается разрушить систему охлаждения и уничтожить стержни-замедлители, заявил заместитель министра иностранных дел РФ Александр Лосюков. Он сопровождал главу МИД России Сергея Лаврова, который находится с кратким визитом в Токио.

Лосюков напомнил, что до конца года предполагается вывести из строя три главных ядерных объекта в центре Йонбен к северу от Пхеньяна, включая расположенный там единственный в КНДР действующий реактор. "Они будут считаться выведенными из строя, если станет невозможным их использование в течение достаточно длительного времени,- сказал дипломат.- В частности, речь идет о выводе из строя охлаждающей системы или об уничтожении стержней - к примеру, с помощью искривления. Также должна быть выведена из строя печь, с помощью которой эти стержни могут быть восстановлены".

Участие российских специалистов в этих работах пока не планируется, сказал Лосюков. Вместе с тем дипломат не исключил, что они могут подключиться к ним на последующем этапе "Гипотетически это можно рассматривать, у нас такие возможности есть", - сказал дипломат.

Куда подевался северокорейский плутоний. Александр Воронцов. Время Новостей. 24 октября 2007

На фоне драматических событий вокруг ядерной проблемы Ирана и сложных перипетий по размещению американской системы противоракетной обороны в Европе ситуация с ядерным урегулированием на Корейском полуострове выглядит удивительно благостной, почти идиллической. До конца этого года Северная Корея должна вывести из строя свои ключевые ядерные объекты и декларировать все свои ядерные программы. Согласие на этот счет было достигнуто в начале октября на шестисторонних переговорах - с участием двух корейских государств, Китая, России, США и Японии.

Ведущую роль в "умиротворении" Пхеньяна должны сыграть США, обязавшиеся исключить КНДР из списка стран-спонсоров международного терроризма и вывести ее из-под действия закона о торговле с враждебными государствами. Остальные участники, включая Россию, должны поставить Пхеньяну экономическую помощь, эквивалентную стоимости 1 млн тонн мазута. Южная Корея и Китай уже внесли свой вклад, предоставив по 50 тыс. тонн этого топлива.

Чего же следует ожидать в ближайшем будущем? В северокорейском ядерном центре в Йонбене только что побывала группа американских технических экспертов (представители других ядерных держав, России и Китая на этот раз в отличие от предыдущей, сентябрьской, поездки приглашены не были). Северные корейцы и американцы вырабатывают общий план мероприятий по "обезвреживанию" согласованных объектов, включая реактор - наработчик плутония (не исключено, что эти мероприятия начнутся уже в ноябре). После завершения этой работы в Нью-Йорке должны встретиться высокопоставленные дипломаты КНДР и США с тем, чтобы утвердить предложенную схему действий и согласовать их примерный график. Можно предположить, что затем эти договоренности будут представлены на рассмотрение другим участникам шестисторонних переговоров, которым останется только одобрить американо-северокорейские наработки и определить степень своего участия в предстоящих мероприятиях.

Вот с этого момента начинают возникать некоторые вопросы. И первый из них: почему наиболее важные для всех участников пекинских переговоров сюжеты проговариваются келейно, в двустороннем формате между КНДР и США? И не превращаются ли в результате этого сами шестисторонние переговоры, которые создавались как коллективный механизм с равными правами и возможностями для всех участников, в удобную "ширму", под прикрытием которой Вашингтон действует так, как ему удобно, но при этом ответственность за принимаемые решения - политическая и финансовая - распределяется уже между всеми.

Вопрос следующий: чем вызвана такая бешеная гонка со сроками при осуществлении серьезнейшей и крайне непростой задачи - вывода из строя ядерных объектов, которые и так уже пребывают в замороженном состоянии? И почему телега ставится впереди лошади: сначала определяется точная дата завершения этих мероприятий, а уже затем к делу подключаются эксперты, которые должны подвести под эти явно политически мотивированные сроки соответствующее "научно-техническое обоснование". А ведь до сих пор участники "шестисторонки" так и не выработали четкое и приемлемое для всех определение понятия disablement (выведение ядерных объектов из рабочего состояния. - Ред.). Нет ясности и в том, будет ли вывод северокорейских ядерных объектов носить необратимый характер или же нет.

И здесь уже высвечивается один из главных пороков всей системы пекинских договоренностей этого года: если компенсационные мероприятия, которые должны осуществить партнеры КНДР, прописаны четко, вплоть до цифр, то параметры и объемы действий Пхеньяна по выводу своих ядерных объектов из рабочего состояния вообще никак не оговариваются. Это оставляет северокорейцам широкий простор для маневра, для поиска необременительных для себя вариантов.

Чисто умозрительно можно предположить, что за оставшееся до конца года время вряд ли можно рассчитывать на то, что работы на северокорейских ядерных объектах уложатся в график. Следовательно, "вывод из строя" выльется в какое-то поверхностное, образцово-показательное мероприятие, за которое, кстати, придется расплачиваться (теми же поставками мазута) партнерам Северной Кореи, включая Россию.

То же касается и вопроса о декларировании северокорейских ядерных программ. Из текста документа непонятно, о чем, собственно говоря, идет речь: все объекты в Йонбене хорошо известны и необходимости включения их в соответствующие списки не ощущается. Другое дело - будет ли до конца года заявлен накопленный КНДР запас расщепляющихся материалов (а это, по российским и западным оценкам, не менее 50 кгплутония), включая и тот, который уже был использован в оружейных целях. В итоговом заявлении последнего раунда "шестисторонки" от 3 октября ни слова не говорится и о пресловутой урановой программе КНДР, на прояснении ситуации вокруг которой американцы в недалеком прошлом столь упорно настаивали.

Практика шестисторонних переговоров в прошлом уже не раз показывала, что недостаточная ясность и слабая проработанность ключевых категорий давала почву для разноречивых толкований уже принятых документов. Как тут не вспомнить, в какой мучительный марафон совсем недавно превратилась реализация, казалось бы, чисто технического вопроса о переводе северокорейских денег из банка Delta Asia в Макао, который удалось решить только с помощью Москвы. Есть основания полагать, что нечто сходное может произойти и на этот раз.

Но, пожалуй, главной проблемой, способной заложить мину замедленного действия под достигнутое соглашение, может стать вопрос о синхронизации действий КНДР по ядерной проблеме с встречными шагами американцев. По некоторым данным, президент США уже принял политическое решение о выводе КНДР из санкционных списков. Ну а если США не смогут выполнить свои обязательства, скажем, из-за сопротивления "ястребов" в конгрессе или в Белом Доме? Или же вследствие нажима со стороны Токио, который настаивает на урегулировании сначала проблемы японских граждан, похищенных северокорейскими спецслужбами?

Допустим все же, что, несмотря на все проблемы и неясности, октябрьский план действий будет выполнен или, скажем, объявлен выполненным. Ждать этого осталось немногим более двух месяцев. Тем не менее абсолютно непонятным остается то, чем партнеры по "шестисторонке" собираются заниматься в дальнейшем - после, надеемся, успешного преодоления временной черты 31 декабря 2007 года. Насколько можно понять, никакой "дорожной карты" для последующего этапа еще не выработано. Имеются лишь общие представления о том, что за "выводом из рабочего состояния" должен последовать демонтаж всех ядерных объектов, уничтожение северокорейского ядерного оружия, если таковое вообще имеется, и возвращение КНДР в Договор о нераспространении ядерного оружия, из которого она вышла в 2003 году.

Так ситуация выглядит в идеале, но вопросом остается то, готова ли КНДР к таким далеко идущим шагам и если да, то какую цену запросит за столь фундаментальные уступки. Думается, что немалую. Но и это еще не все. Партнерам предстоит на практике решать, что делать с северокорейским ядерным "наследием", ликвидация которого потребует титанических финансовых, организационных и технических усилий. Корейская ядерная проблема таит в себе еще немало сюрпризов, и путь к ее полному урегулированию будет долгим и извилистым. А вот прорывных идей у участников шестисторонних переговоров пока нет. В этой связи неудивительно, что озвученная еще в феврале этого года договоренность о проведении встречи на уровне министров иностранных дел стран - участниц шестисторонних переговоров до сих пор остается нереализованной, а дата и повестка дня этого мероприятия так и не определены.

  • Планы США в области противоракетной обороны

США могут пересмотреть планы размещения элементов системы ПРО в Восточной Европе, если Иран откажется от ядерной программы. Денис Дубровин. ИТАР-ТАСС. 17 октября 2007

США могут пересмотреть планы размещения элементов системы противоракетной обороны (ПРО) в Восточной Европе, если Иран откажется от своей ядерной программы, заявил помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Дэниел Фрид. Он и руководитель американского Агентства по ПРО генерал Генри Оберинг принимали участие в заседании Совета Россия-НАТО, посвященном проблеме ПРО.

По словам Фрида, "если Иран прекратит работы по обогащению урана, начнет взаимодействовать с международным сообществом и сменит тон, мы не сможем не принять этого во внимание в контексте проблемы ПРО". "Нас беспокоит не Россия, а Иран. Мы озабочены обостряющейся проблемой вокруг Ирана, но если она исчезнет, мы сделаем необходимые выводы, - сказал он. - Мы изложили это видение российским партнерам". Дискуссия с Россией по ПРО идет в позитивном ключе и сопровождается определенным прогрессом, отметил Фрид. На заседании Совета Россия- НАТО Оберинг проинформировал союзников по Североатлантическому альянсу о предложениях США, озвученных на двусторонней встрече министров иностранных дел и обороны в Москве 12 октября. Эти предложения, в частности, включают интегрирование российской и американской систем ПРО в единый механизм с использованием российских РЛС в Габале и Армавире.

В то же время, помощник госсекретаря заявил, что пока США намерены продолжать переговоры с Чехией и Польшей о размещении там радара и 10 ракет-перехватчиков. При этом он подчеркнул, что США в вопросе о ПРО "не действуют на автопилоте, а думают и оценивают то, что происходит в реальности".

Россия ждет официальных предложений американской стороны по ПРО. ИТАР-ТАСС. 24 октября 2007

Россия ждет официальных предложений американской стороны по вопросу развертывания систем ПРО. Об этом заявил сегодня глава МИД РФ Сергей Лавров по итогам встречи с китайским и индийским коллегами в Харбине.

Комментируя высказывание министра обороны США Роберта Гейтса относительно возможной приостановки переговоров по развертыванию американской ПРО в Европе Лавров подчеркнул, что "американские коллеги обещали предать нам предложения". "Ждем", - указал министр. Глава российского МИД отметил, что "в последние дни мы слышим много вариаций на тему размещения третьего позиционного района". "В ходе визита глав внешнеполитического и оборонного ведомств США в Москву мы обсудили тему ПРО во всех деталях", - заметил Лавров.

Министр обороны США Роберт Гейтс сегодня в интервью радиостанциям "Свобода" и "Свободная Европа" по итогам встреч и переговоров в Праге заявил, что Россия и Чехия "заинтригованы" новыми американскими предложениями по ПРО. По его словам, замысел Вашингтона заключался в том, чтобы обеспечить "большую транспарентность" действий США и тем самым снять опасения российской стороны. Вместе с тем, шеф Пентагона подчеркнул, что сами исходные планы США остаются в силе. "Мы дали в России совершенно ясно понять, что собираемся, несмотря ни на что, продолжать переговоры с Чешской Республикой и с Польшей, а в случае успеха этих переговоров - перейти к развертыванию или строительству своих РЛС и перехватчиков", - заявил Гейтс.

Вместе с тем, если вопрос упирается в наличие угрозы, то "мы выразили также готовность поговорить с россиянами о том, чтобы не вводить в действие готовые системы, пока угроза не станет очевидной", продолжил он. Примером такой ситуации, на его взгляд, могли бы стать "летные испытания иранцами или другими на Ближнем Востоке ракет такой дальности, которая позволяет достичь Европы". "Думаю, что правительству здесь (в Праге), как и в Москве, это понравилось", - сказал Гейтс. До того, как США сами рассказали о сути своих идей, российская сторона их детали не раскрывала. МИД РФ не раз напоминал о том, что ждет от США официальных предложений по ПРО в письменном виде.

Обменная операция. Петр Искандеров. Время Новостей. 19 октября 2007

В глобальной геополитической игре России и США наметился интригующий поворот. Белый Дом устами заместителя госсекретаря США по странам Европы и Евразии Дэниэла Фрида намекнул на возможность политического размена. Вашингтон готов прислушаться к тревогам Москвы и отказаться от размещения в Восточной Европе элементов системы противоракетной обороны (ПРО). Но прежде Россия должна будет добиться того, чтобы Иран свернул свою ядерную программу.

Обнародованию этой инициативы предшествовали прошедшие 12 октября в российской столице переговоры глав военных и дипломатических ведомств России и США, а также состоявшийся на днях визит Владимира Путина в Тегеран. Предложения Дэниэла Фрида прозвучали на пресс-конференции в Брюсселе по итогам заседания Совета Россия-НАТО. Отметив, что размещение радиолокационной станции (РЛС) в Чехии и противоракет в Польше вызвано ракетной угрозой со стороны Ирана, он сказал: "Если Иран прекратит работы по обогащению урана, начнет взаимодействовать с международным сообществом и сменит тон, мы не сможем не принять этого во внимание в контексте проблемы ПРО".

Одновременно анонимный высокопоставленный представитель госдепа США заявил в унисон с г-ном Фридом, что США могут изменить свой подход к разработке системы ПРО, если Иран откажется от обогащения урана. Оптимистично прозвучали и слова президента США Джорджа Буша о том, что он "продолжит работать с Россией" в целях противодействия "амбициям Ирана по созданию ядерного оружия".

Во время же общения с народом в прямом эфире Владимир Путин заявил: "Последние контакты с американцами показывают, что они задумались над нашими предложениями и ищут пути снятия наших озабоченностей". Однако тут же напомнил, что если решения по ПРО "будут приняты без учета интересов России, то мы примем шаги по обеспечению безопасности Российской Федерации".

Примирительные жесты со стороны США связаны с жесткой позицией России, полагает директор российских и азиатских программ Вашингтонского института мировой безопасности Николай Злобин. Москва заявила, что система ПРО в Польше и Чехии угрожает безопасности России, предложив США совместное использование радиолокационной станции в азербайджанской Габале и еще не построенной - в российском Армавире. "Американцы были жутко удивлены российской реакцией на их планы по размещению ПРО и заявлениями Москвы о том, что эта система направлена против России", - сказал г-н Злобин, отметив, что США тем не менее понимают, что обижать Путина, загонять его в угол тоже нельзя, и начали искать промежуточные варианты".

Однако российским аргументам против ПРО неожиданно добавил вес готовящийся к парламентским выборам премьер-министр Польши Ярослав Качиньский. Верный союзник США заявил, что американские ракеты-перехватчики нужны Польше для защиты именно от России, а вовсе не от Ирана или прочих международных хулиганов: "Это укрепит нашу безопасность... Мы должны помнить, что постоянно находимся под угрозой. Русские не согласились с произошедшими с 1989 года переменами. Очевидно, что они считают, что мы находимся в сфере их влияния".

Важным стимулом для озвученных ныне американских инициатив могло стать некое предложение, которое президент Путин передал духовному лидеру Ирана аятолле АлиХаменеи. О нем обмолвился секретарь иранского высшего совета национальной безопасности Али Лариджани. "Среди вопросов, которые он (Путин. - Ред.) затронул, был его взгляд на вопрос о ядерной программе. Теперь мы изучаем его мысль", - сообщил Али Лариджани. А иранское телевидение процитировало обращенные к российскому лидеру слова самого аятоллы: "Мы обдумаем то, что вы сказали, а также ваше предложение". Возможно, Путин сделал иранцам предложение, от которого те не смогут отказаться, и американцы догадываются о его содержании.

 После московских переговоров в формате "два плюс два" создалось впечатление, что госсекретарь Кондолиза Райс и глава Пентагона Роберт Гейтс ничем не порадовали российских коллег Сергея Лаврова и Анатолия Сердюкова. Начальник Генштаба вооруженных сил России генерал армии Юрий Балуевский заявил, что не увидел в предложениях американской стороны ничего нового. "Вся новизна заключается в том, что РЛС в Габале и в Армавире должны стать дополнением к создаваемой системе ПРО", - сообщил генерал и добавил, что "с таким подходом мы не согласимся". Похоже, однако, что возможность "размена" Ирана на ПРО обсуждалась уже тогда. Во всяком случае Сергей Лавров на итоговой пресс-конференции обтекаемо заявил, что "наши американские коллеги представили свое встречное предложение, которое направлено на поиск общих развязок".

Теперь вопрос в том, какой будет реакция иранских лидеров. Специалист по Ирану Института востоковедения РАН Людмила Кулагина предположила, что "главным движущим стимулом нынешней иранской дипломатии может являться стремление избежать войны с США". Завсектором Ирана Института востоковедения Нина Мамедова заметила, что для Ирана главное, чтобы "не подвергали сомнению его право на ядерные разработки, и это его право было зафиксировано". Тем не менее, по ее словам, "последние публикации в иранской прессе и заявления официальных представителей свидетельствуют о том, что в стране решили не особенно педалировать ядерную тему".

Пока же нет признаков, что Иран сменил тон в ядерном споре. Официальный представитель иранского МИДа Мохаммад Али Хоссейни назвал "угрозой всемирной безопасности" заявление Буша о том, что иранская атомная программа грозит третьей мировой войной. В Тегеране считают, что "подобные высказывания отражают экспансионистские цели американцев".

Новая угроза. Максим Агарков. Эксперт. 22 октября 2007

«Россия и США на консультациях в формате два плюс два в Москве не достигли согласия по вопросам противоракетной обороны», - заявила американский госсекретарь КондолизаРайс по окончании переговоров по проблеме противоракетной обороны (ПРО). Руководители американского внешнеполитического и военного ведомства Кондолиза Райс и Роберт Гейтс и их российские коллеги Сергей Лавров и Анатолий Сердюков так ни о чем и не договорились. Впрочем, это было совершенно предсказуемо.

Инициатива России, высказанная Владимиром Путиным в Хайлигендамме, - совместная эксплуатация Габалинской радиолокационной станции (РЛС) - действительно сильный ход. С какой стороны ни посмотри, выходит, что либо американцы должны принять российское предложение и отказаться от идеи разворачивания ПРО в Восточной Европе, либо они говорят неправду о своих целях, а их ПРО направлена именно против России. Однако ход этот имел смысл только в качестве создания благоприятного имиджа российской внешней политики и неблагоприятного - всей этой затеи США с ПРО, что, впрочем, само по себе очень важно. Что же касается возможностей реализации этого предложения, то инициатива изначально была обречена на неудачу. Дело в том, что Габалинская станция для американцев абсолютно бесполезна. И не только потому, что она, как заявил Гейтс на переговорах, «в силу своих технических особенностей может быть использована только для раннего обнаружения ракетных пусков, но не для наводки ракет-перехватчиков». Размещая ПРО в Восточной Европе, американцы, очевидно, имеют в виду не только перехват иранских ракет.

Ключевой для нас вопрос, связанный с американской ПРО, - является ли она реальной угрозой безопасности России, а если является, то в какой степени. Основной спор идет между теми, кто считает, что американские противоракеты нам ничем не угрожают, и теми, кто уверен, что все это делается только для того, чтобы лишить Россию возможности гарантированного ответного удара в случае ядерного конфликта. Гарантированный ответный удар - основа нашей стратегии безопасности еще с советских времен, а ее обеспечение - главный и безусловный приоритет военной доктрины. Однако при нынешнем состоянии американской ПРО она не может быть гарантией от российского ответного удара. Перехватить одну-две иранские ракеты американская ПРО в состоянии, но не сотни российских.

Совсем другое дело - нанесение упреждающего ядерного удара по нашей территории с точек базирования американской ПРО в Восточной Европе: это по-настоящему опасно и действительно может лишить нас возможности «адекватного» ответа. Критически минимальное (8–10 минут) время подлета делает параллельный ответ почти невозможным. А удар по точкам базирования наших ракет почти гарантированно выведет их из строя (либо за счет прямого попадания, либо за счет электромагнитного импульса).

Впрочем, угроза эта актуальна в первую очередь по причине слабости нашей противоракетной обороны. Места базирования шахтных пусковых установок (ПУ) давно не являются тайной. Районы патрулирования мобильных ПУ создают некоторый фактор неизвестности, но при превентивном ядерном ударе будут накрыты все места их вероятного нахождения. Есть еще морские, точнее, подводные носители ядерного оружия, которые имеют куда большую зону патрулирования, чем наземные ПУ, что снижает вероятность их уничтожения в случае превентивного удара почти до нуля. Однако именно этот сегмент ядерной триады в настоящее время является нашим самым слабым звеном. По данным экспертов, в той или иной степени боеготовности сейчас остаются лишь семь атомных ракетоносцев.

При этом американские комплексы ПРО подземного базирования очень легко оснащаются ядерными боеголовками. Американская ракета-перехватчик GBI, которой укомплектованы комплексы ПРО, использует в качестве носителя боевой части две ступени от межконтинентальной баллистической ракеты Minitman. Установить на них одну или даже несколько ядерных боеголовок большого труда не составит. При этом о том, что именно будет находиться в шахтах подземного базирования американских ПРО, знать не будет никто, кроме самих американцев. Никакими средствами слежения определить наличие ядерных зарядов в шахтах ПРО невозможно, в отличие, например, от корабельной группы ПРО, размещение которой в Балтийском море все специалисты называли оптимальным вариантом, если американцы действительно хотят только создать щит от чужих ракет.

Вероятность реализации сценария ядерной атаки США с мест базирования ракет ПРО, разумеется, невелика, но при принятии ключевых решений, касающихся обеспечения безопасности России, придется учитывать именно его.

Уже прошли испытания новых ракет с разделяющимися головными частями, но это лишь небольшая часть масштабных мер по нейтрализации новой угрозы. Главная же задача - резкое ускорение модернизации сил ядерного сдерживания. Прежде всего их морской составляющей, наименее уязвимой в случае превентивного удара. Сегодня все говорит о том, что именно этот вариант выбран как основной. Так, до 2017 года российский флот должен получить восемь подводных ракетоносцев проекта 955 «Борей», планируется закупить до 50 неатомных подводных лодок, способных нести ракеты с ядерными боеголовками. Кроме того, как завил в июле этого года бывший главком ВМФ адмирал Владимир Масорин, в течение ближайших двадцати лет флот должен получить шесть полноценных авианосных ударных групп. Стоимость их будет измеряться хорошо если десятками миллиардов долларов.

Итак, при минимальных затратах американцам удалось не только обеспечить свое военное присутствие в Центральной и Восточной Европе, но и вынудить Россию производить свое перевооружение более высокими темпами, чем предполагалось. Нас снова втянули в гонку вооружений, разыгрывая сценарий конца 1980-х годов, уже принесший американцам успех и ставший одной из причин крушения СССР.

Однако сложно спорить с тем, что модернизация нашей армии давно назрела и проводить ее необходимо в достаточно сжатые сроки. А потому американская ПРО может запустить совсем другой сценарий - укрепления России и развития ее производств и технологий. Гонка вооружений развалила СССР, но то, что стало гибельным для экономики социалистической сверхдержавы, может стать толчком к развитию молодой и развивающейся России. Впрочем, обернуть американскую провокацию себе на благо удастся лишь в том случае, если Россия не превратится в подобие СССР - закрытого, стагнирующего государства с авторитарным режимом, который поддерживается исключительно экспортом.

Джордж Буш назвал ПРО успешным международным проектом. Аркадий Орлов.РИА Новости. 23 октября 2007

Президент США назвал ПРО успешным международным проектом и напомнил, что создание противоракетной обороны было одной из самых первых инициатив его администрации в сфере национальной безопасности.

"С 2001 года мы тесно работали по ПРО с такими странами, как Израиль, Италия, Германия, Япония, Нидерланды, Великобритания и другими. Вместе с нашими друзьями и союзниками мы развертываем радары раннего предупреждения и ракеты-перехватчики, а также корабли ПРО", - сообщил Буш, выступая в Университете национальной обороны в Вашингтоне.

"Мы совместно работаем над созданием нового потенциала ПРО и в результате такого сотрудничества ПРО из американского инновационного проекта превратилась в по-настоящему международное усилие для защиты свободных государств от настоящих угроз 21 века", - заявил президент США.

Напомнив, что в сентябре США успешно осуществили уже тридцатое с 2001 года испытание системы ПРО для поражения ракеты-мишени, Буш сообщил, что, по мнению американского военного командования, у США теперь "есть заслуживающая доверия система, которая может обеспечить американскому народу определенную степень защиты от угроз, исходящих из северо-восточной Азии". "В качестве следующего шага необходимо взять систему, прошедшую трудные испытания на тихоокеанском театре военных действий, и развернуть ее элементы в Европе, чтобы мы смогли защитить Америку и ее союзников по НАТО от нападений, исходящих с Ближнего Востока", - сказал глава Белого дома. При этом он сообщил, что, по данным разведывательного сообщества США, "Иран может создать межконтинентальную баллистическую ракету, способную достичь США и всей Европы к 2015 году".

Кроме того, иранские официальные лица сообщили, что в Иране разрабатываются ракеты с дальностью 1200 миль (1930 километров), что "позволит им нанести удар по многим нашим союзникам по НАТО, включая Грецию, Румынию, Болгарию, а также, возможно, Польшу, Венгрию и Словакию", - сказал Буш. Заявив, что считает развертывание ПРО в Европе "срочным", Буш подчеркнул, что эта система будет "ограниченной по масштабу" и "не задумана для защиты от удара со стороны России".

"Противоракетная оборона, которую мы можем развернуть, будет легко преодолена ядерным арсеналом России", - заявил Буш, напомнив, что "у России имеются сотни ракет и тысячи боеголовок". При этом он подчеркнул, что система ПРО создается против стран, угрожающих США ракетным ударом, к числу которых Россия не относится.

"Мы не считаем Россию такой страной. "Холодная война" закончена. Россия не является нашим врагом. Мы строим новые отношения безопасности, которые не основываются на перспективе взаимного уничтожения",- сказал президент США. "В рамках этих новых отношений мы приглашаем Россию присоединиться к нам в этих совместных усилиях по обороне России, Европы и США от возникающих угроз, которые касаются нас всех",- сообщил Буш. По его словам, предложенные Владимиром Путиным радарные объекты в Азербайджане и на юге России "могут войти в качестве части более широкой системы мониторинга угрозы, что может привести к беспрецедентному уровню стратегического сотрудничества между нашими двумя странами".

"Со своей стороны, мы планируем разместить систему из 10 ракет-перехватчиков, которая будет находиться в Польше, и радар слежения диапазона X-Band, который будет находиться в Чехии", - сказал Буш. "Мы также работаем вместе с НАТО над созданием оборонного потенциала для защиты стран от ударов с Ближнего Востока с применением ракет малой и средней дальности. Мы хотим работать над такой системой вместе с Россией, в том числе через Совет Россия-НАТО",- сказал Буш, добавив, что "угроза баллистических ракет является общей и нам следует отвечать на эту угрозу сообща".

  • Мирный атом России

По разведанным запасам урана Россия вышла на третье место, обогнав Канаду. Герман Соломатин, Михаил Щербаков. ИТАР-ТАСС. 23 октября 2007

По разведанным запасам урана Россия вышла на третье место, обогнав Канаду, заявил, выступая на Международной энергетической неделе, открывшейся в Москве, глава Росатома Сергей Кириенко.

«Разведанные запасы урана в настоящее время составляют 870 тыс. тонн и впереди нас по запасам урана только Австралия и Казахстан», - сказал он. Кириенко пояснил также, что с учетом подписания ряда соглашений с Казахстаном и другими странами "наши запасы урана на ближайшие 10-20 лет составят более миллиона тонн, и этого хватит на 60 лет эксплуатации всех новых атомных электростанций, которые мы собираемся построить". Кириенко сказал также, что "до 20 года мы построим 26 новых атомных энергоблоков большой мощности".

Кроме того, отметил он, мы "будем строить атомные станции малой и средней мощности, а также строить быстрые реакторы". Первая плавучая атомная электростанция с реактором малой мощности заложена и войдет в строй к 2010 году. Следующая плавучая атомная станция начнет работать в Якутии, добавил он. В 2020-2030 годах, подчеркнул в своем выступлении глава Росатома, "доля атомной энергетики должна составлять 25%". Другими словами, сказал он, обращаясь к участникам Международной энергетической недели, "В России ставится задача за 13 лет повторить всю предыдущую историю создания атомной энергетики в стране".

Кириенко сказал также, что за прошедший год произошло разделение гражданского и военного секторов атомной энергетики, причем гражданский сектор атомной энергетики стал более транспарентным, причем на предприятиях по добыче урана государство будет иметь 51% акций, а 49 % могут приобрести частные лица и компании, в том числе и иностранные. То же самое относится и к атомному машиностроению, сказал Кириенко и добавил, что уже есть пример создания совместного предприятия России и Франции по производству тихоходных турбин для атомных энергоблоков. Касаясь сотрудничества и подписания межправительственных соглашений в области атомной энергетики с другими странами, глава Росатома сказал, что уже подписано такое межправсоглашение с Австралией, на выходе межправсоглашение с Канадой и Японией. "Готовится к подписанию межправсоглашение о сотрудничестве в области ядерной энергетики с США".

Кириенко в своем выступлении подчеркнул также, что "Россия обладает 40% мировых технологий и предприятий по обогащению урана". "Мы открыты для всех, кто хочет развивать свою атомную энергетику, используя наш потенциал, получать преимущества от такого сотрудничества, не нарушая правил МАГАТЭ".

Будущее атомной энергетики за реакторами на быстрых нейтронах. РИА Новости. 23 октября 2007

Будущее атомной энергетики за развитием реакторов на быстрых нейтронах, лидером в разработке которых является Россия, заявил в ходе Московской энергетической недели глава Росатома Сергей Кириенко, говоря о перспективах развития атомной энергетики в РФ и за рубежом. "Перспективы развития атомной отрасли - ИТЭР (термоядерный реактор), который к 2040-2050 годам будет вносить существенный вклад в мировую атомную энергетику (выработку электроэнергии). Завтрашний день отрасли - развитие реакторов на быстрых нейтронах и строительство реакторов малой и средней мощности", - сказал Кириенко.

Один из разработанных в России реакторов на быстрых нейтронах уже много лет работает в экспериментальном режиме на Белоярской АЭС. Реакторы малой и средней мощности нашли свое применение, в частности, на плавучих атомных электростанциях, первая из серии которых строится на предприятии Севмаш. Кириенко напомнил, что согласно планам реорганизации атомной отрасли РФ, в гражданской части отрасли создан холдинг ОАО Атомэнергопром, и "к 1 января 2008 года холдинг приступит к полноценной деятельности".

"В настоящее время в Государственной думе рассматривается закон о госкорпорации "Росатом". Мы считаем, что в декабре он уже будет подписан президентом и все структурные преобразования в отрасли будут завершены в январе-феврале 2008 года", - в очередной раз сообщил глава Росатома.

Он также сообщил, что согласно планам строительства атомной генерации, до 2020 года в России должно быть построено 26 новых энергоблоков АЭС большой мощности. За все советское время в стране было построено всего 30 атомных энергоблоков.

  • Международное сотрудничество России

Россия способна предложить Белоруссии наиболее рациональный вариант АЭС с обеспечением безопасности на мировом уровне. ИТАР-ТАСС. 19 октября 2007

Россия способна предложить Белоруссии наиболее рациональный вариант АЭС с обеспечением безопасности на мировом уровне, сообщил премьер-министр ВикторЗубков на встрече со своим белорусским коллегой Сергеем Сидорским. "Хотел бы также поинтересоваться перспективами сооружения атомной электростанции в Белоруссии", - сказал он. "Вы знаете, что Россия в силу своего опыта и потенциала способна предложить наиболее рациональный вариант с обеспечением безопасности на мировом уровне", - подчеркнул Зубков.

Нынешнее предложение со стороны России последовало на следующий день после того, как президент Белоруссии заявил, что Минск пригласил Японию принять участие в тендере на возведение первой в стране АЭС, которая должна быть готова к 2014 -2015 году. "Мы рассматриваем Японию как государство, которое может построить самый безопасный реактор в мире, и уже направили предложения японской стороне для участия в конкурсе, - сказал он. - Япония обладает высочайшими технологиями в сфере атомной энергетики. Мы очень хотели бы сотрудничать с Японией, если она предложит лучший проект по цене, качеству и другим критериям". При этом он, правда, добавил, что Белоруссия "абсолютно открыта для сотрудничества в этой сфере со всеми государствами".

Лукашенко напомнил, что в настоящее время в качестве потенциальных участников строительства выступают три группы зарубежных компаний: американо-японская, французско-германская и российская. "Если мы начнем строительство АЭС в 2010 году, то, думаю, к 2014 или 2015 году мы построим первый реактор", - добавил он.

Где будет возведена АЭС, пока также остается неясным. Ранее речь шла о площадках в Могилевской и Гродненской областях. Но на прошлой неделе президент признался, что окончательно решение не принято. "Но без АЭС Белоруссия не проживет, создание собственной ядерной энергетики является безальтернативным вариантом гарантии нашей национальной безопасности", - сказал президент.

Что же касается самого тендера, то Лукашенко уже не раз обещал, что в "кулуарах этот вопрос решаться не будет". "Приоритет будет отдан тому подрядчику, который возьмется строить дешевле и качественнее, - уверял он. - Если этот конкурс выиграет Россия, конечно, мы будем строить с Россией". О том, что Москва имеет "самые серьезные виды" на этот проект подтвердил в Минске посол РФ в Белоруссии Александр Суриков. При этом он отметил, что у России есть определенные преимущества перед другими компаниями. "Мы можем предложить кредиты на оборудование, обучение персонала, поставку и утилизацию ядерного топлива, помощь в проектировании и эксплуатации оборудования", - отметил он.

В отношении цены белорусской АЭС в 3,5 млрд долл. Суриков сказал, что с учетом того, что курс доллара падает, она может возрасти до 4 млрд. Между тем, Россия может предложить кредиты "на всю эту сумму", отметил посол.

Первый вице-президент Атомстройэкспорт Александр Глухов также подтвердил, что его компания "обязательно будет участвовать в тендере на строительство АЭС в Белоруссии". "На сегодняшний день мы открыто декларировали, что готовы участвовать либо в тендере, либо в качестве стратегического партнера в реализации всего процесса по строительству АЭС в Белоруссии, - сказал он. - Для этого у нас есть еще единая энергосистема, важно также что у нас фактически единая нормативная база".

Касаясь сроков строительства АЭС он отметил, что "стандартный срок для реакторов типа ВВЭР 5,5 лет с момента заливки бетона в основании плиты корпуса реактора до момента, когда АЭС начнет выдавать электроэнергию". По его словам, с учетом того, что в Белоруссии планируется строительство двух блоков АЭС по тысячи мегаватт на ее строительство приблизительно уйдет 6,5 лет.

Москва и Токио договорились ускорить работу по подготовке соглашения по сотрудничеству в области атомной энергетики. ИТАР-ТАСС. 23 октября 2007

Москва и Токио "договорились ускорить работу по подготовке соглашения по сотрудничеству в области атомной энергетики", заявил глава МИД России Сергей Лавровпо итогам встречи со своим японским коллегой Масахико Комурой. "Мы договорились об ускорении работы по подготовке соглашения в двустороннем сотрудничестве в области мирного использования атомной энергетики", - сказал глава МИД России. По его словам, "на сегодняшних переговорах достигнута договоренность о подготовке ряда других документов, в частности, по визовым вопросам".

"Япония - один из наших приоритетных партнеров, - отметил Лавров. – Мы намерены развивать наше сотрудничество с перспективой выхода на созидательное партнерство". "И в России, и в Японии были сформированы новые правительства, но курс на развитие нашего партнерства остается неизменным", - подчеркнул российский министр. "Мы развиваем наши отношения на основе Плана действий, который является своего рода "дорожной картой" по продвижению всего комплекса двусторонних связей, - сказал Лавров. - Одним из важных результатов этого сотрудничества является выход на новый рекордный уровень торгово-экономических отношений, в частности, в сфере инвестиций". По словам Сергея Лаврова, "важно, что все большее место в наших отношениях сейчас занимает сотрудничество в области новейших технологий.

Глава Росатома рассчитывает, что Европа откажется от открытого квотирования в отношении РФ. РИА Новости. 23 октября 2007

Глава Росатома Сергей Кириенко рассчитывает, что Европа откажется от открытого квотирования в отношении России на ядерном европейском рынке. Об этом он заявил в ходе международной конференции "Московская энергетическая неделя".

"Для нас остается одним из важных вопрос с открытым доступом на ядерные рынки США и Европы. Очевидно, что мы добьемся равного доступа наших услуг (ядерно-топливного цикла) не только на рынок США, но и в Европу", - сказал Кириенко, напомнив, что в сентябре текущего года Международный суд США принял решение о признании незаконным антидемпинговые пошлины на поставку российского урана в США.

"У нас есть подобное решение и европейского суда", - сказал Кириенко. В свою очередь, в Росатоме пояснили, что европейский суд летом текущего года принял решение по признанию обогащения урана не продуктом, а услугой. В Европе в отношении российских услуг по обогащению урана действует скрытое квотирование, которое ограничивает доступ российских услуг в атомной сфере на европейский атомный рынок.

Глава Росатома уверен, что все новые энергоблоки АЭС, которые будут построены в России до 2020 года будут полностью обеспечены ядерным топливом. "Мы обеспечим все АЭС, которые будут построены в России, ураном на весь цикл их работы", - сказал Кириенко, напомнив, что согласно прогнозам, запаса урана на российских месторождениях превышают 870 тыс. тонн вместе с уже существующими запасами - более 1 млн тонн.

"Согласно нашим запасам урана мы находимся на третьем месте в мире", - сказал Кириенко, напомнив о том, что Россия активно сотрудничает по созданию с мировыми ведущими корпорациями по созданию СП по добыче урана. Примером такого сотрудничества являются соглашение с японской корпорацией Мицуи и канадской компанией Комеко по разработке урановых месторождений.

  • Международный центр по обогащению урана

США не отказались от поддержки инициативы РФ по созданию с Ираном СП по обогащению урана на российской территории. Дмитрий Кирсанов. ИТАР-ТАСС. 20 октября 2007

Администрация Буша абсолютно не сомневается в том, что президент России Владимир Путин на состоявшихся встречах с руководством в Тегеране говорил об урегулировании ядерной проблемы Ирана с общей позиции по ней, занятой постоянной пятеркой Совета Безопасности ООН и Германией. Это подчеркнула госсекретарь США Кондолиза Райс, отвечая на просьбу пояснить, в чем, по ее мнению, заключались сделанные российским лидером предложения относительно решения проблемы ядерных разработок Тегерана.

"У меня есть все основания полагать: сказанное россиянами иранцам соответствует тому, что все это время говорила Тегерану постоянная пятерка Совета Безопасности ООН плюс Германия. Этот сигнал заключается в том, что иранцам необходимо отказаться от своих усилий, направленных на получение технологий, которые пригодны для создания ядерного оружия, но не от гражданской атомной программы, не представляющей собой риска в плане нераспространения, и сесть за стол переговоров для достижения таких целей", - заявила шеф американской дипломатии. По ее словам, имеющаяся у Вашингтона информация однозначно свидетельствует о том, что Москва не выдвигала Тегерану никаких предложений, "которые бы шли вразрез с общей линией "шестерки".

Вообще, ядерная проблема Ирана не является той областью российско-американских отношений, для которой характерны "широкие расхождения во мнениях", отметила Райс. "Между нами есть некоторые тактические разногласия, - сказала она, - касающиеся того, когда нужно принимать еще одну резолюцию Совета Безопасности (по Ирану); порой - относительно того, насколько жесткими должны быть такие резолюции". Тем не менее, итоги прошедших в Москве российско-американских переговоров в формате "два плюс два" - с участием глав внешнеполитических и военных ведомств - доказывают, что Москва продолжает выступать за использование подхода к урегулированию ядерной проблемы Ирана, предусматривающего призыв к диалогу и ужесточение санкций за отказ от него, заявила госсекретарь.

Она также подтвердила, что США продолжают поддерживать инициативу РФ, заключающуюся в создании с Ираном совместного предприятия с целью обогащения урана для нужд его ядерной энергетики на российской территории.

  • Атомная энергетика в мире

Индия снижает производство электроэнергии на АЭС из-за нехватки урана. Евгений Безека. РИА Новости. 21 октября 2007

Индия остановила производство электроэнергии на пяти атомных электростанциях, оставшиеся 12 работают не на полную мощность из-за нехватки топлива, заявил глава компании-оператора АЭС в Индии Nuclear Power Corporation of India Limited С.К.Джайн.

Два реактора на АЭС Нарора в штате Уттар-Прадеш и два реактора на двух АЭС в Раджастхане закрыты на ежегодную профилактику, а еще два реактора на АЭС Кайга и Калпаккам будут остановлены из-за недостатка ядерного топлива.

Остальные 12 АЭС работают на 50-70% мощности. Таким образом, отметил Джайн, Индия использует всего 50% от установленной мощности своих АЭС. Суммарная установленная мощность индийских атомных реакторов составляет четыре тысячи мегаватт. При этом Индия не обладает достаточными запасами урановой руды для производства ядерного топлива в необходимых объемах, а имеющаяся руда содержит мало урана.

Индия сейчас не может импортировать уран из-за рубежа из-за своего нежелания присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия. Соглашение о сотрудничестве в области мирного атома с США призвано снять ограничения, однако его реализацию блокируют индийские коммунисты, союзники правительства Индии по парламентской коалиции.

  • Американо-индийская ядерная сделка

Миллиарды под вопросом. Андрей Терехов. Независимая Газета. 18 октября 2007

Соглашение о сотрудничестве в ядерной сфере между США и Индией под угрозой. Из-за нажима левых партий премьер Индии Манмохан Сингх, похоже, готов пожертвовать своим самым масштабным внешнеполитическим проектом, чтобы избежать досрочных выборов.

Соглашение, подписанное в марте 2006 года президентом США Джорджем Бушем и премьер-министром Индии Манмоханом Сингхом, должно открыть дорогу американо-индийскому сотрудничеству в области ядерной энергетики. Речь идет о возможности поставок в Индию реакторов и топлива для них из США. Сейчас договоренности оказались под угрозой срыва: в начале недели Сингх сообщил в телефонной беседе Бушу о наличии «определенных трудностей» с продвижением соглашения.

В Индии этот документ не подлежит ратификации. Однако из-за неприятия ядерной сделки левыми – двумя коммунистическими партиями, обеспечивающими правительству парламентское большинство, – на кон поставлена судьба кабинета. В случае объявления досрочных выборов на полтора года раньше намеченного срока к власти может прийти оппозиция. Левые против слишком сильного сближения с США. Они считают, что, подписав соглашение с американцами, правительство страны поступилось ее жизненными интересами. По их оценке, контроль со стороны МАГАТЭ ограничит свободу действий Индии в ядерной области. Кроме того, в случае проведения новых ядерных испытаний Индия столкнется с разрывом соглашений, заключенных с зарубежными поставщиками топлива и оборудования для своих АЭС.

Для Сингха, как и для Буша, реализация ядерной сделки стала бы крупным внешнеполитическим успехом. В Вашингтоне уверены, что проект «не мертв», и готовы дать индийцам «дополнительное время, чтобы завершить свою часть работы». Индии помимо установления внутриполитического консенсуса по сделке необходимо заключить с МАГАТЭ соглашение о гарантиях и добиться от Группы ядерных поставщиков (ГЯП) снятия ограничений на поставки Дели ядерных технологий. ГЯП была создана в 1974 году, чтобы ограничить экспорт ядерных материалов и технологий прежде всего в Индию. Группа запрещает своим членам поставлять в государства, не участвующие в ДНЯО, товары двойного назначения, потенциально применимые при создании ядерного оружия.

Сообщалось, что в свое время ГЯП вынудила Париж отказаться от поставок ядерного топлива для индийской АЭС Тарапур. А в 2006 году Россия якобы смогла направить уран в Тарапур только после согласования поставки с США. Вашингтон обладает серьезным влиянием в ГЯП, и в случае провала его ядерной сделки с Дели вопрос о снятии ограничений для членов группы на сотрудничество с Индией может быть отложен на неопределенный срок. Такой поворот событий затрагивает и интересы России.

Пока основным объектом российско-индийского сотрудничества в области ядерной энергетики является АЭС Куданкулам с двумя энергоблоками общей мощностью 2000 МВт. Сооружение этой электростанции предусмотрено соглашением между бывшим СССР и Республикой Индия от 20 ноября 1988 года. В этом году Москва и Дели подписали меморандум о намерении строительства четырех дополнительных блоков Куданкулам. Однако для дальнейшего развития сотрудничества с Индией Москве необходимо, чтобы Дели урегулировал все вопросы с МАГАТЭ и ГЯП.

Председатель совета директоров компании Атомпромресурсы Андрей Черкасенко отметил, что окончательное оформление индо-американской ядерной сделки в целом отразилось бы положительно на перспективах сотрудничества Москвы и Дели.

«В Индии сейчас работают 17 реакторов, которые производят примерно 3% от общего количества генерируемой в стране энергии. Строятся шесть реакторов. Два самых крупных – российской компанией Атомстройэкспорт, это АЭС «Куданкулам», – сказал Черкасенко. Он особо подчеркнул, что в меморандуме, подписанном руководителями атомных министерств России и Индии, выражается не только намерение построить четыре дополнительных блока «Куданкулам», но и предусмотрена возможность для России возводить реакторы на новых площадках.

Индия, по словам нашего собеседника, в любом случае не намерена ставить всю свою ядерную программу в зависимость от одного поставщика. «Россия может рассчитывать на получение 25–30% рынка атомной энергии Индии и построить около 10 реакторов. Стоимость одного энергоблока сейчас составляет 2,5–3 млрд долл.», – заявил Черкасенко. Он полагает, что индо-американская сделка все-таки будет заключена.

По словам известного индийского политолога К. Субраманиама, ядерная сделка сейчас «убрана в холодильник». «Есть хорошие шансы, что ее удастся реализовать. Даже в случае досрочных выборов и смены правительства новые власти, не исключено, поддержат это соглашение», – заявил аналитик. «После снятия ограничений ГЯП Россия сможет продать большое количество реакторов Индии», – резюмировал эксперт.

  • Инцидент с ядерным бомбардирвщиком в США

Инцидент с "ядерным бомбардировщиком" командование США назвало "неприемлемой ошибкой". Алексей Березин. РИА Новости. 20 октября 2007

"Неприемлемой ошибкой" назвало командование США инцидент в конце августа, когда американский бомбардировщик Б-52 нес через всю страну ракеты с ядерными боеголовками, заявил на пресс-конференции в Пентагоне глава ВВС США Майкл Уэйнн. "Мы прилагаем все соответствующие усилия к тому, чтобы свести к минимуму шансы повторения этого", - сказал глава ВВС.

Самолет с боевыми ракетами, с которых просто забыли снять боеголовки, поднялся в воздух с базы ВВС "Минот" в штате Северная Дакота 29 августа и приземлился на базе "Барксдейл" в Луизиане. Там самолет с ракетами на борту простоял еще несколько часов, перед тем, как было обнаружено, что с ракет перед полетом не сняли ядерные боеголовки. По данным ВВС, с момента отправки ракет с боеголовками на самолете до момента помещения их в безопасное хранилище прошло 36 часов.

Экипаж самолета не знал о том, что на борту присутствует ядерное оружие. Как заявил журналистам представитель ВВС Эд Томас, население страны опасности не подвергалось. 19 октября доклад с результатами расследования инцидента был зачитан министру обороны США Роберту Гейтсу.

Инцидент произошел из-за того, что несколько офицеров не выполнили инструкций, что и привело к погрузке на самолет боевых ракет. По всей видимости эти офицеры будут отстранены от занимаемых должностей.

В связи с исключительностью случившегося, американское командование нарушило свою политику неразглашения местонахождения ядерного оружия, отметил командующий ВВС. В свою очередь заместитель начальника штаба по операциям ВВС США РичардНьютон отметил, что инцидент произошел из-за беспрецедентой цепи процедурных ошибок, начиная с плохой проверки ракет перед погрузкой на борт бомбардировщика.

По его словам, несколько офицеров, ответственных за произошедшее, уже отстранены от исполнения обязанностей, в том числе командующий пятой группой бомбардировщиков на базе "Минот". Как заметил Ньютон, ошибки были допущены и на базе "Барксдейл", где приземлился бомбардировщик.

Инцидент был настолько серьезен, что, как только стало о нем известно, доклады были сделаны президенту США Джорджу Бушу и главе Пентагона Роберту Гейтсу. Ракеты с ядерными боеголовками, которые были на борту бомбардировщика, являются модернизированными крылатыми ракетами, разработанными по технологии "стелс" в 80-х годах. Они предназначались для незаметного прохождения через советские радары. В марте ВВС США объявило о том, что принято решение в скором времени снять эти ракеты с боевого дежурства. Именно в рамках снятия с боевого дежурства ракеты перевозились с базы "Минот" на базу "Барксдейл".

МНЕНИЕ

  • Роуз Геттемюллер о сокращении вооружений

Договоры на грани краха. Роуз Геттемюллер. Независимая Газета. 22 октября 2007

Об авторе: Роуз Геттемюллер - директор Московского центра Карнеги, член Комиссии директоров Ассоциации по контролю за вооружениями (США).

Судя по визиту госсекретаря США Кондолизы Райс и главы Пентагона Роберта Гейтса в Москву, состоявшемуся 12–13 октября, США и Россия стараются превзойти друг друга в деле демонтажа договорной системы, определявшей их отношения в области безопасности на протяжении десятилетий. С российской стороны США настойчиво напомнили о моратории на исполнение обязательств по Договору об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) к началу декабря, если НАТО не приступит к ратификации его адаптированной версии.

Президент России Владимир Путин со своей стороны еще раз повторил ранее высказанные угрозы выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД): «Мы считаем необходимым, чтобы и другие страны-участницы приняли на себя такие же обязательства, как Российская Федерация и США... Если нам не удастся достигнуть этой цели... нам будет трудно оставаться в рамках этого договора в ситуации, когда другие страны разрабатывают и развивают такие системы вооружений, в том числе и страны, находящиеся в непосредственной близости от нас».

Американцы ясно обозначили тенденцию, выйдя в 2001 году из Договора по противоракетной обороне (ПРО). Администрация президента США Джорджа Бушапостоянно выступала как противник международных договоров, указывая на то, что они ограничивают свободу действий США в военной области. Более того, Белый дом не раз заявлял, что, так как русские теперь являются друзьями Америки, американцам следует проявить готовность к тому, чтобы признать за Россией право на такую же свободу действий.

На этой основе американская администрация и проводила в 2002 году переговоры с Россией по максимально упрощенному Договору о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП). США отказались от рассмотрения мер по пролонгации СНВ-1 после его истечения в 2009 году. И действительно, американцы отказываются от какого-либо юридически обязывающего договора по контролю за сокращением стратегических ядерных сил.

Какое-то время Кремль удерживал господствующие позиции в этой ситуации. Когда же США вышли из договора по ПРО, вступило в силу ратификационное условие России о том, что РФ выходит из договора СНВ-2, если США выходят из договора по ПРО. Американцы восприняли это как переход к политике «око за око». Со своей стороны, русские продолжили критиковать администрацию Буша за выход из договора по ПРО и призывали ее вернуться за стол переговоров. Если бы со стороны Путина не оказывалось давления, СНП вообще бы не принял форму договора.

В настоящее время российское руководство отходит от этих позиций, предпочитая придерживаться постоянно демонстрируемой США политики «свободы действий». Следуя этому курсу, как Москва, так и Вашингтон, видимо, испытывают соблазн отказаться от ответственности, которая определялась той ролью, которую Россия и США играли в период холодной войны, и перейти к практике решения международных проблем средствами правовых норм и дипломатии.

Что при этом имеется в виду, не совсем ясно: что касается борьбы с терроризмом, то здесь, кажется, проявляется готовность к сотрудничеству, причем в наиболее приемлемом для администрации Буша формате «неформальной коалиции». К вопросам обороны и безопасности Европы каждая страна, видимо, имеет свои собственные подходы. Этим и объясняются некоторые сбои во взаимоотношениях между НАТО и Россией. При обсуждении других проблем – противоракетная оборона, Косово – стороны ведут диалог глухих. Одно представляется достаточно определенным – Россия и США не ведут себя как друзья.

Если принять то, что уже не актуальны основные положения, на которых базировалась политика Буша, то есть что Россия и США являются друзьями, а потому не нуждаются в оформлении своих отношений посредством договоров, то тем не менее еще остается открытым поле применения правовых норм и дипломатии. Обеим странам недостает предсказуемости, последовательности и гибкости на стратегическом уровне, для нахождения баланса между которыми следует чаще встречаться за столом переговоров. Тем временем все ускоряющийся процесс отхода от договорной практики приобретает форму серьезного кризиса, причем такого, который способен нанести долговременный ущерб международным отношениям.

В наиболее значительной степени это может подорвать самую всеобъемлющую из достигнутых в ходе переговоров договоренностей, а именно Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). На США и России лежит особая ответственность как инициаторов переговоров по данному договору. Со времени его подписания в 1968 году обе страны прилагали большие усилия для его реализации. И если два наиболее стойких сторонника ДНЯО пренебрегают своими обязательствами по договору о контроле за вооружениями, то другие страны – участницы ДНЯО могут без особых колебаний отказаться от своих обязательств по соблюдению режима нераспространения.

Так что США и России следует воспринимать эти свои разногласия именно в этом расширенном контексте, а не только как досадные двусторонние конфликты. Эти две страны всегда играли самые ключевые роли в системе международного правопорядка. И если они начинают отходить от этой системы, то она будет медленно, но верно приходить в упадок.

Так что же делать? Прежде всего, следует принять то, что договоры времен холодной войны должны оставаться в силе в том виде, в котором они были заключены. Россия исходит теперь из того, что Договор об обычных вооруженных силах в Европе принадлежит другой эпохе и фактически утратил свое значение, в то же время адаптированный ДОВСЕ нуждается в дальнейшем изучении, чтобы можно было снять озабоченность по поводу фланговых ограничений. Также и СНВ-1 в том виде, в котором он вступил в силу в 1994 году, слишком детализирован для того, чтобы соответствовать стратегическим отношениям, существующим в современных условиях. Таким образом, договоры, по которым шли переговоры в период холодной войны, должны стать открытыми для оперативных изменений и упрощений.

Москва и Вашингтон должны взять на себя инициативу в этом деле, предложив пути модернизации этих договоров без их демонтажа. Так, например, кажется, уже идет процесс по упрощению СНВ-1, и в скором времени он даст свои результаты (когда США решат, что они готовы принять юридически обязывающее дополнение к этому договору). Равно как вполне поддаются осмыслению и проблемы, связанные с ДОВСЕ. Понятно, что Россия обеспокоена так называемыми фланговыми ограничениями, не позволяющими ей проводить передислокацию своих воинских частей внутри страны. Эта проблема вполне разрешима при проявлении обеими сторонами некоторой гибкости.

Касаясь Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, президент Путин привлек внимание к той важной проблеме, что другие страны в непосредственной близости от России создают такие ракетные системы, хотя в России и США они запрещены. При этом, однако, отказ от этого договора вряд ли сможет способствовать решению проблем безопасности.

Более серьезные последствия для России имел бы поворот вспять процесса, приведшего в свое время к отказу от культивируемой в СССР в 80-е годы концепции, согласно которой от НАТО и Европы исходит стратегическая угроза. Советские идеологи долгое время утверждали, что ракеты, запущенные из стран НАТО, способны уничтожить важные стратегические цели, в том числе и Москву, и таким образом они должны рассматриваться как принадлежащие к той же категории, что и межконтинентальные стратегические ракеты, базирующиеся в США. РСМД устранил эту угрозу навсегда, и вряд ли в политическом и военном руководстве России желали бы ее возрождения.

В распоряжении России имеется много систем вооружений, как ракетных, так и авиационных, способных отразить появление и рост на ее границах ракетной угрозы. То есть настало время переговоров. Президент Путин призвал другие страны присоединиться к России и США и принять обязательства по ограничению ракет средней и меньшей дальности. Этот призыв может быть трансформирован в приглашение к участию в международной конференции по увеличению масштабов и расширению членства РСМД. Таким образом, решительная победа советской дипломатии может быть преобразована в новый триумф российской дипломатии, что улучшит военные стратегические позиции России, которые было бы невозможно обеспечить никакой безудержной гонкой ракетного вооружения.

  • Сергей Шматко о перспективах Атомстройэкспорта  

Президент ЗАО Атомстройэкспорт Сергей Шматко: «Мы ведем переговоры с 20 странами». Юлия Князева. Известия. 24 октября 2007

Осенью Атомстройэкспорт успешно сдал в эксплуатацию второй блок Тяньваньской АЭС (ТАЭС), завершив, таким образом, выполнение своих обязательств по Тяньваньскому контракту. О деталях проекта, а также о перспективах развития предприятия и отрасли в целом рассказал президент ЗАО Атомстройэкспорт СергейШматко.

Вопрос: Сергей Иванович, чем контракт на сооружение ТАЭС отличается от других подобных проектов?

Ответ: Сдача второго блока Тяньваньской станции в Китае в коммерческую эксплуатацию - это, безусловно, очень важное событие в жизни атомной отрасли. У этого контракта непростая история. Дело в том, что Соглашение о сотрудничестве по сооружению АЭС было заключено в начале 90-х годов, после чего возникла определенная пауза, и к выполнению работ мы приступили только в 1997-м. Сегодня, после начала гарантийного периода эксплуатации станции, мы с нашими китайскими коллегами празднуем совместную победу.

В рамках реализации проекта была создана уникальная кооперация со специалистами из Китая. С одной стороны, она дала нам хороший шанс на повторение такого рода проектов на территории Китая, с другой - кооперация была настолько удачной, что мы обязательно будем использовать этот опыт на аналогичных стройках в третьих странах.

Тяньваньская АЭС - станция нового поколения. Она соответствует всем международным нормам, в первую очередь требованиям по безопасности. Станция демонстрирует исключительную надежность. Когда блок сдается в коммерческую эксплуатацию, очень важно показать стабильность работы всех систем станции. Любой сбой чреват крупными штрафами. На сегодняшний день мы поставили мировой рекорд по продолжительности бесперебойной работы блока - порядка 180 суток. В мире такого не было даже на японских АЭС, известных своей надежностью. Заказчики чрезвычайно довольны такой ситуацией, и сейчас начались переговоры по сооружению 3-го и 4-го блока.

Вопрос: То есть в Китае популярна атомная энергетика?

Ответ: Она не столько популярна, сколько стратегически востребована, потому что доля атомной энергетики сейчас составляет 2-3% энергобаланса страны. Если через 20 лет ее доля не вырастет, то все железнодорожные пути Китая будут заставлены вагонами с углем. Кроме того, стране грозят серьезные санкции согласно условиям Киотского протокола в связи с потенциальным существенным превышением лимитов по выбросу продуктов сжигания угля в атмосферу. Соответственно было принято стратегическое решение о развитии масштабной программы по строительству атомных энергоблоков. Приглашаются все ведущие международные поставщики, но в этой конкурентной среде мы чувствуем себя достаточно уверенно, поскольку, во-первых, китайский рынок достаточно большой, а, во-вторых, мы понимаем, что по прагматическим соображениям никому не будет дано право его монополизировать.

Вопрос: Какое значение реализация столь амбициозного проекта имеет для вашей компании и атомной промышленности России в целом?

Ответ: После аварии на Чернобыльской АЭС Тяньваньская станция - первый реализованный с нуля проект. Остальные атомные станции, создававшиеся в этот период в России, просто достраивались. Кризис середины 90-х годов негативно сказался на развитии практически всех предприятий атомной отрасли. Благодаря тому, что 3 года назад Газпромбанком было принято решение о вхождении в капиталАтомстройэкспорта, нам удалось реорганизовать предприятие и получить средства на финансирование существующих проектов. Если бы этого решения не было, то текущие программы в рамках межправсоглашений по Китаю, Индии и Ирану перешли бы в юридическую и дипломатическую плоскость. После того как Газпромбанк стал владельцем контрольного пакета, мы вместе поменяли структуру предприятия и создали одну из наиболее профессиональных управленческих команд в отрасли. В настоящее время Атомстройэкспорт находится под контролем государства (Росатома). Благодаря этому Атомстройэкспорту удалось активизировать усилия по реализации проектов сооружения АЭС. Сегодня уже есть реальные победы, одна из них - Тяньваньская АЭС.

Компания постепенно приобрела репутацию надежного поставщика, способного реализовать самые сложные современные проекты, и имеет сегодня хорошие перспективы для участия в развитии атомной энергетики на международных рынках. Для выполнения контракта на сооружение ТАЭС была создана очень сильная кооперация, включающая порядка 150 российских предприятий, ведущими среди которых являются Ижорские заводыЗиО ПодольскСиловые машины, Санкт-петербургский институтАтомэнергопроект, ОКБ Гидропресс и другие. Важно отметить, что кооперация столь значительного числа российских предприятий была бы невозможна без координирующей роли руководства Росатома, всемерно поддерживающего наши инициативы.

Также нам удалось отработать и реализовать на ТАЭС ряд принципиально новых проектных решений, которые мы сможем применять и в будущем.

В целом можно констатировать, что мы обеспечили конкурентоспособность российской атомной промышленности и ее полномасштабное присутствие на мировом рынке. Сейчас в мире наблюдается атомный ренессанс. Только атомная энергетика может в индустриальных масштабах гарантированно решить вопрос дефицита электроэнергии, рост потребления которой достигает 8-9% в год. Сегодня эта отрасль безопасна и способна в быстром темпе нарастить мощности и обеспечить производство электроэнергии в необходимых объемах. Если 2-3 года назад об этом говорили только эксперты, то сейчас почти все крупные потребители энергии считают, что атомная энергетика практически безальтернативна.

Вопрос: Какие страны вы рассматриваете в качестве своих потенциальных заказчиков?

Ответ: Мы ведем переговоры с 20 странами, но понимаем, что в строительстве АЭС заинтересовано гораздо большее количество государств, поскольку они перестали быть элитным продуктом. Спрос на атомную энергию колоссальный, и многие страны, среди которых Китай, Индия, США, Англия, уже подготовили соответствующие национальные программы. В данной области в ближайшее время ожидается настоящий бум. В то же время сегодня ощущается существенный недостаток ресурсов - кадров и промышленных мощностей.

В России уже через 3-4 года имеющиеся мощности будут загружены на 100%. Сейчас в рамках реализации Федеральной целевой программы на Ижорских заводах размещаются заказы на сооружение Нововоронежской АЭС, и в следующем году потребуется серьезное расширение производства. У нас эту программу гарантированно поддерживает госбюджет. В нынешнем году выполняется заказ на 1 станцию, в следующем году будут реализовываться 2 проекта, после 2012 г. планируется сдавать по 2 блока в год.

Что касается международного рынка, то в ближайшие 20-25 лет Россия планирует увеличить свою долю сооружения АЭС до 40-60 блоков. Это значит, что при текущей мировой конъюнктуре и наших доказанных возможностях у России есть шанс стать одним из мировых лидеров по сооружению атомных станций. Во-первых, это поднимает престиж страны, поскольку речь идет о высоких технологиях. Во-вторых, атомные станции - это относительно массовый продукт, поэтому мы получаем возможность присутствия в десятках стран, даже там, где мы раньше не работали. В общем, можно создать мощный, хорошо узнаваемый в мире российский бренд. Этому будет способствовать и то, что мы учитываем специфические пожелания заказчиков. То есть мы сейчас продаем не черный ящик под названием российская станция под ключ, мы формируем пул стратегических партнеров, чтобы удовлетворить любые требования заказчиков.

Мы выстраиваем свою стратегию агрессивного маркетинга на всех существующих рынках. Проекты все долгосрочные, контракты заключаются очень долго, поэтому есть смысл бороться везде, где возможно.

Вопрос: Как вы планируете привлекать финансирование для выполнения своих контрактов?

Ответ: Прежде всего нам выделяется финансирование из средств федерального бюджета. Помимо этого мы используем инструменты долговых рынков - недавно провели достаточно успешное размещение облигаций Атомстройэкспорта. Инвесторы, наблюдая рост и осознавая перспективы рынка атомной энергетики, также начинают проявлять живой интерес к вложению средств в нашу отрасль. Однако опыта финансирования подобных проектов у большинства инвесторов нет, поэтому зачастую представители инвестиционных фондов и даже достаточно крупных банков приходят к нам за консультациями. Один из немногих финансовых институтов, располагающий соответствующей экспертизой и подготовленными кадрами в данной области, -Газпромбанк.

Вопрос: Каковы ваши производственные возможности, на какой портфель заказов вы рассчитываете в ближайшей перспективе?

Ответ: Сейчас Атомстройэкспорт сооружает одновременно 5 энергоблоков АЭС в разных странах - 2 блока в Болгарии, 2 - в Индии, 1 - в Иране, и в следующем году рассчитываем начать строительство еще 2 в Китае.

Что же касается конкретных планов, то после отмены санкций по Индии (а я уверен, что их отменят в ближайшем будущем), подпишем контракт на строительство в этой стране еще минимум 4 блока. Мы наращиваем объемы работ и в России - сейчас обсуждаются условия контракта на сооружение АЭС на Дальнем Востоке специально для строящегося алюминиевого завода компании Русал. Стоимость контракта может составить около 10 млрд долларов.

Еще одно серьезное направление бизнеса - это обеспечение комплексного сервисного обслуживания наших станций. Мы заключили контракты с рядом заказчиков на поставку запчастей, обучение, создаем для этого совместные предприятия. В целом же в течение двух лет мы рассчитываем увеличить свой портфель заказов до 20 млрд долл.

  • Об уязвимости российских ядерных сил

Важнейший показатель. Ярослав Хетагуров. Независимая газета. 19 октября 2007

Об авторе: Ярослав Афанасьевич Хетагуров - доктор технических наук, профессор, лауреат Ленинской премии.

Столь, казалось бы, узкоспециальная проблема, как настоящее и будущее стратегических ядерных сил (СЯС) РФ, весьма волнует тем не менее российскую общественность. И это неудивительно: ведь именно состояние СЯС в значительной степени определяет отношение окружающего мира к нашей стране. Причем все прекрасно понимают, что содержание, развитие и совершенствование стратегической ядерной триады требуют больших затрат, исчисляемых сотнями миллиардов рублей.

Важнейший показатель

В Советском Союзе, а потом в России рассматривались потребности наземного, морского и воздушного компонентов СЯС. Однако традиционно приоритеты в финансировании каждого из них определялись в зависимости от возможностей и административного веса в Министерстве обороны главкома того или иного вида Вооруженных сил. Подобное распределение бюджетных ассигнований в немалой степени способствовало дискуссии, развернувшейся в прессе в 2000–2002 годах о важности составляющих триады. Однако поднятые в СМИ вопросы остались без ответа.

Между тем за последние 15–20 лет существенно возросли возможности средств наблюдения и информационных технологий, в результате периоды получения данных от спутников о российских межконтинентальных ракетах и точности их расположения увеличились в несколько раз, а скорости обработки и передачи информации повысились в сотни раз. Эти показатели приводят к необходимости переоценки ряда базовых положений о роли компонентов триады в балансе стратегических ядерных сил страны.

Проведем анализ функций, характеризующих основные показатели всех трех составляющих СЯС, связанных с затратами на создание и эксплуатацию каждой из них.

В первую очередь рассмотрим проблему неуязвимости СЯС. Показателем неуязвимости стратегической системы является число или процент стратегических систем, оставшихся боеспособными после нанесения противником первого удара.

Неуязвимость стратегической системы «ракета – стартовая структура» (РСС) непосредственно связана с затратами на ее создание, производство и эксплуатацию. На основе неуязвимости стратегической системы РСС определяется необходимый состав стратегических сил – число ядерных боеголовок и ракет для определенного уровня безопасности, то есть напрямую устанавливается объем расходов, которые необходимы для обеспечения безопасности страны.

Чем выше неуязвимость стратегических систем РСС, тем меньше их требуется и, соответственно, меньше финансовые затраты.

Каждый вид стратегического оружия имеет свой показатель неуязвимости. Низким показателем неуязвимости обладают стационарные наземные шахтные системы «ракета – стартовая структура». Координаты расположения шахтных пусковых установок известны по данным разведывательных космических спутников, и поэтому они могут быть уничтожены противником. Повышение показателя неуязвимости – защита шахт от воздействия прямого попадания (пассивная защита) – существенно усложняет построение ШПУ. Возможна косвенная их защита посредством построения некоторого числа рабочих шахт, в одной из которых устанавливается ракета. Это повышает неуязвимость, так как требует большего количества ракет противника для уничтожения РСС. Однако эти методы повышения неуязвимости требуют значительных материальных затрат на создание шахт и эксплуатацию.

Очень даже уязвимые

Для повышения показателя неуязвимости стратегических наземных систем «ракета – стартовая структура» используются подвижные мобильные системы РСС, координаты нахождения которых практически трудно предсказать. Этот метод выполнял свое назначение до середины 1980-х годов, когда данные от космических разведывательных спутников о расположении мобильной системы РСС (координатах) поступали через 40–100 минут. За это время с учетом продолжительности полета ракеты противника до цели – системы РСС (15–25 минут), последняя могла оказаться в любой точке круга с радиусом (в зависимости скорости перемещения мобильной системы от 40 до 60 км в час) в 75–125 км.

Однако к 2000 году в результате совершенствования космических разведывательных спутников период получения данных о целях сократился до 3–5 минут и при принятом времени достижения ракетой противника цели радиус круга уменьшился до 18–30 км. Причем еще в семидесятых годах прошлого века появились ракеты с разделяющимися боевыми блоками, диапазон наведения которых относительно основной траектории оценивался 25–35 км. Сравнивая полученные данные о радиусе круга нахождения системы РСС с возможностями наведения разделяющихся блоков на цели, убеждаешься, что ныне перемещение мобильного ракетного комплекса практически не выводит ее из зоны наведения и, следовательно, система РСС будет уничтожена ракетой противника.

Необходимо отметить, что время полета ракеты противника к цели при запуске ее с подводной лодки или европейской территории будет в 2–3 раза меньше. Это приведет к сокращению в среднем радиуса, определяющего неуязвимость системы РСС при скорости ее перемещения 40 км в час, до 5,4–9 км, а при скорости 60 км в час – до 9–15 км. Таким образом, мобильный комплекс не выходит из зоны наведения и будет уничтожен.

Отметим также, что мобильные системы РСС обладают меньшей неуязвимостью по сравнению с шахтными, поскольку требуют специальных трасс и сопровождения при перемещении для защиты от диверсий, наличия баз для хранения ракетных комплексов с инфраструктурой, обеспечивающей их эксплуатацию. Причем защищенность подобных баз существенно ниже, чем шахтных пусковых установок. Использование же методов маскировки при современных средствах наблюдения на космических спутниках, которые постоянно совершенствуются, вряд ли приведет к повышению неуязвимости при перемещении.

Вдобавок затраты на изготовление и эксплуатацию мобильных систем РСС при более низких показателях неуязвимости существенно выше по отношению к затратам на шахтные системы РСС, так как необходимо проводить корректировку данных для стрельбы. Вот почему США и европейские страны в 1980–1990-е годы отказались от мобильных стратегических ракетных комплексов.

А выводы таковы...

Уровень неуязвимости морских стратегических систем РСС зависит от возможности определения местоположения атомного подводного ракетоносца. Причем при погружении субмарины на 100 и более метров установить ее координаты (местоположение) практически не удастся.

Неуязвимость подводных лодок со стратегическими системами РСС в отличие от наземных мобильных систем признана во всем мире. Характеристики межконтинентальных баллистических ракет дают возможность субмаринам поражать цели в любых районах земного шара из прибрежных вод, что также существенно снижает уязвимость самих ПЛАРБ. Затраты по учету перемещения подводной лодки, приведенные к одной системе РСС при 12 и более ракетах, получаются меньшими, чем у одной мобильной наземной РСС. Главное преимущество стратегических ракет на ПЛ – их неуязвимость и экономичность – давно поняли США и европейские государства. Неудивительно, что последние 15–20 лет они развивают и модернизируют стратегические системы РСС только на подводных лодках.

Однако сторонники наземной составляющей стратегической ядерной триады России считают, что главным доводом развития стратегических ракетных сил этих стран является их географическое положение – свободный выход в море и господство в океане. Еще приводятся соображения о возможности уничтожения большинства атомных подлодок с МБР на борту в базах. Последний довод трудно рассматривать всерьез, учитывая, что при осложнении международной обстановки субмарины, обладающие большой автономностью плавания (порядка 90–100 суток), выводятся в океан, где на глубине 100 и более метров ПЛАРБ фактически становится «невидимкой». Кроме того, базы атомных подлодок защищаются значительно лучше, чем, например, ангары, где стоят мобильные наземные системы РСС.

Неуязвимость авиационной компоненты СЯС, в свою очередь, также выше, чем наземных (шахтных и мобильных) систем РСС, но существенно ниже по сравнению с морской составляющей стратегической ядерной триады. Наибольший вклад в обеспечение неуязвимости авиационных систем РСС вносят войска ВВС–ПВО, защищающие базы Дальней авиации. В зонах отсутствия ПВО высокая скорость полета стратегического бомбардировщика повышает его неуязвимость и обеспечивает определенные преимущества в применении стратегических систем РСС с учетом длительности полета самолета. Проблемы, связанные с возможностью уничтожения машин ДА на аэродромах, решаются методами, характерными для баз ПЛ.

Выводы из всего сказанного можно сделать следующие:

первое место по неуязвимости занимают подводные лодки с РСС;

второе – авиационные системы с РСС;

третье – наземные шахтные системы;

четвертое – мобильные наземные РСС.

Для экономии государственных средств рационально развивать СЯС на подводных лодках. Наземные СЯС необходимо сокращать. Нужно полностью отказаться от мобильных СЯС ввиду их малой неуязвимости при относительно больших затратах на изготовление и эксплуатацию.

Полный текст.

loading