Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

24.05.2017

«Патриотизм — это не столько восхваление, любование своей Родиной, сколько стремление сделать свое Отечество лучше, не столько правильные слова и рассуждения, сколько правильные дела. Правильные дела каждого на своем месте. Воспитать детей порядочными людьми, дать им образование, подготовить к самостоятельной жизни — это патриотизм», — Евгений Петрович Маслин, член Совета ПИР-Центра, член редколлегии журнала Индекс Безопасности.

22.05.2017

«Школа предлагает комплексный и многосторонний подход к изучению проблематики международной безопасности. Я получил колоссальный опыт и знания, а также стимул к личному самообразованию в международных отношениях. Полученные знания однозначно буду адаптировать на предприятии при обучении сотрудников служб безопасности», – заместитель начальника отдела физической защиты и безопасности Института атомной энергии Национального ядерного центра Республики Казахстан Даулет Байсаганов.

12.05.2017

«Важно отметить, что атрибуция кибератаки, в конце концов, является политическим решением. Если глава государства решит, «этих доказательств мне достаточно», он примет решение о том, кто несет ответственность за атаку, нравится вам это или нет. И атакующие должны это очень хорошо понимать. Нельзя рассчитывать на то, что атрибуция будет осуществляться только на основании технической оценки с большим количеством «возможно» и «вероятно». Если речь идет о серьезной ситуации, политическое руководство может решить «мне этого достаточно» и начать действовать, это не судебный процесс», – Дэвид Оманд, приглашенный профессор Лондонского Королевского колледжа.

Ядерный контроль. 31 октября 2001

ЯДЕРНАЯ РОССИЯ СЕГОДНЯ. 31 октября 2001

ИНФОРМАЦИЯ

  • § Министерство обороны принимает дополнительные меры по обеспечению безопасности ядерных объектов
  • § В МИД России создан департамент, занимающийся проблемами борьбы с терроризмом
  • § Игорь Иванов о ситуации в Пакистане и взаимоотношениях с США
  • § Проведены испытания с целью продления гарантийного ресурса МБР
  • § Представители Совбеза и концерна Росэнергоатом об обеспечении безопасности российских ядерных объектов
  • § США отказались от ряда испытаний системы НПРО
  • § Россия и США провели взаимные инспекции в рамках Договора СНВ-1
  • § Украина завершает ликвидацию шахтно-пусковых установок

МНЕНИЕ

  • § Анатолий Дьяков: позиции по ПРО сближаются

ИНФОРМАЦИЯ

Министерство обороны принимает дополнительные меры по обеспечению безопасности ядерных объектов

25 октября состоялась пресс-конференция начальника 12-го Главного управления Минобороны (ГУМО) РФ генерала-полковника Игоря Валынкина.

Г-н Валынкин сообщил, что начался процесс приемки технических баз хранения ядерных боеприпасов от Ракетных войсках стратегического назначения в 12-е ГУМО, который завершится в 2003 году.

По его словам, подобное сосредоточение ядерных боеприпасов в ведении только 12-го ГУМО обеспечит централизацию управления ядерными объектами и боеприпасами, их охрану, подготовку кадров и проведение единой технической политики. «Подобная мера никак не скажется на боеготовности Российских вооруженных сил», - подчеркнул военачальник. (Александр Коновалов. В 2003 году все ядерные боеприпасы, находящиеся на базах хранения РВСН, будут переданы в ведение 12-го Главного управления Минобороны. РИА Новости. 25 октября 2001)

Игорь Валынкин также отметил, что министерство обороны принимает дополнительные меры по обеспечению безопасности и усилению охраны ядерных объектов. Введены «дополнительные штатные мобильные подразделения на объектах хранения ядерных боеприпасов с более усиленным вооружением и лучшей подготовкой», сказал генерал. По его словам, «эти подразделения сегодня способны противостоять террористическим группам таким, как те, которые действуют в Чечне».

Он также сообщил, что Минобороны «дополнительно скорректировало планы обеспечения безопасности объектов хранения ядерных боеприпасов с ФСБ, МВД и командованием военных округов, которые будут оказывать нам помощь в случае нападений террористов».

По словам генерала Валынкина, «усиление мер безопасности и физическая защита самих объектов делают невозможным проникновение на них террористов в короткие сроки».

«На сегодняшний день наши сооружения с нашей охраной вполне надежды и не вызывают опасений за их безопасность», - подчеркнул генерал.

Г-н Валынкин допускает возможность проведения терактов со стороны наземных групп террористов против ядерных объектов. Вместе с тем он подчеркнул, что в Минобороны не опасаются атаки, подобной той, которую террористы совершили в США 11 сентября. Подобной «прямой атаки мы не боимся», - отметил Игорь Валынкин. При этом он заявил, что «сооружения, в которых в России хранятся ядерные боеприпасы, спроектированы таким образом, что выдерживают ядерный удар». (Александр Коновалов. Минобороны принимает дополнительные меры по обеспечению безопасности и усилению охраны ядерных объектов. РИА Новости. 25 октября 2001)

Генерал Валынкин также заявил, что в 2001 году российские военные зафиксировали два случая проведения разведки террористами объектов хранения ядерных боеприпасов. Обе попытки террористов были предотвращены соответствующими службами. Игорь Валынкин заявил, что «попыток непосредственно проникнуть в сооружения, где хранятся боеприпасы не было ни одной». (Павел Коряшкин. В этом году военные зафиксировали два случая разведки террористами объектов хранения ядерных боеприпасов - представитель Минобороны. ИТАР-ТАСС. 25 октября 2001)

В МИД России создан департамент, занимающийся проблемами борьбы с терроризмом

Создание в МИД России структурного подразделения, занимающегося проблемами борьбы с терроризмом, обусловлено последними событиями в мире. Об этом заявил заместитель министра иностранных дел РФ Анатолий Сафонов, которому поручено курировать в МИД департамент по вопросам новых вызовов и угроз.

По его словам, еще до событий 11 сентября в структуре МИД действовало управление, в котором была сосредоточена вся международная информация по тематике борьбы с международным терроризмом, наркотрафиком, распространением оружия массового поражения и отмыванием денег. Трагедия в США, отметил дипломат, «доказала необходимость повышения статуса этой структуры до уровня департамента: нет такой международной встречи, на которой не затрагивалась бы тема международного терроризма».

Анатолий Сафонов указал, что после 11 сентября произошло некоторое переосмысление в сознании международной общественности. «Не случайно, - напомнил он, - помощник президента США Джорджа Буша по национальной безопасности Кондолиза Райс сказала, что американцы не могут бороться с международным терроризмом в Афганистане и поддерживать его в Чечне". По словам дипломата, «в целом, вектор общественного мнения сдвигается в сторону понимания позиции России».

Анатолий Сафонов назначен на пост замминистра иностранных дел 4 октября указом президента России Владимира Путина. В прошлом он работал первым заместителем директора ФСБ России. До назначения на новую должность возглавлял комитет по вопросам безопасности Союза России и Белоруссии. (Дина Пьяных. Создание в МИД России департамента, занимающегося проблемами борьбы с терроризмом, обусловлено последними событиями в мире. ИТАР-ТАСС. 24 октября 2001)

Игорь Иванов о ситуации в Пакистане и взаимоотношениях с США

27 октября министр иностранных дел России Игорь Иванов, отвечая на вопрос о ситуации в Пакистане, заявил: «В интересах России и всех государств, чтобы ситуация в Пакистане не вышла из под контроля. Мы реально представляем, какая в этом случае могла бы быть угроза, и не только для региона, а для всего мира в целом, учитывая, что Пакистан имеет ядерное оружие, там немало экстремистских религиозных организаций, заинтересованных в дестабилизации ситуации. Поэтому мы вместе с другими странами предпринимаем все необходимые усилия для того, чтобы не допустить дестабилизации ситуации. Конечно, ситуация в Пакистане оценивается сейчас как сложная. Она напрямую связана с развитием обстановки в Афганистане. Мы уверены, чем быстрее там завершится военная фаза операции и начнется политическое урегулирование, тем легче будет контролировать ситуацию и в самом Пакистане».

Комментируя российско-американские отношения г-н Иванов отметил, что «ни на какие уступки, ни по одному вопросу Россия не пошла. Речь идет о том, чтобы выстроить с США такие отношения, которые бы позволяли учитывать интересы друг друга. Иногда необходимо идти на компромиссы, которые без ущерба интересам друг друга позволяли бы сближать позиции, находить решение важнейших проблем. Такими подходами мы руководствуемся и в отношениях с США. Если мы сможем поставить наши отношения на прочную основу, чтобы они были стабильными и не были подвержены конъюнктуре, то это позволит решить многие вопросы в международном плане, укрепить экономические связи. Для наших и американских предпринимателей важно, чтобы двусторонние отношения были стабильными.

Многие смотрят, как складываются отношения между Россией и США. Если они складываются стабильно, улучшается климат в мире. Если возникают конфликтные ситуации, то это лихорадит мир. Это реальность, с которой мы должны считаться». (Стенограмма выступления Министра иностранных дел России И.С. Иванова в программе Н. Сванидзе «Зеркало» на телеканале РТР 27 октября 2001 года. Департамент информации и печати МИД РФ. 29 октября 2001)

Проведены испытания с целью продления гарантийного ресурса МБР

26 октября с космодрома Байконур стартовала межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) РС-18 (15А35), до этого более четверти века простоявшая на боевом дежурстве. Через 25 минут единственная стоявшая на ней учебная боеголовка поразила цель на камчатском полигоне Кура у мыса Озерный.

Главная особенность пуска, проведенного космическими войсками в интересах РВСН, состояла в том, что вместо шести боеголовок (такое их количество максимально возможно установить на ракете) на стартовавшей 15А35 (SS-19 Stilleto по западной классификации) была лишь одна. Именно столько можно устанавливать на РС-18 согласно с действующими сейчас российско-американскими договоренностями. Однако оставшееся пространство в головной части ракеты вчера не пустовало: конструкторы реутовского НПО машиностроения разместили в ней систему преодоления ПРО.

Другой особенностью старта Stilleto являлось то, что на всем протяжении полета ракета не только находилась в поле зрения наземных станций командно-измерительного комплекса, но и за ней велось наблюдение из космоса через отечественные системы предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства. Теперь по результатам проведенного пуска всем состоящим на вооружении 140 ракетам данного типа гарантийный ресурс будет продлен еще на год.

Как стало известно, вслед за РС-18 на Камчатку должны были запустить МБР Тополь из Плесецка. Но разыгравшаяся на полигоне Кура непогода, затруднявшая визуальное наблюдение за поражением цели, привела к отмене старта Тополя.

Самая мощная российская МБР РС-20Б (SS-18 Satan по западной классификации) в этом году не полетит. Дело в том, что во время пуска она выводит в космос иностранные коммерческие спутники. Во время намеченного на 15 ноября старта на Satan должны были запустить три аппарата, включая американский Trailblazer, к Луне. Но из-за неготовности американского аппарата пуск перенесли на февраль 2002 года. (Иван Сафронов. Стиллет улетел, Тополь задержала непогода, а Сатана пала жертвой коммерции. Коммерсант. 27 октября 2001)

Представители Совбеза и концерна Росэнергоатом об обеспечении безопасности российских ядерных объектов

Мировое сообщество всерьез обеспокоено проблемами обеспечения безопасности ядерных объектов. Ситуацию, складывающуюся в России, комментируют представители Совета безопасности РФ и концерна Росэнергоатом.

Владимир Потапов, заместитель секретаря Совета безопасности РФ: «В России прикрытие важнейших военных, промышленных и других объектов инфраструктуры государства решается в комплексе группировками войск. Существует перечень таких объектов, разрабатываемый Министерством обороны совместно с Министерством экономического развития и торговли, утверждаемый указом президента. В него входят в том числе ядерные центры, АЭС, мосты, железные дороги, средства связи и многое другое. Каждые 2-3 года этот документ уточняется. Последний раз он обновлялся в 2000 году.

Есть две стратегии действий по защите от ударов с воздуха. Одна рассчитана на мирное время, а другая - на военное. Сегодня небо страны круглосуточно контролируют дежурные силы противовоздушной обороны ВВС. При возникновении угрозы за дело берется конкретная группировка войск, имеющая на вооружении самые современные истребители и зенитные ракетные системы. Могут также привлекаться силы, средства ПВО и авиации Сухопутных войск. В военное время количество прикрываемых объектов увеличивается за счет мобилизационного развертывания. Эффективность прикрытия важнейших объектов рассчитывается и обосновывается институтами Минобороны России. Поэтому можно с уверенностью сказать, что ядерные и другие важные объекты нашего государства имеют систему прикрытия от ударов средств воздушного нападения».

Эрик Поздышев, президент концерна Росэнергоатом: «Атомные станции строятся как технологически безопасные объекты. В их конструкции предусмотрена мгновенная автоматическая реакция на аварии и разрушения. Любые террористические действия могут только напакостить, а ядерные катастрофы практически исключены. Например, бетонная оболочка АЭС рассчитана на падение самолета. Даже если она будет пробита и обломки попадут в центральный зал, на реактор это не повлияет. Он находится под большим слоем бетона глубоко внизу. Сработает защита, которая остановит реактор. Помимо конструктивных есть целый комплекс и других мер, обеспечивающих безопасность АЭС». (Владимир Дерновой. Парижу и не снилась! Век. 26 октября 2001)

США отказались от ряда испытаний системы НПРО

25 октября министр обороны США Дональд Рамсфельд на брифинге в Пентагоне заявил, что США в последнее время отказались от проведения ряда испытаний в рамках программы создания системы национальной противоракетной обороны (НПРО). По его словам, это сделано с тем, чтобы не нарушать Договор по ПРО от 1972 года, поскольку предполагавшиеся испытания могли прийти в противоречие с налагаемыми Договором ограничениями.

Вместе с тем г-н Рамсфельд повторил известную американскую позицию относительно того, что США не могут далее оставаться в рамках Договора по ПРО и намерены продолжать свои усилия в целях создания системы НПРО.

Глава Пентагона особо отметил, что проблема ПРО станет одним из основных предметов обсуждения в ходе предстоящего визита президента России Владимира Путина в США.

Дональд Рамсфельд отказался ответить на вопрос о том, намерены ли США отказаться от Договора по ПРО или ограничиться внесением в него поправок, позволяющих проводить испытания, направленные на создание системы НПРО. Он указал, что это будет зависеть от хода переговоров с российской стороной.

Глава Пентагона утверждал, что Договор по ПРО является наследием холодной войны и после терактов 11 сентября имеет еще меньшую актуальность. Вместе с тем, указал он, поскольку США заявили, что не будут нарушать Договор, он остается в силе. «Мы не хотим, чтобы даже незначительное меньшинство утверждало, что мы на деле нарушаем его», - заявил г-н Рамсфельд.

Министр обороны США подчеркнул, что администрация в течение определенного времени говорила Конгрессу и правительству РФ о том, что программа испытаний НПРО «столкнется с Договором по ПРО». Теперь этот момент настал, отметил Дональд Рамсфельд.

Он выразил мнение, что эта реальность придаст новый импульс обсуждению проблемы ПРО в ходе российско-американского саммита, намеченного на первую половину ноября. (Кирилл Глебов. Дональд Рамсфельд заявил, что США в последнее время отказались от проведения ряда испытаний в рамках программы создания системы НПРО. РИА Новости. 25 октября 2001)

Американский сенатор-демократ Карл Левин приветствовал намерение администрации США соблюдать на данном этапе Договор по ПРО от 1972 года и воздержаться от ряда испытаний, которые могли бы нарушить это соглашение. В распространенном 26 октября заявлении авторитетный законодатель, возглавляющий сенатский комитет по делам вооруженных сил, отметил важность решения о «добровольном сдерживании» программы НПРО, о котором накануне объявил министр обороны США Дональд Рамсфельд.

Г-н Левин подчеркнул, что значение отложенных испытаний не может идти ни в какое сравнение с негативными последствиями одностороннего выхода из соглашения по контролю над вооружениями с Россией, поскольку США нуждаются в ее поддержке в борьбе с терроризмом и «надеются установить с ней совершенно новые отношения». «Я рад, что опасность одностороннего выхода из Договора по ПРО, по крайней мере временно, устранена», - заявил сенатор.

По его мнению, Вашингтон и Москва должны достичь такой компромиссной договоренности, которая даст возможность продолжить испытания по программе ПРО и в то же время позволит избежать развертывания в одностороннем порядке американской системы защиты от баллистических ракет. Карл Левин выразил надежду, что президенты Джордж Буш и Владимир Путин сумеют на ноябрьском саммите в США найти пути решения данной проблемы.

«Главный вопрос, который будет обсуждаться на этой встрече, заключается в том, можем ли мы создать на двусторонней основе новую структуру безопасности, - заявил сенатор. - Я надеюсь, что мы разработаем такую структуру прежде, чем уничтожим в одностороннем порядке ту, которая существует сейчас». (Иван Лебедев. Сенатор Карл Левин приветствовал намерение администрации США соблюдать на данном этапе Договор по ПРО. ИТАР-ТАСС. 27 октября 2001)

Консультации между Россией и Соединенными Штатами по проблеме Договора по ПРО от 1972 года дают положительный результат и приближают стороны к соглашению в этом вопросе. Такое мнение высказала помощник президента США по национальной безопасности Кондолиза Райс в опубликованном 28 октября интервью газете New York Times.

«Все то время, которое было потрачено на консультации между министром обороны США Дональдом Рамсфельдом и его российским коллегой Сергеем Ивановым, а затем в ходе визита представителей российской стороны в США, приносит плоды», - считает г-жа Райс. «Россия начинает понимать: то, что мы говорили о создании системы национальной противоракетной обороны - это правда, и что краткосрочные планы по НПРО, которые по сути являются программой тестов и оценок, не представляют для нее угрозы», - утверждает Кондолиза Райс.

Как отмечает газета, г-жа Райс стала «первым представителем американской администрации столь высокого ранга, который дал понять, что Россия смягчает свою оппозицию планам Пентагона по испытаниям элементов НПРО». (Михаил Петров. Консультации между Россией и США по проблеме ПРО «приносят плоды», заявила Кондолиза Райс. ИТАР-ТАСС. 28 октября 2001)

Россия и США провели взаимные инспекции в рамках Договора СНВ-1

В рамках Договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1) эксперты России проинспектировали два американских стратегических военных объекта. Как сообщили 28 октября в Минобороны РФ, нарушений положения договора американской стороной эксперты не обнаружили.

Представители Национального центра по уменьшению ядерной опасности Вооруженных сил РФ проинспектировали 22-27 октября действующие военные объекты Пентагона. Контролю подверглись: завод в Магне (штат Юта) по производству баллистических ракет (БР), где ранее изготовляли ракеты типа МХ, Pershing и Trident. Объект инспектировался на предмет отсутствия там стратегического оружия в настоящее время.

Затем группа российских экспертов провела инспекцию на действующей базе хранения БР подводных лодок Silverdale (штат Вашингтон). На этом объекте осуществлена проверка находящегося там вооружения на соответствие количеству, указанному в меморандуме.

Договор СНВ-1, вступивший в силу в декабре 1994 года, предписывает сокращение числа развернутых межконтинентальных баллистических ракет, БР на подводных лодках и тяжелых бомбардировщиках до уровня не более 1.600 единиц и не более 6 тысяч единиц боезарядов. (Владислав Кузнецов. Эксперты России завершили инспектирование стратегических военных объектов на территории США. ИТАР-ТАСС. 28 октября 2001)

В рамках Договора СНВ-1 эксперты США проинспектировали два российских стратегических военных объекта. Как сообщил 29 октября заместитель начальника Национального центра по уменьшению ядерной опасности Вооруженных сил РФ Игорь Зайцев, нарушений положения договора российской стороной офицеры Пентагона не обнаружили.

Представители США проинспектировали 24-28 октября действующие военные объекты в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке России. Контролю подверглись база тяжелых межконтинентальных баллистических ракет (МБР) в Ужуре (Красноярский край) и база атомных подводных лодок Тихоокеанского флота в Рыбачьем. На этих объектах осуществлена проверка находящегося там вооружения на соответствие количеству, указанному в меморандуме. (Владислав Кузнецов. В ходе инспектирования стратегических объектов на территории РФ эксперты США не обнаружили нарушений договора о сокращении СНВ-1. ИТАР-ТАСС. 29 октября 2001)

Украина завершает ликвидацию шахтно-пусковых установок

Украина намерена 30 октября ликвидировать последнюю из 46 шахтно-пусковых установок межконтинентальных твердотопливных ракет СС-24.

Как сообщили 29 октября в пресс-службе министерства обороны Украины, ликвидация шахтно-пусковой установки произойдет под городом Первомайск Николаевской области, где во времена бывшего СССР дислоцировалась 43-я армия Ракетных войск стратегического назначения.

Украина начала ликвидацию своего ядерного потенциала после провозглашения безъядерного статуса государства и подписания в 1991 году договора об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений. Утилизация ракет СС-24 и уничтожение шахтно-пусковых установок финансируется Соединенными Штатами.

До провозглашения независимости Украина занимала третье место в мире по наличию ядерного потенциала. От бывшего СССР Украина унаследовала 130 стратегических ракет СС-19 и 46 стратегических ракет СС-24. Все они были демонтированы и транспортированы в Россию. Взамен Украина получила ядерное топливо для атомных электростанций. (Виктор Демиденко. Украина намерена 30 октября ликвидировать последнюю из 46 шахтно-пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет СС-24. РИА Новости. 29 октября 2001)

МНЕНИЕ

Анатолий Дьяков: позиции по ПРО сближаются

Директор Центра по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии Анатолий Дьяков в интервью газете Век ответил на вопросы, касающиеся российско-американских отношений вокруг проблем сокращения стратегических наступательных вооружений.

ВЕК: Анатолий Степанович, как, на ваш взгляд, события 11 сентября повлияют на намерение США развернуть свою систему НПРО?

ДЬЯКОВ: На сегодняшний день здесь сложно дать однозначный ответ. Трагические события в США могут служить аргументами как за, так и против возможной НПРО.

Американцы вполне осознают тот факт, что большие военные программы способствуют развитию новых технологий. Однако реализация больших военных программ требует поддержки Конгресса и в конечном счете налогоплательщиков. В этой связи необходимо объяснить простому обывателю жизненную необходимость реализации предлагаемой программы перед тем, как вкладывать деньги в промышленность и научные разработки. Естественно, что проще всего это сделать под лозунгом защиты Америки. В этом плане маловероятно, что последние события изменят положение вещей относительно планов по НПРО.

ВЕК: Как в будущем может измениться система отношений в области ядерных вооружений между Россией и США?

ДЬЯКОВ: Наверняка подходы сторон изменятся. Уже сейчас появились реальные доказательства того, что большинство разногласий в отношении ПРО и сокращения стратегических вооружений могут быть преодолены. С учетом участия России в антитеррористических действиях сейчас активно говорят о партнерстве. По этому направлению оно действительно есть, а значит, создается основа для того, чтобы каждая из сторон начала понимать беспокойство другой в отношении собственной безопасности. Симптоматично, что в последнее время стали говорить о том, что холодная война действительно закончилась. К сожалению, это не совсем так. Чтобы она закончилась по-настоящему, необходимо пересмотреть всю систему взглядов и подходов в отношении ядерных вооружений. Это касается не только сокращений, но и таких вещей, как поддержание ядерных сил в состоянии высокой боевой готовности, существующая практика определения целей для ядерного удара и т. д. А в этой области пока ничего не меняется.

ВЕК: Значит, эпоха ядерного сдерживания еще не прошла?

ДЬЯКОВ: Ядерное сдерживание остается, поскольку существует ядерное оружие как таковое и, невзирая ни на что, существует конфликт интересов между Россией и США. Это отчетливо и ясно понимают все здравомыслящие политики. Это зафиксировано и в документах, определяющих ядерную политику наших стран. Однако в настоящее время природа взаимоотношений между государствами изменилась. Идеологические причины, обусловливающие конфронтацию, исчезли. В новых условиях актуальным становится вопрос трансформации ядерного сдерживания с одновременной минимизацией его конфронтационных качеств и сохранением стабилизирующих. В этом плане желательно, чтобы ядерные вопросы в повестке российско-американских отношений, которые долгое время стояли на переднем плане, ушли с него, уступили место другим вопросам и перестали быть определяющими в наших строящихся отношениях.

ВЕК: Какие выгоды, уступки может получить Россия, дав согласие на развертывание США своей системы НПРО?

ДЬЯКОВ: Я абсолютно не исключаю, что в принципе можно достичь согласия с американцами в области НПРО. Одним из возможных компромиссных решений мог бы быть, например, договор, разрешающий американцам создавать свою НПРО, но при этом устанавливается единый потолок наступательных и оборонительных вооружений. Если говорить о количественных ограничениях, то условно можно взять число в 2000 боеголовок. При этом, если американцы захотят развернуть систему НПРО с 200 перехватчиками, значит, они должны будут развернуть только 1800 боеголовок. Россия, если она отказывается от своей НПРО, будет иметь право развернуть 2000 боеголовок. Подобного рода договоренность в совокупности с осуществлением мер взаимного контроля не подорвет стратегической стабильности, так как Россия сохранит свой стратегический потенциал сдерживания. Достичь же такой договоренности вполне реально. Все зависит от того, какой характер будут носить взаимоотношения между США и Россией. Если это будут отношения противников, тогда такое соглашение маловероятно, поскольку останутся взаимные подозрения и страхи. В этом случае каждая сторона в своих планах будет следовать своей политике и определяться в соответствии со своими экономическими возможностями. У России такие возможности на сегодняшний день невелики. Поэтому для нас лучшим выходом было бы достижение взаимопонимания с США, которое позволило бы, не вкладывая большие деньги в поддержку своего ядерного потенциала, сохранить реальное ядерное сдерживание. (Олег Денисов. Выше потолка не прыгнешь. Век. 26 октября 2001).

Полный текст

loading