Хронометр

вступление в силу для Китая Дополнительного протокола о гарантиях МАГАТЭ
28.03.2002
подписание Соглашения между Россией и Казахстаном о стратегических ядерных силах, временно расположенных на территории Казахстана
28.03.1994
авария на АЭС Три Майл Айленд 2, Гаррисбург (США), сильные повреждения получил корпуса реактора
28.03.1979

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

22.03.2017

«Совместный всеобъемлющий план действий способствует сохранению мира как на региональном, так и на глобальном уровне, ему необходима поддержка всех участников соглашения. Все мы единогласно считаем, что, хотя нынешняя договоренность далека от совершенства, шансов на заключение лучшей сделки в настоящее время практически нет. Крайне маловероятно, что Иран или США пойдут на новые переговоры, которые были бы способны привести к какому-то другому результату. Поэтому на ближайшую перспективу выбор таков: либо мы придерживаемся нынешней договоренности, либо не будет вообще никакой договоренности. При этом второй вариант вернет нас к сценарию, который легко может привести к просчетам и новой катастрофе на Ближнем Востоке», – советник ПИР-Центра, член международной рабочей группы Форума по международным отношениям Владимир Орлов.

10.03.2017

«Ситуация вокруг обвинений в адрес России в нарушении Договора РСМД может служить примером первого серьезного вмешательства непроверенной открытой информации, полученной с помощью методик OSINT независимыми исследователями, в процесс принятия реальных решений в военно-политической сфере», - Александр Колбин, консультант ПИР-Центра.

07.03.2017

«Призыв к «полному запрету и уничтожению ядерного оружия» всегда был частью официальной политики Китая в отношении ядерного разоружения. Не стоит удивляться тому, что председатель Китая озвучивает эту декларативную позицию. Кроме того, его речь была произнесена на фоне роста популярности в США и некоторых европейских странах консерваторов, в связи с чем Китай примеряет на себя роль нового международного лидера, выступающего за свободу и глобализацию», – научный сотрудник Центра глобальной политики Карнеги – Цинхуа Чжао Тун.

Ядерный контроль № 8, 2001

ЯДЕРНАЯ РОССИЯ СЕГОДНЯ. 8 ноября 2001

ИНФОРМАЦИЯ

  • § В Москве состоялась встреча президента России Владимира Путина и премьер-министра Индии Атала Бихари Ваджпаи
  • § Россия и США накануне саммита президентов
  • § Генеральная Ассамблея ООН обсуждает проблемы международной безопасности
  • § Siemens не будет экспортировать в Россию завод по производству МОКС-топлива
  • § Развивается сотрудничество в рамках программы Вторая линия защиты

ИНФОРМАЦИЯ

В Москве состоялась встреча президента России Владимира Путина и премьер-министра Индии Атала Бихари Ваджпаи

Россия и Индия поддерживают сохранение существующих соглашений в области контроля над вооружениями и разоружения, включая Договор по ПРО от 1972 года. Об этом говорится в принятом 6 ноября совместном заявлении РФ и Индии по стратегическим вопросам.

В документе отмечается, что Россия и Индия «придают приоритетное значение укреплению региональной и международной безопасности». Они также поддерживают продвижение к всеобщему и полному разоружению, в частности «по средствам систематических и последовательных усилий по сокращению ядерных вооружений во всем мире для достижения конечной цели - ликвидации таких вооружений».

Приветствовав готовность РФ и США «и далее сокращать свои стратегические наступательные вооружения», Индия призвала другие государства, обладающие ядерным оружием, «на определенном этапе также присоединиться к процессу сокращения ядерных вооружений».

«Россия и Индия полны решимости и далее укреплять свои системы национального контроля за экспортом материалов и технологий двойного назначения в соответствии с поставленными целями нераспространения во всех его аспектах без ущерба для мирного использования», - подчеркивается в заявлении.

«С тем, чтобы не допустить милитаризации космического пространства и в то же время обеспечить его использование для осуществления самых разных видов деятельности, направленной на укрепление сотрудничества, мира и развития, Россия и Индия призвали международное сообщество приложить усилия к тому, чтобы заключить в этих целях соответствующие юридически обязывающие договоры, в том числе достичь всеобъемлющей договоренности о неразмещении оружия в космосе, неприменении силы или угрозы ее применения в отношении космических объектов», - отмечается в документе. (Сергей Яковлев. Россия и Индия поддерживают сохранение существующих соглашений в области контроля над вооружениями и разоружения. ИТАР-ТАСС. 6 ноября 2001)

В заявлении также отмечено, что «Россия и Индия достигли согласия в отношении целесообразности расширения состава Совета Безопасности ООН с тем, чтобы сделать его более представительным и повысить его эффективность».

Россия «заявила о своей поддержке Индии как влиятельного члена международного сообщества, сильного и достойного кандидата в постоянные члены расширенного Совета Безопасности ООН».

«Россия и Индия подтвердили решимость содействовать формированию справедливого многополюсного мироустройства, основанного на принципах верховенства права, равенства, территориальной целостности и невмешательства во внутренние дела, в интересах устранения угроз стратегической стабильности и международной безопасности», - подчеркивается в заявлении. (Россия и Индия в совместном заявлении по стратегическим вопросам поддержали сохранение договора между между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны. РИА Новости. 6 ноября 2001)

Россия и Индия подписали 6 ноября меморандум о строительстве силами российских специалистов атомной электростанции в индийском городе Кудамкулан. Об этом заявил журналистам вице-премьер правительства РФ Илья Клебанов.

По его словам, в ходе переговоров с прибывшим с официальным визитом в Россию премьер-министра Индии Атал Бихари Ваджпаи достигнута договоренность о строительстве еще двух блоков АЭС в Индии стоимостью 2,6 млрд. долл.

Как подчеркнул г-н Клебанов, контракт на строительство будет подписан еще в этом году.

Вице-премьер подчеркнул, что данный проект проходит под эгидой МАГАТЭ, «поэтому ничего запрещенного или противоречащего международным обязательствам строительства АЭС нет».

Илья Клебанов также сообщил журналистам, что до конца 2001 года Москва и Дели планируют окончательно согласовать проект контракта по продаже Индии авианесущего крейсера Адмирал Горшков. (Андрей Малосолов. Россия и Индия подписали меморандум о строительстве российскими специалистами атомной станции в Кудамкулане. РИА Новости. 6 ноября 2001)

Индия рассматривает возможность заказать у России сооружение еще двух-четырех блоков АЭС плюс к тем двум, документы на строительство которых были подписаны 6 ноября. Об этом сообщил секретарь Департамента по атомной энергии правительства Индии Анил Какодкар.

Сегодня Министерство РФ по атомной энергии и Департамент по атомной энергии правительства Индии подписали Меморандум об основных принципах сотрудничества при сооружении АЭС «Куданкулам». Российский Атомстройэкспорт и корпорация по атомной энергии Индии подписали генеральное соглашение о сооружении АЭС Куданкулам, которое включает объемы поставок и услуг российской стороны, взаимные обязательства сторон и график сооружения объекта.

В Индии сейчас эксплуатируются 14 энергоблоков и 8 еще строятся параллельно с АЭС Куданкулам. По словам представителей индийского стороны, индийские АЭС обходятся дешевле, однако они выбрали российские реакторы, так как «это технологии будущего».

Как отметил российский министр по атомной энергии Александр Румянцев, средства, заработанные от проекта Куданкулам будут потрачены на развитие отрасли и научные исследования.

Проект Куданкулам начался в 1988 году, когда СССР и Индия подписали соответствующее соглашение. Спустя 13 лет стороны окончательно договорились, что Россия построит в Индии 2 блока с реакторами ВВЭР, которые будут введены в строй в 2005-2006 годах, а может быть, как надеются партнеры, и досрочно. (Вероника Воскобойникова. Индия может заказать у РФ сооружение еще 2-4 блоков АЭС; российские реакторы выбраны потому, что «это технологии будущего». ИТАР-ТАСС. 6 ноября 2001)

Как заявил генеральный директор Атомстройэкспорта Виктор Козлов, Россия получит за выполнение этого проекта полтора-два миллиарда долларов.

По его словам, Россия будет строить АЭС в Индии на условиях обычной мировой практики, то есть 15% средств за оказанные услуги будут получены сразу, а 85% - это кредит. Как подчеркнул г-н Козлов, Россия дает кредит Индии не в деньгах, а в форме поставок оборудования и материалов, необходимых для сооружения атомной станции. (Вероника Воскобойникова. РФ и Индия подписали документы о строительстве АЭС Куданкулам стоимостью 1,5 - 2 млрд. долл. ИТАР-ТАСС. 6 ноября 2001)

Россия и США накануне саммита президентов

Соединенные Штаты надеются создать систему защиты от баллистических ракет, не нарушая российско-американский Договор по ПРО от 1972 года. Об этом заявил 2 ноября министр обороны США Дональд Рамсфельд. «Мы развернем систему противоракетной обороны, и это можно сделать при сохранении Договора», - отметил шеф Пентагона.

Заявление г-на Рамсфельда может означать некоторое изменение в позиции администрации Джорджа Буша по поводу Договора по ПРО, за сохранение которого выступает Россия. До последнего времени США рассматривали возможность одностороннего выхода из этого соглашения, запрещающего создание систем ПРО национальных территорий. Однако слова министра показывают, что Вашингтон, заинтересованный в поддержке со стороны Москвы в борьбе с международным терроризмом, стремится теперь к достижению компромиссной договоренности.

Не исключено, что США попытаются доказать, что их замыслы не идут вразрез с соглашением от 1972 года, поскольку предусматривают создание «ограниченной системы ПРО». Именно такую формулировку использовали в последние дни высокопоставленные сотрудники администрации, включая помощника президента по национальной безопасности Кондолизу Райс. В то же время американские планы могут потребовать модификации или «широкого толкования» отдельных статей Договора для продолжения испытаний по программе ПРО.

Американские представители в частном порядке говорят, что как раз в таком направлении идут сейчас консультации с российскими партнерами. По их словам, суть компромисса могла бы заключаться в том, что США продолжат разработку компонентов системы, но не будут выходить из Договора. «Предпринимаются усилия, чтобы найти внутри Договора по ПРО возможности для удовлетворения интересов обеих сторон», - заявил в свою очередь газете Washington Post один из российских дипломатов. Кроме того, США и Россия обсуждают дальнейшие сокращения стратегических наступательных вооружений. В пятницу пресс-секретарь Белого дома Ари Флайшер, сообщил, что президент США Джордж Буш рассмотрит рекомендации Пентагона и примет решение об уровне сокращения ядерных арсеналов в ближайшие дни.

Ожидается, что все эти вопросы будут находиться в центре внимания на встрече Джорджа Буша и Владимира Путина, которая пройдет в США 13-15 ноября. В то же время американские и российские официальные лица заранее предостерегли от чрезмерных ожиданий на саммите прорывной договоренности по проблемам СНВ-ПРО. В частности, Кондолиза Райс заявила, что консультации на эту тему могут продолжиться еще в течение нескольких месяцев. В свою очередь министр иностранных дел РФ Игорь Иванов, побывавший 1 ноября с визитом в Вашингтоне, сообщил, что вопрос о заключении в ходе саммита российско-американского соглашения в области стратегической стабильности не стоит. (Иван Лебедев. США развернут систему противоракетной обороны при сохранении Договора по ПРО, заявил Дональд Рамсфельд. ИТАР-ТАСС. 3 ноября 2001)

Общие контуры компромисса по чрезвычайно спорной проблеме - судьбе Договора по ПРО достаточно ясны. Россия согласится на проведение испытаний системы НПРО, которые до недавнего времени определялись ею как противоречащие букве Договора по ПРО 1972 г. Речь, очевидно, идет о некоторых пограничных областях Договора 1972 г., которые можно истолковывать как его нарушение, так и наоборот. Этот Договор допускает развертывание 15 пусковых установок противоракет на уже существующих и уже согласованных полигонах ПРО. Вашингтон этот барьер до 2004 г. не намерен переходить, строительство полигона с большими оговорками также может и не противоречить существу Договора 1972 г. - все зависит от того, как оценят это его участники. Очевидно, единство мнений обозначилось. Таким образом, снимается противоречие вокруг строительства американского полигона НПРО на Аляске.

Подобным образом решится проблема и с желанием американской администрации провести в течение года в общей сложности 17 испытаний, 10 из которых коснется систем наземного базирования НПРО и 7 - морского.

В качестве ответного шага Вашингтон пошел навстречу российским предложениям о сокращении стратегических наступательных вооружений, причем их уровень значительно ниже договоренности, которой главы государств достигли в 1997 г. в плане подготовки разработки Договора СНВ-3, причем это соглашение так и не получило официального статуса. Но тем не менее уровень сокращения боеголовок от ныне существующего почти в 3 раза - до 2 тысяч с каждой из сторон - еще не в полной мере соответствует предложениям российского президента в полторы тысячи. Это те детали, которые остаются на решение во время встречи в Техасе.

Эти метаморфозы во взглядах Москвы и Вашингтона обусловлены рядом серьезных международных обстоятельств. Во-первых, после событий 11 сентября официальные круги Соединенных Штатов более решительно стали выступать за продвижение НПРО, рассматривая ее как одно из жизненно необходимых средств защиты от международного терроризма. Москва не могла не воспринять эти биотоки из Вашингтона. Во-вторых, американская сторона последовательно заявляла, что в конце 2001 года будет принято окончательное решение по строительству НПРО, оно в том числе будет основываться и на ревизии всего оборонительного потенциала США, включая и стратегический. Эта работа закончена министром обороны Дональдом Рамсфельдом. В соответствии с ней и определяется порог сокращений ядерных средств, на который полагают пойти в Соединенных Штатах. То есть это не спонтанное решение в угоду Москве, а продуманная стратегия США, реализуемая главным образом в своих национальных интересах.

В-третьих, Москве практически нечего противопоставить США в ответ на развертывание НПРО, кроме возвращения к временам холодной войны и развертывания собственного ракетно-ядерного потенциала. Но это было бы губительно для экономики не менее, чем развертывание собственно горячей ракетно-ядерной войны с той лишь разницей, что агония экономики длилась бы не так уж долго. И последнее по порядку, но не по значению - это укрепление международной антитеррористической коалиции. По признанию некоторых официальных американских лиц, Россия стала вторым союзником США помимо стран НАТО и получает определенные политические дивиденды в антитеррористической кампании в Чечне. Недавно побывавший в Москве министр иностранных дел Великобритании Джек Стро сделал заявление по чеченской проблематике, отражающее общую позицию Запада, который уже не намерен критиковать «проводимую Москвой в Чечне кампанию». Он недвусмысленно определил, что Кремль сталкивается «с реальной угрозой терроризма» со стороны боевиков, добивающихся отделения Чечни от России.

Раздоры между двумя партнерами по международной коалиции значительно укрепили бы позиции Усамы бен Ладена и его ортодоксально-мусульманского окружения и создали бы военно-политические сложности, в частности в Чечне.

Таким образом, Кремль шаг за шагом втягивается в американскую систему НПРО, успокаивая себя при этом тем, что в целом же система стратегической стабильности, основанная на Договоре 1972 г., остается неизменной. Этот процесс стратегических компромиссов (а по существу уступок со стороны Москвы) рассчитан не на одно десятилетие - программа НПРО пока охватывает тридцатилетний план развития. Возможно, об этом Москве будут напоминать ее стратегические союзники, в том числе Китай и другие, вместе с которыми она подписала соглашение, обязывающее прилагать усилия в целях сохранения стратегической стабильности (читай: противодействовать развитию американской НПРО).

Но у Москвы, судя по всему, другого пути нет. Трезвый военно-политический расчет наконец-то начинает преобладать над великодержавными амбициями. (Вадим Соловьев. Москва уступила Вашингтону. Независимая Газета. 3 ноября 2001)

Президент России Владимир Путин высоко оценивает активизацию взаимодействия силовых ведомств России и США. Об этом он заявил, открывая 3 ноября в Кремле переговоры с министром обороны США Данальдом Рамсфельдом.

Российский лидер отметил, что взаимодействие между силовыми структурами – «очень важный аспект сотрудничества, поскольку создает необходимую атмосферу доверия» между двумя странами.

Владимир Путин с удовлетворением отметил, что российско-американский диалог «развивается, как мы и планировали во всех направлениях, в том числе и во взаимодействии между силовыми структурами».

По словам президента, этой теме «много времени» было уделено в ходе его последней встречи с Джорджем Бушем в Шанхае в октябре во время саммита АТЭС. «После встречи с президентом США в Шанхае мы почувствовали дальнейшее сближение силовых ведомств, в том числе специальных служб», - сказал глава российского государства.

По его словам, во взаимодействии между Россией и США много важных составляющих - это стратегическая стабильность, другие направления и, «не в последнюю очередь, борьба с международным терроризмом». (Наталья Горбунова. Владимир Путин высоко оценил взаимодействие силовых ведомств России и США, открывая переговоры в Москве с Дональдом Рамсфельдом. РИА Новости. 3 ноября 2001)

Россия и США будут идти по пути сокращения стратегических наступательных вооружений «при открытом контроле» за этим процессом. Об этом заявил 3 ноября министр обороны России Сергей Иванов журналистам в Кремле после переговоров Владимира Путина с главой военного ведомства США Дональдом Рамсфельдом.

«Мы не являемся врагами, мы - партнеры и должны доверять друг другу», - сказал Сергей Иванов. Однако он заметил, что механизмы контроля, существующие сейчас, были заложены еще в период холодной войны. В то же время нынешняя международная обстановка и перспективы ее развития, сказал министр, «все больше указывают на необходимость сотрудничества в области борьбы с терроризмом и оружием массового уничтожения».

Он сообщил, что в этом отношении на сегодняшних встречах президента с г-ном Рамсфельдом и встрече министров обороны «было признано, что перспективы - хорошие, и мы можем идти достаточно быстро в развитии этого сотрудничества».

«Договор по ПРО - важная, но не единственная составная часть стратегической стабильности», - заявил министр обороны России Сергей Иванов в беседе с журналистами.

«Нам часто говорят, что Договор по ПРО безнадежно устарел и является реликтом холодной войны. Отчасти, повторяю, отчасти, я с этим согласен», - сказал Сергей Иванов. Но, по его словам, это касается не только Договора по ПРО. «Все основные советско-американские договоры в той или иной степени являются реликтами холодной войны», отметил министр.

По его словам, «типичным реликтом» является Договор СНВ-1; «полным реликтом» - Договор о ликвидации ракет средней дальности, заключенный в период резкого обострения холодной войны между Варшавским договором и НАТО. «Мое личное мнение, - сказал министр, - что нынешнее НАТО во многом тоже реликт холодной войны».

У России и США, продолжил Сергей Иванов, существует общее взаимодействие, и оно было подтверждено на встречах 3 ноября – «мы вместе должны смотреть в будущее». Однако, заявил Сергей Иванов, «прежде чем ликвидировать то или иное соглашение - хотя это суверенное право США - лучше это сделать тогда, когда создано что-то новое взамен».

Как отметил г-н Иванов, у него сложилось впечатление, что «ни российская, ни американская сторона не хотят выпячивать различия в оценках, а хотят работать в областях, где уровень взаимопонимания очень высок». (Наталья Горбунова. Россия и США будут идти по пути сокращения стратегических наступательных вооружений «при открытом контроле» за этим процессом. РИА Новости. 3 ноября 2001)

Министр обороны США Дональд Рамсфельд уклонился от прямого ответа на вопрос о том, намерены ли выходить США из Договора по ПРО.

«Это - вопрос, который многократно обсуждался президентами, министрами иностранных дел и министрами обороны. Он находится в ведении президентов, и им решать, когда они сочтут нужным или нет это делать», - сказал г-н Рамсфельд.

Он привел слова президента США Джорджа Буша, который считает, что «нужно перейти через Договор по ПРО и создать новую структуру безопасности». «Мы будем решать как это сделать», - добавил министр обороны США. (Наталья Горбунова. Министр обороны США уклонился от прямого ответа на вопрос о том, намерены ли выходить США из Договора по ПРО. РИА Новости. 3 ноября 2001)

Наличие доступа террористов к оружию массового поражения становится чрезвычайно важной проблемой. Об этом заявил 3 ноября министр обороны США Дональд Рамсфельд по окончании встречи с президентом РФ Владимиром Путиным.

«Проблема терроризма и наличие доступа террористов к оружию массового поражения выходит на первый план и становится чрезвычайно важной проблемой, - сказал министр обороны США. - Именно здесь для России и США большое поле для сотрудничества».

Дональд Рамсфельд подтвердил позицию США, которая исходит из того, «что нам нужно перейти через договор по ПРО». (Сергей Яковлев. Наличие доступа террористов к оружию массового поражения становится чрезвычайно важной проблемой, заявил Дональд Рамсфельд. ИТАР-ТАСС. 3 ноября 2001)

12-15 ноября, состоится визит российского президента Владимира Путина в Соединенные Штаты. Но мир не затаил дыхание, как это бывало, когда на американскую землю ступали советские хозяева Кремля, ограничиваясь лишь «повышенным интересом». Во многом это объясняется тем, что за последнее десятилетие мир стал кардинально иным. Человечеству не грозит ежечасно погибель от ядерного столкновения двух сверхдержав, возможность которого придавала необычайный драматизм и неизвестность исходу, например, первых встреч Михаила Горбачева и Рональда Рейгана.

С другой стороны, сегодня все прозаичнее. Время прагматиков. Внешне почти рутина на высшем уровне. После Любляны, Генуи и Шанхая это будет уже четвертый российско-американский саммит, причем на протяжении всего лишь полугода. Личный контакт налажен, Владимиру Путину и Джорджу Бушу уже нет нужды «приглядываться» друг к другу, стиль взаимного разговора тоже принят. Это, пожалуй, даже облегчает решение новых проблем, с которыми сталкиваются народы и государства и которые, увы, тоже чреваты серьезнейшей угрозой их жизни и благополучному будущему.

Сегодня это в первую очередь международный терроризм, нанесший 11 сентября варварские удары по Нью-Йорку и Вашингтону. Есть и другие нерешенные дела, от которых зависит стратегическая стабильность и безопасность в наступившем 21 веке. В этом комплексе сложных вопросов определяющее слово объективно принадлежит прежде всего России и Соединенным Штатам. Отсюда значение предстоящих переговоров президентов обеих держав, даже если новый саммит воспринимается без ажиотажа, как важное событие мировой политики.

Судя по всему, обе стороны понимают необходимость достижения взаимоприемлемых договоренностей. Это диктуется самой обстановкой. Она требует переосмысления некоторых неприкасаемых позиций и подходов, объективного анализа положения дел в мире, искреннего учета взаимных интересов безопасности (но никак не торга, рекомендуемого иными российскими политологами).

Разумеется, США выглядят сегодня далеко не так, как в июне, когда Джордж Буш пригласил российского президента посетить свою страну. То был период самоупоения могуществом единственной сверхдержавы, указывающей всем остальным, как жить. Теперь это по крайней мере отчасти в прошлом, трагические события выявили слабые ее стороны и недостатки, показали, что одной ей в мире не управиться. Военная операция в Афганистане пока не оправдывает возлагавшихся на нее надежд, ее длительность создает трудности в ряде исламских стран антитеррористической коалиции. На американскую экономику надвигается серьезный спад.

Политика Кремля в трудные недели двух последних месяцев принесла ему дополнительный международный авторитет и доверие. Мир ясно осознал, что без ключевой роли России не обойтись в борьбе с международным терроризмом. Условно говоря, Вашингтон и Москва отчасти как бы поменялись местами, и это тоже делает их переговоры более многообещающими. Во всяком случае новые моменты в уравнении Россия-США отнюдь не требуют от Москвы сдавать свои позиции ради призрачного успеха саммита.

Активная подготовка к встрече велась на протяжении нескольких месяцев по всем азимутам с промежуточными дискуссиями самих лидеров, контактами руководителей многих ведомств, начиная с советников по национальной безопасности. На последнем этапе в Вашингтоне позиции согласовывались министрами иностранных дел Игорем Ивановым и Колином Пауэллом, а в Москве - министрами обороны Сергеем Ивановым и Дональдом Рамсфельдом.

Скорее всего вопросы борьбы с международным терроризмом займут первое место в повестке встречи Буш-Путин. Очевидно, что для них не станет самым трудным делом вычислить тут общий знаменатель. Обе стороны относят решительный отпор терроризму к первостепенным задачам мирового сообщества. Политически и эмоционально Россия активно поддержала США в их антитеррористической операции. Она не стала мешать своим среднеазиатским союзникам договариваться с США о предоставлении воздушного пространства, а кое-где и баз для военной операции против режима талибов. Москва согласна с Америкой в том, что в силовом противостоянии терроризму нельзя останавливаться на полпути.

Но параллельно с этим все большее значение приобретает определение политических целей антитеррористической коалиции в отношении Афганистана. Военная операция рано или поздно завершится и это побуждает думать об обеспечении демократического развития, мирного будущего и восстановления разрушенного войнами Афганистана. Россия и США считают, что решающее слово должно принадлежать афганскому народу. При этом обе стороны убеждены, что талибам не может быть места в будущем афганском правительстве. Эта проблематика, несомненно, потребует внимания российского и американского президентов. Тем более что в международном сообществе пока нет единого мнения по аспектам политического урегулирования в Кабуле. В этой связи обсуждается несколько конструкций с участием Совета Безопасности ООН, большой восьмерки и граничащих с Афганистаном государств. Можно надеяться, что российско-американский саммит добавит определенности в этот вопрос. Но это не исчерпывает проблематики борьбы с международным терроризмом. Россия хотела бы, чтобы она приняла полноценный, целеустремленный и хорошо скоординированный характер. Остается подождать, что скажут на этот счет российский и американский президенты после встречи.

Не секрет, что наиболее трудным и щепетильным вопросом российско-американских отношений остается вопрос о судьбе Договора по ПРО от 1972 года, приобретший чрезвычайную остроту после решения администрации Джорджа Буша приступить к реализации программы создания национальной ПРО. За прошедшие месяцы в принципиальных позициях сторон изменений официально не произошло. Россия по-прежнему считает договор по ПРО важнейшим устоем стратегической стабильности. Вашингтон до последнего дня неоднократно подтверждал свое намерение освободиться от оков этого «реликта холодной войны», мешающего проводить испытания желаемой системы.

Аргументы американцев насчет угрозы со стороны так называемых стран-изгоев (Ирака, Ирана, Ливии и Северной Кореи) не слишком убедительны. Эти страны просто не обладают такой суммой знаний и производственных возможностей, чтобы создать ядерное оружие и средства его доставки в США. В свою очередь, нью-йоркская трагедия показала, что неприемлемый ущерб может наноситься совсем другими изощреннейшими путями и средствами. Такие контрсоображения уместны. Как и вопрос о том, что план американской НПРО при определенных обстоятельствах, например, минимальном уровне СНВ, может ущемлять интересы безопасности России.

Накануне новой встречи Владимира Путина и Джорджа Буша появилось немало оптимистических прогнозов насчет возможности какого-то компромиссного выхода из тупика ПРО-НПРО. Как заявила советник президента по национальной безопасности Кондолиза Райс, Россия более не видит для себя угрозы в испытаниях разрабатываемой системы. Чтобы не осложнять атмосферу предстоящих переговоров, американцы отложили два испытания, одно из которых приходилось как раз на дни пребывания российского гостя в Техасе. Помнится, и Владимир Путин говорил после шанхайской встречи со своим американским коллегой, что воспринимает некоторые его аргументы, хотя и с оговоркой.

Как бы то ни было реально вопрос стоит и решать его придется. Еще в июле оба лидера договорились в Генуе провести интенсивные консультации «по взаимосвязанным вопросам наступательных и оборонительных систем». По наступательным вооружениям перед саммитом вроде бы вырисовывается консенсус. Представитель Белого дома сказал на днях, что речь идет о сокращении числа ядерных боеголовок для каждой стороны с нынешних 6000 до уровня 1750-2250. Москва, напомним, предлагала границу в 1500-2000 боеголовок. Разница, как видим, невелика, и основа для возможного соглашения, похоже, выстраивается. Однако неясно, как это будет «взаимосвязано» с судьбой договора 1972 года.

Некоторым российским политикам представляется, что Москва тут прижата к стенке и ничего, кроме уступок, ей не остается. Однако в действительности все не так просто. Порвать договор по ПРО сопряжено для Вашингтона с немалым политическим риском. Недаром глава Пентагона Дональд Рамсфельд заявил на днях, что его страна не хочет оказаться в положении, когда кто-либо начнет сомневаться в верности Вашингтона международным договорам. Тем более сейчас, в столь трудное для Америки время, когда еще далеко не ясны все политические, экономические и прочие последствия 11 сентября. По-видимому, Вашингтон хотел бы позволить России сохранить лицо, не порывая с договором, который, по мнению ряда экспертов, не ставит преград любым испытаниям. Но и аргументы Москвы в новой обстановке обретают дополнительный вес. Поэтому накануне встречи едва ли есть основания считать точку в вопросе ПРО-НПРО уже окончательно поставленной. Ныне многое требует переосмысления, причем с обеих сторон.

Упомянем еще одну больную точку российско-американских отношений - вопрос о дальнейшем расширении НАТО на восток. Американская позиция тут предстает непробиваемой. Представители администрации заявляют, что расширение остается задачей американской политики. В Конгрессе рассматривается резолюция, рекомендующая принятие сразу всех претендентов. Россию утешают сладкими речами о взаимодействии в Совете РФ-НАТО, о возможном когда-нибудь в будущем и ее участии в организации Североатлантического договора. При этом в западных столицах закрывают глаза на то, что никакое расширение не является панацеей от угроз терроризма, что столь громоздкий военно-политический блок изжил себя, утратив с распадом СССР и Варшавского союза цель, ради которой был создан. Все более очевидно, что объединение усилий международного сообщества против новой реальной угрозы требует другой организации, способной обеспечить возможность участия в подготовке и принятии решений не только членам НАТО, представляющим даже не всех европейцев. Общность взглядов Москвы и Вашингтона на этом направлении не просматривается и не исключено, что сей камень преткновения будет отложен до следующих встреч.

Во время переговоров в Вашингтоне и Техасе Владимир Путин и Джордж Буш, вероятно, коснутся и экономического сотрудничества. Желание содействовать его поступательному развитию было высказано ими ранее, в Москву приезжали высокопоставленные американские представители. Но и в этой сфере ситуация после 11 сентября не облегчает дело, поскольку американцам приходится сейчас направлять основные помыслы на предотвращение спада.

Таким образом круг большой политики почти во всем замыкается на проблеме и последствиях международного терроризма. Радикальные перемены, которые претерпевает из-за этого положение в мире, в свою очередь порождают императивы поведения и приоритетов мировых держав в сфере обеспечения международной безопасности. Все это придает особое значение взаимопониманию и взаимодействию России и США, у лидеров которых есть шанс укрепить в итоге предстоящего саммита и то и другое, что отвечало бы интересам всего цивилизованного мирового сообщества. (Евгений Григорьев. Дела еще не в ковбойской шляпе. Независимая Газета. 6 ноября 2001)

Генеральная Ассамблея ООН обсуждает проблемы международной безопасности

На заседании Первого комитета Генеральной Ассамблеи ООН 31 октября консенсусом был принят российский проект резолюции Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности.

Поддержка российской инициативы явилась убедительным подтверждением понимания актуальности и злободневности данной темы в контексте современной международной обстановки, когда резко возросло значение информационного пространства для стратегической стабильности. Как известно, российская сторона еще в 1998 году впервые выступила с предложением обсудить в рамках ООН проблему международной информационной безопасности. С этого момента мы констатируем положительную динамику в рассмотрении данной темы. Три резолюции, последовательно принятые консенсусом на Генеральной Ассамблее ООН в 1998-2000 гг., привлекли к ней внимание широкой международной общественности.

Растущий интерес к проблематике информационной безопасности нашел свое отражение и в содержащемся в проекте резолюции принципиальном решении поручить Генсекретарю ООН провести углубленное исследование данного вопроса, созвав в этих целях группу правительственных экспертов государств - членов ООН.

Общее согласие вокруг принятой резолюции стало возможным в силу ее конструктивного и неконфронтационного характера, учитывающего интересы мировой стабильности и безопасности, соблюдения принципов неприменения силы и невмешательства во внутренние дела, уважения прав и свобод человека. Российская инициатива не направлена на ограничение свободного потока информации. Она проникнута стремлением противостоять угрозам безопасности государств в информационной области, в том числе и террористического порядка, попыткам использовать информационные технологии в военных целях. Мы высоко ценим конструктивный и плодотворный характер работы, проделанной в Нью-Йорке на нынешней сессии Генассамблеи, позитивно отмечаем понимание и поддержку позиции России в этом вопросе.

Тема широкого многостороннего сотрудничества по информационной безопасности получила закрепление не только в рамках ООН, она стала предметом тщательного рассмотрения в ходе многих двусторонних переговоров России, включая встречи на самом высоком уровне. В многостороннем формате она не раз обсуждалась на различных форумах, включая восьмерку. Дальнейшее продвижение идеи информационной безопасности, в нашем понимании, должно осуществляться на основе поэтапного подхода, расширения географии и сфер обсуждения данной проблемы, постепенного наполнения последующих резолюций ООН и решений других международных форумов конкретизирующими положениями в интересах международного сотрудничества, безопасности и стратегической стабильности. (О принятии Первым комитетом ГА ООН российского проекта резолюции Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности. Департамент информации и печати МИД РФ. 3 ноября 2001)

Siemens не будет экспортировать в Россию завод по производству МОКС-топлива

Компания Siemens Power Generation подтвердила намерение приступить к демонтажу завода по производству МОКС-топлива в Ханау, строительство которого было прекращено в 1995 году. Это решение было принято после неудачной попытки, предпринятой на июньской встрече большой восьмерки в Генуе, получить политическую и финансовую поддержку планам экспорта оборудования из Ханау в Россию.

В 1995 году Siemens объявила о решении прекратить строительство почти завершенного завода по производству МОКС-топлива в Ханау, заявив, что в тогдашней политической ситуации «проект стал нерентабельным». Одновременно компания выразила готовность экспортировать оборудование в Россию для того, чтобы наладить производство МОКС-топлива на основе плутония. Экспортный план увязывался с российско-американским соглашением об утилизации 68 тонн избыточного оружейного плутония, который Россия обязалась переработать в уран-плутониевое топливо, а США – либо переработать, либо иммобилизировать.

Вскоре после этого французские официальные лица сообщили, что в вопросе о строительстве в России завода по производству МОКС-топлива «достигнут существенный прогресс», и пуск его в эксплуатацию ориентировочно намечен на 2007-2008 гг. Однако график строительства в большой степени зависел от экспорта оборудования из Ханау. Несмотря на то, что в декабре 1998 года министерство по вопросам охраны окружающей среды федеральной земли Хессен одобрило демонтаж предприятия, Siemens не отказалась от своих планов и в августе 2000 года подала предварительную заявку на экспорт завода в Россию.

Тем не менее, после июньской встречи большой восьмерки в Генуе компания заявила о намерении приступить к демонтажу предприятия. Siemens в очередной раз не удалось заручиться финансовой поддержкой проекта. По словам представителей компании, США и Франция выделили на эти цели 500 млн. марок, в то время как общая стоимость работ составляет около 2 млрд. марок. Кроме того, Siemens говорит, что ей неизвестно о планах немецкого правительства принять участие в финансировании. В таких условиях руководство компании заявляет, что «больше не чувствует себя связанными какими-либо обязательствами».

Компании предстоит демонтировать существующий завод по производству МОКС-топлива, второй, незавершенный завод, а также завод производству уранового топлива, который также был остановлен в сентябре 1995 года. Общая стоимость демонтажа оценивается в 0,7 млрд. евро. Работы будут включать в себя четыре стадии, на каждую из которых требуется получить отдельную лицензию надзорных органов: извлечение топлива, демонтаж перерабатывающих мощностей, демонтаж вспомогательных мощностей и снос зданий с последующей реабилитацией площадки. (Компания Siemens Power Generation окончательно отказалась от планов экспортировать в Россию оборудование завода по производству МОКС-топлива в Ханау, заявив о намерении приступить к работам по демонтажу предприятия. www.nuclear.ru. 6 ноября 2001)

Развивается сотрудничество в рамках программы Вторая линия защиты

Министерство энергетики США готовится финансировать проект по радиационному контролю в Сибирском федеральном округе.

С 30 октября по 1 ноября в зоне деятельности Алтайской таможни работали американские инженеры-ядерщики. По данным пресс-службы Алтайской таможни, ученые представляли программу по сотрудничеству ГКТ России и Министерства энергетики США Вторая линия защиты. На основании отчета американских специалистов Министерство энергетики США должно принять решение о финансировании проекта по радиационному контролю в Сибирском федеральном округе.

Американцы посетили международный автомобильный пункт пропуска Михайловка и железнодорожный пункт Кулунда, осмотрели планируемые места для установки системы радиационного контроля и средств видеонаблюдения и ознакомились с грузовыми и пассажирскими потоками пропускной способностью пунктов. Делегация собирается посетить Омскую область. (Министерство энергетики США готовится финансировать проект по радиационному контролю в Сибирском федеральном округе. www.regions.ru. 5 ноября 2001).

Полный текст

loading