Хронометр

вступление в силу Договора о зоне, свободной от ядерного оружия, в Юго-Восточной Азии (Бангкокский договор) – протокол к Договору остается неподписанным ядерными державами
27.03.1997
Указ Президента России «О контроле над экспортом из Российской Федерации ядерных материалов, оборудования и технологий» (принятие Россией принципа полноохватных гарантий)
27.03.1992

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

22.03.2017

«Совместный всеобъемлющий план действий способствует сохранению мира как на региональном, так и на глобальном уровне, ему необходима поддержка всех участников соглашения. Все мы единогласно считаем, что, хотя нынешняя договоренность далека от совершенства, шансов на заключение лучшей сделки в настоящее время практически нет. Крайне маловероятно, что Иран или США пойдут на новые переговоры, которые были бы способны привести к какому-то другому результату. Поэтому на ближайшую перспективу выбор таков: либо мы придерживаемся нынешней договоренности, либо не будет вообще никакой договоренности. При этом второй вариант вернет нас к сценарию, который легко может привести к просчетам и новой катастрофе на Ближнем Востоке», – советник ПИР-Центра, член международной рабочей группы Форума по международным отношениям Владимир Орлов.

10.03.2017

«Ситуация вокруг обвинений в адрес России в нарушении Договора РСМД может служить примером первого серьезного вмешательства непроверенной открытой информации, полученной с помощью методик OSINT независимыми исследователями, в процесс принятия реальных решений в военно-политической сфере», - Александр Колбин, консультант ПИР-Центра.

07.03.2017

«Призыв к «полному запрету и уничтожению ядерного оружия» всегда был частью официальной политики Китая в отношении ядерного разоружения. Не стоит удивляться тому, что председатель Китая озвучивает эту декларативную позицию. Кроме того, его речь была произнесена на фоне роста популярности в США и некоторых европейских странах консерваторов, в связи с чем Китай примеряет на себя роль нового международного лидера, выступающего за свободу и глобализацию», – научный сотрудник Центра глобальной политики Карнеги – Цинхуа Чжао Тун.

Ядерный контроль № 9, 2001

ЯДЕРНАЯ РОССИЯ СЕГОДНЯ. 9 ноября 2001

ИНФОРМАЦИЯ

  • § Россия и США в преддверии саммита: «идут сложные консультации»
  • § Внесены изменения в перечень товаров двойного назначения
  • § В ближайшее время произойдет обновление российского подводного флота
  • § Россия, Украина и Казахстан развивают сотрудничество в ядерной отрасли
  • § Российская ракета-носитель выведет на орбиту японский спутник

ДОКУМЕНТ

  • § Выдержки из интервью Президента Российской Федерации Владимира Путина американской телекомпании АВС

ИНФОРМАЦИЯ

Россия и США в преддверии саммита: «идут сложные консультации»

Президент США Джордж Буш заявил 7 ноября, что уже принял решение об уровне дальнейших сокращений американских стратегических наступательных вооружений и намерен сообщить об этом президенту России Владимиру Путину на саммите, который состоится 13-15 ноября в Вашингтоне и Кроуфорде (штат Техас). Такое заявление президент США сделал, беседуя с журналистами после встречи в Белом доме с премьер-министром Великобритании Тони Блэром.

Он подчеркнул, что не собирается обнародовать параметры будущих сокращений СНВ до начала переговоров со своим российским коллегой. В то же время Буш отметил, что ядерные арсеналы США должны быть уменьшены более радикально, чем предусмотрено предыдущими российско-американскими соглашениями, в том числе Договором СНВ-2.

В последние дни официальные лица США неоднократно говорили, что стороны значительно продвинулись в достижении договоренности, согласно которой каждая из них сократит свои стратегические ядерные силы до 1800-2250 боеголовок. При этом Вашингтон и Москва исходят из того, что они будут предпринимать эти шаги параллельно, но в одностороннем порядке, не связывая себя формальными договорами, на подготовку которых уйдет много времени.

Тем не менее, они сумели найти удачный вариант взаимного контроля, который обеспечит транспарентность процесса сокращения и повысит его эффективность. Предусматривается, что Россия и США будут проверять выполнение взаимных обещаний, используя Протокол об инспекциях к Договору СНВ-1 от 1991 года.

Ожидается, что эти вопросы будут подробно обсуждаться на саммите 13-15 ноября. Удастся ли лидерам двух стран достичь полного согласия в данной области, не берутся предсказывать даже их ближайшие помощники. 7 ноября американские представители вновь предупредили, что консультации на эту тему могут продлиться еще несколько месяцев. С уверенностью говорят лишь о том, что никакого официального документа по поводу стратегической стабильности в Вашингтоне и Кроуфорде подписано не будет.

Проблема осложняется еще и тем, что вопросы СНВ обсуждаются по сути дела в увязке с планами США в области создания системы защиты от баллистических ракет. Выступая в Белом доме, г-н Буш подтвердил намерение развернуть такую систему и отметил, что Договор по ПРО от 1972 года препятствует этим замыслам. «Моя позиция не изменилась», - сказал он, Договор по ПРО «устарел». Однако, подчеркнул глава администрации, если президент России выдвинет «какие-либо интересные предложения» о том, как привести Договор по ПРО в соответствие с требованиями сегодняшнего дня, то «я их с удовольствием выслушаю». (Иван Лебедев. Джордж Буш уже принял решение об уровне дальнейших сокращений СНВ США и намерен сообщить об этом Владимиру Путину на саммите. ИТАР-ТАСС. 8 ноября 2001)

Президент США Джордж Буш намерен поднять на встрече с президентом России Владимиром Путиным 13-15 ноября вопрос о сотрудничестве Москвы с Ираном в ядерной области. Об этом сообщили 7 ноября журналистам американские официальные лица, отметившие, что Белый дом по-прежнему испытывает обеспокоенность по поводу взаимодействия РФ с Тегераном и не собирается исключать эту тему из повестки дня российско-американских отношений. В то же время в Вашингтоне надеются, что существенное улучшение отношений между двумя странами создаст благоприятную почву для решения этой спорной проблемы.

Как пояснил один из вашингтонских экспертов, хорошо знакомый с подходом администрации США к ядерному нераспространению, под «решением проблемы» подразумевается не политика правительства РФ в области сотрудничества с Ираном, а деятельность отдельных российских предприятий. Точнее, конкретные случаи поставок ими в Иран продукции двойного назначения, которая может быть использована в программе ядерных исследований. Причем, о нарушении международного или национального режимов экспортного контроля речь может даже не идти. Просто США считают, что Ирану не следует оказывать помощь в ядерной области, поскольку он является «недружественным государством» и ранее был уличен в поддержке международного терроризма.

Позицию США разделяет и Израиль, что подтвердил в среду министр транспорта этой страны Эфраим Снэ, находящийся с визитом в Вашингтоне. Выступая здесь перед журналистами, он заявил, что Иран поставил ракетные установки экстремистской группировке Хезболлах на юге Ливана и по-прежнему выступает главным спонсором терроризма на Ближнем Востоке. При этом г-н Снэ указал на сотрудничество Москвы с Тегераном в ядерной области и сообщил, что израильское правительство также продолжит обсуждать эту тему с Россией, несмотря на хорошие отношения между двумя странами. (Иван Лебедев. Джордж Буш намерен поднять на встрече с Владимиром Путиным вопрос о сотрудничестве России с Ираном в ядерной области. ИТАР-ТАСС. 8 ноября 2001)

Глава Пентагона Дональд Рамсфельд считает, что российская сторона с пониманием относится к намерению США «выйти за пределы» Договора по ПРО, хотя и не разделяет его. Об этом министр обороны США заявил 6 ноября на брифинге в Пентагоне, комментируя итоги своих переговоров в Москве, в том числе и с президентом России Владимиром Путиным.

Г-н Рамсфельд, в частности, выразил мнение, что Владимир Путин «хотя и придерживается иных взглядов, ясно понимает имеющуюся у президента Буша необходимость и его намерение выйти за рамки Договора по ПРО». При этом министр отметил, что «это можно сделать по-разному», и конкретные варианты развития ситуации все еще находятся в стадии рассмотрения.

Глава Пентагона указал также, что в ходе переговоров он предоставил конкретное объяснение того, каким образом Договор по ПРО уже начал сдерживать проводимую американским военным ведомством программу исследований, разработки и испытаний системы противоракетной обороны.

По его словам, в ходе переговоров были также обсуждены сокращения наступательных ядерных вооружений и потребность в прозрачности и предсказуемости в отношении как наступательных, так и оборонительных ядерных вооружений двух стран. Кроме того, предметом обсуждения стала антитеррористическая кампания и, как подчеркнул г-н Рамсфельд, «та неотложность, которую решению этой проблемы придает доступность оружия массового поражения». (Кирилл Глебов. Глава Пентагона считает, что российская сторона с пониманием относится к намерению США «выйти за пределы» Договора по ПРО, хотя и не разделяет его. РИА Новости. 6 ноября 2001)

Проблематика ПРО и вопросы, связанные с сокращением стратегических наступательных вооружений, станут одной из центральных тем предстоящих переговоров президентов России и США Владимира Путина Джорджа Буша в Вашингтоне. Об этом заявил 8 ноября министр иностранных дел РФ Игорь Иванов.

По его словам, в настоящее время «идут сложные консультации» по этим темам. Глава российской дипломатии также отметил, что в Москве ждут предложений администрации США по возможному уровню сокращения стратегических наступательных вооружений. Только после того, как Вашингтон назовет конкретные цифры, «можно будет вести предметное обсуждение».

Касаясь предстоящего визита президента России в США, г-н Иванов отметил, что «о прорывах говорить преждевременно». Прежде всего, считает глава МИД РФ, необходимо выработать общие подходы по вопросам сокращения вооружений и ПРО. (Антон Усков. Игорь Иванов: проблематика ПРО и сокращения стратегических наступательных вооружений станет одной из центральных тем переговоров Путина и Буша в США. ИТАР-ТАСС. 8 ноября 2001)

От российско-американского саммита в Вашингтоне и Кроуфорде не стоит ждать прорывов по вопросам стратегических вооружений. Об этом заявила 8 ноября на брифинге для журналистов в Белом доме помощник президента США по национальной безопасности Кондолиза Райс.

По ее мнению, то время, когда встречи в верхах между хозяевами Кремля и Белого дома обязательно должны были увенчиваться формальными договоренностями, осталось в прошлом. Теперь США, как она говорит, стремятся строить с Россией новые, «нормальные» отношения, основанные на партнерстве в различных областях. Среди них она отметила и экономику, и диалог России с НАТО, и сферу нераспространения. Развивается и концепция так называемых стратегических рамок этих отношений, которая, например, после событий 11 сентября должна обязательно включать борьбу с международным терроризмом, пояснила г-жа Райс.

Она вновь заявила, что США считают договор 1972 г по ПРО устаревшим. Президент США Джордж Буш сохраняет твердую приверженность созданию «эффективной системы противоракетной обороны Соединенных Штатов и их союзников, как одному из своих важнейших приоритетов», и «не собирается допускать, чтобы договор этому мешал», - указала Кондолиза Райс.

Вместе с тем она уклонилась от прямого ответа на вопрос о том, считают ли в Белом доме предстоящий саммит «последним шансом» договориться с Россией, после которого Москва будет просто поставлена в известность об одностороннем выходе Вашингтона из договора по ПРО. Предложив подождать встречи в верхах, она в то же время дала понять, что США не ставят в ходе консультаций с Россией каких-то крайних сроков. Этот диалог надо рассматривать, «как процесс, а не какую-то одномоментную точку во времени», - подчеркнула г-жа Райс, отметив, что «президенты продолжают совместно искать пути продвижения вперед» отношений между двумя странами.

Помощник президента США подтвердила, что в Вашингтоне по-прежнему не видят необходимости в кодификации этих отношений в формальных соглашениях по контролю над вооружениями. «Мы всегда говорили, что открыты для обсуждения тех форм, которые могут принять новые стратегические рамки, - сказала она. - Однако, мы будем работать над ними в течение ряда лет, поскольку они включают множество различных элементов, не имеющих отношения к ядерной безопасности».

По мнению Кондолизы Райс, необходимо «попытаться избавиться от того особого восприятия американо-российских отношений, которое просто превращает их в новую версию американо-советских отношений». Поэтому, сказала она, «когда речь заходит о наступательных ядерных силах, нет необходимости считаться боеголовка за боеголовку, как в старое советское время».

Не отрицая нового характера двусторонних взаимоотношений, российские официальные лица в то же время подчеркивают, что они должны опираться на юридически прочный фундамент. Естественно, это в первую очередь относится к сфере международной безопасности и стабильности.

Г-жа Райс кратко обрисовала повестку дня предстоящего 12-15 ноября первого официального визита президента России Владимира Путина в США. Его программа будет включать встречи и переговоры с руководителями администрации и Конгресса США в Вашингтоне, концептуальную речь в Посольстве России в США. Кроме того, российский лидер посетит Хьюстон (штат Техас), где, в частности, встретится с представителями американских деловых кругов. Наконец, он будет гостем Джорджа Буша на его ранчо в Кроуфорде, где у них будет время для неформального общения в семейном кругу, вместе с женами. По словам Кондолизы Райс, лидеры постараются «получше узнать друг друга», обязательно погуляют по ранчо, но при этом, естественно, будут продолжать разговор об укреплении как своих личных отношений, так и связей между двумя странами.

На обратном пути из Техаса Владимир Путин сделает остановку в Нью-Йорке, где побывает в эпицентре сентябрьских взрывов. Как ожидается, он вновь заявит о солидарности с народом США, выразит соболезнования погибшим и пострадавшим от чудовищных терактов. (Андрей Шитов. От скорого российско-американского саммита не следует ждать прорывов по вопросам стратегических вооружений, считает помощник президента США. ИТАР-ТАСС. 9 ноября 2001)

Кондолиза Райс подтвердила, что Вашингтон выступает за присоединение России к Всемирной торговой организации (ВТО). Г-жа Райс выразила уверенность, что такой шаг окажет положительное воздействие на продолжение российских экономических реформ. В то же время она напомнила, что главное значение для достижения этой цели будет иметь не позиция США, а те меры, которые Россия сама должна принять в рамках данного процесса. В их числе - приведение национальных законов в соответствие с требованиями, которые предъявляются ко всем членам ВТО. «Мы стараемся помочь России и продолжаем с ней консультации о том, каким образом сделать это»,- сказала помощник американского президента. (Иван Лебедев. США поддерживают стремление России присоединиться к ВТО, заявила Кондолиза Райс. ИТАР-ТАСС. 8 ноября 2001)

8 ноября Владимир Путин встречался в Кремле с высшим российским военным руководством - министром обороны Сергеем Ивановым, начальником Генштаба Анатолием Квашниным и его первым замом Юрием Балуевским. По сообщению кремлевской пресс-службы, президент обсуждал со своими военачальниками «вопросы сокращения стратегических наступательных вооружений». Та же самая тема фигурировала и во вчерашнем телефонном разговоре г-на Путина с его американским коллегой г-ном Бушем. Полное отсутствие каких-либо подробностей состоявшихся консультаций и в одном и в другом случае совершенно естественно. Накануне саммита президентов Москва и Вашингтон, похоже, тщательно выверяют последние детали российско-американского экспромта, который планируется преподнести миру в ходе «встречи на ранчо».

По заверениям высокопоставленных военных источников, «подготовка к новому раунду переговоров с США на сей раз проводилась по совершенно непривычной схеме - эксперты, разрабатывавшие проекты документов, получили указание не столько пытаться переиграть американцев, сколько подыгрывать им». Судя по имеющейся информации, аналогичное решение принято и на противоположной стороне Атлантики.

Джордж Буш объявил о своем намерении «существенно сократить ядерный арсенал», но дальнейшие шаги США в этой области до встречи с Владимиром Путиным комментировать отказался. А ведь обычная практика подобного рода международных встреч как раз и заключается в том, что каждая из сторон стремится к тому, чтобы ее позиция выглядела выигрышной в глазах окружающего мира именно на фоне проигрышности позиции оппонента.

В принципе Москва и Вашингтон могли бы до бесконечности продолжать играть в увлекательную игру в «разрядку международной напряженности» и «взаимное сокращение ядерной угрозы». Тем более что за те сорок лет, которые руководство двух стран посвятили ракетно-ядерным перепасовкам, правила этой игры сторонам знакомы во всех мелочах. Если исходить исключительно из них, то Вашингтон сейчас должен преподносить как символ своего безусловного миролюбия начатую в США ликвидацию полусотни межконтинентальных баллистических ракет Peacekeeper, каждая из которых несет 10 нацеленных на Россию ядерных боеголовок, - напирая на то, что эти сокращения Америка никак не увязывает с ответными шагами русских. Москва же в свою очередь может громогласно декларировать свою безусловную приверженность всем имеющимся разоруженческим соглашениям - от Договора по ПРО 1972 года до соглашения СНВ-2 и ДВЗЯИ (Договор о всеобщем запрещении ядерных испытаний). Плюс к этому в очередной раз предложить снизить общие уровни стратегических ядерных вооружений «ниже нижнего предела» - до 1500 боеголовок у каждой из сторон. Несомненно переигрывая тем самым американцев, которые эти договоры сейчас активно хоронят и не горят желанием настолько радикально сокращать свои ядерные арсеналы. Причем с формальной точки зрения все это было бы чистейшей правдой! Хотя, по сути, беззастенчиво врали бы обе стороны. Поскольку американцы ликвидируют свои ракеты в рамках начатой реформы стратегических сил, исходя в первую очередь из неэффективности и затратности этого вида вооружения. А Россия опережающими темпами сокращает свои ракеты из-за элементарной нехватки денег на строительство новых.

Но стороны не используют привычные методы пропаганды и контрпропаганды. Возможно, они пытаются выстроить новый тип отношений. По словам наших источников, «в ходе встречи президентов речь должна идти не столько о привычных технических подробностях грядущих сокращений ядерных сил сторон, сколько о неких новых политических подходах к самому существованию нацеленных друг на друга американских и русских ракет». И хотя на первый взгляд это невозможно в принципе, некоторые из последних проговорок Кремля и Белого Дома подтверждают, что подобного рода попытки по крайней мере предпринимаются. (Юрий Голотюк. Честное российско-американское. Время Новостей. 9 ноября 2001)

Внесены изменения в перечень товаров двойного назначения

Государственный таможенный комитет (ГТК) России внес изменения в перечень товаров, которые могут быть использованы при создании химического и ракетного оружия и в отношении которых установлен экспортный контроль.

Приказ таможенного комитета N 1032 издан во исполнение указа президента РФ от 28 августа 2001 года, утвердившего «список химикатов, оборудования и технологий, которые могут быть использованы при создании химического оружия и в отношении которых установлен экспортный контроль», сообщили 6 ноября в ГТК.

Перечень химикатов, оборудования и технологий представлен правительством РФ и «разработан в целях защиты национальных интересов, обеспечения выполнения международных обязательств России, вытекающих из Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении, а также в соответствии со статьей 6 Федерального закона Об экспортном контроле» отметили в ГТК.

Действие указа президента не распространяется на передачу общедоступной информации или фундаментальных научных исследований, опубликованных в открытой печати.

Приказ ГТК N 1033 подготовлен в соответствии с указом президента от 8 августа 2001 года, которым был утвержден список оборудования, материалов и технологий, которые могут быть использованы при создании ракетного оружия и в отношении которых установлен экспортный контроль. Этот список также представлен правительством РФ и «разработан в целях защиты национальных интересов и обеспечения выполнения международных обязательств России по нераспространению ракетных средств доставки оружия массового поражения и в соответствии со статьей 6 федерального закона Об экспортном контроле», сообщили в ГТК. (Государственный таможенный комитет России внес изменения в перечень товаров, которые могут быть использованы при создании химического и ракетного оружия. ГТК России. 6 ноября 2001)

В ближайшее время произойдет обновление российского подводного флота

В рамках государственного оборонного заказа на 2002 год планируется «обновление парка российских атомных подводных лодок». Об этом сообщил 6 ноября в беседе с журналистами заместитель председателя правительства РФ, министр промышленности, науки и технологий РФ Илья Клебанов. При этом он подчеркнул, что обновление российского подводного флота произойдет за счет лодок четвертого поколения.

Вице-премьер также сообщил, что новая российская АПЛ Гепард находится на стапелях АО Севмашзаводы. По его словам, эта подлодка пройдет оставшиеся ходовые испытания в ближайшее время. Не исключено также, что в ближайшее время Гепард поступит на вооружение ВМФ России. (Алексей Рубцов. В 2002 году планируется обновление российского подводного флота, сообщил Илья Клебанов. ИТАР-ТАСС. 6 ноября 2001)

Россия, Украина и Казахстан развивают сотрудничество в ядерной отрасли

Закрытое акционерное общество Совместное украинско-казахстанско-российское предприятие по производству ядерного топлива, переговоры о создании которого длились несколько лет, приступило к работе. Об этом сообщил хорошо информированный источник. Устав ЗАО 31 октября зарегистрировала Подольская районная государственная администрация Киева.

Учредителями компании в равных частях стали Фонд государственного имущества Украины, Казахстанская национальная атомная компания Казатомпром и российское ОАО ТВЭЛ. Новое предприятие будет производить конкурентоспособное ядерное топливо для реакторных установок типа ВВЭР-1000 АЭС Украины. В настоящее время Украина за счет Фонда создания ядерно-топливного цикла организовывает производство циркониевой заготовки, проката, комплектующих.

Казахстанско-украинская межправительственная комиссия по вопросам экономического сотрудничества на своем заседании 24-25 сентября в Астане поручила министерствам энергетики и минеральных ресурсов Казахстана, топлива и энергетики Украины совместно с российской стороной обеспечить до конца 2001 года подписание трехстороннего межправительственного соглашения о содействии в работе ЗАО. (Виталий Матарыкин. Украинско-казахстанско-российское предприятие по производству ядерного топлива приступило к работе. ИТАР-ТАСС. 8 ноября 2001)

Российская ракета-носитель выведет на орбиту японский спутник

Российская ракета-носитель Рокот, созданная Центром Хруничева на базе межконтинентальной баллистической ракеты СС-19, выведет на орбиту японский спутник Сервис-1. Запуск планируется осуществить в 2003 году с российского космодрома Плесецк, сообщили 8 ноября в Центре Хруничева.

Сервис-1 будет запущен в соответствии с соглашением, достигнутым между российско-германской компанией Eurokot Launch Services Provider и японским институтом непилотируемых космических летательных аппаратов (ЮСЕФ). Контракт Еврокот с ЮСЕФ - первый на азиатском космическом рынке, подчеркнул представитель Центра Хруничева.

Японский спутник будет выведен на солнечно-синхронную орбиту высотой около 1000 км. Рокот, оснащенный новым разгонным блоком Бриз-КМ, способен обеспечить высокую точность доставки полезной нагрузки на целевые орбиты. Он позволяет также осуществлять запуск одновременно нескольких малых космических аппаратов.

По словам представителя Центра Хруничева, в настоящее время СП Еврокот готовит запуск двух спутников Грэйс по заказу немецкого авиационно-космического агентства. Эти аппараты планируется вывести на орбиту весной 2002 года. В том же году Еврокот осуществит запуск двух спутников связи Иридиум для компании Motorola. (Александр Ковалев. Российская ракета-носитель Рокот выведет на орбиту японский спутник Сервис-1 в 2003 году. ИТАР-ТАСС. 8 ноября 2001)

ДОКУМЕНТ

Выдержки из интервью Президента Российской Федерации Владимира Путина американской телекомпании АВС

В преддверии визита в США президент России Владимир Путин дал интервью американской телекомпании ABC, в котором осветил основные аспекты взаимоотношении России и США. Ниже приводятся выдержки из этого интервью.

ВОПРОС: Господин Президент, Вы были у себя в офисе и видели по телевидению нападение на Всемирный торговый центр. Что Вы думали в это время, что Вы делали?

ОТВЕТ: Я работал в это время, это был обычный рабочий день. Ну, а чувства, конечно, были самые разные. Прежде всего, как это ни покажется странным, возникло сразу же какое-то чувство вины за эту трагедию. Вы знаете, что мы много и в разных местах говорили об угрозе международного терроризма. Мы говорили и о возможных угрозах в отношении Соединенных Штатов, некоторых других стран. Но все-таки мы не смогли сказать, кто конкретно и где может нанести удар. Поэтому первым чувством было чувство досады и, повторяю, даже в определенной степени чувство вины.

Но, кроме этого, должен Вам сказать, я прекрасно понимал то, что тогда испытывал американский народ и американское руководство.

ВОПРОС: Вы чувствовали вину, потому что Вы недостаточно предупредили нас? Я знаю, ведь когда Вы встречались с Президентом Клинтоном, Вы предупреждали его о проблеме бен Ладена, но Вы говорили, что Вас проигнорировали и это Вас удивило. Испытывали ли Вы чувство вины, потому что Вы должны были предупредить нас более настойчиво, чтобы мы могли быть готовыми?

ОТВЕТ: Я бы сейчас не хотел давать никаких оценок действиям моих коллег, в том числе и бывшему Президенту Соединенных Штатов. Он тоже действовал в достаточно сложных условиях. Но, конечно, мы рассчитывали еще в то время на более активное сотрудничество в борьбе с международным терроризмом. Не знаю, можно ли было предотвратить эти удары по Соединенным Штатам со стороны террористов. Было жаль, что нам, нашим специальным службам не удалось добыть своевременно информацию об этих готовящихся ударах и предупредить американский народ, американское политическое руководство о той трагедии, с которой они столкнулись.

ВОПРОС: Президент Буш заявил, что Вы были первым главой государства, который ему позвонил после атаки 11 сентября. Что Вы ему сказали по телефону?

ОТВЕТ: Во-первых, я выразил солидарность с американским народом.

Вы знаете, я ведь только что говорил о том, что Россия сама испытала удары террористов, особенно после взрыва жилых домов в Москве. И я достаточно точно, может быть, лучше, чем кто-либо другой, представлял, что сейчас чувствуют американские граждане и американский Президент. Я знал, что это очень важно, и действовал не только под влиянием эмоций, но и, должен вам честно сказать, я еще действовал и исходя из прагматических соображений. Я прекрасно понимал тогда, и сейчас считаю, что объединение усилий международного сообщества в борьбе с террором крайне важно, чтобы американцы чувствовали, что они в этот тяжелый для них момент не одни.

ВОПРОС: После событий 11 сентября, Вы, кажется, сделали стратегический и исторический выбор по сближению России с Соединенными Штатами. Это могло быть риском для Вас здесь, в России, в результате сближения. Почему Вы пошли на такой шаг?

ОТВЕТ: Вы знаете, я сейчас скажу Вам вещи, которые, может быть, прозвучат неожиданно.

Этот выбор Россия сделала для себя достаточно давно. Но, к сожалению, его не все замечали. А после 11 сентября это стало невозможно не заметить. И, думаю, что трагические события 11 сентября просто всем нам открыли глаза на это обстоятельство. Они подчеркнули еще раз, что, если мы хотим быть эффективными, то мы должны быть вместе.

ВОПРОС: Холодная война закончилась?

ОТВЕТ: Я думаю, что она давно закончилась. Не может быть никаких сомнений.

ВОПРОС: Я хотела бы задать Вам вопрос о Ваших взаимоотношениях с Президентом Бушем. Когда Президент Буш первый раз встретил Вас, он сказал, что он посмотрел Вам в глаза, и он увидел в Ваших глазах Вашу душу. Некоторые люди стали улыбаться, когда они услышали это. Действительно, он увидел Вашу душу? И что он увидел в Вашей душе?

ОТВЕТ: Мне трудно сказать, что он увидел в моей душе, но к вопросу о тех, кто улыбался в ответ на его слова или, услышав его высказывание, я, вы знаете, что по этому вопросу думаю? Думаю, что не случайно не они, а именно он стал Президентом Соединенных Штатов. Значит, он видит лучше, чем они, глубже и понимает проблемы более точно.

Поэтому в том, что сегодня так успешно складывается международная коалиция в борьбе с террором - большой его вклад. Вы знаете, тот немногий опыт, который у меня есть в общении с Президентом Бушем, убеждает в том, что он солидный партнер. Мы можем спорить по каким-то проблемам, не соглашаться в чем-то друг с другом. Но я уже заметил, я уже обратил внимание на то, что, если он в чем-то соглашается и говорит «да», - он всегда дожимает вопрос, как говорят у нас в России; он всегда отслеживает до конца проведение в жизнь тех договоренностей, которые с ним достигнуты.

ВОПРОС: Если он обещает что-то сделать, он это делает, так?

ОТВЕТ: Да, абсолютно точно.

ВОПРОС:Я слышала, что Вы тоже выполняете Ваши обещания.

ОТВЕТ: Я стараюсь.

ВОПРОС: У Вас такая репутация.

Сейчас создается впечатление, что можно договориться о сокращении ядерных вооружений, когда Вы встретитесь с Президентом Бушем, но у вас есть пока еще несогласие по Договору ПРО. Президент Буш хотел бы его устранить и создать свою систему противовоздушной обороны.

Как Вы думаете, вот эти две разносторонние позиции могут быть примирены? В чем компромисс можно найти?

ОТВЕТ: Сейчас мне трудно об этом сказать определенно, потому что компромисс может быть найден только в результате напряженных переговоров. Что же касается проблемы наступательных и оборонительных систем вооружений, думаю, что здесь мы можем достаточно быстро выйти на определенные взаимоприемлемые договоренности. Во всяком случае, наша позиция здесь достаточно гибкая; мы исходим из того, что Договор 1972 года о противоракетной обороне является важным, действенным и полезным, но у нас есть общая переговорная платформа, используя которую мы можем достичь и договоренности. Я, во всяком случае, на это надеюсь.

ВОПРОС: Вы можете сделать нам какой-нибудь намек?

ОТВЕТ: Вы знаете, во-первых, в Договоре 1972 года уже есть определенные возможности для создания оборонительных систем. Там есть и другие положения, руководствуясь которыми мы можем найти общие подходы. Во всяком случае, специалисты уверены в том, что, руководствуясь этими подходами, мы вполне можем сформулировать условия в рамках действующего Договора и, не нарушая его суть.

ВОПРОС: То есть можно найти какое-то решение, чтобы Президент мог бы все-таки создать свою систему обороны?

ОТВЕТ: Позиция Президента тоже развивается, его мнение не является застывшим. Должен честно сказать, при решении этого вопроса мы будем исходить из философии строительства международной безопасности так, как мы ее себе представляем.

ВОПРОС: Господин Президент, Вы оказываете большую поддержку Соединенным Штатам в нашей борьбе против терроризма. Но некоторые советники здесь, в России, спрашивают, что Ваша должна получить за это? Может быть, сближение в отношениях с НАТО, а, может быть, помочь России в погашении ее долга, а, может быть, ее вступление во Всемирную торговую организацию. Вы надеетесь, хотели бы Вы получить что-нибудь в обмен на Вашу поддержку?

ОТВЕТ: Я не знаю, кто так говорит. Не помню, по-моему, Черчилль сказал очень хорошие слова: политики думают о следующих выборах, а государственные деятели думают о будущих поколениях. Мне кажется, эти слова очень подходят к данной ситуации. У нас общий враг - международный терроризм.

Та работа, которую мы ведем вместе, - в наших общих интересах. Но также в наших общих интересах - интегрировать Россию в современные международные сообщества во всех смыслах этого слова - и в оборонные системы, и в политические системы.

И в этом смысле, если говорить о сближении России с Западом, с Соединенными Штатами, то в этом заинтересована не только Россия, но и само западное сообщество, и это не может ни в коем случае рассматриваться как какая-то плата России за ту позицию, которую мы сегодня занимаем. Россия не торгуется, она предлагает сотрудничество.

ВОПРОС: Давайте теперь перейдем к Афганистану. Насколько эффективной, с Вашей точки зрения, является военная кампания США в Афганистане?

ОТВЕТ: Я думаю, что Соединенные Штаты в известной степени проигрывают сейчас войну не в военной сфере, а в информационной. Как это ни покажется странным, мне кажется, что террористы обыгрывают нас всех на информационном поле. Они действуют более наступательно, более агрессивно и более образно излагают свою позицию. Они действуют более эмоционально.

Что касается военной составляющей, то, по нашим оценкам, все развивается так, как и должно было бы развиваться. И здесь я согласен с руководством Соединенных Штатов, потребуется еще немало времени, усилий, может быть, и жертв, для того чтобы навести на территории Афганистана соответствующий порядок.

ВОПРОС: Когда Вы говорите «информационный», Вы говорите о том, что мы называем PR, то есть когда нужно донести посыл до тех, кому он адресован?

ОТВЕТ: Конечно. Вот смотрите, что происходит. Если, скажем, мы сталкиваемся, к сожалению, с потерями среди мирного населения, это постоянно муссируется, преподносится, преувеличивается. И цель противника заключается только в одном: раскачать внутреннее единство международной коалиции.

ВОПРОС: И сейчас мы проигрываем эту кампанию, эту информационную битву?

ОТВЕТ: Я думаю, что мы ее не выигрываем.

ВОПРОС: А существуют ли такие условия, при которых Россия была бы готова направить наземные войска в Афганистан?

ОТВЕТ: Для нас это неприемлемое решение, очень сложное, и скажу почему.

Для нас направить войска в Афганистан - это все равно, что для вас, для Америки - вернуть войска во Вьетнам.

Но должен Вам сказать и о другом. Должен Вам сказать, что уже сейчас российская армия помогает Соединенным Штатам, и не виртуально, а фактически. Во-первых, помогает развединформацией, причем самого хорошего и самого высшего качества, с учетом знания реалий в Афганистане.

Мы готовы оказать содействие Соединенным Штатам в спасении людей, граждан Соединенных Штатов, военнослужащих Соединенных Штатов, в том числе на территории Афганистана.

Но есть еще одно обстоятельство, о котором я Вам обязан сказать. Я показал Президенту Бушу некоторые документы оперативного характера, где прямо говорится о планах международных террористов переехать из Чечни сегодня, сейчас, в Афганистан, и они прямо говорят, - прямая речь: «Чтобы убивать американцев». И американский народ должен знать об этом. Это не выдумки какие-то и не пропаганда - это реалии сегодняшнего дня.

ВОПРОС: Что касается Ирана. Россия делится своей ядерной технологией с Ираном якобы для гражданских целей. Но ЦРУ говорит, что Иран может создать ядерное оружие.

ОТВЕТ: Это - легенда, это абсолютно не соответствует действительности. У нас есть проекты в области атомной энергетики. Такие же проекты есть у Соединенных Штатов, скажем, в отношениях с Северной Кореей. Это ничего общего не имеет с созданием ядерного оружия. Мы категорически против передачи каких-либо технологий Ирану, которые могли бы способствовать созданию ядерных вооружений.

ВОПРОС: Господин Президент, у нас есть сообщение о том, что ядерные материалы были украдены из России или даже продавались, и многие перебежчики свидетельствовали перед американским Конгрессом, что имеется переносимое ядерное оружие, так называемые «ядерные чемоданчики», которые вывезли из России. Вы считаете, что это действительно так?

ОТВЕТ: Нет, я думаю, что это не соответствует действительности. Это легенда. Можно предположить, что кто-то пытался продать какие-то ядерные секреты, но подтверждения таких случаев, документального подтверждения у нас нет. Больше того, и мы уже с Вами говорили об этом в контексте проблем нераспространения ядерного оружия, я думаю, что это одна из самых серьезных угроз современности.

ВОПРОС: Это один из важнейших вопросов, которые Вы будете обсуждать по приезде в Америку?

ОТВЕТ: Мы конечно, продолжим дискуссию. Это важнейший вопрос современности.

[…]

ОТВЕТ: This is difficult to me. I hope that the visit to the United States will be helpful to all American people, to us, to Russia, to both countries. (Это для меня трудно. Я надеюсь, что визит в Соединенные Штаты будет полезным для всего американского народа, для нас, для России, для обеих стран).

БАРБАРА УОЛТЕРС: Очень хороший английский язык. Спасибо, господин Президент за то, что Вы нашли время для интервью. (Выдержки из интервью Президента Российской Федерации В.В.Путина американской телекомпании ABC (программа 20/20, ведущая Барбара Уолтерс). Пресс-служба Президента РФ. 7 ноября 2001).

Полный текст

loading