Популярные статьи

Ситуация вокруг соглашения об иранской ядерной программе остается напряженной.  В интервью «Ядерному Контролю» член Экспертного совета ПИР-Центра, советник главы Организации по атомной энергии Ирана посол Али Асгар Солтание обрисовал свое видение международного режима нераспространения и места в нем...

3 сентября 2017 г. КНДР провела свое шестое ядерное испытание. О том, с какой целью могут проводиться ядерные испытания, в интервью «Ядерному Контролю» рассказал член Совета ПИР-Центра, начальник 12 Главного управления министерства обороны России (1992–1997 гг.) генерал-полковник Евгений Маслин.

– З...

Ноль. Согласно Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) этой цифре должно равняться количество ракет наземного базирования с дальностью от 500 до 5500 км. Будучи подписанным СССР и США в 1987 году, договор стал многосторонним из-за распада Советского Союза, и в него входят так...

Все Статьи

Опрос




 
Вам нравится статья?
 

Авторы

  • Должность : Председатель Совета ПИР-Центра
  • Место работы : ПИР-Центр
  • Должность : Консультант
  • Место работы : ПИР-Центр
  • Должность : Консультант
  • Место работы : ПИР-Центр
  • Место работы : Преподаватель, кафедра общей физики, Московский физико-технический институт
  • Место работы : Независимый эксперт
  • Место работы : Приглашенный преподаватель магистратуры «Нераспространение ОМУ» в МГИМО МИД РФ
Все эксперты

Рекомендации ПИР-Центра по укреплению международного режима ядерного нераспространения в 2016–2020 гг.

Обзорная конференция ДНЯО 2015 г., завершившаяся без принятия Заклю- чительного документа, ярко продемонстрировала основные вызовы, стоящие перед режимом ядерного нераспространения. В целом, их можно подразделить на четыре основные категории:

Во‑первых, сохраняющиеся сложности с выполнением и универсализацией договора. Существование неофициальных ядерных государств стало нормой международной политики, а призывы к универсализации договора все больше воспринимаются как ритуал. Это ведет к де-факто признанию ядерного статуса государств вне ДНЯО и может стимулировать неядерные государства к созданию ядерного оружия.

Во‑вторых, нарушение стратегической стабильности, вызванное действиями ряда государств, направленными на установление или сохранение своего преимущества в стратегических сферах. Данные вызовы не только представляют угрозу национальной безопасности ядерных государств, но и тем самым делают невозможным переговоры о дальнейшем ядерном разоружении, что ведет к усилению противоречий внутри ДНЯО.

В‑третьих, снижение эффективности механизмов многосторонней дипломатии и принятия решений с учетом интересов всех сторон, вызванное неготовностью отдельных стран договариваться в рамках процедур, основанных на консенсусе. Отказ от поисков компромисса привел к многолетнему блокированию работы Конференции по разоружению, а в недавнем прошлом и к отсутствию Заключительного документа ОК ДНЯО 2015 г. В результате важные многосторонние инициативы остаются нереализованными.

В‑четвертых, отсутствие прогресса по созданию ЗСОМУ на Ближнем Востоке, обусловленное сохраняющимися региональными противоречиями. В связи с увязкой вопроса зоны и бессрочного продления ДНЯО в 1995 г. ближневосточный вопрос приобрел значение, выходящее за границы региона, и оказывает значительное влияние на ход обзорного процесса ДНЯО. В рамках обзорного цикла ДНЯО 2016–2020 гг. международному сообществу предстоит выработать ответы на обозначенные вызовы.

Полный текст


Выходные данные cтатьи:

Индекс Безопасности, №1 (116), Весна-лето 2016 г.

Обсуждение

 
 
loading