Вышел новый номер научной записки Индекс Безопасности с докладом «Российское ядерное правопреемство: 30 лет спустя»7

24 июля 2021

МОСКВА. 10 ИЮНЯ 2022. ПИР-ПРЕСС. Вышел новый номер научной записки Индекс Безопасности с докладом Владимира Орлова, Павла Палажченко, Юрия Назаркина, Роуз Гёттемюллер, Алексея Обухова, Тогжан Касеновой, Марьяны Буджерин и Полины Синовец «Российское ядерное правопреемство: 30 лет спустя».

Период с декабря 1991 года по июль 1992 года с точки зрения оформления правопреемства ядерного оружия, находившегося на территории СССР к моменту его распада, был переходным. 6 июля 1992 года девять государств СНГ – Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан и Украина – подтвердили, что поддерживают участие России в ДНЯО в качестве государства-обладателя ядерного оружия и заявили, что готовы присоединиться к ДНЯО в качестве неядерных государств. Таким образом, к этому моменту вопрос был юридически закрыт. Завершено решение вопроса правопреемства, и Российская Федерация стала полноправным правопреемником СССР в части владения ядерным оружием. Именно за эти полгода, или чуть больше, оформилось, как юридически, так и практически, ядерное правопреемство Российской Федерации. Процесс этот был сопряжён с рядом трудностей, поскольку советский ядерный арсенал был распределён практически по всем теперь уже бывшим союзным республикам, некоторые из которых видели в этом возможность значительно поднять свой статус в мировом сообществе. В данной научной записке содержатся итоги семинара ПИР-Центра «30 лет российского ядерного правопреемства», собравшего вместе ведущих исследователей и практиков.

Главное:

  • Распад СССР стал уникальным событием в истории ядерного нераспространения. Ядерное правопреемство Российской Федерации не являлось единственно возможным и безальтернативным исходом.
  • Страны Запада были действительно заинтересованы в сохранении единого контроля над советским ядерным оружием, опасаясь его «расползания» по другим странам.
  • Для решения ситуации с тактическим ядерным оружием хватило решений, принятых в 1991 г. в Алма-Ате. Окончательно урегулировать ситуацию со стратегическими вооружениями удалось лишь в Лиссабоне в 1994 г.
  • Возможное появление новых ядерных держав было несовместимо с Договором о нераспространении ядерного оружия, предусматривавшим существование только пяти таких государств. ДНЯО в принципе сыграл большую роль в установлении рамок процесса правопреемства.
  • Во время раздела ядерного арсенала СССР политические элиты бывших союзных республик подчёркивали своё право на советское наследие. Кроме того, они стремились обеспечить равенство с Россией в рамках обсуждения условий присоединения к ДСНВ-1.
  • Выбор Белоруссии, Казахстана и Украины в пользу безъядерности был сделан во многом под влиянием внешних факторов. Внутренняя динамика обусловливала лишь особенности течения процесса разоружения в конкретных странах, но едва ли могла поставить его под сомнение.