PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

27.11.2020

Международная безопасность – не фокус мироздания, а отражение глубинных процессов, которые сегодня характеризуются все большей хаотизацией и сокращающимся горизонтом планирования. Разрушается доверительность, закрытость и конфиденциальность дипломатии. Обеспечение безопасности сегодня требует не только технических, но и политических решений. В этих условиях задача внешней политики России – поиск баланса между развитием и безопасностью на фоне приближения новой волны глобализации. Для поддержания статуса великой державы России необходимо сохранять востребованность другими игроками, играть роль дополнения к ситуации неустойчивого равновесия.

25.11.2020


«В этот переходный период особое значение приобретает дальнейшее укрепление диалога с внешними партнёрами, в частности «БРИКС-плюс». Отсутствие в настоящее время в составе «клуба» государств Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии ограничивает потенциал формирования партнёрской сети БРИКС. При в целом мощном наполнении «клуба», в нем до сих пор не участвует ни одно из государств исламского мира, что создает определенный дисбаланс, даже при том, что мусульманское население составляет весомую долю в двух из пяти государствах, входящих в БРИКС (в Индии и в России)», ‒ доклад ПИР-Центра о перспективах расширения БРИКС с точки зрения международной безопасности и интересов России.

24.11.2020

16 ноября США провели успешное испытание противоракеты SM-3 Block IIA по мишени, имитирующей межконтинентальную баллистическую ракету. Редакция решила поговорить с экспертом о последствиях такого испытания на стратегическую стабильность. В интервью координатору Информационной Программы ПИР-Центра Никите Дегтярёву научный сотрудник Института США и Канады РАН Олег Криволапов рассказал о последствиях испытания SM-3 Block IIA на стратегическую стабильность, об угрозе российским стратегическим системам и о будущем американской системы ПРО.

Ядерное управление Российской Федерации

Согласно статье 87 Конституции Российской Федерации «Президент Российской Федерации является Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Российской Федерации».


В соответствии со статьей 22 Военной доктрины Российской Федерации от 5 февраля 2010 г. «решение о применении ядерного оружия принимается Президентом Российской Федерации».


По опубликованным сведениям, российская система боевого управления «Казбек» СЯС России, принятая на вооружения в начале 1980-х годов, позволяет главе государства, где бы он не находился, получить информацию о ракетном нападении и отдать приказ о ядерном ударе, с помощью так называемого «ядерного чемоданчика» (радиоэлектронного терминала, именуемого «Чегет»). С него закодированный персональным президентским шифром сигнал поступает на центральный командный пункт Генштаба ВС РФ и дальше передается на пункты управления РВСН, ВМФ и ВВС, вплоть до каждой пусковой установки РВСН, подводного ракетоносца ВМФ и тяжелого бомбардировщика ВВС.


Помимо президентского «ядерного чемоданчика» существуют еще два подобных устройства, которые закреплены за министром обороны и начальником ВС РФ.


Предполагается, что существует иерархия в активации «ядерных чемоданчиков» национального руководства (президент, министр обороны, начальник Генерального штаба ВС РФ).

putin.png

Подробная схема принятия решения о нанесении ядерного удара в формате pdf

loading